Мудрый Юрист

Еще раз о правовом регулировании нотариальной деятельности *

<*> Cheremny'h G.G. One more time on legal regulation of notarial activity.

Черемных Г.Г., доктор юридических наук, профессор.

Представленная статья посвящена актуальнейшему вопросу, а именно в каком направлении в свете продолжающейся судебной реформы пойдет развитие нотариата в России: будет нотариус независимым, самостоятельным при совершении нотариальных действий либо при формальном сохранении частнопрактикующей формы фактически станет, как и двадцать лет назад, государственным. Тщательный авторский анализ принятых Министерством юстиции РФ, Федеральной нотариальной палатой в последнее время нормативных правовых актов в сфере нотариата показывает, что, во-первых, они не соответствуют действующему законодательству и по процедуре принятия, и по содержанию, и во-вторых, направлены на сужение самостоятельности нотариуса, его независимости при осуществлении нотариальной деятельности.

Ключевые слова: нотариат, нотариус, Федеральная нотариальная палата, Минюст, техническая работа, стажер, доверенность, бланк единого образца.

The article deals with the topical issue, i.e. what direction in light of current judicial reform will be chosen for development of natariat in Russia: if notary will be independent in performing notarial actions or formally preserving private practice form will acquire the state status as it was twenty years ago. Detailed author's analysis of normative legal acts adopted by the Ministry of Justice of the RF, the Federal Notarial Chamber in the sphere of notariat shows that firstly: they do not correspond to the current legislation both by the procedure of adoption and by the contents; secondly: they are aimed at reduction of independence of notaries in effectuation of notarial activity.

Key words: notariat, notary, Federal Notarial Chamber, Ministry of Justice, technical work, trainee, power of attorney, uniform blank.

Несколько месяцев назад в журнале "Нотариус" N 4 за 2009 г. была опубликована моя статья "В современной России должного нормативного правового регулирования в сфере нотариата не было и нет". Безусловно, критические замечания в первую очередь относились к Министерству юстиции РФ, поскольку именно на него Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации" возложены контроль и надзор в сфере нотариата, и, кроме того, согласно Основам законодательства Российской Федерации о нотариате (далее также - Основы) именно ему поручалось утвердить совместно с Федеральной нотариальной палатой (далее также - ФНП) ряд положений в развитие отдельных норм этого закона. Часть из них, в частности Порядок прохождения стажировки (ст. 2), Положение о квалификационной и апелляционной комиссиях (ст. 4), Порядок определения количества должностей нотариусов в нотариальном округе, Порядок проведения конкурса на замещение вакантной должности нотариуса, порядок передачи документов, хранящихся у нотариуса, полномочия которого прекращаются, другому нотариусу, порядок назначения на должности стажера и помощника нотариуса в государственной нотариальной конторе (ст. 12), были в свое время разработаны и утверждены.

С утверждением 23 декабря 2009 г. (Приказ N 430) Порядка учреждения и ликвидации должности нотариуса, 14 января 2010 г. (Приказ N 1) Порядка изменения территории деятельности нотариуса и 19 ноября 2009 г. Правил нотариального делопроизводства (Приказ N 403) весь перечень нормативных правовых документов, предусмотренных Основами, наконец-то принят.

На этом благоприятном, положительном фоне как-то странно выглядит развернувшаяся в последнее время "нормативно-правовая деятельность" Федеральной нотариальной палаты, причем с одобрения либо молчаливого согласия Министерства юстиции РФ, чем, собственно, и вызвана данная публикация.

Вправе ли вообще Федеральная нотариальная палата принимать нормативные правовые акты? Конечно, нет.

Согласно Основам ФНП - некоммерческая организация. Ее деятельность и полномочия регулируются непосредственно Федеральным законом "О некоммерческих организациях" и Основами законодательства Российской Федерации о нотариате. Закон о некоммерческих организациях напрочь исключает право ФНП на нормативно-правовую деятельность. Что касается Основ, то они четко, без какого-либо расширительного толкования дают перечень ее полномочий (ст. 30):

Как видно из содержания данной статьи, полномочиями по принятию нормативно-правовых актов Федеральная нотариальная палата не наделена и Основами законодательства Российской Федерации о нотариате. К месту будет сказать, не наделена она и властными, контрольными полномочиями, а также правом административного руководства региональными нотариальными палатами. Основы включают ее в нормативно-правовой процесс, но только в конкретно прописанных случаях и только под эгидой Министерства юстиции РФ. Более того, именно приказами Минюста России, как это и должно быть, введены в действие вышеперечисленные нормативно-правовые документы, предусмотренные Основами.

Таким образом, самостоятельное принятие (утверждение) Федеральной нотариальной палатой, как и ее органами управления, каких-либо положений, решений, постановлений, какого-либо порядка, носящих нормативно-правовой характер, т.е. устанавливающих для нотариусов и нотариальных палат определенные правила и требования, не вытекающих из прямых предписаний Основ, иных законодательных актов, является противозаконным.

Все это настолько очевидно, что даже говорить об этих прописных истинах как-то неудобно.

И тем не менее 2 - 3 ноября 2009 г. Правление ФНП приняло беспрецедентное решение обязать нотариусов страны представлять в нотариальную палату статистическую отчетность о суммах взысканного тарифа и оплаты работы правового и технического характера (Протокол N 10). Естественно, большинство нотариусов проигнорировали это незаконное требование.

Вместо того чтобы пресечь это беззаконие, Министерство юстиции РФ в его поддержку 25 января 2010 г. издает свой Приказ N 4 "О внесении изменения в Приказ Минюста России от 28.08.2008 N 188". Далее в Приказе говорится: "Внести изменение в Приказ Минюста России от 28.08.2008 N 188 "Об утверждении форм статистической отчетности Министерства юстиции Российской Федерации о нотариате", дополнив приложение N 2, раздел 2, строками 4, 5 согласно приложению". Данный документ почти дословно повторяет решение Правления ФНП и также обязывает нотариусов представлять сведения о размерах взысканных нотариального тарифа и оплаты правовой и технической работы.

В другой ситуации можно было бы лишь приветствовать такое тесное сотрудничество Федеральной нотариальной палаты с Министерством юстиции РФ, но не сейчас, когда Министерство поддержало неправовое решение ФНП, причем также с грубым нарушением действующего законодательства. И Приказ N 188 2008 г., и Приказ N 4 2010 г. незаконны как по процедуре принятия, так и по содержанию.

Во-первых, данными Приказами утверждена форма периодической статистической отчетности, затрагивающая интересы 7,5 тысячи нотариусов страны. В этой связи они согласно Указу Президента РФ от 23 мая 1996 г. N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" должны были пройти обязательную государственную регистрацию и быть опубликованы в установленном порядке.

Кто-то может сказать, что данное требование не распространяется на вступление в силу названных Приказов, поскольку они носят организационно-правовой характер и в этой связи не подлежат регистрации и опубликованию, тем более что изданы самим органом, проводящим регистрацию нормативных актов, затрагивающих права и интересы граждан.

Подобные доводы уже были предметом рассмотрения Верховного Суда Российской Федерации, в частности по делу об оспаривании Положения о порядке выдаче лицензии на право нотариальной деятельности, утвержденного Приказом Минюста России от 22 ноября 1993 г., которое не было опубликовано.

В своем решении от 4 августа 1998 г. N ГКПИ98-238 Верховный Суд Российской Федерации, признав указанное Положение не имеющим юридической силы, указал, что любой ведомственный документ, если он касается прав и свобод граждан, устанавливает для них определенные правила и требования, обладает признаками нормативного правового акта, подлежит обязательной государственной регистрации и опубликованию, независимо от принявшего его ведомства.

Таким образом, данные Приказы согласно Указу Президента РФ от 23 мая 1996 г. N 763 не могут служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, а также применения санкций за невыполнение содержащихся в нем предписаний, на них нельзя ссылаться при рассмотрении споров (п. 10 Указа).

Удивляет позиция Московской городской нотариальной палаты. Данный вопрос 17 декабря 2009 г. (Протокол N 15) был предметом рассмотрения Правления Палаты, которое приняло решение: по итогам 2009 г. представлять отчетность в прежнем виде. В этой связи было необходимо повторно рассмотреть ситуацию на заседании Правления, прежде чем направлять нотариусам письма с требованием представить, причем в нереальные сроки, запрашиваемые сведения с угрозой, что в отношении "нерадивых" будут "приняты соответствующие выводы".

Все это вызвало недоумение и массовое возмущение нотариусов, абсолютно правильные заявления некоторых из них о намерении обратиться за защитой своих прав в судебные органы.

Во-вторых, оба Приказа Минюста России устанавливают для нотариусов периодическую статистическую отчетность. Между тем Министерство юстиции РФ, не говоря уж о ФНП, не вправе вводить какую-либо статистическую отчетность, это прерогатива Росстата России.

Подобная практика не согласуется с Федеральным законом от 29 ноября 2007 г. N 282-ФЗ "Об официальном статистическом учете и системе государственной статистики в Российской Федерации". Минюст России по Положению о Министерстве вправе утверждать только формы ведомственной отчетности и документов первичного учета по вопросам, относящимся к установленной сфере деятельности (пп. 34 Положения), но не статистическую отчетность.

В-третьих, запрашиваемые Минюстом России статистические данные представляют собой не что иное, как информацию о полученных нотариусами в результате своей профессиональной деятельности денежных средствах, которые после уплаты налогов, иных обязательных платежей являются собственностью нотариуса (ч. 2 ст. 23 Основ). Поэтому, издавая 25 января 2010 г. Приказ N 4 и фактически требуя от нотариусов представления сведений об их доходах, Министерство вышло за пределы сферы своей деятельности, занялось не своим делом - нормативным регулированием вопросов, не входящих в его компетенцию.

Вопросы тарификации нотариальных действий, как и вопросы налогообложения и иные вопросы финансирования нотариальной деятельности, никогда не относились и не относятся к ведению Минюста России. Это компетенция Министерства финансов РФ и Федеральной налоговой службы.

В-четвертых, при введении такого рода статотчетности, означающей представление нотариусами еще одной декларации о доходах (наряду с предусмотренной Налоговым кодексом РФ), Минюстом РФ проигнорированы требования ст. 23 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому тайну частной жизни, а также целого ряда норм федерального законодательства.

Так, Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" запрещает требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами (ст. 9).

Согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" доходы физического лица отнесены к персональным данным (ст. 3). Этим же Законом регулируется порядок доступа к персональным данным граждан (физических лиц). Иными словами, этот порядок федеральное министерство устанавливать не вправе.

Как известно, порядок предоставления сведений о доходах налогоплательщиков - физических лиц и соответствующая обязанность налогоплательщиков представлять в налоговый орган по месту учета налоговые декларации установлены Налоговым кодексом РФ, а именно гл. 13 "Налоговая декларация". Одновременно ст. 102 НК РФ "Налоговая тайна" предусматривает, что любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике составляют налоговую тайну, а также устанавливает ответственность этих органов и их должностных лиц за ее разглашение.

В-пятых, не соблюдены и нормы Основ о предоставлении нотариусами сведений о своей деятельности. Стоит напомнить тем, кто это забыл, что порядок предоставления нотариусами сведений определен ст. 28 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, согласно которой правом истребования от нотариуса сведений и документов, касающихся его финансово-хозяйственной деятельности, обладает только нотариальная палата субъекта Российской Федерации. Данные сведения нотариальная палата может передать только страховым организациям, а должностные лица нотариальной палаты обязаны сохранять тайну совершения нотариальных действий под ответственность за разглашение тайны и причинение нотариусу ущерба. Это означает, что ст. 28 Основ предоставляет право нотариальной палате истребовать необходимые сведения лишь в конкретных случаях, но не предусматривает введения какого-либо общего порядка предоставления информации о полученных доходах, тем более в рамках какой-либо отчетности.

Совершенно очевидно, что установленное законом право истребовать сведения от конкретного нотариуса не может быть подменено обязательной для всех нотариусов ежегодной статотчетностью, к тому же через принятие подзаконного акта.

По большому счету Министерству юстиции РФ эти сведения не нужны и никогда не были нужны. Они нужны ФНП, чтобы контролировать уплату членских взносов, установленных ею в процентном отношении с каждого нотариуса, причем с его валового дохода. В налоговых органах такие сведения в силу требования закона о налоговой тайне получить нельзя. Потому-то и появился данный Приказ.

Установленный порядок уплаты членских взносов в ФНП нельзя назвать справедливым: кто больше работает, кто не утаивает доходы, тот платит больше. Правильным, на наш взгляд, будет иной порядок определения членских взносов: в твердой денежной сумме с каждой региональной нотариальной палаты, исходя из численности нотариусов, что исключит в этих отношениях даже намек на какую-либо коррупционность.

10 декабря 2008 г. Правление Федеральной нотариальной палаты приняло Положение о порядке замещения временно отсутствующего нотариуса, занимающегося частной практикой, согласованное с Министерством юстиции РФ, обратите внимание: 18 ноября 2009 г.

Между тем, как отмечалось выше, ФНП не наделена правом самостоятельного правового регулирования в сфере нотариата. Не меняет положения и согласование данного документа с Министерством юстиции РФ через год после его принятия. И ФНП, и Минюсту России должно быть известно, что нормативные правовые акты принимаются в соответствии с Правилами подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009, которые в данном случае ими проигнорированы.

Данное Положение как нормативно-правовой акт не может иметь юридической силы не только из-за нарушения процедуры его принятия: принято ненадлежащим органом, не прошло государственную регистрацию, не опубликовано в установленном порядке и т.д., но и по его содержанию.

Институт замещения временно отсутствующего нотариуса все прошедшие после принятия Основ годы вызывал неприятие у многих руководителей органов юстиции и нотариальных палат. Попытки перефразировать, изменить, по-своему истолковать содержание ст. 20 Основ предпринимались и ранее, задолго до принятия данного Положения.

По этому вопросу вынуждены были официально высказать свою позицию и Министерство юстиции РФ (письмо от 31 октября 2001 г. N 09-4323), и Правовое управление Аппарата Государственной Думы (12 марта 2002 г. N 1/5327).

По заключениям Минюста России и Правового управления Аппарата Государственной Думы порядок наделения лица полномочиями по замещению временно отсутствующего нотариуса согласно ст. 20 Основ не является разрешительным, а носит уведомительный характер. При решении данного вопроса орган юстиции и нотариальная палата должны руководствоваться соглашением, заключенным между нотариусом и лицом, желающим исполнять его обязанности. Этот период полномочий лица, временно исполняющего обязанности нотариуса, устанавливается в соответствии с законом в пределах календарного года. В указанных случаях орган юстиции совместно с нотариальной палатой должны издать соответствующий приказ лишь для того, чтобы закрепить указанные полномочия и уже возникшие правоотношения между нотариусом и лицом, отвечающим требованиям ст. 2 Основ. Статья 20 Основ является нормой прямого действия, и в ней нет указания, как в ряде других статей Основ, на принятие подзаконного акта в целях дополнительного правового регулирования.

Позднее Минюстом РФ была проанализирована практика применения ст. 20 Основ. По результатам исследования руководителям территориальных органов юстиции 12 мая 2003 г. за N 09/4601-МК был направлен для использования в работе соответствующий Обзор, в котором в целом разделяется вышеизложенная позиция. При этом каких-либо рекомендаций о принятии Федеральной нотариальной палатой и Минюстом России документа, устанавливающего общий для всех нотариальных палат порядок наделения полномочиями лица, временно исполняющего обязанности нотариуса, данный Обзор не содержит.

Между тем Федеральная нотариальная палата объясняет принятие своего Положения именно ссылкой на этот Обзор, что оно якобы выполняет рекомендации Минюста РФ. Как видим, данное объяснение не соответствует действительности.

И еще один момент. Предусмотрев институт замещения временно отсутствующего нотариуса, когда он по уважительным причинам не может исполнять свои обязанности, своим помощником, законодатель установил естественное ограничение: они не могут совершать нотариальные действия одновременно (ст. 20 Основ). Для ФНП слово "одновременно" оказалось непонятным, и она решила "подправить" закон, записав в своем Положении, что эти лица не вправе исполнять должностные обязанности одновременно в течение дня.

При наличии такой директивы массово возникнут ситуации, когда, например, нотариус с утра был в нотариальной палате - платил членские взносы, затем вернулся в нотариальную контору и весь день вынужден смотреть, как его помощник в его присутствии совершает нотариальные действия. Парадокс. Любой член правления Палаты, член комиссии практически лишается своего права осуществлять нотариальную деятельность в те дни, когда выполняет эти общественные обязанности.

Кстати, данный вопрос также был предметом судебного рассмотрения. Суд первой инстанции, а также Московский городской суд удовлетворили исковые требования нотариуса г. Москвы В.Н. Кузнецова к Управлению юстиции города Москвы, которое признало незаконным совершение нотариусом и его помощником нотариальных действий в один и тот же день, поскольку нотариус доказал, что одновременного исполнения обязанностей в этот день им и его помощником не было: нотариус работал в первой половине дня, помощник - во второй.

Уместно обратиться и к письму Московской областной нотариальной палаты в адрес Президента ФНП от 15 декабря 2009 г. N 1843/1-14 (опубликовано на официальном сайте МОНП), в котором очень точно подмечено, что "Положение, по сути, предусматривает прямое административное вмешательство в процесс организации работы нотариусов, что не согласуется с принципом независимости нотариуса при осуществлении им своей профессиональной деятельности (статья 5 Основ)".

Сказанное в полной мере относится и к утвержденному Правлением ФНП Положению о порядке изготовления, обращения, учета и использования бланка единого образца для совершения нотариальных действий.

Кстати, данное Положение даже не согласовано с Минюстом России, как было при принятии Положения о порядке замещения временно отсутствующего нотариуса. Имеется лишь отметка: "Согласовано: заместитель Министра юстиции Российской Федерации Ю.С. Любимов 5 марта 2010 г.", но не на самом Положении, а на информационном письме ФНП от 4 марта 2010 г. N 417, которым нотариальное сообщество поставлено в известность о введении его в действие. Обращает на себя внимание, что информационное письмо зарегистрировано раньше, чем оно было согласовано в Министерстве юстиции РФ. В самом информационном письме указано, что Положение утверждено Правлением ФНП 18 ноября 2009 г. (Протокол N 10/09) и Приказом Минюста России от 19 ноября 2009 г. N 403, что опять не соответствует действительности. Данным Приказом утверждены Правила нотариального делопроизводства, но не Положение о бланке. Такая ссылка в данном случае неуместна, поскольку утвержденные этим Приказом Правила нотариального делопроизводства до сих пор не вступили в законную силу, поскольку не опубликованы в установленном порядке.

Подобной формы "нормотворчества" российское право не знает. Сам факт принятия некоммерческой организацией обязательного для исполнения нотариусами нормативного правового акта, информационного письма, рассылка которого одобрена федеральным органом исполнительной власти (без государственной регистрации в Минюсте России и без официального опубликования Положения), позволяет сделать вывод о том, что авторы этого "шедевра", мягко говоря, совершенно не уважают не только нотариуса, но и нотариальное сообщество в целом.

В целом введение бланка в нотариальную практику, тем более единого образца, должно восприниматься положительно. Он нужен. Но этот вопрос при обязанности нотариусов использовать такой бланк не может быть решен на уровне Федеральной нотариальной палаты. Кроме того, данный вопрос не так прост, чтобы его решить одним росчерком пера. Основы такого бланка не предусматривают. В них (ст. 11) говорится лишь о личном бланке нотариуса, который он может иметь, а может и не иметь. Необходимо соответствующее законодательное решение по его введению, форме, случаям применения, источнику финансового обеспечения: либо финансировать его изготовление и бесплатное распределение среди нотариусов будут Федеральная нотариальная палата или нотариальные палаты субъектов Российской Федерации, либо это ляжет на плечи самих нотариусов, а фактически - на граждан, что будет означать введение Федеральной нотариальной палатой, пусть даже по согласованию с Минюстом России, скрытого (косвенного) налога, что, конечно, недопустимо.

Нельзя не учитывать и то, что авторы Положения прописали в нем такую сложнейшую процедуру отчетности за получение, расходование, списание бланков, что это уже само по себе обусловливает полное неприятие нотариусами введения такого бланка.

Как известно, в нотариальной практике обязательный бланк уже применялся (доверенность на право пользования и распоряжения транспортными средствами), но не по решению ФНП, а по совместному Приказу Минюста России и МВД России от 9 марта 1995 г. N 9-01-31-95/N 65. Через 3,5 года этот Приказ был отменен. Во-первых, он не изменил ситуацию с поддельными доверенностями, и во-вторых, вызывал недовольство и жалобы граждан в связи с дополнительными расходами при оформлении доверенности.

Есть еще один вопрос, на который необходимо обратить особое внимание. Основы законодательства РФ о нотариате, поручая Минюсту России и Федеральной нотариальной палате разработать и принять ряд Положений в развитие своих норм (ст. 2, 4, 9, 12, 13 и 19), нигде не говорят о такой форме их принятия, как согласование. Во всех этих нормах Основ речь идет только о совместном принятии. Согласование и совместное принятие - далеко не одно и то же, это совершенно разные и процедура принятия, и правомочность нормативного правового акта.

В феврале этого года профильным Комитетом Совета Федерации был организован круглый стол по проблемам нотариата. Наряду с другими было высказано замечание в отношении инициативы ФНП о создании федеральной информационной базы по завещаниям и ее требования к нотариусам предоставлять соответствующие сведения. Дело исключительно важное и нужное. Более того, в Московской городской нотариальной палате такой банк данных был создан еще в 90-х годах. Однако с принятием третьей части Гражданского кодекса РФ эта работа была приостановлена, поскольку ст. 1123 нового ГК РФ запрещает нотариусу сообщать кому-либо даже о самом факте удостоверения завещания. Была высказана рекомендация решить этот вопрос в законодательном порядке. Поразила реакция на это замечание президента ФНП М.И. Сазоновой: "А вот мы вам пропишем, и будете исполнять". Не хотелось бы вспоминать этот частный неприятный случай, но именно он, на наш взгляд, объясняет неправовой характер нормотворческой деятельности Федеральной нотариальной палаты.

Пренебрежительное отношение к своим правовым возможностям, порядку и процедуре принятия нормативных правовых актов проявляется не только в приведенных случаях. До сих пор действует незаконный так называемый Профессиональный кодекс нотариусов Российской Федерации, к тому же со множеством правовых нелепостей, о чем я подробно писал в статье "Частнопрактикующий нотариус - не субъект дисциплинарной ответственности" ("Нотариус", N 5/2008); при отсутствии у ФНП контрольных полномочий функционирует Комиссия по контролю деятельности нотариальных палат. Как уже отмечалось, Правила нотариального делопроизводства пока не вступили в силу. В данном случае Министерство юстиции РФ поступило разумно - документ требует очень серьезной доработки, однако, чтобы обойти запрет, ФНП пытается добиться его принятия по частям: такие-то положения ввести в действие с такого-то числа, такие с такого-то, не понимая, что по закону это невозможно.

Обращает, мягко говоря, на себя внимание и качество этих документов. Многие, без преувеличения, их положения далеки от нотариальной практики и никогда работать не будут, даже если их прописать законодательно, а не таким кустарным способом. Как можно, например, навязывать лицу, обратившемуся к нотариусу за совершением нотариального действия, наш бланк, а следовательно, его стоимость и техработу, если он пришел со своим, безупречно составленным документом? Насколько реально передавать и принимать по акту все делопроизводство по нотариальной конторе при передаче нотариусом своих полномочий помощнику? Или как может нотариус предусмотреть, что он заболеет, чтобы заранее, как того требует ФНП, получить соответствующий приказ о замещении? Способны ли будут президент палаты или вице-президент как председатели специальной комиссии по списанию и уничтожению сотен, а то и тысяч испорченных бланков сличить их по номерам с полученными нотариусом? Понятно, что ни одно из этих положений на практике применить невозможно.

В настоящее время под эгидой то ли Федеральной нотариальной палаты, то ли Министерства юстиции РФ разрабатывается новый федеральный закон о нотариате. Правда, кто работает над ним, неизвестно, есть какие-то группы, которые что-то разрабатывают, пишут, всплывают отдельные главы без указания авторства, и непонятно, куда и кому адресовать свои замечания и предложения. Недавно удалось ознакомиться с одним из таких документов на 77 страницах - проектом Особенной части будущего закона. Что можно сказать о нем? Только одно - это еще один образец многочисленных юридических ошибок и неточностей. Согласно этому проекту нотариус, например, согласно перечню нотариальных действий (ст. 1) "оглашает закрытое завещание" без принятия такого завещания, "ведет протоколы собраний организаций" вместо удостоверения их достоверности, "подтверждает круг наследников", "передает наследственное имущество на хранение"; откладывает совершение нотариального действия "для определения компетентного нотариуса" (ст. 19), и этот перечень правовых нелепостей можно продолжать и продолжать. Непонятно, почему сама Особенная часть единого закона начинается со ст. 1.

Не надо думать, что только ФНП и Минюст озабочены проблемами нотариата. Нотариусов они беспокоят не меньше. Но больше всего их настораживают все более активные в последнее время попытки ужесточить требования к нотариусам, настолько регламентировать нотариальную деятельность, в том числе через подобные документы, а еще хуже - через новый закон о нотариате, что независимость и самостоятельность нотариуса при осуществлении нотариальной деятельности становятся проблематичными. На это абсолютно правильно обратил внимание и руководитель Уральского филиала Российской школы частного права, заведующий кафедрой гражданского права Уральской государственной юридической академии доктор юридических наук, профессор Б.М. Гонгало в своем выступлении на вышеназванном круглом столе, сказав, в частности: "Порядок и дисциплина - это одно, а стоять по стойке "смирно" и ходить строем - это совершенно другое".

Литература

  1. Конституция Российской Федерации.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации.
  3. Указ Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации".
  4. Постановление Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009 "Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации".
  5. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате.
  6. Налоговый кодекс Российской Федерации.
  7. Приказ Минюста России от 19 ноября 2009 г. N 403 "Об утверждении Правил нотариального делопроизводства" (официально не опубликован).
  8. Приказ Минюста России от 23 декабря 2009 г. N 430 "Об утверждении Порядка учреждения и ликвидации должности нотариуса".
  9. Приказ Минюста России от 14 января 2010 г. N 1 "Об утверждении Порядка изменения территории деятельности нотариуса".
  10. Приказ Минюста России от 28 августа 2008 г. N 188 "Об утверждении форм статистической отчетности Министерства юстиции Российской Федерации о нотариате" (официально не опубликован).
  11. Приказ Минюста России от 25 января 2010 г. N 4 "О внесении изменения в Приказ Минюста России от 28.08.2008 N 188" (официально не опубликован).
  12. Решение Правления Федеральной нотариальной палаты от 10 декабря 2008 г. "Об утверждении Положения о порядке замещения временно отсутствующего нотариуса, занимающегося частной практикой", согласованное с Министерством юстиции РФ 18 ноября 2009 г.
  13. Указ Президента РФ от 23 мая 1996 г. N 763 "О Порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти".
  14. Постановление Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009 "Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации".
  15. Решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 августа 1998 г. N ГКПИ98-238.
  16. Решение Правления ФНП от 2 - 3 ноября 2009 г. "О представлении нотариальными палатами статистической отчетности о суммах взысканного нотариусами тарифа".
  17. Черемных Г.Г. В современной России должного нормативного правового регулирования в сфере нотариата не было и нет? // Нотариус. 2009. N 4.
  18. Черемных Г.Г. Частнопрактикующий нотариус - не субъект дисциплинарной ответственности // Нотариус. 2008. N 5.
  19. Письмо Московской областной нотариальной палаты в адрес Президента ФНП от 15 декабря 2009 г. N 1843/1-14 (опубликовано на официальном сайте МОНП).
  20. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".
  21. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных".
  22. Федеральный закон от 29 ноября 2007 г. N 282-ФЗ "Об официальном статистическом учете и системе государственной статистики в Российской Федерации".
  23. Письмо Министерства юстиции РФ от 31 октября 2001 г. N 09-4323.
  24. Письмо Правового управления аппарата Государственной Думы от 12 марта 2002 г. N 1/5327.
  25. Обзор практики применения статьи 20 Основ законодательства РФ о нотариате Министерства юстиции РФ от 12 мая 2003 г. N 09/4601-МК.
  26. Решение Правления Федеральной нотариальной палаты (протокол N 14/09 от 21 - 22 декабря 2009 г.) о введении бланка единого образца, разосланное информационным письмом ФНП от 5 марта 2009 г. (сайт ФНП).
  27. Письмо Главного управления Минюста России по г. Москве от 28 января 2010 г. N 9-38/8813 "О дополнении форм N 5-2 статистической отчетности "Сведения о нотариальном сообществе и нотариальной деятельности".
  28. Разъяснения по отдельным вопросам, касающимся применения Положения о порядке замещения временно отсутствующего нотариуса, занимающегося частной практикой (сайт ФНП от 19 марта 2010 г.).
  29. Выписка из Протокола N 15 очередного заседания Правления Московской городской нотариальной палаты от 17 декабря 2009 г.
  30. Стенограмма Круглого стола, Совет Федерации, 5 февраля 2010 г.