Мудрый Юрист

Новые правовые меры противодействия незаконному производству и изготовлению наркотиков *

<*> Karpov Ya.S. New legal measures of counteraction of illegal production and manufacturing of drugs.

Карпов Ярослав Сергеевич, главный инспектор 4-го отдела Управления "П" 2-го Департамента ФСКН России.

За последние двадцать лет число наркозависимых лиц выросло в России в двадцать раз. Каждый день наркобизнес вовлекает наиболее социально активную группу наших соотечественников - молодых людей, по официальной статистике 30 тыс. которых ежегодно умирают в связи с употреблением наркотиков. В поисках новых и эффективных подходов к решению этой крайне острой для нашего общества проблемы автор рассматривает в настоящей статье отдельные правовые механизмы противодействия незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров - химических веществ, часто используемых при производстве, изготовлении и переработке наркотиков, а также предлагает меры по совершенствованию законодательства Российской Федерации в указанной сфере.

Ключевые слова: наркотики, прекурсоры, незаконное использование, дифференцированные меры контроля, правовые механизмы противодействия.

For the last 20 years the number of drug addicts in Russia increased 20 times. Every day drug business attracts socially active group of our compatriots - young people, in accordance with official statistics 300 thousands of whom die yearly due to consumption of drugs. In search of new efficient approaches to solution of this vital problem the author considers certain legal mechanisms of counteraction of illegal turnover of drugs and precursors thereof - chemical substances frequently used in production, manufacturing and processing of drugs and also proposes measures aimed at improvement of legislation of the Russian Federation in the said sphere.

Key words: drugs, precursors, illegal use, differentiated measures of control, legal mechanisms of counteraction.

Борьба с преступностью и постоянно усиливающейся криминализацией общественных отношений в различных сферах жизни нашего общества требует от государства постоянного совершенствования всей системы средств борьбы с подобными проявлениями. Такая система включает в себя правовые, социально-экономические, политические, идеологические, информационные и многие другие средства.

В масштабах не только России, но и всего мира в настоящее время особенно остро выражена проблема злоупотребления наркотиками и наркопреступности, а также поиска и реализации адекватных и эффективных мер противодействия этим новым вызовам современности.

Значительную роль в формировании угрозы увеличения уровня наркотизации населения, снижения морально-нравственных устоев общества и, как следствие, угрозы национальной безопасности государства играет отмечающийся рост подпольных лабораторий, производящих синтетические наркотики и психотропные вещества.

Так, в 2008 г. правоохранительными органами Российской Федерации пресечена деятельность семи подпольных лабораторий, производящих синтетические наркотики амфетаминового и метамфетаминового ряда (экстази, ЛСД, МДМА, метадон) на высокотехнологичном оборудовании, и 69 мест незаконного изготовления наркотиков, в 2009 г. - 23 подпольных лабораторий и 76 мест незаконного изготовления наркотиков. При этом только в первом квартале 2010 г. пресечена деятельность четырех подпольных лабораторий и 280 мест незаконного изготовления наркотиков <1>.

<1> По суммарным статистическим данным ФСКН России и МВД России: формы статистической отчетности ФСКН России 1-ЛОН и МВД России 1-НОН.

Как известно, одной из важнейших составляющих механизма противодействия наркоугрозе является организация эффективного контроля за оборотом прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ <2> - химических веществ, часто используемых при их производстве, изготовлении и переработке, в целях предупреждения поступления данных веществ в незаконный оборот и ограничения тем самым сырьевой базы нелегального наркопроизводства как внутри страны, так и за ее пределами <3>.

<2> Далее для обозначения прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ используется термин "прекурсоры".
<3> Юхман М.А. Правовые меры предупреждения незаконного оборота прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 5.

В целях установления правовых основ государственной политики в сфере контроля за оборотом прекурсоров в Российской Федерации принят Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах".

Вместе с тем, несмотря на негативное развитие ситуации, связанной с незаконным оборотом наркотиков, наличие множества правовых пробелов и противоречий, осложняющих деятельность как самих хозяйствующих субъектов, так и соответствующих контролирующих органов <4>, лишь в последние несколько лет предприняты меры по серьезной модернизации законодательства Российской Федерации в сфере контроля за оборотом прекурсоров.

<4> Юхман М.А., Шендерей А.Е. Проблемные вопросы нормативно-правового регулирования внешнеторгового оборота прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ в Российской Федерации // Наркоконтроль. 2006. N 1. С. 10.

Вступивший в силу 22 июля 2010 г. Федеральный закон от 18 июля 2009 г. N 177-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием контроля за оборотом прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ" призван повысить эффективность государственного контроля в рассматриваемой сфере.

В частности, в Федеральном законе от 18 июля 2009 г. N 177-ФЗ закреплен предложенный М.А. Юхманом принцип дифференциации мер контроля за оборотом прекурсоров в Российской Федерации исходя из степени общественной опасности их незаконного оборота <5>.

<5> Юхман М.А. Правовые меры предупреждения незаконного оборота прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 178 - 179.

Основным критерием дифференциации мер контроля за оборотом прекурсоров является общественная опасность наркотического средства (группы наркотических средств), формирующаяся исходя из географических, политических, социально-экономических и иных условий и представляющая угрозу интересам национальной безопасности конкретного государства. Наряду с данным критерием автор выделяет два других, заключающихся в необходимости учета роли прекурсора в синтезе наркотика, а также широты гражданского оборота прекурсора. Как справедливо заметил автор, с учетом указанных критериев особую опасность для России в настоящее время представляют героин и синтетические наркотики.

Экспансия в Россию наркотиков опийной, амфетаминовой и метамфетаминовой группы сопровождается повышенной активностью преступных групп, организующих контрабанду прекурсоров, необходимых для производства таких наркотиков - ангидрид уксусной кислоты, 1-фенил-2-пропанон, аллилбензол, бензальдегид, бутиролактон, нитроэтан и многие другие. И если большинство прекурсоров широко представлены в гражданском обороте и используются как в промышленности, так и в быту, то потребность в некоторых из них для целей легального использования в последнее время отсутствует.

Так, в связи с использованием химического вещества 1-фенил-2-пропанон в незаконном производстве наркотиков амфетаминового ряда и отсутствием его потребности для целей легального использования, ФСКН России инициированы меры по включению данного вещества в утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681 "Об утверждении Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации" список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее - Список I Перечня). До вступления в силу Постановления Правительства Российской Федерации от 21 апреля 2010 г. N 255 "О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации в связи с совершенствованием контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров" 1-фенил-2-пропанон состоял в списке прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее - Список IV Перечня).

Следует отметить, что юридическая конструкция Постановления Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681, равно как и Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ, не предусматривает в Списке I Перечня такое понятие, как прекурсоры. В этой связи, для того чтобы на законодательном уровне отнести прекурсор 1-фенил-2-пропанон к категории веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен, возникла необходимость в его признании психотропным веществом. Однако это скорее исключение, чем правило. В отсутствие юридических критериев отнесения тех или иных веществ, различных по физико-химическим и фармакологическим свойствам, к конкретной категории объектов, оборот которых контролируется в соответствии с законодательством Российской Федерации, данная мера не вступила в прямое противоречие с действующими правовыми нормами. В то же время, если в дальнейшем рассматривать вопрос о запрещении оборота на территории Российской Федерации отдельных прекурсоров как одну из мер борьбы с незаконным оборотом наркотиков, несовершенство действующих правовых норм и затруднения, связанные с практической реализацией таких мер, станут очевидными.

Таким образом, разумно предположить, что возникает необходимость в формировании новых взглядов в поиске мер усиления контроля за оборотом прекурсоров, формировании правовых основ, обеспечивающих создание и реализацию механизма запрета прекурсоров, представляющих повышенную общественную опасность и отсутствующих в гражданском обороте. Иными словами, дифференциация мер контроля в отношении веществ, включенных в Список IV Перечня, без сомнений, эффективна, но, если некоторые из этих веществ используются преимущественно лишь в незаконном производстве и изготовлении наркотиков, следует запрещать их оборот.

То есть, по мнению автора, установление факта отсутствия прекурсора в гражданском обороте неотъемлемым образом следует учитывать как дополнительный критерий при определении степени общественной опасности его незаконного использования.

В этой связи представляется целесообразным рассмотреть вопрос о внесении соответствующих изменений, предусматривающих введение в федеральное законодательство новой категории объектов гражданского оборота - "прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых на территории Российской Федерации запрещен".

Практической реализацией указанного предложения может явиться внесение изменений в Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" и Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", предусматривающих возможность осуществления оборота таких веществ только в научных и учебных целях, экспертной деятельности при наличии соответствующих лицензий, а также при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий.

Как уже отмечалось выше, прекурсоры используются не только в промышленных масштабах и не только юридическими лицами. Многие химические вещества, находящиеся в неограниченном гражданском обороте и используемые в незаконном производстве и изготовлении наркотиков, приобретаются в небольших количествах физическими лицами. При этом приобретение физическими лицами прекурсоров с целью их незаконного использования в синтезе наркотиков обеспечивает высокую степень латентности преступной деятельности.

С вступлением в силу Постановления Правительства Российской Федерации от 3 июня 2010 г. N 398 "О внесении изменений в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации" перечень контролируемых прекурсоров увеличился вдвое. Находящиеся до недавнего времени в неограниченном обороте прекурсоры синтетических наркотиков - аллилбензол, бензальдегид и ряд других веществ включены в таблицы I и II Списка IV Перечня.

В то же время Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ не урегулированы отношения, возникающие в связи с реализацией юридическими лицами прекурсоров физическим лицам, часто использующим химические вещества в быту, сельском хозяйстве и иных сферах общественной деятельности.

Ввиду отсутствия какого-либо контроля за торговыми операциями прекурсорами с участием физических лиц отмеченный пробел в законодательстве является причиной и создает условия для поступления химических веществ, включенных в таблицы I и II Списка IV Перечня, в незаконный оборот, что, соответственно, повышает опасность их использования в производстве и изготовлении наркотиков, в первую очередь на территории России.

Учитывая, что превентивная работа правоохранительных органов является одним из приоритетных направлений в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, автор полагает, что выработка превентивных мер правового характера в значительной степени могла бы способствовать стабилизации наркоситуации.

Так, Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (в редакции Федерального закона от 18 июля 2009 г. N 177-ФЗ) предусматривается издание Постановления Правительства Российской Федерации, которым утверждаются правила оборота прекурсоров, включенных в таблицы I и II Списка IV Перечня, в том числе правила их реализации.

Представляется целесообразным предусмотреть в этом подзаконном акте правовую норму, закрепляющую обязанность юридических лиц реализовывать прекурсоры, включенные в таблицы I и II Списка IV Перечня, физическим лицам только при предъявлении последними документов, удостоверяющих личность, и фиксировать данные о личности приобретателя в установленном порядке в специальном журнале регистрации торговых операций с прекурсорами, предусмотренном п. 12 ст. 30 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах". Следует также установить требование об обязательном уведомлении физическими лицами органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ о приобретении прекурсоров.

Такой механизм позволит предупредить незаконное использование прекурсоров путем обеспечения своевременного информирования уполномоченных контролирующих органов и установления четкого порядка фиксирования всех операций, возникающих в рассматриваемом случае.

В заключение хотелось бы отметить, что на современном этапе развития правовой базы Российского государства и его роли в борьбе с незаконным оборотом наркотиков назрела необходимость принятия вышеизложенных правовых мер, которые, на взгляд автора, являются адекватной реакцией государства на негативно складывающуюся наркоситуацию в нашей стране.