Мудрый Юрист

Проблемы квалификации и расследования преступного нарушения правил охраны водных биологических ресурсов

Архипова Т.С., старший преподаватель кафедры земельного, экологического и трудового права юридического факультета Новосибирского государственного аграрного университета.

Проблема охраны и сохранения водных биологических ресурсов в России на протяжении многих лет не утрачивает своей важности и актуальности.

Общественная опасность преступного нарушения правил охраны водных биоресурсов, ответственность за которое предусматривает ст. 257 УК РФ, заключается в том, что при осуществлении хозяйственной деятельности (сплаве древесины, строительстве мостов, дамб, транспортировке древесины и других лесных ресурсов, осуществлении взрывных и иных работ, а также эксплуатации водозаборных сооружений и перекачивающих механизмов) уничтожаются рыбные запасы и другие водные животные и растения, что ведет также к истощению популяций либо к их исчезновению.

Между тем водные биоресурсы играют важную роль в экономике России (как с точки зрения геополитических отношений, так и с точки зрения сохранения продовольственной безопасности) и во многом являются одним из источников занятости населения, а также обеспечивают экологический баланс окружающей среды.

В соответствии с Экологической доктриной РФ, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г., устойчивое развитие Российской Федерации, высокое качество жизни и здоровья ее населения, а также национальная безопасность могут быть обеспечены только при условии сохранения природных систем и поддержания соответствующего качества окружающей среды <1>.

<1> См.: Об экологической доктрине Российской Федерации: распоряжение Правительства РФ от 31 августа 2002 г. N 1225-р // СЗ РФ. 2002. N 36. Ст. 3510.

Для этого необходимо формировать и последовательно реализовывать единую государственную политику в области экологии, направленную на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов. Сохранение и восстановление природных систем должны быть одним из приоритетных направлений деятельности государства и общества.

В то же время проблема многочисленных преступлений в сфере охраны водных биоресурсов из года в год возрастает, что прежде всего характеризуется неумолимым сокращением их численности.

Деяния, описываемые ст. 257 УК РФ, способны причинить рыбному хозяйству и фауне вод значительный ущерб. Совершение преступлений приводит к тому, что сотни рек, располагавших ранее большими рыбными запасами, полностью потеряли рыбопромысловое значение.

Это обусловлено причинами, среди которых следует указать неэффективное использование водных биоресурсов, практически неконтролируемое загрязнение среды их обитания, отсутствие действенных мер борьбы с нарушением правил охраны водных биоресурсов.

Поэтому на первый план выходит проблема надлежащего правового регулирования деятельности заинтересованных лиц и государства по их охране.

Уголовное законодательство в решении указанной задачи является важнейшим средством, однако сложившаяся ситуация в области нарушения правил охраны водных биоресурсов свидетельствует о том, что предпринимаемые для этого уголовно-правовые и иные меры (принятие нормативных актов, регулирующих данные отношения, реформирование структуры природоохранных органов, разработка целевых программ по предупреждению экологических правонарушений и т.д.) не дают должного результата.

Факты привлечения к уголовной ответственности в России по ст. 257 УК РФ немногочисленны. Практика применения уголовно-правовых норм, направленных на охрану водных биологических ресурсов, показывает, что в Российской Федерации борьба ведется главным образом с преступлениями, выражающимися в незаконном завладении этими ресурсами, а преступные деяния, связанные с нарушением их правил охраны, регистрируются крайне редко. Как представляется, это можно объяснить не отсутствием подобных деяний, а значительным количеством нормативных правовых актов различной юридической силы, регламентирующих правила охраны водных биологических ресурсов; особенностями разграничения преступлений и правонарушений в данной области; проблемами реализации полномочий органов, осуществляющих контроль и надзор за соблюдением правил охраны по выявлению данных преступлений; противодействием раскрытию преступлений, связанным с нарушением законодательства об охране водных биологических ресурсов, и др.

Статья 257 УК РФ предусматривает ответственность за ряд составов преступлений, которые можно объединить в две группы: 1) производство различных работ с нарушением правил охраны водных биоресурсов и 2) эксплуатация водозаборных сооружений и перекачивающих механизмов с нарушением тех же правил. Таким образом, наряду с охраной рыбных запасов как таковых уголовный закон охраняет и среду обитания водных животных.

По мнению С.Е. Каленова, представляется не совсем удачным название ст. 257 УК РФ. Оно неадекватно диспозиции данной статьи. Более точное обозначение описанных в ней преступлений, по мнению С.Е. Каленова, следующее: "Нарушение правил охраны водных биологических ресурсов при производстве работ и эксплуатации сооружений" <2>.

<2> Каленов С.Е. Уголовно-правовая охрана водных биологических ресурсов (по материалам Дальневосточного федерального округа): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2003. С. 26.

Объект данного преступления - общественные отношения, обеспечивающие сохранение водных биоресурсов как части природной среды при осуществлении хозяйственной деятельности, связанной с водопользованием и воздействием на водные объекты. Уголовное законодательство не содержит правил охраны, это порождает трудности их поиска при применении ст. 257 УК РФ, что приводит к проблемам квалификации совершенного преступления.

Предметом преступления являются водные биоресурсы. Причем к ним относятся не только рыбы различных видов, включая молодь, но и иные водные животные (раки, крабы, водные пушные млекопитающие и др.), кормовые организмы животного происхождения, водная растительность, образующие в совокупности кормовые запасы рыб и животных, а также среда обитания водных биоресурсов <3>. Таким образом, текст ст. 257 УК и ее название в части предмета преступления не совсем совпадают.

<3> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова и др.; Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. С. 989, 990.

Объективную сторону преступления образуют как действия, так и бездействие, которыми нарушаются правила охраны рыбных запасов. Диспозиция данной нормы является бланкетной, и поэтому для установления содержания признаков состава необходимо обратиться к специальным правилам, регулирующим производство указанных работ в рыбохозяйственных водоемах.

Местом совершения данного преступления могут быть лишь водоемы, которые используются для промысловой добычи рыбы и иных водных животных либо имеют значение для воспроизводства таких водных животных. К последним, в частности, относятся нагульные площади, зимовальные ямы, нерестовые реки, прибрежные морские и речные отмели, служащие местом размножения рыбы или иных водных животных в территориальных водах РФ, реках, озерах, прудах, водохранилищах и их придаточных водах.

Так, запрещается сплав древесины без судовой тяги на водных объектах, используемых для судоходства, и молевой сплав древесины на водных объектах (ст. 48 Водного кодекса РФ). Лесосплавляющие организации обязаны регулярно проводить чистку сплавных путей от затонувшей древесины. Запрещается устраивать на реках запани с ограждениями, занимающими более 2/3 сечения реки <4>. Не дозволена заготовка леса по берегам рек, являющихся местами нереста осетровых и лососевых рыб, на расстоянии менее одного километра от берега.

<4> См.: Там же.

В обобщенном виде нарушения правил лесосплава составляют деяния, причиняющие вред рыбным запасам:

а) при осуществлении работ, связанных с подготовкой леса для сплава;

б) во время фактического сплава;

в) путем невыполнения работ по приведению водоемов в порядок в процессе их эксплуатации, которые надлежало выполнить.

В рыбохозяйственных водоемах запрещается проводить без разрешения органов рыбоохраны взрывные работы, за исключением неотложных - дноуглубительных работ для поддержания лесосплава и судоходства на обмелевших участках рек, работ по принудительному вскрытию сплавных рек и предотвращению аварий и заторов <5>. О проведении взрывных работ в указанных случаях органы рыбоохраны должны незамедлительно ставиться в известность.

<5> См.: Там же.

Преступное нарушение правил охраны рыбных запасов могут образовать такие способы строительства мостов и дамб, которые ведут к уничтожению или существенному сокращению рыбных запасов (сопряженные с уничтожением нерестилищ, воспрепятствованием проходу рыбы на нерест, например), или транспортировка леса по лесным рекам большегрузными автомобилями либо тягачами, когда нерестовые реки буквально "растаптываются", а вода вместе с рыбой и икрой выплескивается на берега транспортом.

Эксплуатация водозаборных сооружений или перекачивающих устройств с нарушением правил охраны рыбных запасов подразумевает, в частности, использование без защитных устройств, препятствующих выкачиванию рыбы и кормовых запасов, водозаборных механизмов станций, подающих воду для коммунальных и производственных нужд, а также для обеспечения городов питьевой водой; мощных насосов электростанций; трубопроводов, шлюзовых сооружений и затворов для распределения воды между сельскохозяйственными водопользователями <6>.

<6> См.: Там же.

Преступление может иметь место и в том случае, если защитные устройства имеются, но не исправны или не действуют.

От производства взрывных работ или забора воды с нарушением правил охраны рыбных запасов следует отличать квалифицируемые по ст. 256 УК случаи незаконной добычи водных животных с применением взрывчатых веществ или перекачивающих механизмов, когда эти действия не являются осуществляемыми на водоеме работами, а преследуют цель добычи рыбы и иных водных животных.

Практика показывает, что подобными деяниями причиняется колоссальный вред, исчисляемый порой сотнями миллионов рублей.

Перечень работ, которые могут осуществляться с нарушением правил охраны рыбных запасов, в ст. 257 УК не исчерпывающий. Под иными работами могут пониматься эксплуатация иных, помимо водозаборных гидротехнических сооружений и устройств, прокладка трубопроводов, строительство дорог, линий электропередачи, возведение производственных объектов и т.п. Многие исследователи в данной области предлагают установить в ст. 257 исчерпывающий перечень работ, осуществление которых с нарушением правил охраны водных биологических ресурсов влечет ответственность именно в соответствии с этой статьей, исключив указание на иные работы.

Описание же законодателем составов нарушения правил охраны рыбных запасов с использованием неисчерпывающего перечня работ, осуществляемых с нарушением названных правил, не позволяет четко разграничить составы преступлений, описанных в ст. 250 и 257 УК РФ.

Проблемы квалификации данного вида преступлений заключаются и в том, что в каждом конкретном случае совершения экологических преступлений необходимо выяснять размер нанесенного ущерба.

Окончено рассматриваемое преступление, если указанные выше деяния повлекли массовую гибель рыбы или других водных животных, уничтожение в значительных размерах кормовых запасов либо иные тяжкие последствия. Между деяниями и наступившими последствиями необходимо установить причинную связь.

Под иными тяжкими последствиями следует понимать уничтожение мест размножения рыбы или значительного количества икры, нарушение экологического равновесия биосистемы и др. <7>.

<7> См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова, Г.А. Есаков и др.; Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. 2-е изд., испр. и доп. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2009. С. 521.

Массовая гибель рыбы представляет собой гибель водных животных, в том числе рыбы, на определенной территории, при которой уровень их смертности превышает среднестатистический в три и более раза (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г.).

Вопрос о признании размера уничтожения кормовых запасов значительным решается в каждом конкретном случае с учетом объема уничтоженного и поврежденного, экологической ценности этих запасов, их стоимости по соответствующим таксам и методикам оценки ущерба природной среде.

При этом для определения объема возмещения экологического вреда и расчета сумм ущерба надлежит руководствоваться законодательно установленными нормами, а при их отсутствии - фактическими затратами на восстановление окружающей среды с учетом всех понесенных убытков, в том числе и упущенной выгоды, исчисляемых в порядке гражданского судопроизводства.

Однако санкции, предусмотренные за совершение соответствующих преступлений, не позволяют даже частично осуществить такое восстановление. В результате этих преступлений уничтожается большое количество ценных видов рыб, морских животных, а причиненный природе ущерб вряд ли можно возместить материально <8>.

<8> См.: Егошин В.В. Методика расследования незаконной охоты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 5.

Рассматриваемое преступление характеризуется умышленной виной по отношению к деянию и неосторожностью (как правило) по отношению к последствиям. Если отношение к последствиям умышленное, то умысел преобладает косвенный.

Субъектом преступления являются должностные лица государственных организаций, предприниматели, руководители негосударственных хозяйственных структур, занимающиеся осуществлением указанных выше работ по закону либо договору, лица, фактически осуществляющие эти работы (например, при транспортировке леса, осуществлении взрывных работ, использовании перекачивающих механизмов).

Возраст уголовной ответственности по данному преступлению установлен с 16 лет.

Причем субъектом данного вида преступления следует признать лицо, которое в силу правовых актов обязано соблюдать или обеспечить соблюдение иными лицами правил охраны водных биологических ресурсов (специальный субъект). Вид природопользования, в процессе которого осуществляются работы или эксплуатируются механизмы, а также правомерность или противоправность природопользования не являются значимыми для определения субъекта преступного нарушения правил охраны рыбных запасов.

При расследовании экологических преступлений, в частности, предусмотренных ст. 257 УК РФ, вызывают трудности вопросы, связанные с разграничением преступлений и административных правонарушений, поэтому большое значение приобретают разработка научно обоснованных критериев разграничения преступных и непреступных видов правонарушений в сфере охраны водных биологических ресурсов.

Проблема обеспечения правопорядка в области использования и охраны водных биологических ресурсов является насущной для многих регионов России. Российскими правоохранительными органами принимаются определенные меры по усилению борьбы с преступными посягательствами на запасы водных животных и растений. Однако эффективность работы государственных структур в этом направлении остается низкой и составляет не более 1,5% от объемов совершаемых правонарушений соответствующего вида в целом по России.

Практика применения уголовно-правовых норм, направленных на охрану водных биологических ресурсов, показывает, что в Российской Федерации борьба ведется главным образом с преступлениями, выражающимися в незаконном завладении этими ресурсами, а удельный вес уголовно наказуемого нарушения правил охраны рыбных запасов составляет всего 0,01% от общего числа экологических преступлений <9>. Таким образом, противодействие подобного рода преступлениям фактически не осуществляется.

<9> См.: Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана окружающей среды в Российской Федерации. М.: Изд-во НИИ Ген. пр-ры РФ, 2002. С. 15.

Причины преступлений, посягающих на сохранность водных биоресурсов, заключаются прежде всего в несовершенстве экономических отношений природопользования, в отсутствии должного государственного контроля за использованием, охраной и воспроизводством этих ресурсов.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что преступления против вод, водных животных и растений требуют тщательного исследования и повышения эффективности мер по их предотвращению, выявлению, расследованию и наказанию за их совершение.