Мудрый Юрист

Целесообразно ли "смещение" момента вступления в законную силу судебных актов арбитражных судов? *

и гражданский процесс", 2010, N 8)

<*> Masaladzhiu R.M. Is "displacement" of the moment of entering in to legal force of judicial acts of arbitration courts feasible?

Масаладжиу Р.М., автор ряда публикаций по проблемам пересмотра судебных актов, кандидат юридических наук.

В статье на основе теоретического материала и практики Европейского суда по правам человека анализируются существующие в процессуальной науке предложения по изменению срока вступления в законную силу судебных актов арбитражных судов. Автором высказывается и обосновывается собственное мнение по рассматриваемому вопросу.

Ключевые слова: арбитражный процесс, Европейский суд по правам человека, апелляционное производство, кассационное производство, судебные акты.

On the basis of theoretical material and practice of the European Court of Human Rights the author analyses the proposals existing in the procedural science with regard to change of the period of entering into legal force ofjudicial acts of arbitration courts. The author presents and substantiates his own opinion on this issue.

Key words: arbitration procedure, European court of human rights, appeal proceeding, cassational proceeding, judicial acts.

Кроме того, хотелось бы отметить следующее. Думается, что существующая в настоящее время тенденция по реформированию гражданского и арбитражного процесса с целью обеспечения его соответствия принципу правовой определенности является своего рода красивой витриной, прикрывающей какие-то иные, в том числе ведомственные, цели инициаторов подобных преобразований. Рассмотренные выше предложения по изменению момента вступления в законную силу решений арбитражных судов только лишь подтверждают данный вывод: вряд ли могут способствовать правовой определенности предложения, противоречащие самой сути правовой определенности как определенности, основанной на нормах права.

То же можно сказать и о других, в том числе уже свершившихся, изменениях арбитражного процессуального законодательства и судебной практики. В этой связи хочется упомянуть о принятии Постановления Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 г. N 14 <1>. Фактически Пленум ВАС РФ сформулировал новое основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам - разрешение дела нижестоящим судом - в противоречие с правовой позицией ВАС РФ, сформулированной уже после принятия оспариваемого судебного акта. В литературе отмечается, что основанием для пересмотра в данном случае является судебная ошибка, связанная с неправильно сложившейся судебной практикой, которой следовал суд <2>, либо неправильным истолкованием примененного закона <3>. Однако совершенно непонятно, в чем конкретно состоит ошибка судьи и какие нормы права в данном случае нарушил суд, если самой правовой позиции ВАС РФ на момент рассмотрения и разрешения дела не существовало. Нормы права на момент принятия оспариваемого судебного акта существовали, а их должное, с позиции ВАС РФ, толкование не исключалось. Даже если исходить из широкого понимания судебной ошибки как понятия, включающего в себя не только виновные процессуальные нарушения <4>, но и случаи, когда суд не предвидел и не мог предвидеть ошибочность своих действий и их последствий <5>, то и в этом случае получается, что судебная ошибка попросту отсутствует, так как суду, принимавшему судебный акт, предвидеть было, собственно, нечего. Поэтому термин "судебная ошибка" к основанию, сформулированному ВАС РФ, совершенно неприменим, а правовым позициям ВАС РФ фактически придается обратная сила, что явно расходится с положениями ч. 1 ст. 54 Конституции Российской Федерации <6>.

<1> См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 г. N 14 "О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 марта 2007 года N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 3 (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 14).
<2> См.: Приходько И. Постановление Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 года N 14: подходы и тенденции судебной практики // Приложение к журналу "Хозяйство и право". 2008. N 7. С. 44.
<3> См.: Блажеев В.В. Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 11; СПС "Гарант".
<4> См.: Туманов Д.А. Вновь к дискуссии о пункте 5 статьи 392 ГПК РФ и пунктах 6 и 7 статьи 311 АПК РФ, а также о необоснованно расширительном толковании пункта 1 статьи 311 АПК РФ // Право и политика. 2008. N 11 // СПС "КонсультантПлюс".
<5> См.: Резуненко А.Н. Пересмотр судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам как стадия гражданского процесса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 12.
<6> По мнению А.Н. Верещагина, правовым позициям ВАС РФ не придается обратная сила, так как ВАС РФ лишь выявляет подлинный смысл законоположений, изначально в них заложенный: решения ВАС РФ лишь констатируют истину (правильное толкование права), "закрепляя то, что существовало всегда, но до времени оставалось неясным, незамеченным или спорным" (Верещагин А.Н. Две новеллы арбитражного правосудия // Закон. 2008. N 4. С. 96). Автор, видимо, не учитывает, что "открывать истину" по одному и тому же вопросу ВАС РФ зачастую удается неоднократно, поэтому вряд ли оправданным является пересмотр судебных актов в связи с очередным "открытием истины" в ВАС РФ. О конкретных примерах изменения ВАС РФ своих правовых позиций см., напр.: Бакулин В. О разнообразии "Единообразия" // ЭЖ-Юрист. 2003. N 20; СПС "Гарант".

Данный пример лишь подтверждает тот факт, что утверждения о соблюдении принципа правовой определенности в качестве одного из приоритетов развития арбитражного процессуального законодательства и соответствующей правоприменительной практики вряд ли соответствуют действительному положению вещей, поскольку на практике про принцип правовой определенности, как правило, забывают. Также произошло и при принятии Постановления Пленума ВАС РФ N 14.

Между тем ЕСПЧ неоднократно отмечал, что "пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования (не должен рассматриваться как замаскированное обжалование), в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра" ("Рябых против России", § 52; "Праведная против России", § 25). Возможность отмены законного и обоснованного судебного акта не в связи с выявлением судебной ошибки, а только лишь в связи с тем, что ВАС РФ придерживается иной точки зрения по вопросу о том, как должно было быть разрешено дело арбитражным судом, явно противоречит принципу правовой определенности в его истолковании ЕСПЧ, поскольку возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра (а точнее - для отмены) судебного акта.

В этой связи представляется необходимой выработка единой и непротиворечивой концепции развития законодательства о судопроизводстве в арбитражных судах, в которой будут учтены в том числе и интересы обеспечения правовой определенности в арбитражном процессе, и интересы заинтересованных лиц в существовании реальной и доступной возможности получения от арбитражного суда защиты своих нарушенных прав. Необходимо обеспечить положение, при котором законный и обоснованный судебный акт арбитражного суда не будет отменяться ни в одной из существующих судебных инстанций, в том числе в угоду каким-либо ведомственным установкам по обеспечению "трафаретности" выносимых арбитражными судами решений. И самое главное - при подготовке и осуществлении любых преобразований отечественного процессуального права всегда следует исходить из интересов граждан, организаций и иных субъектов права, для которых, собственно говоря, само правосудие и существует.