Мудрый Юрист

Персоноцентристская парадигма в исследовании взаимоотношений личности и государства *

(В СВЯЗИ С МОНОГРАФИЕЙ Е.М. КРУПЕНИ "ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ АКТИВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ". М.: УНИВЕРСИТЕТСКАЯ КНИГА, 2009 Г. 312 С.)

И.В. ЛЕВАКИН, А.Б. ЯБЛОНСКАЯ

<*> Levakin I.V., Jablonskaya A.B. Personotsentristsky a paradigm in research of mutual relations of the person and the state.

(Статья выполнена в рамках государственного контракта 02.740.11.0606 при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации.)

Левакин И.В., профессор, зам. директора НИИ Счетной палаты Российской Федерации, доктор юридических наук.

Яблонская А.Б., юрисконсульт ОАО "Мосметрострой", кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены злободневные вопросы персоноцентристской парадигмы в исследовании взаимоотношений личности и государства. Раскрытие темы происходит сквозь призму анализа вышедшей в свет монографии Е.М. Крупени "Политико-правовая активность личности" (М.: Университетская книга, 2009). Авторы анализируют процесс трансформации политико-правовой культуры общества на основе конституционных положений и, как следствие, изменение модели отношений между гражданином и государством, личностью и обществом. Отмечают, что данные процессы не могли не затронуть как отечественное научное знание в целом, так и юриспруденцию, и в частности теоретико-правовую науку.

Ключевые слова: личность, политика, право, государство, государственная власть, общество, политико-правовая активность, гражданин.

In article burning questions персоноцентристской paradigms in research of mutual relations of the person and the state are considered. Theme disclosing occurs through a prism of the analysis of the published monography of E.M. Krupeni "Politiko-legal activity of the person". (M.: The university book, 2009). Authors analyze process of transformation of politiko-legal culture of a society on the basis of the constitutional positions, and, as consequence, change of model of relations between the citizen and the state, the person and a society. Notice that the data process should mention both domestic scientific knowledge as a whole, and jurisprudence, and, in particular a teoretiko-legal science.

Key words: the person, a policy, the right, the state, the government, a society, politiko-legal activity, the citizen.

Правовые основы общественных отношений в нашей стране закреплены Конституцией РФ 1993 г. К сожалению, за годы, прошедшие после принятия Конституции, многие ее положения так и не наполнены реальным содержанием: лозунги приоритетной ценности человека, его прав и свобод как главной цели существования и функционирования государства, правовой, социальный характер государства остаются лозунгами. Формализация таких базовых буржуазных политико-правовых ценностей, как частная собственность на землю и средства производства, формальное равенство, свобода предпринимательской деятельности и т.д., не привела к качественному улучшению социально-экономических отношений, повышению уровня жизни большинства, общественной консолидации.

По существу, положения Конституции, придав юридическую форму буржуазно-демократическим общественным отношениям в рамках правового государства, предоставили возможность для их эволюционного развития на основе персоноцентристских политико-правовых ценностей, в рамках которых основное место занимает индивидуальный субъект - человек и гражданин. Однако персоноцентристские ценности не были обеспечены социальными, экономическими и правовыми гарантиями, что не в последнюю очередь было предопределено общей культурой социума, не готового воспринять ценности правового государства, нести ответственность вне патерналистской опеки государства.

Процесс трансформации политико-правовой культуры общества на основе конституционных положений и, как следствие, изменение модели отношений между гражданином и государством, личностью и обществом не могли не затронуть как отечественное научное знание в целом, так и юриспруденцию, и в частности теоретико-правовую науку, так как упомянутые выше процессы нуждаются в создании научно-правовой модели взаимодействия индивида и социума, гражданина и государства.

В связи с этим вышедшее в свет монографическое теоретико-правовое исследование Е.М. Крупени "Политико-правовая активность личности" приобретает особую актуальность. Тем более что выбранная автором тема научного анализа на данный момент является малоисследованной в теоретико-правовой науке. Автор, опираясь на общеметодологические философско-правовые и теоретико-правовые научные традиции, составившие основу либерализма в российской юриспруденции, создал оригинальную и единственную в своем роде работу.

К ее неоспоримым достоинствам следует отнести обширную эмпирическую базу, большое количество научных, в том числе философских и философско-правовых, источников. В необходимых случаях приводятся ссылки на действующее законодательство, а также труды ведущих ученых-правоведов в области философии права, теории и истории государства и права.

Безусловно, ценным является то, что монографическое исследование отличает комплексный, интегрированный характер. Авторское понимание теоретико-правового аспекта политико-правовой активности личности сложилось в результате обобщения достижений различных областей юридического знания (конституционного права Российской Федерации, административного права Российской Федерации, международного права в области прав человека).

Работа отличается глубоким содержанием, виртуозностью использования инструментария теоретической юриспруденции и логичностью изложения материала, она хорошо структурирована, написана ясным и живым языком. Несомненно, это поможет в освоении изложенного материала и будет способствовать заметному расширению круга читателей труда, не ограничивая его специалистами в области юриспруденции.

Монография содержит пять глав, каждая из которых в логически оправданной последовательности раскрывает различные аспекты политико-правовой активности личности.

Следует перечислить главы книги, которые уже сами по себе свидетельствуют о новаторском характере представленной на суд читателей работы: первая - "Политико-правовая активность личности: методологические основания определения понятия"; вторая - "Психологический элемент в механизме политико-правовой активности личности"; третья - "Активность личности в политико-правовом пространстве общества: характеристика основных видов"; четвертая - "Культурно-исторические факторы политико-правовой активности личности"; пятая - "Функции политико-правовой активности личности".

Оригинальная внешняя форма изложения наполнена не менее оригинальным внутренним содержанием. Во введении к монографии автор справедливо отмечает: "...становление правового, демократического и социального государства, институтов гражданского общества, их эффективное функционирование самым непосредственным образом связаны с активностью граждан. В актах гражданской активности сконцентрирована необходимая для существования и развития государственно-правовых институтов энергия..." (с. 7).

Действительно, в политической жизни демократического общества гражданин предстает как автономный индивид, который самостоятельно делает свой политический выбор, именно граждане являются основными субъектами легитимации государственной власти и существующего правопорядка. В связи с этим необходимо научное постижение онтологии политико-правовой активности личности, и именно эту непростую задачу разрешает автор "путем выявления специфических черт, неотъемлемых свойств, характерных признаков и определения соответствующего научного понятия... феномена политико-правовой активности личности" (с. 13).

Раскрывая теоретические основы исследования политико-правовой активности личности (глава 1), автор не только подробно анализирует философско-правовые подходы к описанию политико-правовой реальности (типы правопонимания), но и предлагает собственное видение проблемных вопросов методологического характера, на сегодняшний день актуальных для теоретико-правовой науки.

Автор считает, что этимологическое пространство, сконцентрированное в феномене "политико-правовая активность личности", наилучшим образом раскрывается в рамках антропологического подхода и гуманистически ориентированной исследовательской программы (с. 47). В данной связи феномен политико-правовой активности личности Е.М. Крупеня рассматривает в рамках персоноцентристской парадигмы, что представляется логически обоснованным и наиболее способствующим достижению поставленной автором задачи.

К числу наиболее привлекательных моментов монографии следует отнести конструируемое автором научное понятие "политико-правовая активность личности" и его предлагаемое определение (с. 86), существенным образом раскрывающее и уточняющее сущность политико-правовой связи между личностью (человеком, гражданином) и государством.

Несомненный научный интерес представляет выявленная автором взаимозависимость между институциональной сферой политико-правовой жизни общества и политико-правовой активностью гражданина: "...не только институты политической системы общества, государство, его законодательство оказывают воздействие на политико-правовую деятельность граждан, задавая систему координат из социализации. Но и, наоборот, политико-правовая активность личности в своем суммарном выражении оказывает обратное влияние на всю политическую систему общества, ее структуру, на их эффективное функционирование" (с. 19 - 20).

Выявляя источник, "отправную точку" политико-правовой активности личности (глава 2), автор, в частности, считает, что "истоки политико-правовой активности личности лежат в области психики человека (гражданина) - субъективной реальности личности, представленной сложными внутренними структурами и процессами, детерминирующими ее солидарное отношение к ценностям права и прав человека" (с. 88).

Обогащает теоретическую юриспруденцию и усиливает ценность данной работы в контексте социогуманитарного знания в целом рациональное научное освоение феномена политико-правовой активности личности "с внутренней стороны, предполагающей исследование политико-правового сознания, а также других психических феноменов..." (с. 90).

Рассматривая в этом контексте в качестве одного из аспектов политико-правовой активности личности феномен правосознания, универсальное понятие которого до сегодняшнего дня не выработано в общеправовой теории, автор фокусирует свой исследовательский интерес на "правочеловеческом" его компоненте. Необходимо отметить сделанный автором вывод о том, что "права человека способны обрести свое реальное бытие, глубоко проникнуть в ткань политико-правовых отношений, трансформироваться в конкретные политико-правовые институты и правовые формы поведения не раньше, чем и индивидуальным, и, что особенно важно, коллективным сознанием будут восприняты, адаптированы лежащие в их основе ценности" (с. 112). Он позволяет в значительной мере уточнить, нюансировать существующее в науке представление о сущности института прав человека и выявить приоритетные направления социальной деятельности современного демократического правового государства.

Полагаем, что особенно интересной, хотя и спорной, является анализируемая автором книги проблематика влияния на политико-правовую активность личности национального российского менталитета, в рамках которого подробно рассматривается присущий ему "архетип державности" и его компоненты (с. 154 - 155). Невозможно не согласиться с тем, что именно отсутствие соответствующей демократической форме организации общества политико-правовой активности граждан является одной из причин того, "что демократия в России так и не стала эффективным способом управления, формой утверждения народного суверенитета" (с. 145).

Говоря о видах активности личности (гражданина) в политико-правовом пространстве общества (глава 3), автор посредством научной рефлексии темы в формате персоноцентризма и на основании существующего нормативно-правового материала выделяет: активность "личности в политике" и активность "политической личности" (с. 159).

Рассматривая активность "личности в политике" как одну из моделей активного участия рядового гражданина в решении общественных и государственных дел, в частности в таких формах, как электоральная активность, участие граждан в собраниях и митингах, автор проводит основательный анализ действующего законодательства в данной сфере.

Особого внимания заслуживает мысль о том, что политико-правовая активность индивидуального субъекта (личности, гражданина) является необходимым средством легитимации законодательства в реальный правопорядок в формате политической системы общества, его публично-правовой сферы (с. 165).

В данном контексте автор обоснованно отмечает, что, несмотря на нормативное закрепление в действующем российском законодательстве юридических гарантий, призванных обеспечивать реальный, а не декларативный характер политико-правовой активности личности, на настоящий момент необходимо констатировать отсутствие в нашей стране необходимых общесоциальных условий реализации широким кругом рядовых граждан правовых предписаний об их политических правах и свободах (с. 168). К таким условиям на основании статистических данных справедливо отнесены экономические (в том числе низкий уровень жизни большинства населения) и политические факторы (отчуждение граждан от власти), которые фактически не дают возможности сформироваться в нашей стране культуре гражданственности и гражданского участия, воплощенной в актах политико-правовой активности личности.

Отражая основные характеристики активности "политической личности" (индивидуального субъекта - обладателя специального юридического статуса, реализуемого в публично-правовой сфере), взрастающей на фундаменте "активности личности в политике", в качестве второго уровня конструируемого понятия "политико-правовая активность личности" (с. 200), автор тем самым затрагивает сложные философско-правовые проблемы роли и места каждого человека и качественного уровня его правосознания в построении демократического правового государства.

Освещая вопросы, связанные с влиянием культурно-исторических факторов на политико-правовую активность личности (глава 4), автор высказывает интересную мысль о том, что "то, что мы принимаем за политико-правовую активность личности... является органическим, базовым образованием западноевропейского цивилизационного пространства" (с. 220). Эти идеи и ценности, а также являющиеся их проявлением социально-правовые явления прошли долгий и непростой путь в своем правовом развитии под влиянием гуманистической персоноцентристской европейской правовой культуры и множества других факторов (экономических, социальных, духовно-культурных и др.) в процессе достижения ими той формы и содержания, которые свойственны им сейчас.

В данной связи автор монографии логично и обоснованно рассматривает актуальную проблематику интеграции в политико-правовое пространство России, исконно тяготеющей к построению системоцентристской модели взаимоотношений личности и государства, гуманистических ценностей прав человека, "причем не только на уровне принятых нормативных актов... но, что особенно важно, на уровне реальной политико-правовой практики" (с. 222).

Оригинален и информативен анализ феномена политико-правовой активности личности в контексте российской цивилизации и составляющих ее матричных структур (политической, социальной, религиозной, экономической, ментальной).

Автор указывает на превалирующую в историческом контексте "легитимную, но не правовую" модель взаимодействия Российского государства с личностью (гражданином) - "устранение всех и, прежде всего, правовых ограничений в процессе "встраивания" каждого человека в государственное целое, принесение в жертву более либерального пути развития общества с его индивидуалистическими ценностями, правами и свободами человека, гражданственности" (с. 229). Также отмечается влияние на политико-правовую сферу российского общества православия (его консерватизм, этатизированность), крепостного права, отсутствие в нашей стране среднего класса, традиционно являющегося носителем и хранителем ценностей свободы личности, а также превалирование внеправовых норм социальной регуляции в российском обществе (обычаев, морально-этических норм).

Несомненным эвристическим потенциалом обладает проведенный в заключительной главе анализ функций политико-правовой активности личности, среди которых автором выделены социально-преобразующая, познавательная, идентификационная, мировоззренческая, нонконформистская, управленческая и регулятивная функции (глава 5). Исследование с этих позиций позволило автору выявить социально-правовые зависимости между личностью человека (гражданина), индивидуальным субъектом и обществом, его публично-правовыми институтами.

Примечательна выявленная в монографии взаимозависимость между правосознанием индивида и практикой предметной реализации правовых норм - "самые совершенные правовые нормы, самые гуманные и справедливые правила могут остаться нереализованными, никогда не достигнут действительности, если они не преломляются через индивидуальное сознание...", в данной связи автор далее поясняет, что "сама социальная реальность, существующая практика, в том числе политико-правовая, предстает как опредмеченное сознание" (с. 266).

Таким образом, мы можем с удовлетворением констатировать, что имеем дело с содержательной как в теоретико-правовом, так и в более широком, социогуманитарном, смысле монографией. Книга, несомненно, будет интересна как научной общественности, профессиональным юристам, так и широкому кругу читателей, интересующихся вопросами роли и места личности в государственно-организованном обществе.

Мы признаем заслугу автора в творческом переосмыслении актуальной теоретико-правовой проблематики взаимоотношений личности и государства на основе обобщения и систематизации значительного теоретико-правового, философско-правового массива, а также осуществленного автором обогащения теоретико-правового научного знания достижениями психологии и культурологии. Ждем от автора монографии новых трудов, логично раскрывающих и обогащающих избранную им тему.