Мудрый Юрист

Ограничения гражданских процессуальных прав религиозных субъектов *

<*> Babary'kina O.V., Rabochev G.B. Limitations of civil-procedure rights of religious subjects.

Бабарыкина О.В., преподаватель ФГОУ ВПО "Астраханский государственный технический университет".

Рабочев Г.Б., соискатель кафедры гражданского процесса ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права".

В статье исследуются вопросы гражданских процессуальных прав религиозных организаций, формируется авторская позиция о том, что связь с религией юридического лица является юридически значимым признаком организации, ограничивающим гражданские процессуальные права.

Ключевые слова: гражданский процесс, процессуальные права, субъект права, религиозная организация, судебная защита.

The article studies the issues of civil-procedure rights of religious organizations, formulates the author's position regarding connection of juridical person with religion which is a juridically important feature of organization limiting civil-procedure rights.

Key words: civil procedure, procedural rights, subject of law, religious organization, judicial protection.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации регламентирует порядок ведения гражданского процесса вообще и судопроизводства в частности <1>. Однако остаются нерешенными актуальные практические и теоретические задачи гражданского процессуального права в отношении религиозных организаций, определяющие допустимый процессуальный статус, объем процессуальных прав религиозных субъектов в доказывании, правовую квалификацию религиозных культовых предметов в исполнительном производстве. Рассмотрим специфику участия религиозных организаций в гражданском судопроизводстве как частный случай участия в гражданском процессе, учитывая негосударственный статус и особую природу религиозных организаций.

<1> См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (в ред. Федерального закона от 11 февраля 2010 г. N 6-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532. Далее в статье используются следующие сокращения названий действующих законодательных актов: Российская Федерация - РФ; Конституция Российской Федерации 1993 г. - Конституция РФ; Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации - ГПК РФ; Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации - АПК РФ; Трудовой кодекс РФ - ТК РФ.

Гражданское судопроизводство предназначено обеспечивать демократические процессы в российском обществе и защиту нарушенных прав субъектов гражданских правоотношений. Отметим, что "религиозная организация" является социальным элементом демократичного российского общества <2>. Несмотря на то что взаимосвязь социального образования и гражданской процессуальной нормы подробно освещена в процессуальной науке <3>, степень приближенности религиозной организации к современному гражданскому процессуальному праву является малоизученной. Р.М. Овчиев отмечает, что вызывает полемику степень "приближенности" к праву различных субъектов, определяя новые исследования в этой области <4>. Поэтому представляется необходимым создать определенную процессуальную терминологию по поводу гражданских процессуальных отношений с религиозными субъектами <5>. В этой связи Е.Н. Клименко считает необходимым исследовать государственно-конфессиональные отношения в рамках формально-юридического подхода <6>.

<2> В статье рассматривается специфика участия в гражданском процессе религиозных организаций без разделения понятий "организация", "объединение" и "общество", поскольку эти термины определяются синонимами в толковом словаре русского языка. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 16-е изд., испр. М.: Русский язык, 1984. С. 441, 458.
<3> См.: Бабарыкина О.В. Факторы, влияющие на исследование и оценку доказательств в гражданском судопроизводстве: Моногр. / Под ред. О.В. Исаенковой. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 90.
<4> См.: Овчиев Р.М. Правовая культура и российский правовой менталитет: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. Ростов н/Д: Ростов. юрид. инст. МВД РФ, 2006. С. 55; М.: РГБ, 2007.
<5> См.: Каневский К.Г Правовое регулирование государственно- конфессиональных отношений в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. М.: Рос. акад. правосудия, 2004. С. 22; М.: РГБ, 2005.
<6> См.: Клименко Е.Н. Правовой статус религиозных объединений в России // Российская юстиция. 2007. N 4. С. 74 - 75.

Деятельность религиозных организаций регулируется Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях". Закон называет религиозной организацией добровольное объединение лиц, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, на законных основаниях в целях совместного исповедания и распространения веры, если она зарегистрирована в качестве юридического лица в установленном законом порядке (ч. 1 ст. 8 Закона) <7>. Назовем участника религиозной организации "религиозным субъектом".

<7> Далее в статье Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" (в ред. от 23 июля 2008 г.) определяется как Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях".

В цивилистической литературе ученые по-разному определяют религиозную организацию. По мнению Ю.А. Розенбаума, религиозная организация - "любое организованное образование, связанное с существованием религии и являющееся материальным выражением деятельности верующих, направленной на удовлетворение религиозных потребностей" <8>. А.Н. Садков считает религиозные организации специфичным объектом по целевому назначению, способу учреждения, организационной структуре <9>. И.В. Елисеев характеризует религиозные организации субъектами, обладающими ограниченной правовой ответственностью <10>.

<8> Розенбаум Ю.А. Советское государство и церковь / Отв. ред. Б.М. Лазарев. М.: Наука, 1985. С. 10.
<9> См.: Садков А.Н. Религиозные организации как субъекты гражданского права: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Волгоград: Волгоград. акад. МВД России, 2004; М.: РГБ, 2005. С. 22.
<10> См.: Гражданское право: Учеб.: В 3 ч. Ч. I. 5-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Л.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2001. С. 173 - 174 (авт. гл. 7 - И.В. Елисеев).

Е.Ю. Валявина полагает, что в законном определении религиозной организации заложена логическая ошибка idem per idem. Закон не содержит критериев, по которым государственные органы или суд смогут определить деятельность организации как религиозную, если ее учредители сами не заявят об этом <11>. Указанное суждение спорно, поскольку деятельность религиозной организации определяется таким существенным критерием, как исповедание и распространение веры. Кроме того, организация уставом подтверждает суду свои полномочия.

<11> См.: Валявина Е.Ю. Религиозная организация как субъект гражданского права: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. СПб.: СПб. Гос. ун-т, 2004; М.: РГБ, 2005. С. 123 - 124.

Религиозные организации как субъекты гражданского права отнесены ст. 117 Гражданского кодекса Российской Федерации к некоммерческим организациям <12>. Правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации, ликвидации религиозной организации определяется ст. 1 Федерального закона "О некоммерческих организациях" <13>. Религиозная организация имеет печать юридического лица с полным наименованием организации на русском языке в соответствии с требованием ч. 4 ст. 3 Федерального закона "О некоммерческих организациях".

<12> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (ч. 1) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2009 г., с изм. от 8 июня 2010 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301 (далее - ГК РФ).
<13> См.: Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (в ред. от 19 мая 2010 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 3. Ст. 145.

Полагаем, что религиозную организацию следует считать общественным негосударственным образованием, зарегистрированным в статусе юридического лица, обладающим специальным объемом прав, установленных Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях", нацеленных на совместное и добровольное исповедание и распространение веры его участников.

В целях исследования специфических процессуальных признаков религиозных организаций определим момент возникновения права указанных организаций на судебную защиту.

Правоспособность религиозной организации возникает со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц и прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 49 ГК РФ, ч. 2 ст. 51 ГК РФ. Отказ в государственной регистрации религиозной организации в качестве юридического лица или признание состоявшейся регистрации недействительной имеют единые основания, перечисленные в ст. 12 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Основаниями отказа в государственной регистрации или признания регистрации недействительной являются: противоречие цели и деятельности религиозной организации конкретным статьям Конституции и законодательству РФ; недостоверные сведения или несоответствие устава требованиям законодательства РФ и другим представленным документам; в Едином государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрирована организация с тем же наименованием; отсутствие правомочий учредителя (учредителей); отсутствие признания создаваемой организации в качестве религиозной.

Документы, представленные на регистрацию, могут быть направлены Министерством юстиции Российской Федерации на государственную религиоведческую экспертизу. Экспертиза определяет религиозный характер организации, проверяет сведения об основах ее вероучения и соответствующей ему практики, проверяет и оценивает достоверность сведений, предоставленных религиозной организацией, проверяет соответствие методов и форм деятельности, заявленных при регистрации, фактической деятельности организации. Экспертное заключение имеет для Минюста России (его территориального органа) рекомендательный характер <14>.

<14> См.: Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 18 февраля 2009 г. N 53 "О государственной религиоведческой экспертизе" // Российская газета. 2009. N 43.

Действующее законодательство не исключает возможность религиозных организаций применять правовые манипуляции в целях государственной регистрации юридического лица и легитимной деятельности. Если религиозной организации по каким-либо законным основаниям было отказано в государственной регистрации, она имеет возможность зарегистрироваться в качестве общественного объединения, изменив в своих учредительных документах цели и задачи деятельности. Так, в Приморском крае Церкви Объединения мирового христианства (Церковь Муна), последователи Ассоциации Святого Духа, зарегистрировали общественные объединения Владивостокское отделение Федерации "Женщины за мир во всем мире" и Приморское региональное отделение Федерации Общероссийского движения "Семьи за единство и мир во всем мире", последователи "Анан-да Марга" - Приморскую краевую общественную организацию "АМУТР-Владивосток" <15>. Несмотря на возможную фактическую религиозную деятельность такой организации, она в полной мере де-юре подчиняется светским законам государства. Однако орган юстиции вправе обратиться в суд с иском о ликвидации общественного объединения за систематическое осуществление деятельности, противоречащей его целям.

<15> См.: Михеев Р.И., Владимиров Д.А. Роль религиозных организаций в предупреждении преступлений (социальный аспект) // Религиозные организации и государство: перспективы взаимодействия: Матер. конф. (М., 22 - 23 февраля 1999 г.) / Отв. ред. М.Н. Генишева. М.: Рудомино, 1999. С. 102 - 105.

Заинтересованные лица вправе обжаловать в судебном порядке отказ или уклонение от государственной регистрации религиозной организации, а также приостановление ее деятельности <16>. По общим правилам судебного доказывания на истце лежит бремя доказывания оснований для признания регистрации недействительной. Если на момент разрешения судебного спора утратило свою актуальность несоответствие положений устава религиозной организации требованиям закона, суд не удовлетворяет заявления истцов о признании недействительными регистрационных документов <17>.

<16> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 апреля 1996 г. N 8511/95 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. N 7. С. 97 - 98.
<17> См.: Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные акты. Судебная практика: Сб. / Сост. А.В. Пчелинцев, В.В. Ряховский. М.: Юриспруденция, 2001. С. 323 - 325.

Таким образом, право религиозной организации на судебную защиту возникает с момента ее государственной регистрации в качестве юридического лица, отказа или уклонения регистрирующего органа от ее регистрации.

Для зарегистрированных религиозных организаций право на судебную защиту со стороны государства возникает в поле светских отношений. Российская Федерация определена светским государством ст. 14 Конституции РФ, отделяющей религиозные организации от государства их равенство перед законом. Одновременно преамбула Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" устанавливает "особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры".

В то же время п. 9 гл. 1 Устава Русской Православной Церкви 2000 г. запрещает "должностным лицам и сотрудникам канонических подразделений, а также клирикам и мирянам" "обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность" <18>. Позднее, 26 июня 2008 г., Архиерейский Собор Русской Православной Церкви по аналогии светских законов ввел церковную судебную систему, утвердив "Положение о церковном суде Русской Православной Церкви" <19>.

<18> Устав Русской Православной Церкви. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000.
<19> См.: Положение о Церковном Суде Русской Православной Церкви (Московского патриархата). URL: http://www.patn-archia.ru/.

Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" предусмотрены специальные права религиозных организаций в сфере гражданских отношений: осуществлять благотворительную деятельность (ч. 1 ст. 18); создавать учреждения профессионального религиозного образования (ч. 1 ст. 19); иметь в собственности имущество (ст. 21); пользоваться собственным имуществом, являющимся собственностью государства, граждан и их объединений (ст. 22); осуществлять предпринимательскую деятельность (ст. 23); выступать работодателем в соответствии с законодательством о труде (ч. ч. 1, 2 ст. 24); пользоваться социальным и пенсионным обеспечением, социальным страхованием своих работников и священнослужителей в соответствии с законодательством Российской Федерации (ч. 4 ст. 24).

Цели, указанные в учредительных документах религиозной организации, должны соответствовать специальным видам деятельности. Они создаются для общественно полезных целей, таких как социальные, благотворительные, культурные, образовательные, удовлетворяя духовные и иные нематериальные потребности граждан. В этой связи можно сделать вывод, что действующее законодательство предусматривает общественные отношения, возникающие с участием религиозных организаций и порождающие субъективные права его участников. Объем прав на судебную защиту ограничивается нормами указанного Закона, предусматривающими специальную правоспособность религиозных организаций, соответствующую уставным целям <20>. В этой связи согласимся с мнением В.В. Кудашкина, что правоспособность распространяется только на виды деятельности организаций, прямо указанные в Законе <21>.

<20> См.: Брагинский М., Ярошенко К. Граждане (физические лица). Юридические лица (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. N 2. С. 3 - 18; Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты / Отв. ред. М.М. Славин. М.: Юристъ, 1997. С. 45.
<21> См.: Кудашкин В.В. Специальная правоспособность субъектов гражданского права в сфере действия общего запрета // Государство и право. 1998. N 5. С. 47.

Религиозная организация является субъектом гражданского права, обладающим имущественными правами и самостоятельной имущественной ответственностью <22>. Так, земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются религиозным организациям на праве срочного безвозмездного пользования на основании ч. 1 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации на срок безвозмездного пользования зданиями, строениями, сооружениями, расположенными на этом участке <23>. Земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, предоставленные религиозным организациям на праве постоянного (бессрочного) пользования в соответствии со ст. 28 Земельного кодекса Российской Федерации, могут предоставляться религиозным организациям в собственность бесплатно в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации <24>. Лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются религиозным организациям в срочное безвозмездное пользование для осуществления религиозной деятельности в соответствии с ч. 3 ст. 47 Лесного кодекса Российской Федерации <25>.

<22> См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М.: Госюриздат, 1950. С. 129; Тархов В.Л. Курс гражданского права: Общ. часть. Уфа: Уфим. юрид. инст.-т МВД РФ, 1998. С. 153 - 176; Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права: Сб. ст / Отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. М.: Городец, 2000. С. 81 - 112; Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. СПб.: Пресс, 2002. С. 113 - 159.
<23> См.: Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2009 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 44. Ст. 4147.
<24> См.: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (в ред. от 8 мая 2009 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3018.
<25> См.: Лесной кодекс Российской Федерации от 4 декабря 2006 г. N 200-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2009 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 50. Ст. 5278.

Следовательно, религиозная организация, являясь собственником имущества, вправе предъявлять в светский суд иски по земельным спорам, о возврате своего имущества от постороннего владельца, исполнения договора дарения и пожертвования (ст. 582 ГК РФ <26>); будучи юридическим лицом, вправе требовать исполнения договоров и завещаний от обязанных лиц; являясь работодателем в соответствии с п. 1 ст. 342 Трудового кодекса Российской Федерации <27> вправе взыскивать в судебном порядке имущественный вред, причиненный работником. Священнослужители вправе отстаивать пенсионные права в суде. Статьей 20 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" священнослужителям установлены пенсионные права, гарантировано включение в общий трудовой стаж периодов работы священнослужителей в религиозных организациях и участие в совершении религиозных обрядов <28>. Стаж лиц, участвующих в религиозных обрядах, подтверждается Епархиальными управлениями <29>.

<26> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (в ред. от 17 июля 2009 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 5. Ст. 410.
<27> См.: Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г N 197-ФЗ (в ред. от 25 ноября 2009 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 3.
<28> См.: Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4920; Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 ноября 2004 г. N 280 "Об утверждении разъяснения "О порядке включения в общий трудовой стаж периодов работы священнослужителей в религиозных организациях и участия в совершении религиозных обрядов" (зарег. в Минюсте Российской Федерации 30 декабря 2004 г., рег. N 6253) // Российская газета. 2005. N 7.
<29> См.: письмо Пенсионного фонда России от 9 июня 2006 г. N ЛЧ-25-26/6167 "О пенсионном обеспечении священнослужителей" и письмо Канцелярии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси от 3 апреля 2006 г. N 1842. Тексты писем официально не опубликованы. См.: СПС "Гарант". URL: http://www.garant.ru/.

В то же время религиозная организация обязана соблюдать требования трудового законодательства к приему на работу, организации и охраны труда, порядку увольнения, предоставлению льгот работникам, к выплате заработной платы. Предположим, что работник религиозной организации и религиозный субъект совпадают в одном лице. В таком случае работник обладает правом выбора порядка обжалования нарушенных трудовых прав. Он может как использовать внутренний административный порядок, предусмотренный религиозной организацией для рассмотрения трудовых споров в соответствии со ст. 348 ТК РФ, так и воспользоваться светским законодательством, обратившись в суд за защитой нарушенных трудовых прав. Конституция Российской Федерации гарантирует в ч. 2 ст. 19 равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также в случае нарушения работодателем, коим является религиозная организация, прав работников.

В юридической литературе существует мнение, что религиозные организации обладают гораздо большей автономией в трудовых отношениях, чем другие юридические лица, что нашло свое законодательное закрепление в гл. 54 ТК РФ. Нормы ТК РФ передают решение определенных вопросов самим религиозным организациям, что закрепляется в их внутренних установлениях. Статья 346 ТК РФ предоставляет религиозным организациям право самостоятельно разрабатывать перечни материально ответственных лиц. Статья 347 ТК РФ допускает возможность расторжения трудового договора с работниками по основаниям, не предусмотренным в ТК РФ, при условии, если такие основания были включены в трудовой договор <30>.

<30> См.: Петюкова О.Н. Религиозная организация как субъект трудовых правоотношений в Российской Федерации // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2007. N 12. С. 57 - 68.

Очевидно, что трудовые права работника религиозной организации являются менее защищенными, чем права работника иной организации, поскольку ГПК РФ не предусмотрено обжалование актов внутреннего установления религиозных организаций по делам, возникающим из публичных правоотношений (подраздел III ГПК РФ), в том числе о материальной ответственности.

Источником средств религиозных организаций, в том числе выплаты заработной платы, служит предпринимательская деятельность, обеспечивающая выполнение организацией своего предназначения. Религиозная организация обязана направлять прибыль, полученную от разрешенной законом предпринимательской деятельности, на достижение уставных целей в силу ст. 50 ГК РФ. Поскольку закон запрещает распределять прибыль между участниками религиозной организации, религиозный субъект не обладает правом требовать доли имущества, в том числе в судебном порядке <31>. Далее, религиозным организациям запрещено: участвовать в учреждении товарных бирж <32>; вести экстремистскую деятельность <33>. В случае принятия судом решения о ликвидации религиозной организации в связи с осуществлением экстремистской деятельности имущество религиозной организации, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, подлежит обращению в собственность Российской Федерации на основании ст. 9 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности".

<31> См.: Садков А.Н. Религиозные организации как субъекты гражданского права: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Волгоград: Волгогр. акад. МВД России, 2004; М.: РГБ, 2005. С. 43.
<32> См.: ч. 2 ст. 11 Закона Российской Федерации от 20 февраля 1992 г. N 2383-1 "О товарных биржах и биржевой торговле" (в ред. от 25 ноября 2009 г.) // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 18. Ст. 961.
<33> См.: Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (в ред. от 29 апреля 2008 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3031.

Однако в юридической литературе освещена и другая проблема, затрагивающая исполнение соглашений и договоров, заключенных Русской Православной Церковью с государственными органами федерального и регионального уровня в сфере образования. По мнению Е.Н. Клименко, такие соглашения противоречат светскому характеру государства, поскольку, во-первых, нарушают конституционное право равенства других религиозных организаций и, во-вторых, вводят в сферу светского образования вопросы вероисповедания <34>. Так, Приказом Министерства образования Российской Федерации от 1 июля 2003 г. N 2833 "О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ" предусматривается возможность обучать детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях вне рамок образовательных программ только с согласия детей на основании письменного заявления их родителей (законных представителей), направленного в адрес администрации образовательного учреждения при согласовании с соответствующим органом местного самоуправления <35>.

<34> См.: Клименко Е.Н. Правовой статус религиозных объединений в России // Российская юстиция. 2007. N 4. С. 74 - 75.
<35> См.: Приказ Министерства образования Российской Федерации от 1 июля 2003 г. N 2833 "О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ" (зарег. в Министерстве юстиции Российской Федерации 5 августа 2003 г., рег. N 4955) // Российская газета. 2003. N 160.

Возникает вопрос: вправе ли религиозная организация применить светские законы и заявить исковые требования стороне соглашения об обязании его исполнения, учитывая светский статус Российского государства? Следует предположить, что последствия неисполнения соглашения необходимо рассматривать в рамках действующего гражданского законодательства. В настоящее время судебная практика по этой проблеме отсутствует. Однако судебная практика подтверждает ограничение объема прав религиозных субъектов на судебную защиту.

2010, N 10)