Мудрый Юрист

Формирование доктрины социального контроля над преступностью и ее развитие в республике Казахстан *

<*> Mukanov R.Zh. (Moscow) Forming of social doctrine control of criminality and its development in the Republic of Kazakhstan.

Муканов Руслан Жумагатович - кандидат юридических наук, докторант кафедры криминологии Московского университета МВД России (Москва).

Анализируются теоретические и исторические предпосылки формирования доктрины социального контроля над преступностью и ее развитие в Республике Казахстан. Указаны основные факторы, послужившие становлению и развитию данной теории. Отражена сущность категории "социальный контроль" применительно к преступности.

Ключевые слова: социальный контроль, преступность, борьба с преступностью, предупреждение преступности.

Theoretical and historical preconditions of social control of criminality doctrine formation and its development in the Republic of Kazakhstan are analyzed. The author points out the need of optimal model of social control of criminality creation, forming of effective and consistent policy in the sphere of criminal justice, harmonization of relations between the law enforcement bodies and the citizens and civil society role in control of criminality in the Republic of Kazakhstan.

Key words: social control, criminality, struggle with criminality, criminality prevention.

Предваряя настоящую статью изложением теоретических и исторических предпосылок, послуживших основой формирования и развития доктрины социального контроля над преступностью, нельзя не отметить, что эволюция данной теории происходила под влиянием социально-философской мысли. Безусловно, содержание категории социального контроля трансформировалось в связи с объективными общественными процессами, обусловливавшими, в свою очередь, познание и переосмысление сущности таких взаимосвязанных с ним категорий, как право, государство, общество, личность, социальный порядок, социальное регулирование и др.

Абстрагируясь от точного определения социального контроля, следует сказать, что он, будучи органически связанным с государственным устройством, характером власти, степенью соотношения естественного и позитивного права, состоянием нравственности общества и т.д., является в некоторой степени отражением состояния общественного организма в целом, свидетельствует о направлении его развития, основных его тенденциях и закономерностях.

Не случайно еще Г.В.Ф. Гегель полагал, что формы контроля над преступностью "даже в большей степени характеризуют данное общество, чем сама преступность" <1>.

<1> Гегель Г. Философия права. М., 1986. С. 256.

Говоря об истоках данной теории, следует указать, что основы концепции социального контроля как функции обеспечения социального порядка, правопорядка, как механизм, способствующий гармоничному развитию общества, рассматривались задолго до становления собственно теории социального контроля и появления термина "социальный контроль".

Уже Платон и Аристотель выделили всеобщую форму общества в качестве устойчивых отношений координации и иерархии входящих в него элементов (семья, государство, публичная деятельность и т.д.) <2>. В теориях общественного договора Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо предложены альтернативные варианты обеспечения социального порядка <3>. По Гоббсу, безопасность и порядок в обществе может обеспечить лишь добровольная уступка каждым гражданином своей индивидуальной власти в пользу суверена ради прекращения "войны всех против всех" и, таким образом, защиты своей жизни и собственности. Для этих целей складываются вначале имплицитные, а затем и закрепленные письменно договоры между суверенами и их подданными (общественные договоры). "Природные законы" - личный интерес и стяжательство - лежат в основе социального договора, предложенного Локком. Руссо ввел идею "всеобщей воли" как стержня социального контракта; она предполагает полное равенство индивидов и их участие в делах общества как непременные условия действенности "социального контракта".

<2> Антология мировой политической мысли: В 5 т. / Рук. проекта Г.Ю. Семигин. М., 1997; Платон. Государство. Закон. Политика. М., 1998; Аристотель. Политика. Афинская политика / Предисл. Е.И. Темнова. М., 1997.
<3> Гоббс Т. Сочинения: В 2 т. М., 1964. Т. 2. С. 179; Локк Дж. Два трактата о правлении // Сочинения: В 3 т. / Пер. с англ. и лат. М., 1988. Т. 3. С. 376; Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. М., 1998.

В последующих моделях социального порядка и контроля представлены в разных пропорциях и модификациях идеи "общественного договора", связанные с идейным наследием классиков социальной и политической мысли, что отражается и в собственно социологических теориях.

Основным вкладом в исследование сущности социального контроля, его механизмов, структуры и т.д. являются труды таких мыслителей, как О. Конт, Г. Спенсер, К. Маркс, Э. Дюркгейм, У. Самнер, Г. Тард, Э. Росс, Р. Парк, Ла-Пьер, М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс, Р. Мертон, Н. Луман, М. Фуко, Г. Маркузе, Ю. Хабермас и др. Большое значение в познании сущности социального контроля с позиции социальной психологии имеют, например, работы З. Фрейда, Э. Фромма, Т. Шибутани.

Говоря непосредственно о становлении концепции социального контроля, следует отметить, что как самостоятельное направление теория социального контроля зародилась в конце XIX в., существенным стимулом для ее разработки стала сама атмосфера эпохи с ее революционными бурями и социально-политическими переменами. Именно в тот период было положено начало интерпретации социального контроля прежде всего как способа стабилизации общественных отношений, как своеобразного механизма, содействующего устранению дезорганизации и сохранению качественной определенности системы.

Появление в науке термина "социальный контроль" связано с именем Г. Тарда. В своей работе "Коммуникация и социальное влияние" Тард ввел названное понятие, определив его как "средство, инструмент возвращения лиц с антиобщественным поведением к общественно значимой деятельности", к поведению, соответствующему общепринятым социальным нормам <4>.

<4> Tarde G. On Communication and Social Influence. Chicago, 1969. P. 256.

По мнению Тарда, действие механизма социального контроля направлено на подчинение индивида группе. Это достигается за счет функционирования его как "духовно-психологической системы". Цель такой системы - ограничение роста потребностей, удовлетворение которых невозможно в данный момент из-за недостаточного развития существующих социальных институтов <5>. Кстати, именно невозможность удовлетворения растущих потребностей индивида и приводит, по словам Тарда, к антиобщественному поведению. Таким образом, стремление представителей социальных институтов общества к стабильности вызывает необходимость действия механизма социального контроля, так как он способен обеспечить "конформное поведение индивидов" в рамках этих институтов.

<5> Ibid. P. 271.

Рассматривая социальный контроль как неотъемлемый элемент функционирования общества, Тард вместе с тем только заложил основу теории социального контроля, предоставив своим последователям возможность более тщательной ее разработки. Становление теории социального контроля связано в первую очередь с именами Э. Росса и Р. Парка.

Концепция социального контроля Росса базируется на понятиях "естественное состояние" (или "естественный порядок") и "социальный порядок" <6>. Для установления первого достаточно действия "естественной моральной мотивации" (включающей такие человеческие качества, как общительность, способность к симпатии, чувство справедливости и др.). Однако для установления социального порядка этого недостаточно. Здесь необходимо действие механизма социального контроля, который Росс определял как преднамеренное влияние общества на поведение индивида. Суть его действия в следующем: социальный контроль ограничивает абсолютную свободу индивида и создает систему норм регулирования естественного порядка. Как и у Гоббса, у Росса люди добровольно отказываются от части своих прав, результатом чего является заключение "социального договора", гарантирующего социальный порядок <7>.

<6> Ross E.A. Social Control. A Survey of the Foundations Order. Cleveland; L., 1969. P. 9.
<7> Ibid. P. 376.

Росс своеобразно решал вопрос об участниках социального контроля. Не называя как такового субъекта социального контроля, в качестве агента (исполнителя) контроля он рассматривал общество, утверждая, что "контроль, который мы имеем какое-нибудь право называть социальным, опирается на авторитет всего общества". Однако ниже Росс указывал все же на то, что во главе социального контроля стоит меньшинство (т.е. элита), в подчинении у которого находится большинство населения.

Парк, в свою очередь, понимал социальный контроль как "соотношение социальных сил и человеческой природы". Понятие "социальный контроль" является ключевым у Парка при исследовании всех вопросов, связанных с природой и взаимоотношениями индивида и общества. Если общество рассматривалось Парком как организация корпоративного действия и существования, то социальный контроль - это способ поддержания такой организации в ее постоянно изменяющихся формах. Отсюда следует, что социальный контроль как "универсальная форма общечеловеческого контроля" присущ любому типу общества.

Основная роль социального контроля, по Парку, обеспечение преобразования совокупности индивидов в общество с присущими ему коллективными ценностями и нормами; основная функция - "организовывать, интегрировать и направлять энергию индивидов, составляющих общество" <8>. Особое значение в функционировании социального контроля Парк отводил действию социокультурных, экономических, политических, моральных и других институтов на природу человека.

<8> Park R.E. On Social Control and Social Behavior. Chicago, 1969. P. 185 - 198.

Указывая на надысторический характер социального контроля, Парк отмечал, что различны лишь формы, в которых социальный контроль проявляется: от ритуалов, табу, традиций, обычаев, общественного мнения до конкретных функций поддержания социального порядка, выполняемых определенными социальными институтами. Е.М. Кузнецова утверждает, что "эта объективная закономерность, отмеченная Парком, неоднократно критиковалась советскими исследователями в силу господствующей идеологии, не позволявшей признать наличие такого социального контроля в советском обществе" <9>.

<9> Кузнецова Е.М. Социальный контроль как элемент социального управления: Дис. ... канд. филос. наук. Омск, 2006. С. 23.

Проблема социального контроля, в том числе контроля над преступностью, достаточно глубоко исследовалась советскими учеными. Можно сказать, что концепция социального контроля была криминологически обусловлена, о чем свидетельствует ряд исследований. При этом парадигма, лежащая в основе теории социального контроля советской эпохи, безусловно, имела социоцентристский характер.

Активная разработка данного направления началась в 70-х гг. прошлого столетия. Одним из первых затронул указанную проблему К.Е. Игошев, который, рассматривая сущность социального контроля, отмечал: "Практически социальный контроль осуществляется в двух основных направлениях: во-первых, путем общественного воздействия на личность, основанного на нравственных принципах и нормах; во-вторых, путем государственного и общественного воздействия, строго урегулированного нормами права" <10>.

<10> Игошев К.Е. Социальный контроль и профилактика преступлений. Горький, 1976. С. 92.

Впоследствии этой проблематике уделяли внимание Я.И. Гилинский, И.В. Шмаров, А.М. Яковлев, В.Н. Кудрявцев и др.

Концепция контроля над преступностью начала активно развиваться в связи с социально-политическими изменениями. Крушение "железного занавеса" и идеологических преград для многих исследователей обнажило иллюзорность такого целеполагания, как искоренение и ликвидация преступности. Состояние, к которому все стремительней приближалась страна, давно было знакомо многим государствам как криминальная реальность. В этих странах концепция относительно толерантного отношения к преступности как неизбежному спутнику человечества все более утверждалась и уже непосредственно отражалась в нормотворческой и правоприменительной деятельности.

Данные обстоятельства послужили для государств "переходного" типа основным аргументом в пользу объективного восприятия реальных масштабов, глубины и "жизнеспособности" преступности, необходимости применения мер в отношении ее. В связи с этим методология большинства исследований в области преступности, механизма детерминации, мер предупреждения стала постепенно развиваться в направлении реалистичного и разумного целеполагания в сфере противодействия преступности.

Одним из первых подтверждений указанного обстоятельства (и ориентиром на него) стало утверждение академика В.Н. Кудрявцева о том, что "борьба с преступностью не может иметь своей целью ее окончательную ликвидацию", как в свое время провозглашалось КПСС, но должна быть ориентирована на стабилизацию и снижение ее уровня - как по видам преступлений, так и в географическом (региональном) разрезе. Цель этой борьбы - контроль за состоянием, структурой и динамикой преступности, минимизация всех ее показателей, т.е. сведение к относительно невысокому уровню <11>.

<11> Кудрявцев В.Н. Популярная криминология. М., 1998. С. 130.

Ю.М. Антонян в связи с этим отмечал: "Мы должны исходить из того, что ликвидировать преступность невозможно, но можно и нужно удерживать ее на некоем цивилизованном уровне, при котором отсутствует постоянная и явная угроза жизни, здоровью, достоинству и собственности основной массы населения" <12>.

<12> Антонян Ю.М. Криминология. Избранные лекции. М., 2004. С. 141.

В части оптимального терминологического определения процесса противодействия преступности В.Н. Кудрявцев, сторонник парадигмы "борьбы с преступностью", вместе с тем указал, что "существует, однако, и более приемлемое понимание термина "контроль над преступностью", вытекающее из социологического понятия "социальный контроль". Поэтому представляется вполне применимой классификация, согласно которой выделяют следующие методы социального контроля над преступностью: информационный - разъяснение норм права, ценностей права и морали; применение санкций - наказание преступников; социальная профилактика - устранение внешних причин и условий антисоциального поведения; медико-биологическое воздействие - преодоление внутренних причин отклонения от нормы" <13>.

<13> Кудрявцев В. К Стратегии борьбы с преступностью. М., 2003. С. 36.

Согласно социологической теории социальный контроль это механизм, с помощью которого общество и его подразделения (группы и организации) обеспечивают соблюдение ограничений или условий, нарушение которых наносит ущерб функционированию социальной системы <14>.

<14> Советский энциклопедический словарь. 4-е изд. М., 1988. С. 1252.

По мнению Я.И. Гилинского, под социальным контролем следует понимать совокупность средств и методов воздействия общества на нежелательные (включая преступность) формы девиантного поведения с целью их устранения или сокращения, минимизации <15>.

<15> Гилинский Я.И. Криминология. Теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. СПб., 2002. С. 296 - 317.

В целом социальный контроль сводится к тому, что общество через свои институты задает ценности и нормы; обеспечивает их трансляцию (передачу) и социализацию (усвоение, интериоризацию индивидами); поощряет за соблюдение норм (конформизм) или допустимое, с точки зрения общества, реформирование; упрекает (наказывает) за нарушение норм; принимает меры по предупреждению (профилактике, превенции) нежелательных форм поведения. В гипотетически идеальном (а потому нереальном) случае общество обеспечивает полную социализацию своих членов, и тогда не требуется ни наказаний, ни поощрений <16>.

<16> Гилинский Я. Криминология: Курс лекций. СПб., 2002. С. 305.

В таком понимании социальный контроль над преступностью включает "борьбу" посредством наказания (репрессий) и профилактику (превенцию) <17>.

<17> Социальный контроль над девиантностью. СПб., 1998. С. 8.

В настоящее время концепция социального контроля над преступностью имеет ряд интерпретаций, во многом схожих по содержанию.

С точки зрения Я.И. Гилинского, контроль над преступностью подразумевает: криминализацию, пенализацию, формирование институтов формального социального контроля, определение порядка деятельности учреждений и должностных лиц, деятельность этих учреждений и должностных лиц, деятельность институтов, организаций и лиц по осуществлению неформального контроля, деятельность институтов, учреждений и лиц по профилактике (предупреждению) преступлений <18>.

<18> Гилинский Я.И. Криминология: Курс лекций. С. 308.

Под социальным контролем над преступностью А.М. Яковлев понимает "деятельность... осуществляемую государственными органами и институтами гражданского общества, преследующую цель эффективного воздействия на криминогенные факторы социальной среды" <19>.

<19> Цит. по: Лунеев В.В. Углубление социального контроля преступности - одна из предпосылок решения социально-экономических проблем: Материалы Круглого стола // Государство и право. 1999. N 9. С. 70.

С.Я. Лебедев считает, что "контроль над преступностью можно рассматривать (в широком смысле) как основанную на законе деятельность государства, общества и отдельных граждан по удержанию преступности в социально приемлемых для данного периода рамках" <20>.

<20> Лебедев С.Я. Что делать с преступностью: бороться или контролировать? // Криминологический журн. 2002. N 1.

А.Н. Харитонов рассматривает государственный контроль над преступностью как "законную деятельность системы компетентных органов и их представителей по сдерживанию отклоняющегося (общественно опасного) поведения людей" <21>.

<21> Харитонов А.Н. Государственный контроль над преступностью. Теоретические и правовые проблемы. Омск, 1997. С. 10.

При этом, по мнению В.В. Лунеева, социально-правовой контроль нельзя рассматривать как репрессивную деятельность. Это контроль криминологический, предупредительный, хотя в него и входит уголовно-правовая составляющая, когда предупреждение не сработало. Социально-правовой контроль предполагает организацию жизни и деятельности на основе законов, принятых демократическим путем. Это контроль экономический, финансовый, бюджетный, валютный, экспортный, таможенный, налоговый, пограничный, миграционный, экологический, торговый, санитарный, пробирный, а также прокурорский, судебный, уголовно-правовой и т.д. <22>.

<22> Лунеев В.В. Указ. соч. С. 63.

Предупредительная роль социального контроля над преступностью подтверждается серьезными международными исследованиями <23>.

<23> Adler F. Nations not Obsessed with Crime Littleton. Colorado, 1983.

В связи с этим, принимая во внимание как закономерности самой преступности, так и исторический опыт в области противодействия ей, вполне обоснованна доктрина, согласно которой в настоящее время существует необходимость не радикальной "борьбы" с преступностью и не абстрактного ее "предупреждения", а вполне адекватного современным реалиям "социального контроля", базирующегося на демократической и правовой основе.

В казахстанской юридической науке сторонником данного подхода выступает Б.Х. Толеубекова на основании "убеждения в необходимости восприятия и развития идеи контроля (социального, государственного, политического, экономического, правового, организационного) над преступностью, которая представляется более продуктивной, продиктованной эволюцией и характером развития учения о причинах и условиях преступности... Признавая доктрину борьбы с преступностью тупиковой, полагаем нерациональным полный отказ от этой борьбы. Но при этом борьба... всего лишь один из способов достижения целей общенациональной доктрины, понимаемой нами как контроль над преступностью" <24>.

<24> Толеубекова Б.Х. Проблемы совершенствования борьбы с преступлениями, совершаемыми с использованием компьютерной техники: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Алматы, 1998. С. 4 - 5.

И.В. Корзун по этому поводу отмечает: "К числу важнейших направлений в сфере уголовной юстиции следует относить восприятие проблем контроля над преступностью на социально-психологическом, можно даже сказать, идеологическом, уровне. Живя в новых социально-экономических условиях, граждане должны воспринять как должное, что преступность - это вечный спутник человечества, что преступность - это норма. Причем рост преступности - это не социальная патология, а общемировая закономерность и научно доказанная тенденция. Исходя из этого, новая идеология противодействия преступности должна нести в себе элементы толерантности" <25>.

<25> Корзун И.В. О некоторых приоритетах государственной политики в сфере уголовной юстиции // Современные проблемы уголовной политики и правового воспитания: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. Караганда, 2006.

Актуальность данной проблематики применительно к Республике Казахстан заключается в необходимости создания оптимальной модели социально-правового контроля над преступностью, формирования эффективной и последовательной политики в сфере уголовной юстиции, гармонизации отношений между правоохранительными органами и гражданами и оптимизации роли гражданского общества в области контроля над преступностью. Развитие указанных составляющих, безусловно, должно осуществляться на основе позитивного зарубежного опыта с учетом национальной специфики и правовых традиций.