Мудрый Юрист

Деятельность арбитражных заседателей как способ обеспечения публичности арбитражного судопроизводства

Ляднова Э.В., судья Орловского районного суда Орловской области, соискатель Орловской региональной академии государственной службы.

Начало отправлению арбитражного правосудия с участием арбитражных заседателей было положено принятием Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации". Проводимый в отдельных субъектах Федерации эксперимент по привлечению к арбитражному правосудию арбитражных заседателей привел в конечном итоге к принятию Федерального закона от 30 мая 2001 г. "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации".

Специфика института арбитражных заседателей предопределяется особенностью дел, разрешаемых данными судами. Если в уголовном процессе привлечение граждан к участию в отправлении правосудия обусловлено необходимостью защиты от необоснованного уголовного преследования граждан, исходя из принятых в обществе понятий о справедливости, то в гражданских делах стороны преследуют противоположные частные интересы, каждая из которых стремится к защите от необоснованного вмешательства в их частные дела (как правило, в частный бизнес), а также к принуждению другой стороны выполнить определенные действия или бездействовать в свою пользу. Поэтому участие в отправлении правосудия по гражданским делам арбитражных заседателей, с одной стороны, гарантирует уважительное отношение к закону и суду, стимулирует сбалансированность интересов участвующих в деле лиц на основе принципа коллегиальности рассмотрения арбитражных дел, повышает доверие к правосудию благодаря минимизации постороннего воздействия на независимость профессионального судьи. С другой - требуются дополнительные гарантии правильного разбирательства дела, законности и обоснованности итоговых решений, осуществления судом руководства процессом. Существенной проблемой становится реализация принципа большинства голосов при постановлении окончательных решений.

Согласно ч. 1 ст. 19 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные заседатели привлекаются к осуществлению правосудия в арбитражных судах первой инстанции в соответствии с федеральным законом. Данная отсылочная норма в принципе не исключает участия арбитражных заседателей в рассмотрении Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации дел в первой инстанции (например, по экономическим спорам между Российской Федерацией и субъектами Федерации, а также между субъектами Федерации в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Однако подобное участие институционально не обеспечено Федеральным законом "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации". В результате граждане имеют возможность участвовать в отправлении арбитражного правосудия лишь в рамках функционирования арбитражных судов субъектов Федерации.

Менее демократичной по сравнению с формированием списков присяжных и народных заседателей выглядит процедура образования списков арбитражных заседателей (ст. 3 Федерального закона "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации"). Правом инициативы здесь обладают торгово-промышленные палаты, ассоциации и объединения предпринимателей, иные общественные и профессиональные объединения. Списки арбитражных заседателей представляются арбитражными судами субъектов Федерации в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и утверждаются Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Таким образом, в этой процедуре не принимают участия ни законодательные (представительные), ни высшие исполнительные органы государственной власти субъектов Федерации.

В соответствии с Законом Российской Федерации "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации" <1> (ст. 1) торгово-промышленная палата является негосударственной некоммерческой организацией, объединяющей российские предприятия и российских предпринимателей. Исключительность статуса торгово-промышленных палат обеспечивается правилом об их образовании на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации, а также на территории других административно-территориальных образований Российской Федерации, причем на одной и той же территории может быть образована только одна торгово-промышленная палата (ст. 5 указанного Закона). При таком подходе к правовому регулированию общественных отношений в области организации и деятельности торгово-промышленных палат законодатель в определенной мере ставит предпринимательские структуры в неравное положение. Организации, заблаговременно заявившие о своем участии в торгово-промышленных палатах, имеют возможность контролировать их деятельность, формировать руководящие органы и другими способами защищать свое право предпринимательской деятельности, в том числе посредством выдвижения кандидатов в арбитражные заседатели. После учреждения на территории субъекта Федерации или иной территории торгово-промышленной палаты другие предпринимательские структуры вынуждены действовать лишь через уже созданную торгово-промышленную палату, поскольку учреждение новых торгово-промышленных палат на той же территории законом не допускается <2>.

<1> См.: Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации", с послед. изм. // ВВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1309; СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930; 2002. N 12. Ст. 1093; 2003. N 50. Ст. 4855; 2008. N 18. Ст. 1939.
<2> Близкая по смыслу проблема была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации при проверке конституционности законодательства о национально-культурной автономии. Конституционный Суд не усмотрел нарушения Конституции Российской Федерации в том, что в пределах субъекта Российской Федерации местными национально-культурными автономиями может быть образовано не более одной подлежащей государственной регистрации в установленном законодательством Российской Федерации порядке региональной национально-культурной автономии граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, поскольку такая автономия не препятствует деятельности не вошедших в нее местных национально-культурных автономий или созданию и деятельности иных содействующих сохранению самобытности, развитию языка, образования, национальной культуры объединений граждан Российской Федерации, относящих себя к той же этнической общности. Указанная правовая позиция, на наш взгляд, в анализируемом аспекте применима и к организации торгово-промышленных палат. См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 марта 2004 г. по делу о проверке конституционности части третьей ст. 5 Федерального закона "О национально-культурной автономии" в связи с жалобой граждан А.Х. Дитца и О.А. Шумахер // СЗ РФ. 2004. N 11. Ст. 1033.

Учитывая данное обстоятельство, Федеральный закон "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации" правомерно не ограничивается правом торгово-промышленных палат на выдвижение кандидатов в арбитражные заседатели, закрепляя данное право также за "ассоциациями и объединениями предпринимателей, иными общественными и профессиональными объединениями". Однако вследствие этого правом выдвижения кандидатов в арбитражные заседатели обладают все субъекты, подпадающие под признаки общественного объединения в соответствии с Федеральным законом "Об общественных объединениях" (общественные организации, общественные движения, общественные фонды, общественные учреждения, органы общественной самодеятельности и даже политические партии) <3>, а также лица, являющиеся профессиональными объединениями, в том числе: страховщики гражданской ответственности владельцы транспортных средств <4>, аудиторы <5>, архитекторы <6>, нотариусы <7>, журналисты <8>.

<3> См.: Федеральный закон от 19 мая 1995 г. "Об общественных объединениях", с послед. изм. // СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930; 2006. N 6. Ст. 636.
<4> См.: Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", с послед. изм. // СЗ РФ. 2002. N 18. Ст. 1720; 2003. N 26. Ст. 2566; 2005. N 1. Ст. 25; N 30. Ст. 3114; 2006. N 48. Ст. 4942; 2007. N 1. Ст. 29, N 49. Ст. 6067.
<5> См.: Федеральный закон от 7 августа 2001 г. "Об аудиторской деятельности", с послед. изм. // СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3422, N 51. Ст. 4829; 2005. N 1. Ст. 45; 2006. N 6. Ст. 636, N 45. Ст. 4635.
<6> См.: Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. "Об архитектурной деятельности в Российской Федерации", с послед. изм. // СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4473; 2004. N 35. Ст. 3607; 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5497.
<7> См.: Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г., с послед. изм. // ВВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357; СЗ РФ. 2004. N 45. Ст. 4377; 2007. N 43. Ст. 5084.
<8> См.: Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации", с послед. изм. // ВВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300; СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2870; 2000. N 26. Ст. 2737; 2002. N 30. Ст. 3029; 2006. N 31. Ст. 3452, N 43. Ст. 4412; 2007. N 31. Ст. 4008.

Кроме того, Федеральный закон "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации" не содержит в себе гарантий учета мнения торгово-промышленных палат, общественных и профессиональных объединений при формировании списков арбитражных заседателей. В частности, нормы данного Закона не препятствуют формированию всего списка арбитражных заседателей из числа кандидатур, предложенных только торгово-промышленной палатой, каким-либо одним общественным или профессиональным объединением. Из числа субъектов права выдвижения кандидатов в арбитражные заседатели исключаются высшие учебные заведения и научные организации. Все это в конечном итоге приводит к номинальному учету мнения субъектов гражданского общества и фактически к подбору кандидатур арбитражных заседателей должностными лицами и аппаратами арбитражных судов субъектов Федерации под контролем Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В целях преодоления указанной негативной тенденции можно предложить следующую редакцию ст. 3 Федерального закона "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации":

"1. Списки арбитражных заседателей формируют законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации на основе предложений о кандидатурах арбитражных заседателей, направленных в указанные органы торгово-промышленными палатами, общественными и профессиональными объединениями предпринимателей, высшими учебными заведениями и научными организациями, зарегистрированными на территории соответствующего субъекта Российской Федерации не позднее чем за три года до соответствующего обращения. При этом законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации обязан назначить не менее чем по одному представителю от торгово-промышленной палаты субъекта Российской Федерации, а также от каждого общественного и профессионального объединения предпринимателей, высшего учебного заведения и научной организации, обратившихся с соответствующей инициативой, если это позволяет численность арбитражных заседателей в арбитражном суде субъекта Российской Федерации.

  1. Численность арбитражных заседателей в арбитражном суде субъекта Российской Федерации определяется из расчета не менее двух арбитражных заседателей на одного судью арбитражного суда, рассматривающего дела в первой инстанции.
  2. Порядок формирования списка арбитражных заседателей в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом, определяется законом субъекта Российской Федерации".

Наибольшую сложность при отправлении правосудия с участием арбитражных заседателей представляет собой проблема равенства статуса профессиональных судей и заседателей. В силу разделенной компетенции профессионального судьи и коллегии присяжных в уголовном процессе данная проблема имеет меньшую остроту, в то время как в арбитражном процессе отправление правосудия с участием арбитражных заседателей, при определенных обстоятельствах, может привести к весьма негативным последствиям по причине перевеса двух голосов арбитражных заседателей над одним голосом профессионального судьи. Примечательно, что законодатель предпринимал попытку дифференцировать статус профессиональных судей и арбитражных заседателей, но Конституционный Суд Российской Федерации усмотрел в этом нарушение Конституции Российской Федерации.

Статья 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в ч. 1 предусматривала основания, по которым судья арбитражного суда не мог участвовать в рассмотрении дела и подлежал отводу (п. 1 - 7), а в ч. 3 закрепляла положение, согласно которому по основаниям, предусмотренным п. 1 - 4 ч. 1 данной статьи, отводу подлежал также арбитражный заседатель. Соответственно абзац второй ч. 4 ст. 19 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязывал арбитражный суд при рассмотрении заявления о привлечении к рассмотрению дела выбранной кандидатуры арбитражного заседателя проверить, имеются ли установленные п. 1 - 4 ч. 1 ст. 21 данного Кодекса обстоятельства, при которых данный кандидат не может участвовать в качестве арбитражного заседателя в рассмотрении конкретного дела и наличие которых является основанием отказа в удовлетворении заявления о его привлечении к рассмотрению дела.

Названными положениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обусловливающими отвод арбитражного заседателя наличием оснований, перечисленных в п. 1 - 4 ч. 1 ст. 21 АПК РФ, не предполагалась возможность отвода арбитражного заседателя по иным указанным в ч. 1 данной статьи основаниям отвода судьи, а именно: если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности; если он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя; если он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела (п. 5 - 7).

Подводя итог исследованию проблемы участия граждан в отправлении арбитражного правосудия, следует подчеркнуть, что само по себе вовлечение в арбитражный процесс арбитражных заседателей представляет собой весьма позитивное явление, направленное на реализацию конституционных принципов и норм защиты прав и свобод человека и гражданина на беспристрастной, объективной и справедливой основах. Несмотря на отдельные недостатки имеющейся модели формирования списков арбитражных заседателей, разграничения компетенции между ними и профессиональными судьями, процедурно-процессуальных основ их организации и функционирования, институт арбитражных заседателей в современной России имеет существенную перспективу для своего дальнейшего развития.