Мудрый Юрист

Понятие и структура правовой антикультуры

Бондарев А.С., доцент кафедры теории и истории государства и права Пермского государственного университета.

Правовая антикультура проявляет себя только при ценностном подходе к правовому пространству в социальном смысле. Как свидетельствует философская наука, научная теория ценности начала складываться только в Новое время, особенно после того, как "решающий шаг к ней сделал Кант, он "развел" истину, красоту и благо, истиной занимается рассудок, а ценностью, так посчитали последователи Канта, разум, точнее, разумная воля. К XX в. сложились все условия для развития учения о ценности". И в двадцатом столетии философы буквально всех основных направлений - и феноменологи, и герменевты, и аналитики, и постмодернисты, и т.д. - проблему ценностей выдвинули на первый план. Важно то, "что во всех современных философских направлениях ценность понимается одинаково, по крайней мере, в одном отношении.

Ценность - это интерпретационный конструкт... Ценность - это интерпретация, в которой субъект выражает свои предпочтения". Эти предпочтения выражаются в оценках. На практике часто для определения ценности фактов обходятся только двумя оценками: хорошо - плохо, прекрасно - безобразно, добро - зло и т.д.

Когда в 60-е годы прошлого века в орбите исследования отечественных философов с позиций теории ценности оказались все общественные явления, то положительные из них, способствующие прогрессу общества (свобода, справедливость, непримиримость к насилию, ответственность и т.п.), были отнесены к культурным, а те, что препятствуют общественному прогрессу - стяжательство, взяточничество, культ силы, безответственность, преступность и т.п., - к антикультурным.

В те же 60-е годы прошлого столетия вслед за философами и юристы, воодушевленные отходом страны от сталинского тоталитарного режима к демократии, обратились к изучению правовых культурных ценностей. Л.С. Галесник, пожалуй, первым в советской юридической науке обратил внимание на большое значение правовой культуры народа для демократизации всей правовой сферы жизни общества. Вскоре в исследование правовой культуры, ее понятия, содержания, форм выражения, роли в общественном развитии и т.д. включились и многие другие ученые-юристы. В дальнейшем внимание к научному исследованию феномена правовой культуры было постоянным. Но его усиление произошло в связи с задачей построения правового государства. Исследованию правовой культуры посвящены многочисленные научные статьи и монографии, а также кандидатские и докторские диссертации. Правовая культура затмила собой свой антипод - правовую антикультуру. Это явление явно незаслуженно обойдено вниманием нашей юридической наукой. В ней до последнего времени не существовало не только комплексного исследования правовой антикультуры, но даже и самого такого понятия. Своей монографией "Правовая антикультура в правовом пространстве общества" (Пермь, 2006) мы попытались положить начало заполнению этого научного пробела.

В последние годы в юридической науке исследовались вне связи друг с другом: правовой инфантилизм, правовой дилетантизм, правовая демагогия, правовой нигилизм и др. Кратко рассмотрим и сопоставим их содержание. Правовой инфантилизм характеризуется неполнотой требуемых правовых знаний, несформированностью твердых положительных правовых установок при личной уверенности субъекта права в обладании глубокими правовыми познаниями. Правовой дилетантизм - небрежное отношение к праву, правовым ценностям, вызванное не умыслом достижения противоправных целей, а отсутствием достаточных правовых знаний. Правовая демагогия есть разновидность социальной демагогии с общественно опасным противоправным обманным намерением субъекта права эффективно воздействовать на правовые чувства, знания и действия доверяющих ему людей посредством ложного одностороннего либо грубо извращенного представления правовой действительности для достижения собственных порочных корыстных целей, обычно скрываемых под видом пользы народу и благосостояния государства. Правовой идеализм (фетишизм) заключается в незнании природы и сущности права, вследствие чего преувеличиваются его регулятивные возможности, всесилие в жизни общества. Правовой нигилизм - наиболее опасный и широко распространенный в современном правовом пространстве феномен. Принято считать, что термин "нигилизм" происходит от латинского слова "nihil", которое переводится как "ничто", "ничего". Он (нигилизм) означает крайне негативное отношение к любым общепринятым социально необходимым ценностям; решительно отрицая эти ценности, нигилизм не выдвигает никаких позитивных программ. В зависимости от содержания отрицаемых ценностей различают нигилизм нравственный, политический, правовой и т.д. Н.И. Матузов обратил внимание на то, что при анализе нигилизма следует иметь в виду: не всякое отрицание чего-либо в обществе есть нигилизм. Нигилистическое и диалектическое отрицания - разные вещи, последнее шире первого (нигилистического) <1>.

<1> См.: Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны "одной медали" // Правоведение. 1994. N 2. С. 4, 22.

Сопоставление отрицания нигилистического и диалектического принципиально важно, так как позволяет дать более глубокое понимание нигилизма, что, однако, не в полной мере удалось автору. Нигилистическое и диалектическое отрицания, на наш взгляд, различаются не по широте охвата, как считает ученый, а по характеру отрицаемого. Диалектическое отрицание призвано устранить устаревшее, отжившее, сохранив и развив все положительное в общественной жизни, а нигилистическое отрицание не признает объективно и абсолютно необходимые в данных условиях социальные ценности. К примеру, анархисты отрицают государство и право в социально противоречивом, неоднородном обществе, без которых оно нежизненно. Будучи разновидностью социального нигилизма, правовой нигилизм отрицает исторически необходимое данному обществу право, не признает его социальной ценности и проявляется в негативно-отрицательном, неуважительном отношении ко всему правовому - праву, законности, правопорядку и т.д. Он не сопряжен с позитивной программой совершенствования какой-либо сферы общества, следовательно, несет лишь разрушительное начало. Таким образом, правовой нигилизм принципиально отличается от конструктивной правовой критической оценки несовершенных сторон функционирующих правовых систем.

В соответствии с вышеизложенным мы не можем согласиться с выводами К.Г. Федоренко "о позитивности правового нигилизма" и о том, что "чем выше уровень правового нигилизма, тем динамичнее право" <2>, изложенными в кандидатской диссертации, посвященной правовому нигилизму. "Впервые в отечественном правоведении, - пишет он, - на базе наиболее общих онтологических свойств, с учетом реалий современности, выдвинута и обоснована гипотеза о позитивности правового нигилизма как непосредственной характеристики ценности (полезности) права для общества, интерпретационной и правоприменительной деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, их места и роли в жизни социума. Позитивность определяется и тем, что правовой нигилизм предстает как специфический социальный ориентир, указывающий вектор ведущих негативных тенденций в юридической сфере, без которого становится затруднительным поиск погрешностей и изъянов права, неосуществимыми оказываются многие направления его совершенствования" <3>. И несколько ниже следует одно из более конкретных положений, разъясняющих вышеприведенные общие выводы автора: "Несовершенство норм права, отражающееся в нигилистической оценке, является источником, мотивом и двигателем поисков новых юридических конструкций" <4>. По сути дела, К.Г. Федоренко правовой нигилизм сводит к отрицанию несовершенных, некачественных правовых явлений в действующей правовой системе страны, а не к отрицанию самого права как жизненно необходимой ценности. У него термин "правовой нигилизм" наполняется иным содержанием, чем общепринято в нашей науке.

<2> Федоренко К.Г. Правовой нигилизм: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001. С. 7.
<3> Там же.
<4> Там же.

На наш взгляд, совершенствовать правовую систему, постоянно приводить все ее элементы в более качественное состояние способны только люди, обладающие достаточно высоким уровнем правовой культуры и минимумом правовой антикультуры, снижающей качество правовой жизни общества. Предельно негативным видом правовой антикультуры, как сказано выше, является правовой нигилизм, отрицающий саму ценность права.

Сопоставление содержания таких правовых явлений, как правовой инфантилизм, правовой дилетантизм, правовая демагогия, правовой идеализм, правовой нигилизм (возможны, видимо, и другие), ярко показывает нам их существенное единство в главном. Все они базируются в той или иной мере на незнании субъектами права сути права, непонимании его ценности (и общественной, и личностной), на правовых заблуждениях, на отсутствии твердых правовых убеждений (установок). Все они не безумные явления, а свойства определенных субъектов права, носителей этих правовых пороков. И все эти их правовые пороки в совокупности разумно, на наш взгляд, объединить общим понятием "правовая антикультура".

Правовая антикультура есть только "живое" человеческое явление. Она живет только в дефектном правовом сознании и неправомерном поведении субъектов права, действующих именно в данное время и в данном правовом пространстве. Живет именно до тех пор, пока действуют неправомерно субъекты права - носители правовой антикультуры данного исторического типа. С уходом с исторической арены того или иного общества, действующего на основе определенного типа права, закономерно уходят как его правовая культура, так и правовая антикультура данного типа именно вследствие того, что исчезают субъекты данного типа права, как его создатели, так и носители. Правовая антикультура имеет две стороны, неразрывно связанные между собой, обусловливающие друг друга: внешнюю (видимую) и внутреннюю (невидимую). Внешняя (видимая) сторона правовой антикультуры предстает перед нами в виде неправомерного поведения субъектов права, а невидимая находится внутри их правосознания в форме несформированных правовых знаний, правовых предубеждений, мотивирующих и направляющих их неправомерную деятельность. Невидимая, находящаяся в правосознании субъектов права, часть правовой антикультуры непосредственно не оказывает влияния на окружающих именно вследствие невидимости окружающим как наличия правовых знаний, так и их отсутствия или неполноты, как правовой убежденности, так и правовой предубежденности субъектов права. И только через свою внешнюю, видимую окружающим сторону правовая антикультура через неправомерное поведение обнаруживают себя, делается доступной для непосредственного восприятия окружающих, их оценки и соответствующего реагирования. Правовая антикультура субъектов права через их неправомерное поведение, разрастаясь через подражание ей людей с низким уровнем правовых знаний и умений, недостаточно сформированной правовой убежденностью, несет в общество правовую десоциализацию.

Во-вторых, правовая антикультура, как и правовая культура, субъектов права может быть также материализована (опредмечена) и выражена в тех или иных предметах правовой антикультуры. Так, к примеру, правовая антикультура законодателя материализуется в неправовых законах либо неправовых прецедентных судебных решениях и т.д. Правовая антикультура ученого-юриста может быть опредмечена и выражена в форме научной статьи, монографии, пропагандирующих правовой нигилизм, или в виде проекта нормативного правового акта противозаконного характера и т.п. Правовая антикультура рядовых граждан может быть материализована, опредмечена в письменных неправомерных договорах, в письмах депутатам законодательных собраний с предложениями принятия такого-то нового "популистского" правового нормативного акта и т.п. Произведенные на свет субъектом права предметы правовой антикультуры начинают сейчас же "жить" своей самостоятельной жизнью, наряду с его "живой" правовой антикультурой, оказывая самостоятельное воздействие на правовую жизнь общества, причем, возможно, даже не то, на которое рассчитывал их создатель.

Важно заметить, что предметы правовой антикультуры, как и правовой культуры (в отличие от правовой культуры и правовой антикультуры), могут действовать, оказывать влияние в той или иной мере не только при жизни, но и после "смерти" их создателей и носителей.

Правовая антикультура субъектов права имеет двухуровневую структуру, которая определяется, как и их правовая культура, двусторонностью действующего права - права объективного и права субъективного. Право объективное, как давно установлено наукой о праве, с одной стороны, не может существовать без права субъективного, как и наоборот, - они пронизывают друг друга, а с другой - каждое из них имеет свою особую природу и назначение в правовом регулировании общественной жизни людей. И так как антиправовая культура субъектов права, как и их правовая культура, "живет" в обеих сторонах действующего права, то содержание ее объективно делится на две основные части. Первая часть правовой антикультур - это общая ее часть, которая "живет" в антиправовой деятельности субъектов права в сфере объективного права, а вторая - личностная (ролевая) часть антиправовой культуры проявляется в образе антиправовой деятельности субъектов права в процессе реализации ими своих статусно-ролевых субъективных юридических прав и обязанностей. Каждая из указанных частей правовой антикультуры имеет свое непростое содержание.

А. Структура общей части правовой антикультуры субъектов права состоит из трех элементов: 1) незнания субъектом объективного права либо дефектности этих знаний; 2) его правовой предубежденности; 3) его социально-антиправовой пассивности либо активности.

Б. Структура ролевой (личностной) части правовой антикультуры субъектов права носит двусторонний характер в силу двусторонности личностных правоотношений. Субъект права, оказавшись в той или иной статусной роли, наделяется субъективными юридическими правами и обязанностями, которые нормативно установлены законодателем для данного социального статуса, роль в котором занял данный субъект права. Ролевая часть антикультуры субъектов права выражается в разнообразных дефектах при реализации ими правомочий своих субъективных прав и долженствований своих субъективных юридических обязанностей.