Мудрый Юрист

Социальное государство с точки зрения права

Жильская Л.В., кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры конституционного права, подполковник милиции.

В концептуально-понятийный аппарат теории государства и права и юриспруденции вошли и прочно в нем закрепились положения о современном государстве как о социальном со второй половины ХХ в. Хорошо известно, что формула "социальное государство" присутствует в ряде принятых в последнее десятилетие конституций. Основополагающими признаками социального государства можно признать такие, как: во-первых, социальная защищенность личности, ее прав и свобод; во-вторых, социальная направленность политики государства; в-третьих, само государство должно быть стабильным, относительно социально однородным, экономически, политически и духовно развитым. Идея социального государства заключается в создании условий для развития гражданского общества, во всемерном проведении в жизнь базовых принципов социальной концепции, а именно приоритета прав человека и его основных свобод и взаимоответственность человека и государства. На сегодняшний день достаточно прослежена история идеи социального государства и освещена практика его институционализации и функционирования. Изучены специфические черты аккумулирования и перераспределения им национальных ресурсов. Тщательно рассмотрен опыт реализации патронажной роли государства. На этой основе выявлено, что определение "социальное" относится не к композиции, не к построению государства, а к праксиологическому, деятельному моменту его бытия.

Большинство государств современного мира являются демократическими. Демократическое государство - это публично-властным способом устроенное общество, достигшее в своем развитии стадии цивилизации, т.е. публично-властная организация народа. Именно государство как публично-властная структура имеет определение "социальное". Центральное звено организованной структуры государства - государственный аппарат. В число его полномочий входит аккумулирование и распределение национальных богатств, сообразно задачам, решаемым обществом. Однако государственный аппарат не единственный объект социальной деятельности, монопольно занимающийся ею. Практически все граждане государства в той или иной форме участвуют в этой деятельности, создавая всю массу материальных и социокультурных благ, которая затем аккумулируется и перераспределяется государственным аппаратом. Социальная деятельность современного государства, в которую вовлечено и которой охвачено все его население, мотивируется рядом причин. Заниматься ею государственно-организованное общество заставляет необходимость: 1) поддерживать некий доступный уровень жизни членов общества; 2) уменьшать остроту свойственной любому обществу социальной напряженности, предотвращать социальные конфликты и расколы в обществе; 3) соблюдать общечеловеческие ценности и международные стандарты цивилизованного общежития, выполнять международные договоренности; 4) выполнять предписания нравственного долга, претворять в жизнь моральные установки: альтруизм, милосердие, благотворительность. Все эти причины суть объективные, надличностные необходимости, которые детерминируют бытие государственно-организованного общества. Без их осознания, перевода в законы и официальные общеобязательные нормы поведения, воплощения в практические действия людей сохранение, развитие и устойчивость государства практически невозможны. Следует заметить, что в рамках социальной деятельности современного государства не происходит процесса взаимодействия. В контексте обсуждения проблемы "социальное государство - право" две внутренне сопряженные вещи вызывают первоочередной интерес. Одна - принцип взаимности, непременно действующий в социальном обмене, другая - притязания участников такого обмена к некоему лицу, призванному удовлетворять их потребность в чем-либо. Взаимность - имманентный признак социального обмена: при социальных взаимоотношениях никто не может получать нечто от других, ничего не давая взамен. В праве взаимность приобретает форму эквивалентности. Диапазон самых разнообразных ценностей, фигурирующих в эквивалентном обмене, достаточно велик. Точно определить их перечень вряд ли возможно. Но необходимо зафиксировать тот факт, что обладателями обмениваемых посредством права ценностей выступают не просто человеческие индивиды, а субъекты права, т.е. носители одновременно притязаний и обязанностей. В то же время эквивалентность обусловлена не только наличием обязанностей у субъектов права, но и соразмерностью объемов правомочий и обязанностей. Их диспропорции нарушают отношения формального равенства сторон. Современная социальная деятельность государства не содержит принципа эквивалентности, следовательно, протекает вне сферы права. Внеправовой характер проявляется также в том, что те блага, которые в ходе ее осуществления государственно-организованное общество предоставляет своим гражданам, поступают к ним на безвозмездной основе. Безвозмездность постепенно политиками и составителями конституций была заменена термином "бесплатность". Поколения людей воспитываются в твердой вере, что в государстве положено быть "бесплатному образованию", "бесплатному медицинскому обслуживанию", "бесплатному жилью" и т.д. Индивиду, который пребывает в уверенности о бесплатности названных благ, чужда потребность каким-либо образом возмещать доставляемые ему государством блага. Поскольку они ничего не стоят, естественно, нет никакого смысла оплачивать "бесплатное". В таком мире жизнь психологически комфортна, но в ней нет места праву. Социальных благ, появляющихся из ничего, создаваемых без всяких затрат, реальный социум не знает. Все производимые и перераспределяемые блага имеют реальное стоимостное измерение. Социальная деятельность современного государства, которая осуществляется на основе его одностороннего самообязывания, объективно совершенно необходима, целесообразна и полезна. Но о стимулах, направлениях и лимитах данной деятельности, об используемых в ней ресурсах, средствах и методах, о наступающих последствиях спорят постоянно и остро. Например, перераспределение экономических, социальных и политических благ по принципу "социальной справедливости", т.е. всем поровну. Перераспределение подобного типа приводит к асимметрии между субъектами предоставления и получения благ. Целесообразно и нравственно такое положение вещей, при котором трудоспособные члены государственно-организованного общества помогают людям, объективно неспособным нормально трудиться и содержать себя (дети, престарелые, инвалиды, жертвы природных и техногенных катастроф и т.п.). Однако нельзя столь позитивно оценить ситуацию поддержки тех, которые являются вполне трудоспособными и просто не умеют, а иногда и не хотят ценой собственных усилий обеспечить себе необходимый уровень жизни. Политические деятели, которые от имени государства сулят человеку избавление от нужды путем получения за счет государства необходимых средств к существованию, по сути, открывают этому человеку доступ к благам, которые не им созданы и лично ему самому не принадлежат. На современном этапе теоретики права, конституционалисты и социологи почти единодушны в том, что у государственно-организованного общества, бесспорно, есть обязанность заниматься социальной помощью, когда люди не в состоянии обеспечить себе минимальный прожиточный уровень. Такая обязанность прямо фиксируется в большинстве действующих конституций и конкретизируется в текущем законодательстве с одним решающим условием: первичная и главная обязанность обеспечить свое существование лежит на самом трудоспособном человеке. Требования подобного рода не очень охотно вспоминают и популяризируют теоретики и практики конституционализма. В частности, они будто бы опасаются акцентировать внимание на обязанности трудиться. Право выбора профессии, свобода определения места, времени, условий вознаграждения и т.п. предотвращают возможность бытования принудительного труда, поэтому императив "каждый обязан трудиться", провозглашаемый конституциями, ни в малейшей мере не узаконивает принуждение к труду. К тому же обязанность трудиться носит еще и истинно правовой характер, т.к. легализованная возможность определенного поведения субъекта действительно выступает правомочием, поскольку своей оборотной стороной имеет однородную с ним обязанность. Например, Конституция Японии в ч. 1 ст. 27 гласит: "Все имеют право на труд и обязаны трудиться". В ч. 2 ст. 58 Конституции Португальской Республики: "Обязанность трудиться неотделима от права на труд". Аналогичное положение предусматривает Конституция Испании в ч. 1 ст. 35: "Все испанцы обязаны трудиться и имеют право на труд". К сожалению, такой основополагающий правовой принцип, ставящий преграду социальному иждивенчеству, до сих пор отсутствует в российском законодательстве.

По сложившейся в науке о государстве и праве традиции авторов, которые пишут о социальном государстве, весьма интересует вопрос: является ли такое государство одновременно правовым? Если условиться определять правовое государство как государственно-организованное общество, в котором основные права и обязанности, свободы и ответственность человека становятся выше интересов государства и защищаются конституцией, институты публичной власти легитимны и легализованы, в котором существует разделение властей и независимость суда, то ответ положительный. Но стоит только ввести в предложенное определение принцип равенства предоставлений и получений - в положительном ответе придется усомниться. К тому же социальная деятельность государства оказывается по ряду позиций в разладе с реализацией основных гражданских и политических прав. Хрестоматийное подтверждение тому - "неустранимое и принципиальное состояние напряженности" между свободой и равенством. Мир права не оборудован под воцарение в нем социальной справедливости (фактического равенства). Он строится как совокупность горизонтальных обоюдных отношений между участниками универсального процесса социального взаимодействия. В этом мире нет сторон сильных и сторон слабых, а есть стороны, связанные друг с другом равенством в свободе, взаимными соразмерными правомочиями и обязанностями, равноценностью совершаемых предоставлений и получений. Навсегда избавиться от такого рода коллизий невозможно, однако есть шанс смягчить, умерить сшибку конфликтующих конституционных принципов путем нахождения компромисса, способного благоприятствовать развитию общества. Именно этот путь - путь поиска, нахождения и поддержания приемлемого компромисса, способного сохранять элементы каждого из них, удерживать необходимое равновесие, достичь прежде всего с помощью закона оптимальной комбинации права с другими социальными факторами, - и есть путь развития социального государства в конкретной общественно-исторической обстановке.

В настоящее время повсеместно при помощи правовых понятий общество как правотворец прибегает к определенной конструктивизации действительности. В процессе социального регулирования важнейшая роль также принадлежит праву, которое выступает как фактор прогресса и благодаря своим регулятивным качествам вносит в социальную жизнь организованность и порядок. Отечественная правовая наука в последние годы во многом переосмыслила известные, устоявшиеся правовые категории и находится в процессе постоянного выявления и поиска новых, нетрадиционных, путей исследования базовых и отраслевых аспектов права. Проведенные за последние десятилетия исследования в различных отраслях права, обусловленные возможностью приобщения к накопленному в этой сфере зарубежному опыту, дают ориентиры для обоснования новых идей. Одна из них, привлекающая достаточно серьезное внимание ученых, - идея формирования отрасли социального права. Вопрос о социальном праве поднимался еще в рамках советской правовой науки, но не находил положительного ответа. С принятием российской Конституции 1993 г. появились новые подходы, обусловившие позитивное восприятие идеи социального права. Ю.А. Тихомиров в учебнике "Публичное право" утверждает, что постепенно формируется отрасль публичного права, прямо обращенная к защите прав и законных интересов человека и гражданина, которую можно назвать гуманитарным или социальным правом. И.А. Ледях, анализируя опыт западных стран в работе "Социальное государство и права человека", отмечает, что законодательная конкретизация социальной государственности и обеспечение социальной защищенности человека в условиях рыночной экономики осуществляется путем формирования особой отрасли социального права. С.В. Поленина в работе "Законодательство в Российской Федерации" высказывает пожелание о том, чтобы в процессе кодификации работ законодатель не оставлял без внимания находящееся в процессе становления социальное право. Проблемам социального права и социального законодательства посвящено множество исследований современных юристов в рамках конституционного права. В числе поставленных основных задач, подлежащих разрешению в ходе исследований, большинство авторов указывает следующие: определение сущности и роли социального права в реализации социальной природы государства, системное обоснование конституционно-правового обеспечения социальной защиты населения, разработка направлений развития социального права, определение его предмета, метода, классификация его источников и составных частей. В современной научной литературе наметилось два подхода к проблеме социального права: широкий, когда к отраслям социального права относят трудовое, экологическое, предпринимательское, банковское и др., и узкий, когда социальное право понимается как право социального обеспечения, когда в качестве предмета регулирования, как правило, рассматриваются отношения в сфере социальной защиты населения. Некоторые авторы (Н.В. Путило, Е.М. Андреева, С.Д. Соловьева) усматривают непосредственную взаимосвязь между социальной защитой и социальными правами. Следует заметить, что в свете ст. 7 Конституции Российской Федерации и концепции социального государства применение термина "социальные права" требует более обоснованного подхода. Например, говоря о праве на охрану здоровья как социальном праве, следует обратить внимание на конституционное положение ст. 41 Конституции, согласно которой в Российской Федерации принимаются меры по развитию государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения. Как соотносится "социальное" право на охрану здоровья с тем же правом, реализуемым посредством получения медицинских услуг в дорогих частных клиниках? То же самое можно сказать о получении образования на платной основе в элитарных образовательных учреждениях и социальном праве на получение образования, о приобретении нескольких дорогих квартир и реализации социального права на жилище. Отдельные авторы употребляют термин "социальное право" достаточно произвольно, в самых разных контекстах, не предлагая при этом каких-либо пояснений. Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что проблема понимания социального права с точки зрения его системы, отраслевой идентификации, соотношения с другими отраслями права по-прежнему требует самого серьезного внимания правовой науки. Возрастание роли конституционного законодательства в рассматриваемой сфере является процессом объективным и неизбежным, что обусловлено заявленной Конституцией концепцией социального государства и конституционно-правовым институтом прав и свобод человека и гражданина, который возводится в ранг самостоятельной подотрасли. В литературе при исследовании вопроса о социальном праве авторы часто ссылаются на опыт развитых европейских стран. Необходимость исследования этого опыта связана с осуществлением в последние годы интеграционных процессов, в которых участвует и Россия. В реформе Европейского Экономического Сообщества много внимания уделяется социальным проблемам. Ставится задача создания единого европейского социального пространства путем социальной интеграции, которая является основой общеевропейской социальной политики и базисом экономического единства. Европейская политика демонстрирует не только существование вполне сформировавшейся отрасли социального права, но и наличие ее разных модификаций. Например, в Германии социальное право - это подотрасль трудового права, обособленная Социальным кодексом в отдельное структурное образование. Социальный кодекс ФРГ объединил на основе единых принципов в одном фундаментальном законодательном акте действующее социальное законодательство, разъединенное ранее по многочисленным отдельным законам, в которых бесконечный поток норм часто сопровождался дублированием, коллизиями, противоречивостью, что в совокупности порождало недоступность, невозможность ориентироваться в "нормативных дебрях". Итак, можно констатировать, что в вопросе о социальном праве на первое место фактически выходит проблема систематизации и кодификации законодательства. В связи с формированием всеобъемлющей системы социальной защиты идет усложнение системы социального обеспечения, происходит всестороннее интенсивное развитие социального страхования. Превалирующее ранее государственное начало (государственное социальное обеспечение) в условиях изменения экономических устоев общества уступает место общественной составляющей, отражающей заботу общества о своих членах в условиях рыночной экономики. Социальное обеспечение дифференцируется в зависимости от того, на какой финансовой основе предоставляются материальные блага - страховой или не страховой. Таким образом, уже сегодня можно видеть в рамках существующей отрасли права социального обеспечения предпосылки возникновения новой отрасли - социального права, нормы которого урегулируют отношения по предоставлению обществом своим членам материальных благ в случаях наступления социальных рисков и смогут обеспечить социальную защищенность человека и гражданина. Отрасль социального права может традиционно состоять из двух частей: 1) общей части, регулирующей сущность социального права, его основные параметры и их взаимосвязь с обществом, человеком и гражданином; 2) особенной части, регулирующей специфику различных подсистем социальной защиты населения (труд, здоровье, образование, пенсионное обеспечение, социальная защита отдельных категорий населения и т.д.). Система социального обеспечения (в ее сегодняшнем терминологическом обозначении) должна трансформироваться таким образом, чтобы в реализации социальных прав было больше "права". Нужна разумная осторожность законодателя, чуждая популизму, взвешенная оценка им тех экономических ресурсов государства, которыми оно может распоряжаться, чтобы реально выполнять принятые на себя социальные обязательства. Важна тенденция переноса законодателем центра тяжести социальной деятельности государства с акций социального обеспечения на формирование системы условий для возможно более полного использования трудового, интеллектуального, предпринимательского потенциала работоспособных граждан и стимулирования их личной ответственности за самореализацию личности на основе естественно-правовых идей о неотъемлемых правах человека. Необходимо законодательно создать такие механизмы, которые позволят все большему числу людей включиться в отношения формального равенства для обеспечения каждому достойного существования. В социальном государстве отрасль социального права не только возможна, но и необходима, поскольку слишком обширен и важен для жизни людей круг регулируемых ею общественных отношений.