Мудрый Юрист

Негаторный иск: проблемы теории и правоприменительной практики *

<*> Podshivalov T.P. Negatory action: problems of theory and law-application practice.

Подшивалов Т.П., преподаватель кафедры гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета.

Автор статьи в процессе исследования теории и правоприменительной практики негаторного иска в целях устранения возникающих проблем предлагает новую редакцию защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, т.е. ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: негаторный иск, владение, пользование, распоряжение, оспаривание, иск о признании права собственности, иск об освобождении имущества от ареста.

The author of the article in the process of investigation of theory and law-application practice of negatory action for the purpose of elimination of arising problems proposes new variant of protection of owner's right from violations not related to dispossession, i.e. Article 304 of the Civil Code of the Russian Federation.

Key words: negatory action, possession, use, disposal, contestation, claim on acknowledgement of right of ownership, claim on release of property from arrest.

Концепция развития гражданского законодательства <1> обращает лишь незначительное внимание на негаторный иск. Однако рост числа судебных споров по негаторным искам сталкивает правоприменителя с проблемами, требующими глубокого теоретического осмысления.

<1> Концепция развития гражданского законодательства, одобренная 7 октября 2009 г. Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

Статья 304 ГК РФ гласит, что собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Несмотря на кажущуюся простоту данной статьи, как в теории, так и на практике возникает множество проблем, связанных с неточностями законодательной формулировки.

Первый недостаток законодательной конструкции негаторного иска заключается в том, что текстуальной формулировке, содержащейся в ст. 304 ГК РФ, в ближайшее время исполнится уже 90 лет. Редко можно встретить в истории российского законодательства столь неизменную норму. Действующая редакция ст. 304 ГК РФ не учитывает достижений теории гражданского права и не соответствует тем коренным изменениям в законодательстве, которые произошли в течение этого длительного времени.

Начиная с ГК РСФСР 1922 г. и по сей день законодательная конструкция негаторного иска не претерпела существенных изменений: требование об устранении всяких нарушений права собственника, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Законодатель как раньше, так и сейчас не уделяет сколько-нибудь существенного внимания регулированию негаторного иска. Так, в ГК РСФСР 1922 г. негаторный иск упоминался в последнем абзаце ст. 59, которая содержала еще и правила о расчетах при возврате имущества из незаконного владения. Статья 59 ГК РСФСР 1922 г. гласила: "Собственник вправе требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы они и не были соединены с лишением владения".

Статья 304 ГК РФ текстуально полностью воспроизводит п. 6 ст. 28 Основ гражданского законодательства СССР 1961 г. При этом только в ГК РСФСР 1964 г. впервые негаторному иску посвящена отдельная ст. 156 "Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения".

Второй недостаток связан с выражением "всяких нарушений". При формально-юридическом подходе в оценке формулировки ст. 304 ГК РФ можно прийти к заключению, что все вещные иски, не являющиеся виндикационными требованиями, относятся к негаторным требованиям. Так, по мнению А.В. Канчукоевой, к негаторным искам относятся все исковые требования в защиту права собственности, не осложненного обязательственными правоотношениями, кроме истребования имущества из чужого незаконного владения <2>.

<2> Канчукоева А.В. Недвижимость как объект права собственности (вопросы теории и практики): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 180.

Такой вывод лишен логики и негативен для обеспечения эффективной защиты вещных прав. Придание излишней универсальности негаторному иску неблагоприятно еще и потому, что сужает перечень способов защиты вещных прав, делает его более скудным.

Однако именно из этого положения исходит ВАС РФ в вопросе квалификации иска о признании прав собственности. В вопросе определения правовой природы иска о признании права собственности как вещно-правового требования ВАС РФ все больше склоняется к его квалификации как негаторного, в случае если владение истца не прерывалось <3>. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2007 г. N 8665/07 суд указал, что требование о признании права собственности надлежало рассматривать как требование, аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его прав в отношении спорного помещения, не связанных с лишением.

<3> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 02.06.2009 N 2147/09, от 02.08.2005 N 1206/05; Определение ВАС РФ от 22.05.2009 N 6051/09, и др.

Такая квалификация иска о признании права собственности неверна потому, что при заявлении негаторного требования необходимо доказывать наличие юридического основания иска, т.е. субъективного вещного права. Но если при негаторном иске это одно из направлений доказывания, то в иске о признании права собственности это цель требования. Следовательно, цель негаторного иска заключается в понуждении восстановления положения, существующего до нарушения права (совершение активных действий со стороны ответчика), а цель иска о признании права собственности - лишь констатация судом наличия у истца вещного субъективного права, что не требует от ответчика каких-либо действий.

При отрицании вещной природы иска о признании права собственности не учитывается множество качеств данного иска: он является абсолютным, так как может быть предъявлен любому лицу и не связан с какими-либо обязательственными отношениями; направлен на защиту права в отношении индивидуально-определенной вещи.

Неточность законодательных формулировок ст. 304 ГК РФ и преимущества негаторной защиты (нераспространение исковой давности и безразличие добросовестности ответчика) обусловливают избыточное расширение сферы применения данного иска.

Иск о признании права собственности не подпадает под действие ст. 304 ГК РФ, так как в этой статье речь идет о нарушении вещного права, а иск о признании права собственности связан с оспариванием вещного права. А в соответствии со ст. 11 ГК РФ (а также п. 1 ст. 3 ГПК РФ, п. 1 ст. 4 АПК РФ) нарушение и оспаривание являются самостоятельными фактическими основаниями для защиты гражданских прав. Следовательно, даже с точки зрения юридической техники и формального толкования ст. 304 ГК РФ иск о признании права собственности не может быть разновидностью негаторного иска.

Отличительной особенностью оспаривания является то, что помеха, создаваемая им, всегда носит юридический характер. Нарушение права создает помехи фактического характера. Например, возведение забора, затрудняющего проход к зданию собственника.

Оспаривание характеризует состояние неопределенности относительно существования права, которое и устраняется путем предъявления иска о признании. Как отмечает А.А. Иванов, "...признание права как такового имеет смысл в случае, когда некто его отрицает, хотя и не совершает каких-либо активных действий, его нарушающих" <4>. Данный иск предъявляется, когда субъективное вещное право оспаривается, но отсутствует его нарушение. Оспаривание, противопоставляемое нарушению права, является основанием возникновения требования о признании права собственности.

<4> Иванов А.А. Правовые средства защиты права частной собственности // Известия вузов. Правоведение. 2001. N 6. С. 84.

Такой вывод подтверждает практика окружных судов: в случае если ответчик не оспаривает право собственности истца, арбитражные суды либо прекращают производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ <5>, либо отказывают в удовлетворении исковых требований <6>. Так, в Постановлении ФАС Московского округа от 13 марта 2008 г. N КГ-А40/1339-08 содержится указание на то, что оспоренное право имеет место, когда "возникла неопределенность в праве, вызванная поведением другого лица по отношению к управомоченному, в частности, если оспаривается наличие или отсутствие права собственности или иного вещного права, заинтересованное лицо может обратиться в суд с требованием признать принадлежность ему вещи на праве собственности".

<5> См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.06.2008 N А74-1754/07-Ф02-2245/08; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 31.07.2007 N Ф03-А37/07-1/2288; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2006 по делу N Ф04-7941/2006(28843-А27-22); Постановления ФАС Поволжского округа от 30.10.2007 по делу N А55-524/2007-19, от 07.04.2005 по делу N А49-6066/03-182/12, и др.
<6> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.10.2007 по делу N А79-10582/2006; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.02.2009 N Ф04-580/2009(20561-А45-50); Постановление ФАС Московского округа от 27.08.2007 N КГ-А40/7361-07-Б-2; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2008 N Ф08-1108/08, и др.

Таким образом, даже несмотря на неудачную формулировку ст. 304 ГК РФ, иск о признании права собственности не может быть отнесен к разновидности негаторного требования и должен рассматриваться как самостоятельное вещно-правовое требование.

Словосочетание "всяких нарушений" первоначально, скорее всего, имело значение для указания на то, что нарушение может быть как виновным, так и безвиновным. Наличие или отсутствие вины в нарушении никак не влияет на удовлетворение негаторного иска. Данное значение формулировки "всяких нарушений" сейчас утрачено и имеет только негативное влияние.

Третьим недостатком законодательной формулировки является использование в ст. 304 ГК РФ словосочетания "хотя бы". Оно допускает излишне широкое толкование иска как средства защиты и от нарушений, не связанных с лишением владения, и от нарушений, связанных с лишением владения. Как иронически замечает В.А. Белов, неудачная формулировка ст. 304 ГК РФ "наводит на мысль о том, что, опираясь на данную норму, можно защититься от любых нарушений права собственности, в том числе и не связанных с лишением владения, а уж от нарушений, связанных с лишением владения, - тем более" <7>.

<7> Белов В.А. Гражданское право: общая и особенная части: Учебник. М., 2003. С. 916.

Естественно, негаторный иск направлен только на защиту от нарушений, не связанных с лишением владения. Нарушенное владение защищается виндикационным иском. Противопоставление этих двух исков характерно для всей истории развития гражданского права.

Несмотря на очевидность вышеобозначенного положения, в литературе можно встретить мнение о том, что негаторным иском можно защитить не только правомочие пользования, но и правомочие владения <8>. Так, С.В. Никольский полагает, что "словосочетание "хотя бы" позволяет говорить о том, что предъявление негаторного иска допускается при нарушении правомочия владения". В качестве примера автор приводит ситуацию, когда титульному владельцу, не наделенному правомочием пользования, препятствуют в осуществлении владения, что якобы порождает право на негаторный иск, если это препятствие к владению не привело к переходу владения <9>.

<8> См.: Жидков М.Д. Гражданско-правовые способы защиты права собственности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 65, 106.
<9> Никольский С.В. Гражданско-правовая защита имущественных прав: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 123.

Нарушение владения никогда не может быть основанием предъявления негаторного требования; для этого есть виндикационный иск. Именно критерий владения является основным в решении вопроса о разграничении виндикационного и негаторного исков <10>. Так, в п. 45 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" говорится, что негаторный иск подлежит удовлетворению, если истец докажет, что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

<10> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.08.2006 N Ф04-4815/2006(25027-А46-24); Постановление ФАС Московского округа от 17.07.2008 N КГ-А41/5192-08; Постановление ФАС Поволжского округа от 11.10.2007 N А06-5782/2006, и др.

Ошибка С.В. Никольского еще и в том, что он смешивает понятия "защищаемое правомочие" и "правомочие, являющееся основанием для предъявления требования". Правомочие владения в приведенном примере является юридическим основанием для предъявления негаторного иска, и только. Защищается в данной ситуации не владение, а правомочие пользования. Собственник не может сам предъявить требование об устранении нарушения, так как не обладает предметом спора.

Четвертый недостаток действующей редакции ст. 304 ГК РФ проявляется в неопределенности тех правомочий, которые могут быть защищены негаторным иском. Как известно, право собственности включает в себя триаду правомочий. В ст. 304 ГК РФ говорится, что посредством негаторного иска защищаются от нарушений, не связанных с лишением владения. Такая формулировка позволяет допустить, что нарушение, являющееся основанием предъявления данного иска, должно быть связано с помехой в осуществлении правомочий пользования и (или) распоряжения.

Большинство ученых поддерживают такое толкование ст. 304 ГК РФ <11>. Так, В.А. Рыбаков и В.А. Тархов полагают, что правильнее не связывать негаторный иск только с нарушением одного правомочия - права пользования, так как этот иск предъявляется для защиты различных правомочий собственника порознь или вместе <12>.

<11> См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2004. Т. 1 С. 564; Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. Т. 1. М., 2006. С. 334; Гражданское право: В 3 т. / Под ред. Ю.К. Толстого. Т. 1. М., 2009. С. 558; Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 488 - 489; Потапенко Н.С. Способы защиты права собственности на недвижимую вещь // Российская юстиция. 2010. N 5. С. 15; Канчукоева А.В. Недвижимость как объект права собственности (вопросы теории и практики): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 24; Живихина И.Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и защиты права собственности: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 10, 32, и др.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография В.А. Тархова, В.А. Рыбакова "Собственность и право собственности" включена в информационный банк согласно публикации - Юрист, 2007 (издание 3-е, дополненное).

<12> Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право собственности. Уфа, 2001. С. 201.

По мнению Е.Н. Киминчижи, при покушениях, не связанных с лишением владения, собственник лишен возможности осуществлять распорядительные акты в отношении своего имущества. Е.Н. Киминчижи полагает, что в ст. 304 ГК РФ "имеется в виду не пресловутое право пользования, а само право собственности как возможность распоряжения" <13>.

<13> Киминчижи Е.Н. Юридическая природа владения и проблема исковой защиты права собственности // Бюллетень нотариальной практики. 2008. N 3. С. 15.

Однако такое определение содержания негаторного иска не соответствует системе способов защиты вещных прав. Нарушение или оспаривание вещного права всегда связано с одним из правомочий. Из этого деления и вытекают три способа защиты вещных прав, используемые в зависимости от того, какое правомочие нарушено: при нарушении правомочия владения оно защищается при помощи виндикационного иска; при создании препятствий в пользовании вещью возникает право на негаторный иск; на случай оспаривания правомочия распоряжения предусмотрен иск о признании права собственности. Следовательно, в соответствии с системным подходом негаторный иск защищает только правомочие пользования.

Критикуемая точка зрения основывается на том, что правомочие распоряжения в рамках негаторного иска защищается иском об освобождении вещи от ареста, который, по мнению сторонников такого подхода, является разновидностью негаторного иска <14> или обладает двойственной природой: в одних случаях является виндикационным (если истец лишен владения вещью), в других - негаторным (если истец владеет вещью) <15>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография В.А. Тархова, В.А. Рыбакова "Собственность и право собственности" включена в информационный банк согласно публикации - Юрист, 2007 (издание 3-е, дополненное).

<14> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 489; Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право собственности. Уфа, 2001. С. 204 - 205; Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2006. С. 335, и др.
<15> См.: Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.-Л., 1954. С. 94; Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 100; Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. Т. 1 С. 804; Цыбуленко А.П. Гражданско-правовое регулирование ареста имущества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1976. С. 9 - 10, и др.

Иск об освобождении вещи от ареста нельзя считать негаторным, ибо нарушитель не просто создает препятствия в реализации правомочий собственника, а по существу, лишает собственника его права, юридически (а иногда и фактически) изымая у него данное имущество. Немаловажно и различие по сфере применения: негаторный иск вытекает преимущественно из соседских отношений, в то время как иск об освобождении имущества от ареста - из ошибочного вывода пристава о принадлежности определенной вещи должнику.

Арест имущества, как правило, производится не у собственника, а у должника, следовательно, применение негаторного иска невозможно ввиду отсутствия у истца фактического владения спорной вещью.

Самое важное в рассматриваемом вопросе то, что арест имущества является правомерным действием, так как основан на акте компетентного государственного органа, а негаторный иск основан на неправомерном препятствии в осуществлении пользования предметом спора.

Определение природы иска об освобождении имущества от ареста как негаторного не находит абсолютной поддержки среди ученых. Так, А.А. Иванов считает, что иск об исключении имущества из описи является разновидностью иска о признании недействительным акта публичной власти, неправомерно ограничивающего право собственности, так как имущество арестовывается по решению компетентного государственного органа, а при удовлетворении иска акт признается недействительным <16>. В науке высказывается мнение о том, что иск об освобождении имущества от ареста является самостоятельным иском, применяемым в сфере исполнительного производства <17>. Сторонники иного подхода считают, что иск об исключении имущества из описи, по сути, сводится к требованию о признании права собственности на незаконно включенное в опись и арестованное имущество <18>.

<16> Иванов А.А. Правовые средства защиты права частной собственности // Известия вузов. Правоведение. 2001. N 6. С. 84 - 85.
<17> См.: Донцов С.Е. Гражданско-правовые внедоговорные способы защиты социалистической собственности. М., 1980. С. 35; Дернова Д.В. Процессуально- и материально-правовой характер иска об освобождении имущества от ареста // Известия вузов. Правоведение. 1968. N 5. С. 122.
<18> См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 367; Люшня А.В. Признание права собственности как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 26.

Иск об исключении имущества из описи отличается от иска о признании права собственности тем, что посредством его не только подтверждается вещное право истца, но и совершается административный акт - исключение чужого имущества из описи и снятие с него ареста. Удовлетворяя иск об исключении имущества из описи, суд обязывает должностное лицо исключить предмет спора из описи арестованного имущества.

Иск об исключении имущества из описи вообще невозможно отнести к вещным искам, поскольку включение имущества в опись и наложение ареста является актом государственного принуждения и осуществляется уполномоченным государственным органом. Следовательно, производя по ошибке арест чужого имущества, должностное лицо действует в пределах своих полномочий. Наличие у государственных органов властных полномочий исключает возможность предъявления к ним традиционных вещных исков в тех случаях, когда они действуют не в качестве равноправных участников имущественного оборота.

В основе иска об освобождении имущества от ареста лежит требование о признании недействительным ненормативного акта государственного органа, не соответствующего закону или иным правовым актам (ст. 13 ГК РФ) и нарушающего вещное право или незаконно ограничивающего возможность его осуществления. Рассматриваемое требование входит в группу исков к публичной власти, которая является одним из четырех компонентов структуры системы гражданско-правовых способов защиты вещных прав наряду с вещно-правовыми исками, обязательственно-правовыми требованиями и иными способами, посредством которых защищаются вещные права <19>.

<19> Развернутую аргументацию данного вывода см.: Подшивалов Т.П. Соотношение иска об освобождении имущества от ареста и негаторного иска // Современное право. 2010. N 4. С. 92 - 95; Подшивалов Т.П. Освобождение имущества от ареста: проблема квалификации требования // Закон. 2010. N 6. С. 62 - 69.

Отсюда следует, что верна точка зрения, в соответствии с которой негаторный иск защищает только правомочие пользования <20>. Так, А.Б. Бабаев пишет, что "негаторный иск непосредственно направлен на защиту права пользования, но не распоряжения" <21>.

<20> См.: Еремеев Д.Ф. Право личной собственности в СССР. М., 1958. С. 122; Гражданское право: В 3 т. / Под общ. ред. С.А. Степанова. М.-Екатеринбург, 2010. Т. 1. С. 473; Гуревич М. Гражданско-правовая защита права собственности // Советская юстиция. 1969. N 21. С. 21.
<21> Бабаев А.Б. Система вещных прав. М., 2006. С. 282.

Негаторный иск должен рассматриваться как средство защиты в случае нарушения правомочия пользования, т.е. в его классическом понимании, основанном на положениях римского частного права.

Пятый недостаток связан с отсутствием в ст. 304 ГК РФ четких критериев нарушения правомочия пользования. Единственной особенностью нарушения, в связи с которым может быть предъявлен негаторный иск, в ст. 304 ГК РФ названа несвязанность данного нарушения с лишением владения. Нарушение, являющееся фактическим основанием негаторного иска, обладает следующей характеристикой: является только действием; носит фактический характер; является противоправным; носит длящийся характер, т.е. выражено в форме противоправного состояния.

Таким образом, неточность законодательной формулировки негаторного иска создает благоприятную почву для различного толкования ст. 304 ГК РФ, что приводит к неправильному пониманию значения негаторной защиты и к недоразумениям на практике. Следует отойти от принципа остаточного, по сравнению с виндикацией, внимания законодателя к негаторному иску.

Недосказанность, сквозящая в ст. 304 ГК РФ, требует очень многое домысливать за законодателя. А это дает возможность вольного толкования закона и искажения существа рассматриваемого способа защиты.

Следует предложить изменить формулировку ст. 304 ГК РФ на следующую: "Собственник недвижимой вещи, сохранивший ее в своем владении, может требовать устранения длящихся противоправных фактических действий, которые препятствуют в осуществлении правомочия пользования или которые создают угрозы подобного нарушения".