Мудрый Юрист

Некоторые проблемы правового регулирования поощрительных институтов уголовно-исполнительного права

Бабаян С.Л., заместитель начальника лаборатории ФБУ НИИ ФСИН России, кандидат юридических наук.

В соответствии с проектом Концепции развития уголовно-исполнительной системы в Российской Федерации до 2020 г. предусматривается замена существующей системы исправительных учреждений на два основных типа учреждений - тюрьмы и колонии-поселения, при сохранении для выполнения специальных задач лечебно-исправительных и лечебно-профилактических учреждений и следственных изоляторов. Также планируется преобразование колоний для несовершеннолетних осужденных в воспитательные дома. В этих условиях перед исправительными учреждениями (ИУ) ФСИН России актуализируется задача повышения эффективности исправительного воздействия, в том числе путем применения поощрительных институтов к осужденным.

Анализ правовой природы поощрительных институтов уголовно-исполнительного законодательства представляется важным для оптимизации правотворческой деятельности и правоприменительной практики, позитивно влияет на различные аспекты исправительного воздействия на осужденных и повышает эффективность исполнения наказаний. Некоторые проблемы правовой природы данных институтов остаются дискуссионными в теории уголовно-исполнительного права (УИП), что вызывает определенные трудности в практической деятельности учреждений и органов УИС.

В юридической науке часто высказывается мнение о том, что государство поддерживает общие условия жизнедеятельности социума в форме, имеющей принудительную силу. Однако очевидно, что общество не может опираться только на принуждение и наказание. Демократическое государство активно использует и такие рычаги воздействия на общественные отношения, как стимулирование, поощрение. Поощрение как стимул определяется конкретными экономическими и социокультурными условиями жизни общества. В научной литературе под правовым поощрением понимают "форму и меру юридического одобрения добровольного заслуженного поведения, в результате чего субъект вознаграждается, для него наступают благоприятные последствия" <1>.

<1> Малько А.В. Поощрение как правовое средство // Правоведение. 1996. N 3. С. 28.

На протяжении всей истории формирования пенитенциарной науки России институт правового поощрения отражал глубинные процессы, происходящие в практике исполнения наказаний, и соответствовал уровню его развития. Реформирование уголовно-исполнительной системы России, широкое использование принципа гуманизма в исполнении наказаний, повышение роли стимулирующих средств в исправлении осужденных создали объективные условия для дальнейшего развития в уголовно-исполнительном праве поощрительных институтов.

В современных условиях поощрительные институты представляют собой сложное правовое явление, вследствие этого их юридическая природа не может быть определена однозначно. Уголовно-исполнительное законодательство предусматривает широкий спектр поощрительных норм и институтов, которые разнообразны по своим целям и функциям. В связи с этим они имеют различную правовую природу, но объединяет их направленность на стимулирование социально-полезного поведения и установление поощрения - предоставление какого-либо блага или облегчение участи осужденного. Таким образом, поощрительные институты как стимулы УИП ориентируют осужденного на достижение выгодных для него последствий, приносящих реализацию его законного интереса. При этом цель поощрительного института состоит в том, чтобы сформировать у осужденного мотивацию сознательного правопослушного поведения.

Закон определяет разные основания, при которых должны применяться поощрительные институты уголовно-исполнительного права. Среди них большое значение приобретают материальные основания, связанные с оценкой поведения осужденных в период отбывания наказания. Кроме того, некоторые поощрительные институты имеют формальные основания, которые предусматривают необходимость отбытия определенного срока наказания. Например, межотраслевой поощрительный институт в виде замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания применяется судом с учетом поведения осужденного в период отбывания наказания (материальное основание) и при условии отбытия им установленной законом части срока наказания (формальное основание). Правовая природа данного института имеет позитивно стимулирующий характер и связана с облегчением участи осужденного. Однако материальное основание применения данного поощрительного института носит оценочный, неконкретизированный характер. Закон не определяет критерии оценки поведения осужденного, что расширяет сферу субъективного мнения по этому поводу.

В связи с этим представляется интересной точка зрения профессора А.Ф. Сизого, который считает, что следует урегулировать в специальной статье УИК РФ юридические понятия состава правомерного поведения, его составные элементы (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона), как это закреплено применительно к понятию состава преступления в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве <2>. При этом объективная сторона квалифицируемого состава правомерного поведения субъектов уголовно-исполнительных правоотношений включает в себя в первую очередь юридические основания применения поощрительных норм и различные способы позитивной деятельности, с помощью которых осужденными достигаются социально-полезные результаты. Очевидно, что рассмотрение состава правомерного поведения осужденных позволит определить содержание поощрительного правоотношения и возможные ошибки в процессе правоприменительной деятельности персонала ИУ.

<2> Сизый А.Ф. Поощрительные нормы уголовно-исполнительного права (проблемы теории и практики): Монография. Рязань: РВШ МВД РФ, 1994. С. 130.

Одним из основных признаков поощрительного института является наличие в нем поощрения или предоставление какого-либо дополнительного блага за правопослушное поведение. При этом важно отличать понятия "мера поощрения" и "поощрение, предусмотренное поощрительным институтом". К мерам поощрения, применяемым к осужденным к лишению свободы, относятся поощрения, предусмотренные ч. 1, 2 ст. 113 и ст. 134 УИК РФ. Перечень данных мер является исчерпывающим и не подлежит никакому дополнению. Однако представляется не вполне логичным, что в ст. 113 УИК РФ "Меры поощрения, применяемые к осужденным к лишению свободы" включена ч. 5, в которой отмечено, что в отношении положительно характеризующихся осужденных может быть возбуждено ходатайство о помиловании.

Помилование является актом Президента Российской Федерации, по которому лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности или от назначенного судом наказания. Профессор Ю.М. Ткачевский по этому поводу отмечает: "Применение помилования основывается на проявлении Президентом Российской Федерации милосердия и может не зависеть от поведения осужденного в процессе исполнения наказания. Так как помилование не ограничено какими-либо формальными требованиями уголовного закона и полностью зависит от воли Президента, то оно фактически к уголовному праву не относится. Не имеет оно отношения и к уголовно-исполнительному праву" <3>. Соглашаясь с этой точкой зрения, полагаем, что помилование не относится к мерам поощрения, а является актом милосердия со стороны государства (аналогично и амнистия).

<3> Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М., 1997. С. 117 - 118.

По мнению С.И. Курганова, помилование - институт государственного прощения, а не поощрения <4>. Представляется, что данный институт также не относится к поощрительным институтам уголовно-исполнительного законодательства, тем более что в настоящее время ходатайство о помиловании возбуждается не администрацией ИУ. С таким ходатайством в соответствии со ст. 176 УИК РФ обращается сам осужденный. В связи с этим, на наш взгляд, целесообразно исключить ч. 5 из ст. 113 УИК РФ.

<4> Курганов С.И. О природе поощрительных норм уголовно-исполнительного права // УИС: право, экономика, управление. 2005. N 5.

К мерам поощрения также не относятся поощрительные институты в виде изменения условий содержания в лучшую сторону в пределах ИК или путем перевода в колонию иного вида режима (ч. 3 ст. 113 УИК РФ). По мнению профессора В.С. Епанешникова, регламентацию мер, направленных на изменение условий содержания, необходимо излагать вне статей, регулирующих меры поощрения и взыскания, что позволит различать основания применения дисциплинарных мер воздействия и изменения условий содержания <5>. Возможно, что в связи с этим законодатель Федеральным законом N 46-ФЗ от 9 мая 2005 г. исключил аналогичную отсылочную норму о применении мер в отношении злостных нарушителей режима, содержащуюся в ч. 4 ст. 115 УИК РФ.

<5> Епанешников В.С. Дисциплинарные меры воздействия на осужденных к лишению свободы как институт исправительно-трудового права: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1993. С. 43.

Очевидно, что поощрительные институты изменения вида и условий отбывания наказания осужденных в лучшую сторону находятся в определенном взаимодействии с мерами поощрения в собственном смысле слова, так как изменение условий содержания предполагает последовательное применение мер поощрения, не изменяющих правового положения осужденных. Нормы, закрепляющие применение мер поощрения, также связаны с нормами изменения условий содержания по сущности и целевому назначению институтов, так как они корректируют поведение осужденных. При этом необходимо учитывать, что улучшение правового положения осужденных, происходящее в результате изменения вида и условий отбывания наказания, отличается от мер поощрения:

Таким образом, изменение вида ИУ и условий отбывания наказания в сторону улучшения следует отнести к самостоятельным поощрительным институтам уголовно-исполнительного права, но тесно связанным с применением мер поощрения. Поэтому представляется целесообразным также исключить ч. 3 ст. 113 УИК РФ, содержащую отсылочную норму о применении мер в отношении положительно характеризующихся осужденных, для того, чтобы поощрительные институты были отделены от мер поощрения.