Мудрый Юрист

Некоторые вопросы дознания в уголовном процессе *

<*> Mel'nikov V.Yu. Some issues of inquiry in criminal procedure.

Мельников В.Ю., федеральный судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону, кандидат юридических наук, доцент кафедры РГУПС.

В процессе исследования проблем, возникающих на практике при рассмотрении уголовных дел в особом производстве, автор статьи предлагает расширить перечень оснований заключения компромиссных "сделок с правосудием" по большему количеству преступных деяний, с тем чтобы стимулировать лиц, совершивших правонарушения, к сотрудничеству с правоохранительными органами.

Ключевые слова: Конституция РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, особое производство, сделка с правосудием.

In the process of investigation of problems arising in practice of consideration of criminal cases in special proceeding the author of the article proposes to broaden the list of grounds for conclusion of compromise "plea bargain" of a great number of criminal actions in order to stimulate the person who committed legal violations to cooperation with law-enforcement agencies.

Key words: Constitution of the RF, Criminal-Procedure Code of the RF, special proceeding, plea bargain.

Как известно, на сегодняшний день предварительное расследование в форме дознания производится в порядке, установленном главами 21, 22 и 24 - 29 УПК РФ. Дознание производится по уголовным делам, указанным в части третьей ст. 150 УПК РФ.

Можно отметить, что сформулированные еще в 1924 - 1930 гг. и закрепленные в начале 60-х годов XX столетия принципы разделения функций органов дознания и предварительного следствия нуждаются в совершенствовании и приведении их в соответствие с требованиями сегодняшнего дня.

Не способствовали развитию правового решения данной проблемы и положения Концепции судебной реформы в РФ о необходимости ликвидации дознания как особой формы расследования и предложения о том, чтобы возложить на органы дознания только производство неотложных следственных действий на самом раннем, ограниченном во времени этапе расследования. Более того, созданные позже в системе МВД РФ специализированные подразделения дознания, штатная численность которых составила почти треть от штатной численности следователей, фактически превратились во второй следственный аппарат. УПК РФ в 2002 г., предоставив органу дознания право проведения предварительного следствия в форме дознания по определенной категории уголовных дел, внес еще большую путаницу в отношения участников уголовного процесса (ст. 150 УПК РФ).

Оставив дознание как форму предварительного расследования, УПК РФ коренным образом трансформировал его правовую регламентацию, в том числе и процедуру производства. Тем самым законодатель попытался вернуть дознанию черты ускоренной и упрощенной формы предварительного расследования. Определяющим критерием послужило то, что "в современных условиях, как и прежде, дознание призвано освободить следственный аппарат от расследования очевидных и не представляющих значительной общественной опасности преступлений и путем упрощения процессуальной процедуры приблизить момент судебного разбирательства, сократив при этом материальные затраты" <1>.

<1> Соловьев А., Токарева М. Соотношение дознания и предварительного следствия по УПК РФ // Уголовное право. 2003. N 3. С. 98.

Правоприменительная деятельность обнаружила несостоятельность новой модели дознания - и не потому, что ее не устраивали ускоренность и упрощенность производства. Практические работники и некоторые ученые подвергли резкой критике выбранный законодателем способ процедуры дознания, не отвечающий требованиям нормального функционирования в системе досудебного производства. Несогласованность многих правовых норм и отсутствие концептуального подхода в их выработке породили много проблем как процессуального, так и организационного плана. Наряду с насущной необходимостью принятия нового закона и реформированием дознания его идея не была до конца продумана, по сути, законодательная регламентация дознания мешала выполнить ему свои задачи. Ускоренность и упрощенность дознания формально присутствовали, но не играли нужной роли для предварительного расследования в целом.

На сегодняшний день дознание производится в течение 30 суток со дня возбуждения уголовного дела. При необходимости этот срок может быть продлен прокурором до 30 суток. В необходимых случаях, в том числе связанных с производством судебной экспертизы, срок дознания может быть продлен прокурорами до 6 месяцев. В исключительных случаях, связанных с исполнением запроса о правовой помощи, направленного в порядке, предусмотренном ст. 453 УПК РФ, срок дознания может быть продлен до 12 месяцев. Приостанавливается дознание также в общем порядке, т.е. в соответствии с главой 28 УПК РФ. Основные особенности касаются лишь порядка его возобновления. Так, в случаях, предусмотренных ст. 211 УПК РФ, приостановленное дознание может быть возобновлено на основании постановления прокурора либо начальника подразделения дознания <2>.

<2> Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 06.09.2007 N 137 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания".

Справедливо отмечается, что отечественное уголовное судопроизводство считается в настоящее время "одним из самых заформализованных в мире" <3>. Его необоснованная сложность является причиной чрезмерно длительных сроков предварительного расследования, которое остается громоздким даже по несложным делам.

<3> Волженкина В.М. Европейская Конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс. СПб., 1998. С. 24, 30. См. об этом также: Маслов И.В. Правовая регламентация уголовно-процессуальных сторон. М., 2004. С. 63.

Завершается дознание постановлением о прекращении уголовного дела либо обвинительным актом (п. 2 ч. 1 ст. 158 УПК РФ). Обвинительный акт является не только итоговым решением проведенного дознания, но и процессуальным документом, на основании которого подозреваемый приобретает процессуальный статус обвиняемого, но без его допроса и выяснения вопроса - признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении (подозреваемому в ходе допроса дознаватель не вправе задавать указанные вопросы), это главное его отличие от обвинительного заключения, которым завершается предварительное следствие. Кроме того, обвинительный акт в соответствии с ч. 4 ст. 225 УПК РФ требует утверждения у начальника органа дознания.

Правила главы 23 УПК РФ, регламентирующие процедуру привлечения лица в качестве обвиняемого, на дознание не распространяются, так как ч. 1 ст. 223 УПК РФ не упоминает ее в перечне глав, определяющих его порядок производства. Дознаватель не может привлечь лицо в качестве обвиняемого в порядке, предусмотренном для предварительного следствия. Как показало проведенное автором исследование, у практических сотрудников возникают вопросы - какой смысл несут за собой слова "предъявления ему обвинения на общих основаниях и в общем порядке"? Почему законодатель не включил главу 23 в перечень с теми главами, которыми устанавливается порядок производства дознания, как быть в ситуациях, когда мера принуждения вообще не применялась к подозреваемому? Необходимо более четкое законодательное разрешение указанной проблемы, иначе в правоприменительной практике допускаются различного рода нарушения.

Меры пресечения, как правило, применяются к обвиняемому, и лишь в исключительных случаях они могут быть избраны в отношении подозреваемого. При этом по правилам ст. 100 УПК РФ обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а потом заключен под стражу - в тот же срок с момента задержания. После истечения 10 суток, если обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется. В ходе производства дознания процессуальная фигура обвиняемого появляется только с момента составления обвинительного акта. Как в этой ситуации поступить дознавателю? Ведь при избрании меры пресечения в отношении подозреваемого он должен руководствоваться именно положениями ст. 100 УПК РФ. Регламентация разрешения этой проблемы содержится законодателем только применительно к единственной мере пресечения - заключению под стражу, для избрания которой в ходе дознания установлены некоторые особенности. Так, в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, дознаватель вправе решать все процессуальные вопросы, связанные с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу, в общем порядке, установленном ст. 108 УПК РФ. Если в отношении подозреваемого такая мера пресечения была избрана, то обвинительный акт составляется не позднее 10 суток со дня заключения подозреваемого под стражу (ч. ч. 1 и 2 ст. 224 УПК РФ). При невозможности составить обвинительный акт в 10-суточный срок со дня заключения подозреваемого под стражу законодатель предусмотрел возможность предъявления ему обвинения на общих основаниях и в общем порядке, после чего производство дознания продолжается в порядке, установленном главой 32 УПК РФ, либо данная мера пресечения должна быть отменена (ч. 3 ст. 224 УПК РФ).

Как показало проведенное автором исследование, в ходе дознания в отношении Ш.Д.Н. по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 1 УК РФ, мера пресечения заключения под стражу была избрана 23.08.2007, срок дознания продлен на 30 суток. 21.09.2007 в связи с необходимостью проведения судебно-психиатрической экспертизы и продления срока стражи уголовное дело было изъято на основании постановления прокурора и передано органам предварительного следствия. 13.11.2007 уголовное дело было вновь изъято прокурором и передано органам дознания. 15.11.2007 срок содержания под стражей в отношении Ш.Д.Н. был продлен до 6 месяцев <4>. По мнению автора, возникает вопрос о правомерности действий прокурора (п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) по изъятию и передаче дела от следователя к дознавателю только с целью решения вопроса продления срока дознания в порядке ст. 223 УПК РФ и содержания под стражей обвиняемого.

<4> См.: уголовное дело N 2007517658-2007 г. в отношении Ш.Д.Н. по ст. 228 ч. 1 УК РФ. ОД ОВД Пролетарского района г. Ростова н/Д / Архив Пролетарского районного суда г. Ростова н/Д.

О.В. Мичурина обоснованно указывает, что в связи с тем, что уголовно-процессуальный закон ограничил дознание только уголовно-процессуальной деятельностью по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно (п. 8 ст. 5 УПК РФ), производство органом дознания неотложных следственных действий выпало за пределы дознания, их статус потерял должную определенность (п. 19 ст. 5 УПК РФ). Законодатель вынуждает нас считать, что производство органом дознания неотложных следственных действий не является дознанием. О.В. Мичурина предлагает передать статус дознания производству неотложных следственных действий в порядке ст. 157 УПК РФ, назвав его дознанием в неполном объеме. Этот вид дознания должен исполнять роль так называемого первоначального дознания и по уголовным делам, по которым производится дознание в порядке, предусмотренном главой 32 УПК РФ. Два вида дознания могли бы быть объединены одним родовым понятием, но осуществляться по разным категориям дел и в различных процессуальных процедурах <5>.

<5> Мичурина О.В. Концепция дознания в уголовном процессе Российской Федерации и проблема ее реализации в органах внутренних дел: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2008. С. 21, 477.

Соединение уголовных дел в ходе дознания, создание следственной группы из числа дознавателей должны быть регламентированы и для дознания. Это касается также случаев, когда дознавателю необходимо обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц.

По окончании дознания для ознакомления предоставляются не только материалы уголовного дела, но и обвинительный акт. Этим дознание также отличается от другой формы предварительного расследования - предварительного следствия. Различается и сама последовательность процедуры ознакомления с материалами уголовного дела по окончании дознания и предварительного следствия. Так, по окончании предварительного следствия первым знакомится с материалами уголовного дела потерпевший, а затем обвиняемый, а по окончании дознания потерпевший знакомится после обвиняемого (ч. ч. 2, 3 ст. 225 УПК РФ). Гражданский ответчик, гражданский истец и их представители с материалами завершенного дознания вообще не знакомятся.

Факт ознакомления этих участников уголовного судопроизводства тоже должен быть зафиксирован в протоколе. Однако даже такая законодательная инициатива не совсем явно гарантирует потерпевшему и его представителю это право. Словосочетание "могут быть" не сходно с "должны быть". Положение закона о том, что потерпевшему и его представителю могут быть предоставлены материалы уголовного дела для ознакомления, порой дает дознавателю возможность истолковывать его по своему усмотрению - могут быть предоставлены, а могут и не быть (тем более если нет соответствующего ходатайства потерпевшего - по причине того, что он фактически не был уведомлен об окончании дознания).

После всех этих действий материалы уголовного дела и обвинительный акт направляются прокурору для принятия им решения в порядке ст. 226 УПК РФ о дальнейшей судьбе уголовного дела. И на этом этапе окончания дознания проявляется еще одна важная особенность этой формы предварительного расследования. Прокурор может принять решение о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия (п. 4 ч. 1 ст. 226 УПК РФ). Указанная процедура порой необоснованно затягивает все предварительное расследование, нарушает права участников уголовного судопроизводства, обвиняемый продолжает ждать решения по делу, чаще в местах лишения свободы.

Совершенно очевидно, что УПК РФ еще нуждается в коррективах. Важнейшей составляющей в системе правовых мер по защите органами предварительного следствия конституционных прав и свобод человека и гражданина является обеспечение одного из основополагающих принципов уголовно-процессуального права, на котором основывается стадия предварительного следствия, процессуальной самостоятельности и независимости дознавателей. Процессуальная самостоятельность и независимость дознавателей являются не только правовым, но и этическим принципом <6>.

Неблагоприятная криминологическая ситуация, значительное возрастание интенсивности работы дознавателей, неадекватный сложности и напряженности уровень оплаты их труда, уменьшение их процессуальной самостоятельности и собственной значимости при расследовании дела обусловили высокую текучесть и, как следствие, некомплект качественно подготовленных кадров, имеющих высшее юридическое образование, практическую подготовку.

<6> Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М.: Спарк, 1996. 125 с.

Разобщенность различных органов дознания в современных условиях тормозит дальнейшее усиление борьбы с преступностью, ведет к параллелизму и дублированию в их работе. Она влечет за собою распыленность их сил и материальных средств, усложнение доказательственной сферы в раскрытии и расследовании преступлений и т.д. В системе МВД, органов службы судебных приставов, государственного пожарного надзора, по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов и ФСБ РФ различен уровень денежного довольствия дознавателей, условий прохождения службы, их материального и технического обеспечения.

Из-за недостаточной законодательной урегулированности проблемы процессуальной самостоятельности дознавателей и остающейся вследствие этого их фактической ведомственной подчиненности своим непосредственным и прямым начальникам на практике часто возникают негативные последствия в виде нарушений прав и свобод человека и гражданина в ходе производства дознания. При этом объем процессуальных полномочий и процессуальное положение дознавателя не зависят от ведомственной принадлежности последнего, они равнозначны для всех сотрудников органа дознания, правомочных либо уполномоченных начальников органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, и определяются уголовно-процессуальным законом РФ. Каждый дознаватель обязан руководствоваться предписаниями законодателя (ст. 6 УПК РФ) о содержании и направлениях его деятельности. Его долг заключается в охране интересов государства, прав и законных интересов граждан.

Для уяснения правовой основы деятельности дознавателя большое значение имеет анализ сущности и принципов предварительного расследования, механизма уголовно-процессуального регулирования, предшествующего судебному разбирательству уголовных дел в целом <7>. Проблема обеспечения процессуальной самостоятельности дознавателя и его независимости, в том числе в аспекте обеспечения прав и свобод человека и гражданина, в последние годы неоднократно освещалась в публикациях как учеными, так и практическими работниками, представляющими правоохранительные ведомства и судебную систему <8>. В то же время все публикации в основном лишь констатируют негативное положение дознавателя в настоящий период, однако конкретных предложений в действующий УПК РФ не внесено.

<7> См. по данной проблематике: Божьев В.П. Предварительное расследование. Традиции. Новации. Псевдоновации // Актуальные проблемы совершенствования организационных и правовых основ деятельности органов внутренних дел. М.: Академия управления МВД России, 1999. С. 149 - 158; Ефимичев С.П. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях // Журнал российского права. 1998. N 1. С. 66 - 78, и др.
<8> См.: Асанов В.В., Данилова Р.В. Обеспечение прав человека в процессе раскрытия преступлений. М., 1999; Селезнев М.А. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Законность. 1999. N 1. С. 13 - 16, и др.

УПК РФ, уже после внесения многочисленных изменений и дополнений, по-прежнему содержит в себе значительное число правовых норм, утверждающих в качестве доктрины принцип недоверия правоприменителю и в первую очередь следователю, дознавателю, многочисленные бюрократические условности, влекущие за собой длительные сроки дознания и содержания граждан под стражей, другие правовые уложения, не позволяющие реально обеспечить права и свободы гражданина, оказавшегося вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства.

Нельзя не согласиться с З.З. Зинатуллиным и Т.З. Зинатуллиным, которые считают, что одной из причин нарушения прав и законных интересов личности в уголовном процессе является профессиональная деформация лиц, расследующих уголовные дела. Причем причины этой деформации носят не только субъективный, но и объективный характер <9>.

<9> Зинатуллин З.З., Зинатуллин Т.З. Профессиональная деформация и защита прав участников уголовного процесса // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве: сб. науч. тр. М., 1999. С. 63 - 64.

Процессуальной независимости и самостоятельности дознавателя необходимо добиваться, но не стоит думать, что это кардинально решит проблему защиты прав личности на стадии предварительного следствия в форме дознания. Следует учитывать, что безнаказанность и отсутствие эффективного надзора за лицами, участвующими в расследовании, порождает соблазн нарушать права личности.

Принцип процессуальной самостоятельности дознавателей в условиях осуществления в России судебной реформы действительно должен представлять собой реальную гарантию законности и обоснованности процессуальных его решений, поскольку должен давать ему возможность в пределах установленной уголовно-процессуальным законом компетенции самостоятельно формулировать свои выводы и суждения на основе проверенных и достоверных доказательств. Определяющим здесь должно быть то, что никто лучше дознавателя не может вникнуть в сущность исследуемых доказательств, не может оценить их в совокупности и принять наиболее правильные решения по каждому возникающему правовому вопросу.

В главе 6 УПК РФ орган дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель названы непосредственно участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Согласно ст. 21 п. 1 УПК РФ уголовное преследование от имени государства осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель. Обвинительный уклон следствия, дознания и прокуратуры делает их в той или иной степени союзниками и не способствует защите ими прав личности в уголовном процессе. Поэтому надзор прокуратуры за соблюдением прав и законных интересов личности органами дознания оказывается порой неэффективным. Дознание фактически отделили от следствия, дознаватель также должен обращаться к прокурору и получать от него согласие на применение, например, меры пресечения заключения под стражу (ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

Накопление фактического и научного материала по вопросам, имеющим отношение к дознанию, ставит перед научными работниками задачи его систематизации, научного осмысления, целенаправленных усилий научных работников по созданию и развитию целостной теоретической концепции. В числе направлений дальнейшего научного исследования можно выделить теоретическое обоснование дознания как формы предварительного расследования, исследование современной модели дознания в уголовном процессе РФ, его систему и порядок производства и т.д. В отношении модели дознания в полном объеме предлагается сохранить существующие особенности производства (более сокращенный срок, отличный механизм производства, иной режим окончания и др.). Единственная и наиболее эффективная форма функционирования дознания - четкое разделение с предварительным следствием. Оторванность от интересов конкретного ведомства не должна приводить к утере специализации, а также к проблемам эффективного взаимодействия с оперативными подразделениями, взаимодействию между его структурными элементами.

Давно назрела необходимость в нормативном перераспределении уголовных дел так, чтобы следователи могли сконцентрироваться на тяжких и особо тяжких уголовных делах, а дознаватели, используя более упрощенную, по сравнению с предварительным следствием, процедуру дознания, в полном объеме, эффективно и в разумные сроки осуществляли бы предварительное расследование по всем остальным категориям уголовных дел.

На сегодня самое главное - это профессионализация и оптимизация работы с упором на оперативно-следственную составляющую. Сегодня примерно 40% преступлений относится к категории небольшой и средней тяжести, т.е. их можно было бы отнести к компетенции органов дознания, создав единую специальную службу <10>. В этом случае следствие можно было перевести в единый следственный комитет и функции МВД РФ от принятых мер не пострадали бы <11>.

<10> См.: Буксман А. Полицейский вопрос // Российская газета. 2010. 28 января.
<11> См.: Следствие в одних руках // Российская газета. 2010. 4 февраля.

Есть основание внесения в уголовно-процессуальное законодательство таких изменений, как отказ от проведения органами дознания предварительного расследования по определенной категории уголовных дел. Установление данных принципов приведет, с одной стороны, к более полному, объективному и всестороннему решению вопроса о виновности и сокращению сроков досудебного следствия, поскольку стадии доследственной проверки, дознания и следствия объединяются; у судебных органов отпадет необходимость повторно подтверждать и проверять законность полученных в ходе предварительного расследования доказательств; в действительной мере проявится принцип состязательности сторон в суде, сокращению численности аппаратов органов дознания, сроков предварительного следствия в форме дознания, содержания подозреваемых и обвиняемых под стражей и т.д. Это в конечном итоге послужит повышению качества защиты законных интересов участников уголовного судопроизводства.

На первоначальном этапе есть основание: образовать в системе милиции подразделения дознания, которым передать расследование преступлений небольшой тяжести в форме упрощенного производства; усовершенствовать систему профессиональной подготовки; организовать систему информационного обеспечения органов дознания, федерального снабжения и финансирования.

Целесообразно снизить уровень реагирования государства на криминальные проявления по принципу публичности на основе сбалансированного соотношения публичного и частного интересов, расширения круга преступлений, особенно экономических, по которым уголовное преследование осуществлялось бы по инициативе пострадавшего. Всесторонне предусмотреть концептуально-стратегический подход к развитию исследуемой проблемы, придав ей динамичный характер, предоставляющий возможность разработки концепции совершенствования дознания в уголовном процессе РФ.

Есть основание расширить перечень как конкретных преступлений, так и общих оснований заключения компромиссных "сделок с правосудием", которые должны, с одной стороны, стимулировать лиц, совершивших правонарушения, к сотрудничеству с правоохранительными органами, с другой - предусматривать сокращенный порядок производства досудебного расследования и судебного разбирательства, применять в ходе дознания отдельные элементы восстановительного правосудия. Одной из важнейших остается задача - обеспечить баланс между необходимостью раскрытия преступлений и защитой прав граждан. Необходимо создать сбалансированную регламентацию форм уголовного преследования и обеспечения прав участников процесса, позволяющую избежать явных перекосов в пользу подозреваемых и обвиняемых, осложняющих выполнение функции уголовного преследования в ущерб интересам прав потерпевших и государства.