Мудрый Юрист

Выявлению и профилактике латентных преступлений в армии поможет общая информационная база

Оноколов Ю.П., преподаватель Новороссийского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

Как отмечают различные авторы, история убедительно свидетельствует, что попытки победить преступность без достаточной, разнообразной, в том числе информационно-аналитической, подготовки, необходимых материальных средств, основываясь лишь на энтузиазме и лозунгах, обречены на неудачу. При этом на перспективность информационно-правовых технологий учеными-криминологами обращалось внимание много лет назад <1>.

<1> Иншаков С.М. Преступность и меры социального реагирования. М.: Изд-во МНЭПУ, 1995. С. 4; Он же. Зарубежная криминология. М.: Инфра-М-Норма, 1997. С. 235; Ли Д.А. Преступность как социальное явление. М.: ИИА "Русский мир", 1997. С. 6; Лунеев В.В. Криминология (причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах СССР). М.: ВКИ, 1986. С. 32; Он же. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М.: Изд-во НОРМА, 1997. С. 6 - 7; Решетников Ф.М. Беккариа (из истории политической и правовой мысли). М.: Юрид. лит., 1987. С. 5; Социальные отклонения. Введение в общую теорию. М.: Юрид. лит., 1984. С. 23; Харабет К.В. Причины и предупреждение наркотизма в Вооруженных Силах Российской Федерации (криминологическое исследование): Дис. ... канд. юрид. наук. М.: Воен. ун-т, 1996.

При этом без единого электронного учета преступлений, правонарушений и происшествий, без общей информационной базы правоохранительных органов и судов эффективно проводить профилактику и борьбу с преступностью, по нашему мнению, представляется невозможным. Статистические данные, составляемые различными ведомствами, нередко вызывают вопросы. Так, в информационно-аналитическом докладе "Состояние законности и правопорядка и работа органов прокуратуры. 2008 год" отмечено, что в 2008 г. органами военной прокуратуры выявлено 7408 нарушений закона в сфере коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц и учтено 2323 преступления коррупционной направленности. Всего офицерами совершено 4773 преступления, а офицерами Вооруженных Сил РФ - 4159 <2>. За все преступления, т.е. не только коррупционной направленности, по данным Военной коллегии Верховного Суда РФ, в 2008 г. осуждено 1974 офицера <3>. Такие значительно отличающиеся друг от друга статистические данные, по нашему мнению, свидетельствуют о большом количестве скрытых, неучтенных, т.е. латентных, преступлений, которые следственные органы не смогли выявить, установить и доказать.

<2> Дамаскин О.В., Рыбчинский А.И. Законность в Вооруженных Силах Российской Федерации: состояние и проблемы // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 5. С. 7 - 12.
<3> Интервью с заместителем Председателя Верховного Суда РФ - председателем Военной коллегии В.В. Хомчиком // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 7. С. 2 - 6.

Р.М. Акутаев считает, что "в последнее время все более очевиден разрыв между потребностями науки и практики в полной и достоверной уголовно-статистической информации и ее реальной обеспеченностью, что, в частности, и определяет теоретическое и практическое значение исследований... латентной преступности" <4>.

<4> Акутаев Р.М. Криминологический анализ латентной преступности: Дис. ... д-ра юрид. наук. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. С. 73.

Как отмечает С.М. Иншаков, по мнению некоторых участников чеченских событий, в ходе этих событий латентность преступлений военнослужащих была очень велика, и регистрировалось примерно 1 из 15 преступлений. Латентная преступность является мощнейшим криминогенным фактором, так как за ней стоит безнаказанность и вседозволенность, поэтому рост латентной преступности неминуемо влечет за собой интенсивный рост всего криминального феномена <5>.

<5> Иншаков С.М. Преступность в армии: иллюзии и реальность // Преступность и законодательство. М.: Криминологическая ассоциация, 1996. С. 331 - 354.

Опросы, произведенные И.М. Мацкевичем, выявили, что 38% военнослужащих, проходящих службу по призыву, заявили, что командир части скрывает от регистрации преступления; 56% студентов, проходивших военную службу, уверены, что не все преступления регистрируются; 34% офицеров, опрашивавшихся в части, также указали, что не все преступления регистрируются <6>.

<6> Мацкевич И.М. Преступность в армейской среде. М., 2000. С. 3. URL: http:// www.ecsocman.edu.ru/ images/ pubs/ 2007/ 02/ 08/ 0000302229/ 008.MATSKIEVITCH.pdf.

Изложенные данные говорят о необходимости объективного, достоверного и полного учета всей информации не только о совершенных военнослужащими преступлениях, но и о совершенных ими административных и иных правонарушениях как во время военной службы, так и до нее, что поможет противодействовать преступности в армии, а особенно - ее латентной составляющей.

Ученые-криминологи считают, что современная отечественная уголовная статистика отличается значительными искажениями, неадекватно отражая те криминальные процессы, которые происходят в обществе <7>, что, по нашему мнению, не может не способствовать наличию большого количества латентных преступлений. Согласно исследованиям ВНИИ МВД РФ, зарегистрированная преступность в среднем составляет около трети от ее общего числа; по некоторым группам преступлений (должностных и экономических) регистрация в десятки раз меньше, чем их реальное количество <8>. Многие преступления, совершенные военнослужащим и известные командованию, остаются неучтенными, латентными и не учитываются ни в каких информационных базах <9>. Как отметил Уполномоченный по правам человека в РФ В. Лукин в своем специальном докладе "О соблюдении прав граждан в связи с прохождением военной службы по призыву", живучести преступлений военнослужащих, сопряженных с применением насилия, способствует практика сокрытия правонарушений командирами, и статистика учтенных правонарушений отражает действительность далеко не полностью <10>.

<7> Гаврилов Б.Я. Латентная преступность и обеспечение конституционного права граждан на доступ к правосудию. М., 2004. С. 17.
<8> Общественная жизнь юристов. Преступность и закон // Юрист. 1996. N 2. С. 64.
<9> Мацкевич И.М. Преступность военнослужащих: криминологические и социально-правовые проблемы: Дис. ... д-ра юрид. наук. М.: МГЮА, 2000; Иншаков С.М. Преступность в армии: иллюзии и реальность // Преступность и законодательство. М.: Криминологическая ассоциация, 1996. С. 331 - 354.
<10> Червяк И. В армию - с 20 лет и за зарплату // Российская газета. 2005. 29 июля. С. 2.

По нашему мнению, для значительного уменьшения латентной преступности в стране необходим общий, унифицированный, единый учет преступлений и правонарушений всеми правоохранительными органами и судами по всей стране. Что касается военной составляющей России, то на начальном этапе целесообразно, в целях существенного уменьшения латентной преступности в армии и на флоте, унифицировать учет преступлений, административных правонарушений и грубых дисциплинарных проступков и объединить информационные базы органов военной юстиции. Это позволило бы не только избежать расхождений в статистических данных о преступлениях, но и более эффективно выявлять латентные преступления и привлекать к уголовной ответственности военнослужащих, их совершивших, реально обеспечивая исполнение принципа неотвратимости наказания.

Однако пока информационно-правовое обеспечение деятельности органов военной юстиции не носит всеобщего, обязательного и нормативно определенного характера. Там, где оно осуществляется, эта деятельность носит бессистемный и нередко инициативный характер. При этом почему-то никого особо не интересует, почему нередко расходятся статистические данные по количеству преступлений, совершенных военнослужащими, содержащиеся в базах данных командования, органов военной прокуратуры и военных судов.

В военных судах и в органах военной прокуратуры требования к статистическому учету и отчетности неоднократно менялись, доступа к электронному учету преступлений, административных правонарушений и грубых дисциплинарных проступков друг друга они не имеют. В течение нескольких лет военные суды и некоторые военные прокуратуры имеют свои сайты в Интернете, однако они очень малосодержательны, поверхностны, не содержат даже общих статистических данных о преступлениях и правонарушениях, как и многих процессуальных решений, вынесенных военными судами. Штатных должностей для электронного учета преступлений, уголовных и иных дел, а также для надлежащего заполнения информационной базы данных в органах военной юстиции не имеется. Основная часть компьютеров у судей, прокуроров и следователей устарела и вряд ли сможет использовать современные компьютерные программы. Между тем внедрение современных компьютерных программ и унификация баз данных по учету преступлений, административных правонарушений и грубых дисциплинарных проступков для всех органов военной юстиции повысит эффективность профилактической деятельности, облегчит и ускорит процесс подготовки аналитических документов, представлений, повысит качество этих документов, позволит более тщательно и глубоко анализировать и определять факторы, обусловливающие совершение преступлений в армии и на флоте, в целях принятия мер по их минимизации и выявления скрытых, латентных преступлений.

Полагаем, что объединенную информационную базу следует организовать на основе современных информационных технологий, в ней должна быть полно отражена вся необходимая информация, в том числе военно-административная, криминологическая, виктимологическая, девиантологическая, уголовно-правовая и иная информация о преступлениях, административных правонарушениях, грубых дисциплинарных проступках и других социальных отклонениях военнослужащих. Поэтому первичные данные обо всех призывающихся и поступающих на военную службу лицах, в том числе об их девиантных отклонениях и склонностях к виктимному поведению, об их привлечении к уголовной либо административной ответственности, проблемах со здоровьем, должны выясняться и вноситься в информационную базу военными комиссариатами. Это поможет командованию более качественно решать вопросы комплектования частей и подразделений и назначения военнослужащих на те либо иные должности, что особенно важно в связи с сокращением срока прохождения военной службы по призыву.

Указанная база должна охватывать такие органы военной юстиции, как военная прокуратура и ее военно-следственные органы, военный суд, органы ФСБ в войсках, а также военную полицию и само военное командование, которое, осуществляя дознание, выполняет правоохранительные функции. Их совместная деятельность будет являться мини-системным противодействием преступности в войсках и иных воинских формированиях РФ, способным более эффективно предпринимать меры по минимизации латентных преступлений, совершаемых военнослужащими. Полагаем, что независимость военных судов не должна препятствовать их непосредственному участию в создании единой информационной базы, тем более что без их данных часто невозможно выявить искусственно-латентные преступления, совершаемые военнослужащими. В расширенный круг органов военной юстиции можно отнести и органы ФСБ в войсках и, в случае создания, органы военной полиции. Они также должны, как и командование воинских частей, в доступной мере пополнять общую информационную базу и пользоваться ею. Это будет способствовать выявлению как естественно-латентных, так и искусственно-латентных преступлений.

Решая проблему создания единой информационной базы, необходимо, путем принятия соответствующих нормативных актов, разрешить проблемы обеспечения свободного доступа к информационной базе и ограничения доступа к ней в интересах национальной безопасности. При этом общую информационную базу необходимо создавать с учетом требований субъектов информационной безопасности, таких как: соответствующие структуры в ФСБ, ФАПСИ, МО, МВД, ФПС, СВР, органы по охране авторских прав и т.д. По нашему мнению, нормативные акты, предусматривающие общий учет преступлений и единую информационную базу, должны быть детально регламентированы на уровне федерального закона.

Представляется, что для эффективной деятельности органов военной юстиции по противодействию преступности и выявлению латентных преступлений необходимо постоянное получение достоверной и полной информации не только о совершенных преступлениях и правонарушениях, но и о военнослужащих, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности, совершавших административные правонарушения и грубые дисциплинарные проступки, имеющих девиантные отклонения, поскольку не исключено совершение ими преступлений в будущем. Необходима и полная информация о потерпевших и военнослужащих, обладающих виктимностью.

В настоящее время даже имеющиеся информационные базы органами военной юстиции используются недостаточно. С помощью единой и полной информационной базы правоохранительные органы, в том числе военная полиция и органы ФСБ в войсках, смогут: а) производить анализ преступлений, административных правонарушений и грубых дисциплинарных проступков, их причин и условий; б) разрабатывать рекомендации по принятию мер, направленных на предупреждение совершения военнослужащими преступлений, административных правонарушений и дисциплинарных проступков; в) с целью недопущения преступлений и правонарушений выявлять военнослужащих, имеющих либо имевших отклонения в поведении, проводить с ними профилактическую работу и предлагать соответствующим командирам обращать на них особое внимание; г) более успешно раскрывать преступления, зная подробные личностные данные о военнослужащих, совершавших правонарушения и обладающих виктимностью; д) предлагать командованию комплектовать подразделения и назначать на те либо иные должности с учетом соответствующих данных о личности военнослужащих, что могло бы предотвратить возможность совершения преступлений; е) более целенаправленно и эффективно проводить предупредительную и праворазъяснительную работу, зная обо всех военнослужащих, ранее привлекавшихся к уголовной, административной либо иной ответственности, а также являвшихся потерпевшими по делам различной категории; ж) качественно проводить специальную профилактику, при наличии полномочий и оснований более целенаправленно, мотивированно и своевременно выносить: военным прокурорам - предостережения о недопустимости нарушения закона, а органам ФСБ в войсках - официальные предостережения о недопустимости действий, вызывающих возникновение причин и создающих условия для совершения преступлений.

Военная прокуратура обладает значительными возможностями в противодействии преступности. Поле ее деятельности охватывает практически все области армейской жизни, на нее возлагается координирующая функция. Военная прокуратура и ее следственные органы не смогут эффективно выполнять свои обязанности, в том числе выявлять латентные преступления и обеспечивать исполнение принципа неотвратимости наказания, без полной и всесторонней информационной базы, а также точных и объективных данных всех органов военной юстиции.

Что касается военных судов, то они, установив в судебном заседании данные о совершении преступления (т.е. латентного преступления), выносят частные постановления, в которых сообщают об этом военному прокурору либо начальнику следственного отдела военной прокуратуры - для установления виновных и привлечения их к уголовной ответственности.

Военное командование, чтобы успешно противодействовать совершению преступлений и иных правонарушений подчиненных, в том числе и латентных преступлений, также должно (тем более что командиры частей, согласно ст. 40 УПК РФ, являются органом дознания) владеть объективной информацией как о преступности (ее состоянии, структуре, динамике, причинах), так и о преступлениях и правонарушениях, которые совершали подчиненные до прибытия в данную часть, чтобы обеспечивать надлежащую боеспособность и воинскую дисциплину частей и подразделений. Причем командиры, как и правоохранительные органы, также должны владеть полной информацией о преступлениях, административных правонарушениях и грубых дисциплинарных проступках, совершенных подчиненными во всех регионах РФ (в отпуске, командировке, во время службы в другой части, до военной службы).

В целях сбора, обобщения и уточнения информации, содержащейся в документах официальной отчетности, целесообразно выделить конкретное, независимое от органов военной юстиции и командования, подразделение в Министерстве юстиции России, на которое, а также на группы в управлениях Минюста в субъектах РФ могли бы быть возложены задачи доведения базовой информации до удовлетворительного уровня достоверности и полноты, направления объединенной информации Верховному Главнокомандующему РФ - Президенту РФ, соответствующим военным ведомствам РФ, а также обеспечения доступа к объединенной информации соответствующих государственных органов и должностных лиц, в том числе органов военной юстиции.

Объединенная информационная база органов военной юстиции должна создаваться с учетом следующих требований: 1) она должна быть взаимодоступной для правоохранительных органов и судов (также для соответствующих государственных органов и должностных лиц), но не исключать ограниченного доступа к определенной информации; 2) информационное наполнение должно быть качественным, достоверным, полным, оперативным; 3) используемые компьютерные технологии и программы должны быть просты, понятны и не вызывать сложностей в использовании; 4) в каждом органе военной юстиции должен быть специалист, который бы занимался пополнением объединенной информационной базы и оказывал содействие практическим работникам в ее использовании.

В связи с изложенным полагаем, что единый учет и общая информационная база органов военной юстиции являются необходимым условием эффективного противодействия преступности в войсках, особенно выявления и профилактики латентных преступлений.