Мудрый Юрист

Кодификация трудового законодательства ЕвраЗЭС - основа согласования и совершенствования национальной правовой политики в сфере труда *

<*> Abalduev V.A. (Saratov) Codification of labour legislation of the EurAsEC - a basis of coordination and perfection of national legal policy in labour area.

Абалдуев Владимир Александрович - кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой трудового права Саратовской государственной академии права (Саратов).

Материал является экспертным заключением по проекту Основ трудового законодательства ЕврАзЭС, представленному на рассмотрение IV сессии Европейско-Азиатского правового конгресса (19 - 20 мая 2010 г.). Автор анализирует юридическую концепцию проекта с позиций юридической формы исполнения и содержания предлагаемых норм по институтам трудового права. Проект Основ оценивается с использованием данных об участии государств в актах МОТ и с позиций интеграции правовой политики в сфере труда.

Ключевые слова: правовая политика, ЕврАзЭС, государственное управление трудом, гармонизация трудового права, Основы трудового законодательства, международный договор, конвенции МОТ.

Article represents expert's judgement on the project of Bases of the labour legislation of the EurAsEC, submitted to consideration of the 4th session of congress. The author analyzes the legal concept of the project from positions of the legal form of execution and the content of offered norms on the braches of the labour law. The project of Bases is estimated with the use of data on participation of the states in acts of the ILO and from positions of integration of legal policy in labour area.

Key words: legal policy, the EurAsEC, harmonization of the labour law, the Bases of the labour legislation, international agreement, conventions of the ILO.

Государственной политикой в сфере труда является легализованная в правовых актах государственная деятельность по управлению трудом. Государственное управление трудом как форма правовой политики - это юридическое закрепление целей, задач, направлений, основных начал регламентации несамостоятельного труда, а также фактическое состояние и уровень реализации в праве программных идей и положений.

Такая политика объективно не может ограничиваться рамками одного государства, но охватывает систему международно-правового регулирования труда, национальные стандарты и направления правового регулирования труда, конкретные правовые решения в области регулирования труда, принимаемые на всех уровнях и во всех областях правового регулирования труда.

Все существующие ныне международно-правовые регуляторы труда связывают возможность реализации политических решений в сфере труда с нормативно-правовой базой, на основе которой данные решения могут быть воплощены в жизнь.

Наиболее полно и конкретизированно национальная трудовая политика как функция государства в социальной сфере представлена в Конвенции Международной организации труда N 150 "О регулировании вопросов труда: роль, функции и организация" (1978 г.) <1>: это деятельность по государственному управлению трудом - "государственному регулированию вопросов труда".

<1> Ратифицирована РФ 11 апреля 1998 г. (СЗ РФ. 2001. N 50. Ст. 4651).

В зависимости от степени общности и сферы реализации правовых установлений государственная политика формируется на международно-правовом, национальном и региональном уровнях правового регулирования труда.

Международно-правовыми актами определяются наиболее общие, принципиальные, базовые, фундаментальные, единые для государств-участников элементы государственной политики в сфере труда. Международно-правовая политика в сфере труда как система правовых актов имеет сложную структуру. Она соответствует системе международного трудового права, в рамках которой можно говорить о международно-правовой политике государств - членов Международной организации труда (далее - МОТ), международно-правовой политике государств - членов Совета Европы, международно-правовой политике государств - членов Содружества Независимых Государств, международно-правовой политике Организации американских государств, международно-правовой политике государств - участников иных международных (в том числе региональных) сообществ <2>.

<2> Примеры международно-правовых актов различных сообществ государств см.: Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право: Учеб. для вузов. М., 1999. С. 534 - 584, 606 - 669.

Согласованная международно-правовая политика может вырабатываться и осуществляться в сообществах, объединяющих два государства-участника (например, Союзное государство Российской Федерации и Республики Беларусь), или устанавливаться государствами на основе международно-правовых договоров по различным аспектам сотрудничества в сфере труда.

При этом на национальную политику в сфере труда и национальное законодательство одного государства оказывают весьма сложное, комплексное и подчас разнонаправленное влияние международные сообщества, акты которых являются для данного государства юридически значимыми.

Международно-правовое регулирование труда, основанное на согласовании интересов различных государств, в свою очередь, не может не отражать национальные государственные политические решения. Позиция того или иного государства, принятая сообществом, приобретает статус международно-правовой.

Таким образом, механизм формирования и реализации государственной международно-правовой политики в сфере труда - это отражение в актах международного трудового права согласованной политики государств - участников международного сообщества и реализация в актах национального уровня принятых государством международных стандартов труда.

Обсуждаемая концепция проекта Основ трудового законодательства ЕврАзЭС разработана в соответствии с Рекомендациями по гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕврАзЭС, одобренными Постановлением МПА ЕврАзЭС от 13 мая 2009 г. N 10 - 13.

Предлагаемые Основы в системе международно-правового регулирования труда, по классификации И.Я. Киселева, занимают место регионального правового акта, определяющего международно-правовую политику в сфере труда для государств - членов ЕврАзЭС.

Факторы социально-экономического и правового характера, обусловившие необходимость разработки такого правового акта, достаточно детально изложены в проекте, объективные предпосылки указанного документа совершенно очевидны.

В Рекомендациях МПА ЕврАзЭС от 13 мая 2009 г. объясняется и выбор названия разрабатываемого акта. Данное название (Основы трудового законодательства), безусловно, имеет неоспоримые преимущества в сравнении с модельным законом или соглашением. Однако полагаем, что оно нуждается в дополнительном обсуждении и, возможно, корректировке.

Название "основы" формально соответствует ст. 7 Договора об учреждении экономического сообщества (ЕврАзЭС) от 10 октября 2000 г. N 79 (Межпарламентская Ассамблея разрабатывает Основы законодательства в базовых сферах правоотношений) и п. 5 Положения о Межгосударственном совете ЕврАзЭС от 31 мая 2001 г. (Межгоссовет рассматривает проекты Основ законодательства). Вместе с тем данный термин применительно к международно-правовым соглашениям, в том числе к соглашениям в сфере труда, в международном праве не является общепринятым. Анализ действующих международно-правовых источников права показывает, что Основы как акт международного уровня до настоящего времени не принимались.

Безусловно, название "основы" подчеркивает единство правового регулирования и юридическую значимость правового акта. Этот акт призван обеспечить должную степень интеграции правовой политики государств.

Тем не менее считаем целесообразным еще раз оценить данное определение именно с позиций его соответствия международно-правовым источникам права. Категория "основы", как известно, применялась и применяется как название кодифицированного акта, действующего в рамках одного, в том числе федеративного, государства (СССР, РФ). Кроме того, термин "законодательство" к международно-правовым источникам также вряд ли применим.

Представляется, что такое название оправданно при принятии Основ трудового законодательства РФ и Республики Беларусь, поскольку речь идет о Союзном государстве. Для ЕврАзЭС как сообщества государств целесообразно принятие хартии, конвенции или иного правового акта, отражающего начала согласованной правовой политики в сфере труда.

По общепринятой в международном праве терминологии данный акт является не чем иным, как международным договором (соглашением) о труде, тогда его правовая значимость становится понятной и не требует специальной оговорки в самом соглашении. Если определить Основы как правовой акт (соглашение), то указанный документ в соответствии с учредительными актами ЕврАзЭС и положениями о его органах вступает в силу после принятия Межгосударственным советом и подписания его членами на уровне глав государств и проведения внутригосударственных процедур ратификации (признания).

Представляется, что на рассмотрение Межгосударственного совета следует выносить не Основы трудового законодательства, а соглашение о принятии Основ, преамбулу Основ - построить как соглашение об установлении единых правил регулирования труда по образцу конвенций МОТ и иных международных соглашений такого рода.

В п. 5 Положения о Межгоссовете ЕврАзЭС целесообразно закрепить, кроме рассмотрения, принятие соответствующих правовых актов Сообщества. В Договоре об учреждении ЕврАзЭС и Положении о Межгоссовете ЕврАзЭС имеет смысл оговорить возможность принятия не только Основ законодательства, которые являются весьма спорными, но и более широкого спектра документов, не ограничивая решения только Основами (например, международно-правовых актов, регулирующих отношения, составляющие предмет совместной деятельности членов ЕврАзЭС).

В концепции проекта Основ предлагается определить их роль в системе источников национального трудового права государств - членов ЕврАзЭС путем включения в Основы нормы, устанавливающей их приоритет как международного правового акта. Обычно юридическая сила Основ на уровне государства вопросов не вызывает, но применительно к Основам как акту международно-правового уровня юридическое значение требует обоснования и закрепления в тексте проектируемого источника.

Поскольку проектируемые Основы - это, прежде всего, акт, отражающий основные направления, цели, задачи и ориентиры межгосударственной и национальной стратегической политики в сфере труда, то их принятию, полагаем, должно предшествовать принятие на уровне глав государств или глав правительств Декларации (иного согласованного решения) о правовой политике ЕврАзЭС в сфере труда, которая исходя из такого решения будет реализована в Основах.

Для этого целесообразно сопоставить концептуальные положения не только трудовых кодексов, но и иных актов о правовой политике всех государств-участников для выработки единых решений на этот счет. В частности, имело бы смысл отразить в проекте и вопросы политики трудовой занятости, социальной защиты незанятых граждан, которые детально представлены в актах МОТ, но в проект Основ не вошли.

В Общих положениях проектируемого акта предлагаем отразить его роль в согласовании, формировании и реализации национальных правовых политик в сфере труда. Возможна следующая редакция данного положения: "Служат целям достижения наиболее оптимального согласования направлений государственной деятельности в сфере труда, отражают взаимосогласованную правовую политику государств-участников в сфере правового регулирования труда и обеспечивают ее наиболее полную реализацию в отношениях, регулируемых трудовым правом".

В этом смысле проектируемый правовой акт определяется как достигнутый уровень согласования правового взаимодействия государств по гармонизации трудового законодательства, а также как основа согласования национальной правовой политики и ориентир для дальнейшего совершенствования национального трудового права в согласованном контексте.

Верной по существу и точно отражающей место проектируемых Основ в системе источников международного трудового права является концепция исполнения проекта с максимально полным учетом международно-правовых актов ООН, конвенций и иных актов Международной организации труда.

Следует полностью согласиться с мнением разработчиков проекта, что правовой базой гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕврАзЭС должны стать международные трудовые нормы, которые можно расценивать в качестве модели для Основ трудового законодательства ЕврАзЭС.

При этом в концепции проекта Основ учтены положения конвенций МОТ, которые ратифицированы далеко не всеми государствами - участниками Сообщества, а также конвенции, которые восприняты лишь отдельными государствами. Так, Конвенция МОТ N 154 "О коллективных переговорах" (1981 г.) не ратифицирована ни одним государством Сообщества, но учтена в проекте Основ.

Позитивное значение ориентации проекта Основ на акты МОТ состоит в том, что в них есть возможность, во-первых, максимально полно и точно предусмотреть международные правила, принятые МОТ, а во-вторых, адресовать соответствующие правила и государствам, их еще не ратифицировавшим.

Будучи предусмотренными в Основах, такого рода правила приобретают обязательный характер независимо от участия государства - члена ЕврАзЭС в конвенции или ином акте МОТ. Главная трудность этой части - не нарушить национальные интересы государства, по тем или иным причинам принципиально не участвующего в конвенции МОТ.

Проведенное нами обобщение фактических данных об участии государств - членов ЕврАзЭС в конвенциях МОТ по состоянию на 10 мая 2010 г. дает возможность отметить ряд обстоятельств, имеющих, как представляется, значение для разработки структуры и содержания Основ как документа о государственной правовой политике в сфере труда.

Государства - члены ЕврАзЭС ратифицировали: Российская Федерация 61 конвенцию МОТ, Киргизия - 53, Таджикистан - 48, Беларусь - 48, Казахстан - 17. 9 Конвенций МОТ (N 29, 87, 98, 100, 105, 111, 122, 138, 182) ратифицировали все страны, 30 конвенций - четыре, 12 конвенций - три, 9 конвенций - две, 16 конвенций - одна.

Наибольшее совпадение позиций правовой политики государств - членов ЕврАзЭС, а соответственно и оптимальные возможности выработки согласованных правовых решений в проектируемых Основах, судя по тематике конвенций, ратифицированных большинством государств, отмечаются по следующим направлениям, институтам трудового права: основные начала (принципы) правового регулирования трудовых и связанных с ними отношений; социальное партнерство и реализация международных правовых актов; охрана труда; учет труда; труд отдельных категорий работников, включая труд подростков, женщин и лиц с семейными обязанностями; трудовая занятость; оплата труда; государственный надзор и контроль в сфере труда; рабочее время и время отдыха.

Наилучшие возможности согласования норм трудового права очевидны по вопросам, касающимся условий труда моряков, рыбаков и рабочих в портах (практически все существующие конвенции на этот счет ратифицированы Россией, Таджикистаном и Киргизией). Международное регулирование в этой области для Казахстана представляется не менее актуальным, но решений на этот счет до настоящего времени не принято. На правовое регулирование Республики Беларусь эти акты оказать влияния не могут, и данным государством они не восприняты.

Анализ тематики ратифицированных государствами конвенций позволяет сделать выводы о тех или иных приоритетах в части признания международных норм труда, что также необходимо иметь в виду при разработке Основ. Так, только одно государство - Таджикистан - ратифицировало весьма актуальную для него Конвенцию N 143 "О правовом положении трудящихся мигрантов".

Трудности в формировании единой согласованной позиции государств - членов ЕврАзЭС при создании Основ видятся и в решении вопросов, которые до сих пор на национальном уровне либо вообще не учитывают международных стандартов труда, либо учены в той или иной мере лишь отдельными государствами. В этом смысле задачей, предшествующей принятию Основ, должно стать расширение участия государств ЕврАзЭС в базовых конвенциях МОТ (в противном случае создание согласованного акта по этим вопросам, институтам возможно лишь в общих чертах, вряд ли имеющих значение для гармонизации законодательства).

Особо настораживает то, что правовые акты МОТ, касающиеся принципиально важного вопроса правовой политики в сфере труда - минимальной заработной платы, ратифицированы только Республикой Беларусь. Положения Конвенции N 95 "Относительно защиты заработной платы" (1949 г.) до настоящего времени не ратифицированы Казахстаном. Стандарты МОТ о правовом статусе представителей трудящихся восприняты только Республикой Казахстан. При этом конвенции по вопросам содействия занятости практически не действуют в Казахстане и ратифицированы главным образом двумя государствами: Республикой Беларусь и Киргизией. Всем участникам ЕврАзЭС в целях выработки согласованной политики занятости населения имеет смысл также рассмотреть возможность ратификации Конвенции N 168 "О содействии занятости и защите от безработицы".

Таким образом, ратификация государствами актов МОТ - основа и условие формирования согласованной правовой политики по большинству аспектов регулирования труда и разработки полноценно согласованного проекта Основ. В свою очередь Основы, учитывающие позитивные и универсальные по сути международные правила, призваны активизировать деятельность государства по участию в актах МОТ и приведению национальных правил в соответствие с общепринятыми стандартами политики труда.

Основы служат фактором согласования и унификации трудового права государств - участников ЕврАзЭС как в рамках единой государственной национальной политики в сфере труда, так и в ее отдельных составляющих: национальной правовой политике регулирования труда в определенной сфере деятельности (профессиональный спорт, энергетика, здравоохранение, образование, связь и т.п.), а также политике, отражающей специфику условий, характера труда, трудовой миграционной политике; правовой политике в рамках институтов отрасли трудового права (социального партнерства, трудового договора, занятости населения, оплаты и охраны труда, рабочего времени и времени отдыха, гарантий и компенсаций и др.).

Основы как правовой документ обязательного характера объективно могут активизировать работу по выработке долгосрочной и среднесрочной национальной правовой политики в сфере труда. К сожалению, пока приходится констатировать отсутствие ясных и отчетливо обозначенных в документах Правительства РФ решений о действиях Российского государства в сфере труда.

Отдельные, не во всем совпадающие и часто не конкретизированные элементы стратегии государственной власти РФ, субъектов РФ обозначены в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года <3>, распоряжении Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1663-р "Об утверждении основных направлений деятельности Правительства РФ на период до 2012 года и перечня проектов по их реализации" <4>. Целостная модель перспективного правового регулирования труда и занятости населения этими документами не определяется.

<3> Утв. распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1662-р // СЗ РФ. 2008. N 47. Ст. 5489.
<4> СЗ РФ. 2008. N 48. Ст. 5639.

Одна из наиболее очевидных причин отсутствия последовательной политико-правовой стратегии управления трудом в России - упразднение в 2004 г. федерального органа государственной власти, специализированно осуществлявшего деятельность по формированию такой политики и ее нормативно-правовому оформлению. По Конвенции МОТ N 150 государства-участники обязаны создавать национальные министерства труда или иные компетентные государственные органы управления трудом, которые "несут ответственность за подготовку, проведение, координацию, проверку и пересмотр национальной трудовой политики или участвуют в перечисленных видах деятельности", "являются... инструментом подготовки и применения законов и правил, через которые осуществляется такая политика".

В современной России функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда возложены на Министерство здравоохранения и социального развития РФ (Минздравсоцразвития РФ) <5>. Между тем даже в его названии нет упоминания о сфере труда, и функции по управлению им составляют малую часть направлений его деятельности. Представляется необходимым создание специализированного федерального органа государственного управления трудом, способного целенаправленно и профессионально формировать и осуществлять правовую политику в социально-трудовой сфере <6>.

<5> Осуществляя государственное управление пятью сферами социальных отношений: здравоохранением, социальным развитием и трудом, защитой прав потребителей, социальной защитой, - Минздравсоцразвития РФ, полагаем, объективно не может обеспечить должное качество и полноту такого управления (Об утверждении Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 321 (в ред. от 31 октября 2009 г.) // СЗ РФ. 2004. N 28. Ст. 2898).
<6> В этом смысле, несомненно, позитивным опытом такого решения является пример Министерства занятости, труда и миграции Саратовской области, специализированно занимающегося региональными вопросами труда и занятости населения.

Имея в виду цели выработки международной и национальной политики в сфере труда для последующей гармонизации трудового законодательства ЕврАзЭС, а также перспективы принятия международного соглашения об утверждении Основ такого законодательства, считаем целесообразным создание в структуре ЕврАзЭС специального органа, осуществляющего межгосударственную координацию данной работы, разрабатывающего проекты международных актов, контролирующего процесс реализации Основ и иных актов о труде ЕврАзЭС в национальных правовых системах. На наш взгляд, очевидно, что следует создать в рамках Сообщества при Интеграционном комитете Совет по труду либо реорганизовать существующий Совет по социальной политике в Совет по труду и социальной политике.

В трех государствах - участниках ЕврАзЭС (Казахстане, Беларуси, Таджикистане) есть специализированные министерства труда и социальной защиты. Структура органов исполнительной власти Киргизии в настоящее время формируется, что существенно затрудняет принятие и реализацию Основ. В Российской Федерации также целесообразно создать федеральный орган, специализированно управляющий трудом.

Касаясь вопросов о содержании проекта Основ, нужно прежде всего отметить, что несомненным достоинством данного акта является проделанная авторами работа по отбору и анализу наиболее позитивных и эффективных, актуальных норм национального трудового права, действительно позволяющих оптимизировать нормы трудового права каждого государства. В этом смысле Основы реально влияют на формирование правовой политики каждого государства и позволяют учесть лучшее в ее составляющих.

По поводу содержания проекта Основ можно сделать ряд замечаний и предложений.

В проекте ясно не обозначена общность предмета правового регулирования. Также представляется необходимым дополнить проект положениями, определяющими сферу действия трудового законодательства: возможность применения его в отношении государственных и муниципальных служащих, членов кооперативов, военнослужащих, служащих МВД и иных военизированных структур государств, в отношении лиц, отбывающих уголовное наказание по приговору суда.

Оправданным считаем широкий подход к формулированию принципов регулирования труда. Учтены конвенции МОТ, ратифицированные всеми государствами.

Одним из наиболее важных начал формирования и реализации современной государственной политики в сфере труда является использование механизмов социального партнерства, обеспечивающего полноценное включение в этот процесс представителей работодателей и работников. Такой подход полностью соответствует требованиям ст. 3, 5 Конвенции N 150. Правила социального партнерства ясно отражены в Основах. Однако более полного описания требуют нормы о представительстве сторон социального партнерства, которые весьма схематичны и часто некорректны в национальных правилах.

Следовало бы рекомендовать государствам открытые перечни форм и уровней социального партнерства в сфере труда. Более конкретизированно можно было бы определить субъектный состав и сами органы социального партнерства, а также правила соотношения актов социального партнерства различного уровня.

Принципиально важным считаем дополнение проекта Основ положениями о регулировании отношений занятости. Значение такого регулирования подтверждается в условиях мирового экономического кризиса. Единые механизмы содействия занятости в данном акте весьма актуальны и практически оправданны. Соответствующие положения могут активизировать и национальные правовые системы по реализации стандартов МОТ, ратификации соглашений МОТ в области защиты от безработицы.

В части определения источников национального трудового права следовало бы отразить политически важные решения о соотношении централизованного и локального регулирования труда, ясно определить приоритеты и возможности в этой сфере. Также имеет смысл обозначить начала разграничения полномочий центральных и региональных органов власти в сфере регулирования труда.

Что касается норм о трудовом договоре, спорной представляется идея о легализации положений о недействительности трудового договора, поскольку такого понятия не содержит ТК РФ, вряд ли оно уместно и в иных государствах. Речь идет о нарушении правил приема на работу, а не о недействительности договора.

Для совершенствования национальных правовых систем в Основах следует более ясно и точно определить категорию "приостановление трудового правоотношения" или "приостановление трудового договора" (в том числе отстранение от работы).

Основы также необходимо дополнить единообразным решением по поводу последствий необоснованного отказа в приеме на работу, в частности о возможности взыскания неполученного при этом заработка. Здесь же следовало бы принять согласованное решение о том, что же такое деловые качества работников.

Примером регламентации отношений по поводу изменения трудового договора может быть решение данного вопроса в ТК Республики Беларусь как наиболее продуманное и точное.

Спорным представляется положение проекта Основ о возможности установления международного перечня оснований увольнения. В этой части государствам можно рекомендовать ратифицировать Конвенцию МОТ N 158 (1982 г.), ограничивающую права работодателя на этот счет, и следовать данным правилам в национальных источниках.

Также видится спорным предложение о закреплении в Основах права работника на свободные дни для поиска новой работы при сокращении штатов. Данная норма отнесена к компетенции социальных партнеров и не должна законодательно регулироваться. Более того, она очень проблемна и на практике требует детального локального регулирования. Поэтому не стоит ее пропагандировать в акте такого уровня.

В положениях Основ, регламентирующих рабочее время и режим рабочего времени, следует поддержать идею распространения обязательности неполного рабочего времени на инвалидов.

При принятии Основ дополнительно стоит рассмотреть вопрос о целесообразности сохранения в трудовом праве такого социалистического по сути явления, как ненормированный рабочий день. Работа в таком режиме нарушает права работников и служит интересам исключительно работодателя, заинтересованного в работе сверх нормы без дополнительной оплаты.

Имеет смысл особо урегулировать в Основах правила установления и систематического пересмотра МРОТ. К сожалению, положения о МРОТ не ратифицированы многими государствами. Споры о понятии и значении МРОТ в науке трудового права РФ идут не первый год, противоречива и судебная практика на этот счет <7>. В данной части регулирования труда важно правильно определить соотношение МРОТ и основного тарифного заработка работников. Государства также необходимо ориентировать на принятие единой модели индексации заработка в связи с увеличением индекса цен (стоимости жизни).

<7> Обзор законодательства и судебной практики. Утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10 марта 2010 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Требуются унификация понятия гарантийных выплат работникам, разграничение правомочий работодателей и других органов в части финансирования таких выплат.

В положениях об ответственности работодателя за неполную и несвоевременную оплату труда не следует считать такой ответственностью возможность приостановления работы (ст. 142 ТК РФ) либо нужно предусмотреть правила сохранения заработка за время приостановления.

Правила об охране труда, предлагаемые для включения в Основы, представляются излишне детализированными. Вместе с тем в Основах не получили отражения актуальные нормы о предупреждении и компенсации рисков при исполнении трудовых обязанностей.

В разделе о коллективных трудовых спорах и праве на забастовку имеет смысл предусмотреть более простой и обеспечивающий интересы сторон порядок примирительных процедур. Авторы предлагают сохранить существующий ныне порядок, который признан излишне формализованным и требующим большей свободы в реализации права на забастовку.

Судебный и государственно-надзорный механизм защиты прав сторон может быть изложен в более общем виде, поскольку не требует детализации в международном акте.