Мудрый Юрист

Теоретические вопросы коллизии норм гражданского права

Еременко А.С., кандидат юридических наук, доцент Кафедры правового обеспечения рыночной экономики Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

В статье исследуется понятие коллизии норм права, которое раскрывается через позитивные и негативные аспекты действия коллидирующих норм на примере гражданского законодательства Российской Федерации. Анализу подвергнуты признаки негативной коллизии норм, на основе которых автором предложены дефиниции коллизии норм в позитивном смысле, актуальном для международного частного права, и негативном смысле, выполняющем важную теоретическую функцию.

Ключевые слова: гражданское право, теория права, международное частное право, коллизия норм, коллизионное право, правовые принципы, применение права, противоречивость юридических контекстов.

The article gives the investigation of the notion of the conflict of legal regulations, which is discovered with both positive and negative aspects of the operation of conflicting regulations by example of the civil legislation of the Russian Federation. The indications of the negative conflict of legal regulations are analysed, on basis of which the author proposes definitions of the conflict of legal regulations in the positive sense, being topical for the international private law, and in the negative sense, performing an important theoretical function.

Коллизия норм права - широко распространенное явление, встречаемое во всех сферах правового регулирования как на национальном, так международном уровнях. Этот правовой феномен был известен еще римским юристам.

Современной правовой доктриной предложено немалое число теоретических разработок, содержащих общие и специальные положения об институте коллизии норм. Однако фронтальные стороны этой категории до сих пор остаются слабо освещенными, что дает почву для неоднозначных, зачастую противоречивых суждений относительно механизма применения коллидирующих норм.

Юридический термин "коллизия" восходит к латинскому слову "collisio", образованному от латинских глагола "laedare" (поражать; нарушать; оскорблять; причинять вред) и префикса "co-", означающего совместный характер действия или общий результат действий <1>. Лингвистически закономерно, что негативная семантика этих корневых лексических единиц перекочевала в производное от них слово "collisio", обозначающее понятия столкновения, деформирующего взаимодействия.

<1> См.: Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 2008.

Общетеоретическое понятие коллизии норм имеет богатое юридическое содержание, которое может быть раскрыто через анализ огромного массива норм различных отраслей права различных правовых систем. Мы же сфокусируемся на специальных, гражданско-правовых вопросах коллизии норм, могущих пролить свет на природу этого явления, ибо ubi pars est, ibi est totum. Сущностные характеристики коллизии норм могут быть описаны при эмпирическом посредстве норм гражданского права, образующих систему гражданского законодательства Российской Федерации.

Тенденции движения юридической мысли привели к тому, что проблема коллизии норм обособилась в отдельное учение, связывающее некоторые частные вопросы коллидирующих норм с теоретическими и практическими аспектами квалификации, толкования и применения норм гражданского права, подчеркивая свойство системной взаимозависимости явлений в праве.

С понятием коллизии норм права тесно связано юридическое понятие конкуренции. Конкуренция и коллизия норм имеют генетически общую основу, однако два этих явления нужно отличать друг от друга, прежде всего, в целях устроения тщательности дефиниций и конкретизации их понятий как горизонтального уровня научного мышления и обеспечения более глубоко проникновения в их структуру как вертикального уровня научного мышления <2>.

<2> Курс уголовного права / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 2002. Т 3. Особенная часть. С. 83. Следует отметить, что авторы данного учебника, описывая уголовно-правовые аспекты коллизии норм, не касаются позитивно-правового значения данного термина, известного юридической науке.

Коллизию норм права как специфическое явление в области правоприменения можно рассматривать в двух аспектах, которые сами по себе обладают высокой степенью научной самодостаточности, автономности: в позитивном, или положительном, аспекте, и негативном, или отрицательном, аспекте. Сосредоточимся на общих моментах данного понятия.

Коллизия норм в позитивном юридическом смысле - это юридически значимое состояние одновременного фактического наличия равносильных оснований применения к спорным обстоятельствам норм, действующих в самостоятельных правовых системах, при котором условия и порядок реализации юридически значимых последствий данных обстоятельств определяются правомочным субъектом по нормам, относящимся только к одной из данных правовых систем.

Фактическое приложение данный правовой механизм имеет к повседневной практике отношений гражданского оборота с участием иностранных лиц, или осложненных иным иностранным элементом, играя огромную теоретическую роль в доктрине международного частного права <3>.

<3> См.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1994. С. 75; Толстых В.Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. СПб., 2004. С. 59; Kropholler J. Internationales Privatrecht. 6 Auflage. S. 56 - 57; Symeonides S. C. American Private International Law. Alphen aan Rijn, 2008. P. 15 - 16 (в данной книге коллизионная проблема рассматривается с позиций международного частного права как особой ветви национального права США в спектре законодательства штатов и федерального законодательства).

Коллизия норм в негативном юридическом смысле - это такой юридически значимый результат одновременного фактического наличия нескольких норм, взаимоисключающих действие, следовательно, и применение друг друга, при котором каждая из данных норм в отдельности может быть применена к одному и тому же обстоятельству, но только та норма, которая имеет высшую юридическую силу либо является общей нормой по отношению к остальным нормам, подлежит применению.

Негативная коллизия норм способна породить такое правоприменительное состояние, когда к одному и тому же спорному отношению может быть применено несколько, то есть две и более норм различной, необязательно равной юридической силы, которые при одних и тех же параметрах времени и пространства исключают действие друг друга. Такое противопоставительное взаимоисключение норм означает одновременную невозможность применения какой-либо из отрицательно коллидирующих норм, так как последствия реализации предусмотренных в какой-либо из них правил входили бы в логическое и юридическое противоречие с последствиями реализации правил, предусмотренных в остальных нормах. И только та норма, которая в коллизионной группе норм обладает высшей юридической силой, если коллидирующие нормы субординируют, либо имеет общий статус, если коллидирующие нормы структурированы в один нормативный правовой акт, является единственно применимой.

Коллизия норм в отрицательном смысле является фатальным следствием законодательной ошибки, юридико-техническим казусом, которые устраняются путем законодательной инициативы и последующего издания нового закона, исправляющего возникший lapsum, либо посредством судебного толкования, нацеленного на придание содержанию спорных норм положительной семантики, снимающей логически противоречивый законодательный контекст.

Российскому гражданскому законодательству, в частности, известны особые конструкции норм гражданского права, в состав которых вводятся термин "противоречие" или его производные (например, абзац первый пункта 2 статьи 1, пункты 3, 5 статьи 3, пункт 2 статьи 5, пункт 1 статьи 6, подпункт 1 пункта 1 статьи 8, абзац двенадцатый статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. <4> (далее - Гражданский кодекс)).

<4> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ, принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 21 ноября 1994 г. (в редакции от 27 декабря 2009 г., с изменениями от 8 июня 2010 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301; 1999. N 28. Ст. 3471; 2009. N 1. Ст. 20.

В логико-понятийную основу данных конструкций положена рассматриваемая категорема коллизии в отрицательном аспекте как результат, следствие прямого либо косвенного противоречия норм гражданского права, содержащихся в федеральных законах, указах Президента Российской Федерации, постановлениях Правительства Российской Федерации, нормам Гражданского кодекса, то есть противоречия друг другу норм, регулирующих отношения гражданского оборота.

Негативная коллизия норм обнаруживает в себе ряд признаков, дающих логическую основу для идентификации данного явления, посредством которой исследователь может подвергнуть коллизионные отношения типологии, классификации и дифференциации, решая смежные научные эвристические задачи.

К признакам негативной коллизии норм гражданского права, настолько разнообразным, насколько содержательно само это явление, можно отнести следующие:

противоречивость коллидирующих норм как юридически значимый результат их действия - непременное условие отрицательной коллизии, при котором коллидирующие нормы равной либо неравной юридической силы логически и юридически (в первую очередь, в материально-правовом смысле) оппозиционируют друг другу, образуя контрадикцию как основание конфликта их применения;

количественная неопределенность и неограниченность коллидирующих норм. В противоречие друг с другом может вступать такое число норм, которое заранее нельзя конкретизировать (неопределенность) и априорно лимитировать (неограниченность);

неравенство юридического статуса коллидирующих норм, которые имеют различную юридическую силу, различный статус своего действия во времени и пространстве, - норм Гражданского кодекса, федеральных законов Российской Федерации, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, иных актов, содержащих нормы гражданского права;

второстепенность качественного содержания коллидирующих норм. Этот признак указывает на то обстоятельство, что при отрицательной коллизии собственное структурное содержание коллидирующих норм, облекаемое в форму гипотезы и диспозиции, отодвигается на второй план, уступая авансцену выяснению вопроса о соотношении юридической активности коллидирующих норм. В конечном итоге приоритет действия имеет норма большей юридической силы, которая и подлежит применению в спором отношении, даже если диспозиция этой нормы с качественных - как юридико-технических, так регулятивно-целевых позиций - проигрывает диспозициям норм, концедирующих при негативной коллизии;

обязательность устранения противоречия между коллидирующими нормами путем задействования определенных процедур - требование, согласно которому при отрицательной коллизии правоприменитель, обеспечивая осуществление лицом права на судебную защиту, в частности, при наличии надлежащих процессуальных оснований, не применяет акт государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащий Гражданскому кодексу и принятым в соответствии с ним федеральным законам (абзац двенадцатый статьи 12 Гражданского кодекса); производит толкование коллидирующих норм, в результате которого логико-юридические контексты данных норм гармонизируются через использование механизма юридической фикции; инициирует законодательный процесс с целью ликвидации образовавшейся негативной коллизии;

опосредованность коллидирующих норм иными правовыми явлениями, запечатлеваемыми в них. Например, подпункт 1 пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса устанавливает, что гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. В данном случае имеется в виду опосредованное понятием сделки (договора) непротиворечие между нормами, на основе которых совершены сделки, и законом. В абзаце двенадцатом статьи 12 Гражданского кодекса предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется путем неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Здесь речь идет об опосредованном таким актом противоречии федеральному законодательству норм, которые обосновывают как материально-правовое содержание самого акта государственного органа или органа местного самоуправления, так процедуру его принятия и введения в действие, в частности порядок опубликования, то есть процессуально-правовую форму);

субординационность как принцип разрешения отрицательной коллизии. Вопрос о применении коллидирующих норм однозначно решается в пользу той нормы, которая имеет большую юридическую силу, занимая высшее место в отраслевой правовой иерархии или даже в системно-правовой иерархии норм. В данном отношении не имеет принципиального значения качественная и количественная полнота нормы высшей юридической силы, которая подлежит применению к данному конкретному отношению при негативной коллизии, - полнота, дающая характеристику квалифицируемого объекта.

При отрицательной коллизии норм предпочтение отдается не содержательной стороне правоприменительного процесса, несущей в себе понятие необходимости и достаточности признаков квалифицируемого отношения, а формальной, при раскрытии которой следует исходить из принципа юридической субординации и иерархического статуса коллидирующих норм. Такое положение продиктовано юридическим принципом априорной достаточности, законченности и совершенства в данных конкретных условиях времени и места той нормы, которая обладает высшей юридической силой;

юридическая конфликтность как объективное следствие ситуации, возникающей либо способной возникнуть в результате отрицательной коллизии норм, которое негативно отражается на различных участках правоприменительной деятельности и статусах субъектов спорных отношений;

отрицательность основания действия коллидирующих норм, которая выражается в нарушении законодательного порядка установления системной согласованности, гармонизации норм, регулирующих родовые и видовые правоотношения, и логической тождественности их юридических контекстов;

негативность цели, или негативная телеология коллидирующих норм, в результате достижения которой может быть создан диссонанс в системе законодательства и правоприменения, подрывающий фундаментальные правовые начала системности, объективности и законности;

анормальность явления негативной коллизии норм. Коллизия в отрицательном смысле - это явление нетипичное для гражданского права, противное системной природе права вообще. Сама логика систематики гражданского закона как упорядоченной структуры внутренне и внешне организованных элементов подчиненности и соподчиненности вытесняет негативную коллизию норм, нивелируя самое явление коллизии. Принцип непротиворечивости нижестоящих норм вышестоящим нормам, совместно действующих в пределах одной системы, означает, что подчиненная норма, которая противоречит начальной норме, не входит и не может входить в данную систему.

Законодательные ошибки, которые сами по себе являются порочным фактором правовой действительности, провоцируют коллизию норм, вскрывая ее неестественный для духа права характер.

Коллизия норм гражданского права в негативном смысле является логическим следствием правового субъективизма и иных негативных социально-правовых тенденций в современном российском государстве, тормозящих процессы качественного обновления нашего общества. Это обусловливает необходимость переосмысления принципов масштабной юридической деятельности, направленной против этих явлений, и повышения методологических требований к их повседневной и перспективной реализации в условиях гражданского оборота.