Мудрый Юрист

Участие законного представителя подозреваемого, обвиняемого в производстве обыска в жилище *

<*> Ukhareva E.A. Participation of legal representative of the suspected search accused of manufacture in dwelling.

Ухарева Екатерина Александровна, преподаватель кафедры правовых дисциплин Брянского филиала Орловской региональной академии государственной службы.

Статья посвящена исследованию законодательного закрепления и практики участия законного представителя в производстве обыска в жилище. Это следственное действие осуществляется на основании судебного решения, что порождает ряд дополнительных требований, предъявляемых к порядку фиксации его хода и результатов.

За законным представителем признано право не только присутствовать при обыске, но и использовать имеющиеся у него процессуальные возможности. В частности, он вправе обращать внимание следователя на незаконность тех либо иных его действий, делать письменные замечания в протоколе обыска, а также обращаться с жалобами к руководителю следственного органа или в суд.

Ключевые слова: законный представитель, подозреваемый, обвиняемый, несовершеннолетний, обыск, жилище, следователь, уголовное дело.

The article is devoted to research of legislative fastening and practice of participation of the legal representative in manufacture of a search in dwelling. This investigatory action is carried out on the basis of a judgement that generates a number of the additional requirements shown to the order of fixing of its course and results.

For the legal representative the right is recognized not only to be present at a search, but also to use remedial opportunities available it. In particular, it has the right to pay attention of the inspector to illegality of those or its other actions, to do written remarks in the record of search, and also to address with complaints to the head of the organ of inquiry or in court.

Key words: the legal representative suspected, accused, the minor, a search, dwelling, the investigator, criminal case.

Право любого лица на судебную защиту его основных прав и свобод закреплено на высшем законодательном уровне. В соответствии со ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. <1> каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенность его жилища и тайну корреспонденции. Статья 25 Конституции РФ закрепляет право на неприкосновенность жилища. В ней же указано, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 20. Ст. 2143.

Будучи включенным в общий механизм обеспечения прав и интересов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, его законный представитель играет важную роль в поддержании режима законности при производстве следственных действий по судебному решению. Особенно актуальными в данной связи представляются проблемы участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в таком следственном действии, как обыск в жилище.

Данное следственное действие представляет собой обследование жилища с целью обнаружения различных объектов с целью установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Поскольку обыск в жилище происходит в условиях внезапности для обыскиваемого лица, судебное решение об этом принимается без участия как несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, так и его защитника и законного представителя. Вместе с тем это не лишает следователя обязанности собрать конкретные доказательства, подтверждающие необходимость производства данного следственного действия, и отразить их в своем ходатайстве.

Поскольку у законного представителя имеется право заявлять ходатайства об участии в следственных действиях, в которых, кроме него, участвует сам доверитель, а также его защитник, на практике возникают ситуации, когда законный представитель заявляет либо "открытое" ходатайство об участии во всех следственных действиях, производимых в отношении его доверителя, либо ходатайство об участии в обыске, производимом в жилище, если таковой будет иметь место.

Следователь может привлечь для участия в обыске и законного представителя, который не является близким родственником несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (например, представителя органов опеки и попечительства). В этом случае законный представитель, не будучи близким родственником, может и не разгласить того факта, что в жилище несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого будет производиться обыск. Однако это не означает, что такой законный представитель непосредственно в ходе данного следственного действия будет способствовать собиранию доказательств стороной обвинения. Находясь в жилище, где производится обыск, работник органов опеки и попечительства обязан в полной мере осуществлять свои полномочия, входящие в содержание статуса законного представителя.

Для более полного сохранения в тайне сведений о предстоящем обыске следователь должен иметь право заранее не разглашать того, с какой целью работник органа опеки и попечительства вызван в орган предварительного расследования.

Представляется, что с целью более полного обеспечения прав и интересов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого можно было бы предусмотреть следующую процедуру. Лицо вызывается к следователю повесткой для участия в следственном действии. Одновременно вызываются защитник и законный представитель несовершеннолетнего, которым заранее не сообщается о цели вызова, т.е. о том, в производстве какого именно следственного действия они будут принимать участие. И уже находясь в служебном кабинете, все лица будут уведомлены о том, что предстоит производство обыска в жилище несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Следователь или дознаватель, понятые, лицо, в помещении которого производится обыск, иные лица, участвующие в производстве обыска, в том числе защитник и законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, после этого выдвигаются по адресу, где находится обыскиваемое жилище.

Если законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого является одновременно членом его семьи (например, отцом или матерью), то он может оказаться участником обыска и внезапно для себя. Если на момент начала обыска он будет находиться в жилище, то на него распространяется большинство правил из тех, которые закреплены в ст. 182 УПК РФ.

Так, до начала поисковых действий следователь в соответствии с ч. 4 указанной статьи предъявляет судебное решение о производстве обыска в жилище. Если в этот момент в жилище находится законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, то постановление должно быть предъявлено и ему, о чем в постановлении делается соответствующая запись.

Уже до начала поисковых действий законный представитель должен получить информацию о том, что является фактическим и юридическим основанием для производства данного следственного действия, а также соблюдена ли процедура получения судебного решения. Это позволит ему впоследствии обжаловать решение суда о производстве обыска в вышестоящий судебный орган, а также инициировать вопрос о признании сведений, которые были положены в его основу, недопустимыми доказательствами.

В ч. 5 ст. 182 УПК РФ закреплено правило, согласно которому до начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. По нашему мнению, в данном случае законодатель использовал не вполне точную формулировку, поскольку слова "до начала обыска" означают, что данное следственное действие якобы вообще еще не началось. Вместе с тем до предложения добровольной выдачи следователь уже предъявил постановление, разъяснил сущность данного следственного действия, а также разъяснил права и обязанности участвующим в нем лицам (ч. 5 ст. 164 УПК РФ).

Поэтому в данном случае более точным было бы указание на то, что предложение относительно добровольной выдачи следует не "до начала обыска", а до начала поисковых действий, составляющих основное содержание данного следственного действия.

В соответствии с ч. 6 ст. 182 УПК РФ при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть; при этом не допускается не вызываемое необходимостью повреждение имущества. Специфика реализации данного правила в нашем случае состоит в том, что владельцем помещений, как правило, выступает законный представитель подозреваемого, обвиняемого. Поэтому обязанность открывать их возложена именно на него. Представляется, что эта обязанность является универсальной для всех владельцев, и законный представитель также должен выполнять правомерное требование следователя. Другое дело, что в случаях, когда помещения были вскрыты принудительно, хотя законный представитель мог их открыть и добровольно, или когда произошло повреждение имущества, которое, по мнению законного представителя, не было вызвано необходимостью, данный участник вправе заносить сведения об этом в протокол, а также обращаться с жалобой к руководителю следственного органа. Для того чтобы избежать конфликтных ситуаций, видится целесообразным, чтобы следователь, обнаружив необходимость проникнуть в какое-либо помещение, при отказе лица его открыть, делал об этом письменную запись в протоколе и скреплял подписью этого лица, а при его отказе - подписями понятых.

Если состоялось повреждение имущества, не вызванное необходимостью, то лицо, являющееся владельцем этого имущества, в том числе и законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, вправе требовать возмещения вреда в силу ч. 3 ст. 133 УПК РФ. Поскольку сам факт такого повреждения не связан с разрешением вопроса о виновности или невиновности подозреваемого, обвиняемого, законный представитель вправе инициировать вопрос о возмещении вреда, не дожидаясь окончания всего производства по уголовному делу. Однако в конкретной ситуации суд может признать, что разрешение этого вопроса будет произведено на более позднем этапе уголовного судопроизводства, например при постановлении приговора.

Весьма важная норма содержится в ч. 7 ст. 182 УПК РФ, где закреплено, что в ходе обыска "следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц". Заметим, что данное правило распространяется не только на время, в течение которого производится обыск, но и на все последующее движение уголовного дела. Роль законного представителя в осуществлении этого правоположения нам видится в том, что в ходе обыска он вправе обращать внимание следователя на то, какие, по его мнению, сведения подпадают под признаки, закрепленные в указанной норме. Если следователь изымает предметы, документы, которые не имеют значения для уголовного дела, но при этом составляют личную или семейную тайну, законный представитель вправе отразить это в письменных замечаниях к протоколу.

При разглашении сведений, составляющих личную или семейную тайну, законный представитель наряду с самим несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым вправе требовать возмещения морального вреда в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 133 УПК РФ.

Если в материалы уголовного дела сведения, составляющие личную или семейную тайну, были помещены обоснованно, то законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого вправе заявить ходатайство следователю о том, чтобы они не были разглашены в ходе последующего досудебного производства, а при поступлении уголовного дела в суд - чтобы по нему было назначено закрытое судебное разбирательство (ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

В ч. 8 ст. 182 УПК РФ закреплено правило о том, что следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска. Хотя данное правило выглядит как универсальное, обратим внимание на то, что оно в большей мере относится к лицам, которые случайно оказались в жилище, в котором происходит следственное действие. Естественно, что обязательные участники данного обыска в жилище покидать его не могут, разве что в случаях действительной необходимости (например, резкое ухудшение здоровья) и при условии отражения этого в протоколе. Что касается запрета на общение, то он также является весьма условным, поскольку, во-первых, на производство обыска должно распространяться право защитника давать в присутствии следователя краткие консультации своему подзащитному, и, во-вторых, нельзя распространять этот запрет на случаи, когда лица хотят вербальным образом реализовать свои права.

В частности, законный представитель, проживающий в жилище, в котором производится обыск, вправе заявлять следователю ходатайства непосредственно по ходу обыска, давать иные пояснения. На заключительном этапе обыска законный представитель праве сделать не только письменные замечания, но также и устные заявления, подлежащие занесению в протокол следственного действия.

Определенную роль законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого играет и при изъятии следователем предметов, документов и ценностей, обнаруженных в ходе обыска. Если он является членом семьи несовершеннолетнего, то вправе давать пояснения относительно принадлежности того либо иного предмета, например, сообщить о том, кому принадлежит ювелирное украшение. Кроме того, он вправе следить за тем, чтобы предмет был надлежащим образом описан, опечатан и приобщен к протоколу. Если в ходе обыска изъяты деньги, то в протоколе должно быть отражено не только их общее количество, но и то, какого достоинства купюры, а если это имеет значение для уголовного дела, фиксируются и номера купюр.

В соответствии с ч. 9 ст. 182 УПК РФ при производстве обыска в любом случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота. К таким предметам, например, относится огнестрельное оружие, в том числе самодельное, ядовитые и сильнодействующие вещества, взрывчатые вещества и взрывные устройства, бланки документов строгой отчетности, а также иные предметы, оборот которых запрещен или ограничен законом. При обнаружении таких предметов законный представитель вправе давать пояснения о том, кому из членов семьи они принадлежат, а также о том, был ли соблюден правовой режим их оборота. Например, если в жилище находится охотничье ружье, то законный представитель для того, чтобы не допустить изъятия, может продемонстрировать документы на его приобретение, охотничий билет и разрешение на хранение оружия. В этом случае оружие не будет изыматься, за исключением случаев, когда оно имеет прямое отношение к расследуемому уголовному делу.

Поскольку хранение холодного оружия в настоящее время состава преступления не образует, нахождение в жилище даже большого количества (коллекции) ножей не является основанием для их изъятия. Вместе с тем в случаях, когда несовершеннолетний подозревается в совершении, например, разбойного нападения, сходные по приметам ножи могут быть изъяты для последующего предъявления для опознания или производства судебной экспертизы.

На заключительной стадии обыска происходит составление протокола, в котором фиксируются ход и результаты данного следственного действия. В протоколе указываются все изъятые объекты, а также путем составления протокола обеспечивается возможность законного представителя и представляемого им лица вносить в него письменные замечания. Если законный представитель не согласен с тем, какие объекты в ходе обыска были изъяты, или с их описанием, то он вправе занести в протокол обыска соответствующие письменные замечания, а впоследствии обратиться с жалобой.

После того как обыск в жилище состоялся, законный представитель в зависимости от дальнейшего движения дела вправе заявить ходатайство о возвращении ему тех либо иных предметов, документов и ценностей из числа изъятых в ходе обыска, если они не приобщены к уголовному делу в качестве доказательств. Кроме того, следователь может передать законному представителю несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого вещественные доказательства на ответственное хранение, предупредив о возможной ответственности по ст. 312 УК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство обыска в жилище не терпит отлагательства, следователь вправе произвести это следственное действие на основании своего собственного постановления, а затем в 24-часовой срок с начала следственного действия уведомить об этом суд и прокурора. В данном случае за законным представителем несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого также следует признать право обращаться в суд или к прокурору с ходатайством о признании данного следственного действия проведенным незаконно или необоснованно, и о признании собранных при этом объектов недопустимыми доказательствами.