Мудрый Юрист

Гражданско-правовой статус потребителя в сфере оказания информационных услуг *

<*> Sitdikova L.B. Civil-law status of consumer in the sphere of rendering information services.

Ситдикова Л.Б., заведующая кафедрой гражданского права и процесса Российского государственного социального университета, доктор юридических наук.

Опыт применения закона в судебной практике позволяет говорить о некоторых спорных моментах, носящих противоречивый характер и не способных в полной мере обеспечить реализацию прав потребителей в сфере оказания информационных услуг. Автором предлагается распространить действие Закона о защите прав потребителей и на юридических лиц.

Ключевые слова: потребитель, физическое и юридическое лицо, информация, информационная услуга, публичный договор.

Experience of application of law on judicial practice allows to note certain disputable issues which have controversial character and cannot ensure execution of rights of consumers in the sphere of information services. The author proposes to expand the action of Law on protection of rights of consumers to juridical persons.

Key words: consumer, natural and juridical person, information, information service, public contract.

Современный период развития цивилизации характеризуется переходом от индустриального общества к обществу информационному через внедрение информационных технологий во все сферы и направления деятельности человека. В основу всех информационных процессов, происходящих в обществе, положен феномен информации, природа и закономерности развития которого во многом предопределяют практику формирования и облик будущего информационного общества. Поэтому развитие информационных технологий требует прежде всего установления отвечающих этому правовых норм, способных регулировать отношения между его участниками.

Вместе с тем основой любых гражданско-правовых отношений по-прежнему остается гражданско-правовой договор. Для анализа и понимания правоотношений, регулирующих сферу оказания информационных услуг, остановимся на особенностях правового статуса потребителя.

По своей правовой природе договор возмездного оказания информационных услуг, по нашему мнению, следует относить к публичным договорам. Вопросы правовой природы публичного договора в последнее время освещаются достаточно широко <1>. В то же время цивилистическая научная мысль сводится к тому, что договор является публичным, если ему присущи следующие признаки:

КонсультантПлюс: примечание.

Статья А. Хвощинского "Публичный договор: защита частного интереса?" включена в информационный банк согласно публикации - "Бизнес-адвокат", 2000, N 9.

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: общие положения. М., 2001. С. 245 - 258; Калашникова Г.А. Публичный договор: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2002; Тотьев К. Публичный договор // Хозяйство и право. 1995. N 6. С. 3 - 7; Ларина Т.В. Особенности правового регулирования публичного договора в России // Юрист. 2004. N 4. С. 18 - 19; Хвощинский А. Публичный договор: защита частного интереса? // URL: www.spbpravo.ru/comm..php?id и др.<2> Постановление Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ" от 1 июля 1996 г. // Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.<3> Нарозников Н.К., Суденко В.В. Радиотелефонная сотовая связь: правовое регулирование оказание услуг: Учебно-практ. пособие. М., 2004. С. 30.

В связи с этим вызывает некоторое недоумение сужение субъектного состава в отношении применения правил о публичных договорах.

Так, в качестве потребителя (заказчика информации) могут выступать любое физическое, юридическое лицо, субъекты публичных образований, причем цель получения услуг в данном случае не влияет на квалификацию договора в качестве публичного.

Следует признать, что непосредственное воздействие в регулировании рассматриваемого нами договора играет Закон "О защите прав потребителей" <4> (далее - Закон), который распространяет свое действие на отношения, возникающие между потребителями и исполнителями, при выполнении работ и оказании услуг, устанавливает права потребителей на приобретение работ и услуг надлежащего качества и безопасных для жизни и здоровья потребителей, а также определяет механизм реализации этих прав.

<4> Закон РФ "О защите прав потребителей" от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 (в ред. от 25.11.2004) // ВСНД и ВС РФ. 1992. N 15. Ст. 766; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140; 2006. N 48. Ст. 4943.

В соответствии с определением, сформулированным законодателем, дефиниция понятия "потребитель" создает двусмысленность в квалификации публичного договора.

Так, законодатель, указав, что потребитель - это гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, выводит из сферы действия юридические лица, которые также выступают как потребители, приобретая товары (работы и услуги), не преследуя целей извлечения прибыли. М.И. Брагинский также обращает внимание на то, что применение ст. 426 ГК РФ в принципе возможно независимо от того, противостоит ли коммерческой организации в качестве потребителя гражданин или также и юридическое лицо <5>. Аналогичной точки зрения придерживается и А. Хвощинский, который, исследуя институт публичного договора в российском праве, приходит к выводу, что при определении критериев применения специальных правил, отступающих от принципа свободы договора и предоставляющих особые гарантии прав слабой стороны, основное внимание должно быть уделено не правовой природе такой стороны, как субъект права (физическое лицо, юридическое лицо, организационно-правовая форма и т.п.), а оценке условий и целей его участия в торговом обороте в целом и в данной конкретной сделке, в частности оценке того, является ли он случайным или профессиональным участником торговых отношений, в которые он вступает <6>.

<5> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 254.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья А. Хвощинского "Публичный договор: защита частного интереса?" включена в информационный банк согласно публикации - "Бизнес-адвокат", 2000, N 9.

<6> Хвощинский А. Публичный договор: защита частного интереса? // URL: www.spbpravo.ru/comm..php?id.

Имеется и другая точка зрения <7>, в соответствии с которой, исходя из субъектного состава и целей приобретения периодических печатных изданий по подписке, С.В. Алексеев выделяет две группы договоров:

<7> Алексеев С.В. Правовое регулирование маркетинговой деятельности. М., 2003. С. 106 - 107.

Вышеприведенный автор, выделяя два вида договора, по нашему мнению, исходил из ст. 426 ГК РФ, в соответствии с которой договоры о подписке на периодические печатные издания, заключаемые с гражданами-подписчиками, квалифицируются как публичные договоры.

Учитывая, что целью распространения режима публичного договора на отдельные его виды является защита слабой стороны в организационно-правовом отношении, по нашему мнению, следовало бы расширить субъектный состав. По мнению Э. Корнилова, "законодатель, давая такое определение, ущемляет их потребительские права, вернее, права отдельных физических лиц, вкупе образующих одно юридическое" <8>. Е.А. Мищенко <9> также полагает, что "гражданин как лицо, наиболее уязвимое в правовых отношениях, возникающих при заключении договора об оказании информационных услуг, безусловно, нуждается в дополнительных гарантиях своих прав". Аналогичной точки зрения придерживается автор статьи: "...юридическое лицо (некоммерческая организация), заказывающее информационные услуги для нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, также выступает в качестве потребителя, который хотя и является профессионалом в своей сфере деятельности, но не обладает всей полнотой знаний в сфере информационных услуг" <10>.

<8> В качестве примера автор приводит ситуацию, когда коллектив ЖЭКа, приобретший для нужд своих сотрудников холодильник, оказавшийся неисправным, не может воспользоваться возможностями по защите своих ущемленных прав, предоставленных законом. См.: Корнилов Э. Юридическое лицо как потребитель // Закон. 1999. N 3. С. 120.
<9> Мищенко Е.А. Публичный договор бытового подряда // Юрист. 2003. N 7. С. 27.
<10> Ситдикова Л.Б. Теоретические и практические проблемы правового регулирования информационных и консультационных услуг в гражданском праве России. М., 2008. С. 65 - 66.

Эту мысль подтверждает и отраженный в ГОСТ 7.73-96 подход, который под понятием "потребитель информации" понимает лицо или коллектив, получающие и использующие информацию в практической деятельности <11>.

<11> Пункт 3.1.6 ГОСТ 7.73-96. См.: Постановление Госстандарта РФ "Поиск и распространение информации. Термины и определения. ГОСТ 7.73-96" от 13 февраля 1997 г. N 53. М., 1997.

Таким образом, буквальное толкование понятия "потребитель" применительно к информационным услугам позволяет отнести к ним и определенную категорию юридических лиц и публичных образований, получающих определенные виды услуг и не использующих их в коммерческих целях.

При изучении вопроса о субъектном составе публичного договора показательна в этом плане судебная практика <12>.

<12> Постановление ФАС Московского округа от 7 июля 1999 г. по делу N КА-А40/2041-98 "О передаче дела о взыскании задолженности по договору об оказании услуг" // СПС "КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика".

Так, Дальневосточный информационный центр (ДИЦ) - услугодатель и АОЗТ "Телекомпания ВИД" - потребитель информации заключили договор на предоставление информационных услуг. ДИЦ обязался поставлять подписчику, ответчику по делу, дважды в месяц информационные материалы за ежемесячно перечисляемую на расчетный счет денежную плату. Информация должна была передаваться посредством электронной почты.

Как следует из рассматриваемого нами дела, в качестве потребителя выступает АОЗТ "Телекомпания ВИД" - юридическое лицо.

Опыт применения Закона в судебной практике позволяет говорить о некоторых спорных моментах, носящих противоречивый характер и не способных в полной мере обеспечить реализацию прав потребителей.

Следует также отметить, что термин "потребитель" активно используется в зарубежном праве и практике. Так, в ряде государств (Франция, Англия, США) термин "потребитель" используется в законодательстве без любых дефиниций, он введен в обращение судебной практикой и доктриной. Расширительное толкование понятия "потребитель" приводится в ГАТС, под ним понимается любое физическое или юридическое лицо, получающее или использующее услугу, а поставщик услуги - любое лицо, поставляющее услугу.

В современной зарубежной юридической литературе также можно встретить позицию, согласно которой потребителями могут выступать не только граждане, но и юридические лица, если они вступают в правоотношения не с целью осуществления предпринимательской деятельности. Собранный накопленный судебный опыт свидетельствует, что в качестве потребителей признают покупателей (не с целью перепродажи) товаров широкого потребления.

Если рассматривать понятие "потребитель" в социально-экономическом понимании, это не только индивид, но и группа индивидов, а также неопределенный круг индивидов, которые могут быть не только физическими, но и юридическими лицами. Данное положение полностью согласовывается и с ГОСТ 7.73-96 ("Поиск и распространение информации. Термины и определения"), который под понятием "потребитель информации" понимает лицо или коллектив, получающие и использующие информацию в практической деятельности. Буквальное толкование понятия "потребитель" применительно к информационным услугам позволяет отнести к ним и определенную категорию юридических лиц и публичных образований, получающих определенные виды услуг и не использующих их в коммерческих целях.

Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости проведения унификации понятия "потребитель" путем внесения в преамбулу Закона, дополнив после слов "гражданин" словами "...и (или) юридическое лицо", и далее - по тексту. Соответственно понятие "потребитель" изложить в следующей редакции: "Потребитель - гражданин и (или) юридическое лицо, имеющие намерение заказать или приобрести либо заказывающие, приобретающие или использующие товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности".

Необходимость сделанных дополнений обусловлена усовершенствованием правовых норм, требующих своего развития в части защиты прав потребителей, в том числе и в сфере предоставления информационных и консультационных услуг, а также в приведении норм российского законодательства в соответствие с формулировками норм, принятых Генеральным соглашением по торговле услугами (ГАТС/GATS), в связи с перспективой вхождения России во Всемирную торговую организацию (ВТО).