Мудрый Юрист

Субсидиарная ответственность в гражданском законодательстве Беларуси и в судебной практике

В. Каменков, председатель Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор.

А. Каменков, студент юридического факультета БГУ.

Прежде чем говорить об особенностях гражданско-правовой ответственности вообще и о субсидиарной ответственности в частности, необходимо остановиться на самом понятии "ответственность". Большинство авторов сходятся на том, что "ответственность есть необходимость, обязанность отвечать за свои поступки и действия, а юридическая ответственность - это, в свою очередь, мера государственного принуждения, основанная на осуждении поведения правонарушителя и выражающаяся в установлении для него отрицательных последствий (личных и имущественных)" <*>.

<*> Право и экономика. Большой энциклопедический словарь высшего управленческого персонала. Серия: "Библиотека высшего управленческого персонала" / В.Г. Гавриленко, П.Г. Никитенко, Н.И. Ядевич. Мн.: Издательство "Право и экономика", 2001. С. 924.

А гражданско-правовая ответственность рассматривается как вид юридической ответственности, установленной нормами гражданского права, по которой юридические последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом предусмотренных гражданским правом обязанностей связаны с нарушением субъективных гражданских прав другого лица. Гражданско-правовая ответственность основана на применении к правонарушителю (должнику) в интересах другого лица (кредитора) либо государства установленных законом или договором мер воздействия, влекущих для него отрицательные, экономически невыгодные последствия имущественного характера - возмещение убытков, уплату неустойки (штрафа, пени), возмещение вреда.

Тот же словарь дает следующую дефиницию термину "субсидиарная ответственность":

"Субсидиарная ответственность - 1) вид гражданско-правовой ответственности; дополнительная ответственность лиц, которые наряду с должником отвечают перед кредитором за надлежащее исполнение обязательства в случаях, предусмотренных законом или договором. Субсидиарную ответственность несут: члены полного товарищества; члены потребительского кооператива по его обязательствам в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива; собственник имущества, закрепленного за учреждением по обязательствам учреждения при недостаточности указанного имущества; в случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам;

  1. ответственность, которую несет лицо в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность. Лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно до удовлетворения требования, предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а если к такому лицу предъявлен иск, привлечь основного должника к участию в деле. В противном случае основной должник имеет право выдвинуть против регрессного требования лица, отвечающего субсидиарно, возражения, которые он имел против кредитора" <*>.
<*> Там же. С. 925 - 926.

Действительно, субсидиарная ответственность - один из видов гражданско-правовой ответственности. Она представляет собой дополнительную ответственность лиц, которые наряду с должником отвечают перед кредитором за надлежащее исполнение обязательства в случаях, установленных законом или договором.

Термин "субсидиарная" производный от "субсидия" (subsidium), что на латыни означает "помощь, поддержка" <*>.

<*> Российская юридическая энциклопедия. М.: Издательский дом ИНФРА, 1999. С. 938. (Автор статьи Е.Ю. Грачева.)

В соответствии с Гражданским кодексом Республики Беларусь (далее - ГК) <*> субсидиарную ответственность в Республике Беларусь несут следующие субъекты:

<*> Гражданский кодекс Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 7 дек. 1998 г. Минск: Нац. центр правовой информации Республики Беларусь, 1999. С. 512.
  1. лица (родители, усыновители, попечители), давшие письменное согласие на совершение сделок несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 25 ГК).

Гражданское законодательство Республики Беларусь предусматривает такое право несовершеннолетних, как заключение сделок. При этом четко оговаривается возрастной диапазон дееспособности несовершеннолетних - от четырнадцати до восемнадцати лет. Однако их право заключения сделок детально конкретизируется и подробно регламентируется в ст. 25 ГК. Уместным представляется перечислить некоторые особенности дееспособности несовершеннолетних в гражданском обороте.

Согласно ст. 25 ГК все сделки, кроме указанных в п. 2 ст. 25 ГК (распоряжаться своим заработком и иными собственными доходами; осуществлять права автора результатов интеллектуальной деятельности; вносить вклады в кредитные учреждения; совершать мелкие бытовые сделки), несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе совершать лишь с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителей.

Поскольку данной статьей предусматривается ограничение дееспособности несовершеннолетних при совершении ими сделок, они несут по своим обязательствам лишь имущественную ответственность. Субсидиарную же ответственность по этим сделкам, согласно ч. 1 п. 3 ст. 25 ГК, несут лица, давшие письменное согласие на совершение той или иной сделки.

Исключением являются случаи эмансипации несовершеннолетних в случае осуществления ими трудовой деятельности по трудовому договору (контракту) или предпринимательской деятельности, когда эмансипированные несовершеннолетние по решению суда или органа опеки и попечительства приобретают полную дееспособность наряду с иными совершеннолетними лицами. К числу несовершеннолетних, обладающих полной дееспособностью, относятся также лица, вступившие в брак до наступления восемнадцати лет.

Дела данной категории подведомственны в Беларуси общим судам, и судебная практика в настоящем материале не приводится;

  1. при экономической несостоятельности (банкротстве) юридического лица - учредители (участники), собственники имущества юридического лица или другие лица, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания или иным образом имеют возможность определять его действия, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана этими лицами (п. 3 ст. 52 ГК). Следует отметить, что кредитор, предъявляющий требование к субсидиарному должнику на основании абзаца второго п. 3 ст. 52 ГК, должен ссылаться не на факт неполучения от банкрота ответа на предъявленное требование, а на подтвержденный в установленном порядке факт недостаточности имущества юридического лица - банкрота.

Применение субсидиарной ответственности в процедуре банкротства вызывает большое количество вопросов как у субъектов хозяйствования и хозяйственных судов, так и других государственных и иных органов.

В частности, Высший хозяйственный суд Республики Беларусь в своем письме от 21.06.2004 дал ответ на один такой вопрос.

В соответствии с частью четвертой п. 33 Постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь от 23 декабря 2003 года N 11 "О некоторых вопросах практики применения законодательства, регулирующего вопросы экономической несостоятельности (банкротства)" кредитор или его правопреемники, прокурор, государственные органы вправе предъявлять иски о привлечении к субсидиарной ответственности в течение десяти лет с момента возбуждения дела о банкротстве в хозяйственный суд, рассматривавший дело о банкротстве.

В силу пп. 1.2 и 1.35 п. 1 Указа Президента Республики от 12 ноября 2003 года N 508 "О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)" (далее - Указ N 508) ч. 2 ст. 9 Закона Республики Беларусь от 18 июля 2000 года "Об экономической несостоятельности (банкротстве)" не применяется.

Согласно ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК и пп. 1.35 п. 1 Указа N 508, если экономическая несостоятельность (банкротство) должника юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в том числе руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то на таких лиц при недостаточности имущества должника возлагается субсидиарная ответственность по обязательствам последнего.

Таким образом, даже при отсутствии преднамеренного банкротства вышеуказанные лица, действиями которых вызвана экономическая несостоятельность (банкротство), вне зависимости от размера доли их вины могут быть привлечены к субсидиарной ответственности. Размер требований кредиторов к лицам, привлекаемым к субсидиарной ответственности, определяется как разница между общим объемом обязательства должника перед соответствующим кредитором и погашенной его частью в рамках производства по делу о банкротстве. В соответствии с нормами ст. 370 ГК субсидиарная ответственность применяется к лицу, несущему такую ответственность, дополнительно к ответственности основного должника. В силу части первой ст. 375 ГК, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине должника и кредитора, возможно уменьшение размера ответственности должника. Поэтому хозяйственный суд не вправе уменьшить размер субсидиарной ответственности.

Несмотря на определенные трудности, дела о привлечении к субсидиарной ответственности хозяйственными судами рассматриваются.

Истец (предприятие "А") просил взыскать с директора этого предприятия "И" и учредителя "П" сумму задолженности по обязательствам предприятия "А" перед конкурсным кредитором в процедуре банкротства в порядке субсидиарной и солидарной ответственности по следующим основаниям: банкротство истца вызвано его директором "И" и его учредителем "П", т.е. неподача ими в хозяйственный суд в установленный законом срок заявления о банкротстве.

Согласно ст. 8 Закона о банкротстве, должник обязан подать заявление должника о признании банкротом в хозяйственный суд в случае, когда удовлетворение требования одного кредитора приводит к прекращению деятельности юридического лица; неподача должником такого заявления в хозяйственный суд влечет субсидиарную ответственность виновных в этом лиц. А в соответствии со ст. 23 Закона о банкротстве заявление о признании банкротом подписывается от имени должника руководителем (директором) должника. Ст. 4 Устава истца предусматривает возможность привлечения к субсидиарной ответственности учредителя (участника) и руководителя истца в случае признания его банкротом хозяйственным судом только по основаниям, указанным в ст. 52 ГК.

Хозяйственный суд Минской области установил, что кредиторская задолженность истца перед Инспекцией МНС, как и само банкротство истца, вызвана не учредителем "П", а лицом, которое имело право давать обязательные для истца указания и возможность определять его действия директором "И", в обязанности которого входила и подача заявления в хозяйственный суд о признании банкротом истца в установленный срок, чего сделано не было.

При таких обстоятельствах хозяйственный суд взыскал с "И" в пользу истца 2,2 млрд. руб. основного долга (задолженности по обязательствам истца перед конкурсным кредитором в порядке субсидиарной и солидарной ответственности) и расходы по госпошлине, а в иске к "П" отказал <*>;

<*> Из архива хозяйственного суда Минской области за 2004 год.
  1. при преобразовании товарищества в общество каждый полный товарищ, ставший участником (акционером) общества, в течение двух лет несет субсидиарную ответственность всем своим имуществом по обязательствам, перешедшим к обществу от товарищества (п. 2 ст. 65 ГК);
  2. полные товарищи по обязательствам товарищества (п. 1 ст. 66, п. 1 ст. 72 ГК). Полное товарищество - организационно-правовая форма юридического лица, в которой наиболее ярко выражено личное участие каждого из участников в делах товарищества и отсутствует ограничение ответственности по обязательствам этого юридического лица. Поэтому законодатель установил и повышенный риск ответственности для его участников. Нормы об ответственности участников полного товарищества по его обязательствам являются императивными;
  3. полные товарищи по обязательствам коммандитных товариществ (п. 1 ст. 81 ГК).

Основами гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 года и принятыми на их базе гражданскими кодексами союзных республик, в частности Гражданским кодексом БССР 1964 года, институт полного товарищества не предусматривался. Полные товарищества начали признаваться юридическими лицами лишь в незначительном числе современных государств, поскольку по своему характеру не соответствуют многим признакам юридического лица (в частности, неотделимость имущества и волеизъявления юридического лица от имущества и волеизъявления его участников). Полное товарищество настолько тесно связано с его участниками (полными товарищами), что действительного отделения самого товарищества от его участников не происходит.

По мнению Фроловой О.В., рассматривая ответственность участников полного товарищества, необходимо исходить из двух видов ответственности, а именно:

а) ответственности участников друг перед другом и полным товариществом за неисполнение либо ненадлежащее исполнение взятых на себя обязательств;

б) ответственности участников полного товарищества перед третьими лицами по обязательствам полного товарищества <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь: В 2 кн. Кн. 1 / Отв. ред. В.Ф. Чигир. Мн.: Амалфея, 1999. С. 133.

В рамках исследуемой темы наиболее интересным представляется второй вид ответственности из двух вышеуказанных. Участники полного товарищества солидарно между собой несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам полного товарищества (п. 1 ст. 66; п. 1 ст. 72 ГК). Причем полные товарищи не обладают правом изменения характера, основания, размеров их собственной ответственности по обязательствам полного товарищества;

  1. участники общества с дополнительной ответственностью (ОДО) по долгам общества в пределах, осуществляемых его учредительными документами (п. 1 ст. 94 ГК).

Интересно, что в юридических лицах этой организационно-правовой формы на сегодняшний день ответственность участников ограничена, т.к. она заранее определена законом и учредительными документами. Следует также отметить, что данная норма действующего ГК отличается от нормы прежнего ГК (1964 года) и ГК Российской Федерации (ст. 95) <*>. Она не содержит указания на одинаковый для всех участников ОДО кратный размер к стоимости вкладов участников. Вклады участников общества с дополнительной ответственностью могут быть неравными, однако "кратный" размер ответственности является одинаковым для всех участников. Поскольку в действующем ГК такой критерий исключен, то пределы ответственности участников ОДО определяются учредительными документами общества и могут не соотноситься с размерами их вкладов.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 129.

Например, в учредительных документах какого-либо общества с дополнительной ответственностью может быть указано, что один участник общества несет ответственность в трехкратном размере своего вклада, другой отвечает в пятикратном размере, третий - в твердой сумме и т.д. <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь: В 2 кн. Кн. 1 / Отв. ред. В.Ф. Чигир. Мн.: Амалфея, 1999. С. 169 - 170.

Более того, в практике хозяйственных судов встречаются решения, констатирующие, что, если изменения в учредительные документы ОДО, связанные с выходом некоторых участников из состава учредителей, не зарегистрированы в установленном порядке, подача участниками заявления о выходе из ОДО не порождает для них никаких правовых последствий и они несут субсидиарную ответственность по обязательствам ОДО в пределах, предусмотренных учредительными документами <*>.

<*> Из архива хозяйственного суда Могилевской области за 2003 год (дело 65 - 6/2003).

В письме Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь еще в 2003 году было следующее: "Пункт 1 статьи 94 ГК предусматривает случаи, когда субсидиарная ответственность участников ОДО по долгам общества наступает в силу законодательства.

Участники такого общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в пределах, определяемых учредительными документами общества, но не менее размера, установленного законодательными актами.

Соответственно кредиторы первоначально обращают взыскание на имущество ОДО, а при недостаточности этого имущества для погашения долгов наступает субсидиарная ответственность участников общества, которую они несут солидарно".

Требование, предъявляемое к основному должнику согласно пункту 1 статьи 370 ГК, должно быть предъявлено в письменной форме. В случае возврата исполнительного листа без исполнения (если у должника отсутствуют имущество и (или) денежные средства, на которые может быть обращено взыскание), взыскатель на основании части второй пункта 1 ст. 370 ГК вправе предъявить требование к лицу, несущему субсидиарную ответственность <*>;

<*> Из архива Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь за 2003 год. Письмо от 17 октября 2003 г. N 03-24/2323 "О порядке применения субсидиарной ответственности".
  1. в случае экономической несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам (п. 2 ст. 105 ГК). Такая правовая норма объясняется тем, что основное общество вправе определять решения, принимаемые дочерним обществом, т.е. непосредственно влиять нехозяйственную и иную деятельность последнего;
  2. участники производственного кооператива (артели) по долгам кооператива в равных долях, если иное не определено в уставе, в пределах, установленных уставом, но не меньше величины полученного годового дохода в кооперативе (артели) (п. 1 ст. 107, п. 3 ст. 108 ГК).

Субсидиарная ответственность участников производственного кооператива (артели) входит в число многочисленных взаимных и иных обязательств членов производственного кооператива (артели), к которым относятся также обязанность личного трудового участия в деятельности кооператива и обязанность внесения вступительных паевых и иных взносов в различные фонды кооператива (артели).

Характерной чертой производственного кооператива является равенство прав и обязанностей его членов независимо от размера паевого взноса каждого из них. Не зависит от паевого взноса и количество голосов каждого из членов кооператива при голосовании;

  1. Республика Беларусь по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества (п. 5 ст. 115 ГК).

ГК называет казенными те предприятия, у которых имущество находится на праве оперативного управления (ст. 115). Казенные предприятия могут быть созданы только Правительством Беларуси на базе того имущества, которое относится к республиканской собственности. Устав казенного предприятия также разрабатывается исключительно Правительством Беларуси. Поле деятельности казенных предприятий, как правило, определяется государством и представляет значимость для него. Именно поэтому такие предприятия не нуждаются в широком предоставлении прав на имущество, которое находится у них, причем не только недвижимое, но и движимое, включая готовую продукцию. Поэтому также Республика Беларусь несет субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества.

Именно по той причине, что указанные предприятия имеют ограниченные права на вверенное им имущество, ГК устанавливает для них субсидиарную ответственность по долгам при недостаточности этого имущества.

Существенным обстоятельством здесь является тот факт, что на унитарные предприятия, основанные на праве оперативного управления (казенные предприятия), не распространяются те гражданско-правовые нормы, которые касаются вопросов субсидиарной ответственности при признании предприятия экономически несостоятельным (банкротом), т.к., согласно п. 1 ст. 61 ГК, казенное предприятие не может быть признано банкротом;

  1. члены потребительского кооператива по его обязательствам в пределах невнесенной части дополнительного взноса (для покрытия образовавшихся убытков кооператива) каждого из членов кооператива (п. 4 ст. 116 ГК).

В отличие от производственного кооператива потребительский кооператив является добровольным объединением граждан и юридических лиц на основе членства с целью удовлетворения материальных (имущественных) и иных потребностей участников, осуществляемым путем объединения его членами имущественных паевых взносов. При этом личное трудовое участие членов потребительского кооператива в его деятельности не обязательно.

Внесение паевых взносов является одной из основных обязанностей членов кооператива, потому что именно за их счет формируется паевой фонд, который служит гарантией для кредитора.

ГК (ч. 2 п. 4 ст. 116) предусматривает субсидиарную ответственность членов потребительского кооператива по его обязательствам в пределах невнесенной части дополнительных взносов его членов;

  1. собственник имущества учреждения по его обязательствам при недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении учреждения (п. 2 ст. 120 ГК).

П. 1 ст. 120 ГК дает определение учреждения следующим образом: "организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично".

Правовое регулирование права собственности такого вида юридического лица, которое называется учреждением и соответствует всем вышеперечисленным признакам, осуществляется на основе ст. 279 ГК, которая устанавливает, что учреждение по закону не имеет права отчуждать или каким-либо иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом без согласия на то самого собственника этого имущества. Однако собственником имущества учреждения может быть и само учреждение, если оно приобретает его за счет средств, переданных ему учредителем. В таком случае ограничения, указанные в ст. 279 ГК, распространяются и на такое имущество. Исключение может составлять то имущество, которое приобретено за счет средств, полученных в результате осуществления деятельности учреждения, причем эта деятельность может легально приносить прибыль, несмотря на то что учреждения относятся к категории некоммерческих юридических лиц. Такое имущество должно учитываться на отдельном балансе. Важным фактом является также, что такая деятельность учреждения, которая приносит доходы, должна быть юридически закреплена в соответствующих учредительных документах данного юридического лица.

Учреждение само отвечает по своим обязательствам за счет того имущества, которое находится у него в распоряжении. Однако следует также отметить, что исходя из главенства права собственности на имущество, находящегося в распоряжении учреждения, именно самого собственника, закон также предусматривает, что при возникновении у учреждения обязательств и недостаточности средств, находящихся в распоряжении учреждения, ответственность по ним несет сам собственник соответствующего имущества. Причем в подобных случаях собственник несет именно субсидиарную ответственность.

Представляет научный и практический интерес, как названная проблема нашла разрешение в судебной практике арбитражных судов Российской Федерации. В информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июля 1999 года N 45 "Об обращении взыскания на имущество учреждения" <*> содержится однозначное правило: при недостаточности у учреждения денежных средств, находящихся в его распоряжении, взыскание не может быть обращено на иное имущество, закрепленное за учреждением на праве оперативного управления собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением за счет средств, выделенных по смете.

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1999. N 11.

В порядке ст. 120, 399 ГК РФ есть возможность привлечения к субсидиарной ответственности собственника имущества при недостаточности средств у учреждения. Для удовлетворения своих требований истец-кредитор должен при рассмотрении спора в арбитражном суде заявить ходатайство о привлечении собственника в качестве третьего лица, а затем, если будет доказано отсутствие у должника денежных средств, в качестве ответчика.

После 2000 года практика привлечения к субсидиарной ответственности должника - собственника имущества предприятия (учреждения) - в Российской Федерации изменилась в связи с принятием Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2001 года N 143 Правил взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета <*>. Названные правила предусматривают исполнение возникающих обязательств при недостаточности средств для погашения задолженности главным распорядителем средств федерального бюджета, в чьем ведении находится должник, в порядке субсидиарной ответственности.

<*> Собрание законодательства РФ. 2001. N 10. Ст. 959.

Согласно Правилам исполнительный лист суда по денежному обязательству получателя средств федерального бюджета предъявляется взыскателем в орган федерального казначейства по месту открытия должнику лицевого счета получателя средств. Одновременно с исполнительным листом представляются заверенная надлежащим образом копия судебного постановления, на основании которого выдан исполнительный лист, и заявление.

В случае принятия исполнительного листа к исполнению орган федерального казначейства не позднее следующего рабочего дня после предъявления исполнительного листа передает должнику под расписку или по факсимильной связи уведомление о поступлении исполнительного листа по форме установленного образца.

Должник в течение двух рабочих дней со дня получения данного уведомления представляет в орган федерального казначейства:

Орган федерального казначейства не позднее следующего рабочего дня после поступления от должника информации об образовании задолженности, по которой производится взыскание, в результате осуществления должником предпринимательской и иной приносящей доход деятельности исполняет требование о взыскании средств с лицевого счета по учету средств, полученных от указанной деятельности, при наличии у должника такого счета в органе федерального казначейства.

В случае образования задолженности, указанной в исполнительном листе, в результате осуществления должником деятельности, финансируемой за счет средств федерального бюджета, орган федерального казначейства не позднее следующего рабочего дня после поступления от должника информации исполняет судебное решение на основании платежного поручения, оформленного должником в установленном порядке, в пределах остатка объема финансирования на лицевом счете должника, соответствующего целям, указанным в исполнительном листе.

При отсутствии на лицевом счете должника остатка объема финансирования, необходимого для полного или частичного взыскания по соответствующим показателям бюджетной классификации Российской Федерации, орган федерального казначейства в течение срока, определенного в правилах, возвращает взыскателю исполнительный лист и решение суда с уведомлением о полном или частичном неисполнении требований исполнительного листа с указанием о невозможности исполнения в установленный срок требований, содержащихся в исполнительном листе, и возможности направления взыскателем исполнительного листа и документов в Министерство финансов РФ для взыскания средств с главного распорядителя средств в порядке субсидиарной ответственности.

Взыскатель для взыскания средств с главного распорядителя средств в порядке субсидиарной ответственности направляет документы в Министерство финансов Российской Федерации. Поступившие исполнительные листы с приложениями не позднее следующего рабочего дня со дня их предъявления регистрируются Департаментом управления делами и кадров в установленном порядке и передаются в подлиннике в Главное управление федерального казначейства. Главное управление федерального казначейства передает копию исполнительного листа с приложениями под расписку представителю главного распорядителя средств федерального бюджета для представления последним в Министерство финансов РФ не позднее десяти рабочих дней реестра финансирования расходов в размере суммы, необходимой для исполнения требований, содержащихся в исполнительном листе, в пределах лимитов бюджетных обязательств и выделенных объемов финансирования на соответствующий период.

Главный распорядитель средств при недостаточности лимитов бюджетных обязательств, утвержденных ему на цели, соответствующие указанным в исполнительном листе, представляет в Министерство финансов РФ необходимые документы для осуществления перемещения бюджетных ассигнований и изменения лимитов бюджетных обязательств путем внесения соответствующих изменений в сводную бюджетную роспись федерального бюджета в общеустановленном порядке.

Данный механизм работает, доказательством чему служат уведомления о полном исполнении требований исполнительных листов из федерального казначейства по исполнительным производствам, получаемые арбитражным судом.

Согласно ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность несет собственник соответствующего имущества. В силу ст. 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требования к основному должнику. Кроме того, упомянутыми ранее правилами взыскания на основании исполнительных листов судебных органов установлен порядок взыскания с должников средств по денежным обязательствам.

В соответствии с указанными правилами требования к субсидиарному должнику могут быть предъявлены только после того, как будет установлена невозможность исполнения решения суда в отношении основного должника, обязанного по договору, в ходе исполнительного производства.

Отсутствие у государственного учреждения денежных средств, выделяемых собственником (учредителем), еще не служит бесспорным доказательством невозможности удовлетворения требований кредитора. Согласно ст. 298 ГК РФ, если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения.

Таким образом, в случае образования задолженности при недостаточном бюджетном финансировании на ее погашение могут быть направлены денежные средства, получаемые ответчиком от деятельности, приносящей доход. При таких условиях суд должен установить, имело ли учреждение доходы от коммерческой деятельности, каков их размер и были ли эти доходы достаточными для оплаты долга и надлежащего исполнения обязательств по договору.

Пунктом 2 ст. 298 ГК РФ предусмотрено, что если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе;

  1. члены союза (ассоциации) юридических лиц несут субсидиарную ответственность по ее обязательствам в размере и порядке, предусмотренных учредительными документами ассоциации (п. 4 ст. 121, п. 2 и 3 ст. 123 ГК);
  2. поручитель, если законодательством или договором предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (п. 1 ст. 343 ГК).

Гражданско-правовой институт поручительства имеет большую историю, которая начинается с римского права, в котором поручительство рассматривалось тоже как способ обеспечения исполнения обязательства.

Однако и на сегодняшний день степень актуальности этого института и его исследования не уменьшились, а скорее возросли.

Гражданский кодекс БССР 1964 года предусматривал лишь солидарную ответственность должника и поручителя при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства. Новый Гражданский кодекс 1998 года наряду с солидарной ответственностью предусматривает возможность заключения договора поручительства с условием субсидиарной ответственности должника и поручителя по исполнению обязательства, обеспеченного договором поручительства (п. 1 ст. 343 ГК). Только в том случае, если субсидиарная ответственность предусмотрена в условиях договора поручительства или же законодательством, она может применяться вместо солидарной ответственности.

ГК также исходит из того, что поручитель несет ответственность в том же объеме, что и основной должник (п. 2 ст. 343). Однако здесь следует обратить внимание на диспозитивность этой нормы. В случае если при заключении договора поручительства в нем будет точно оговорена конкретная сумма, в пределах которой поручитель отвечает вместе с должником по его обязательству, то кредитор будет не вправе требовать от поручителя возмещения убытков или уплаты процентов на сумму долга свыше той суммы, которая указана в договоре поручительства. В то же время указание подобной суммы не освобождает основного должника от его обязательства;

  1. гарант по обязательствам основного должника (ст. 349 ГК).

Согласно п. 1 ст. 348 ГК в силу договора гарантии гарант обязуется перед кредитором другого лица (должника) отвечать полностью или частично за исполнение обязательства этого лица. В отличие от поручительства гарантийным обязательством может быть обеспечено лишь действительное требование (п. 3 ст. 348 ГК). И в случае неисполнения обязательства гарант отвечает перед кредитором как субсидиарный (дополнительный) должник (п. 1 ст. 349 ГК).

Гарантией может быть обеспечено как все обязательство в полном его объеме, так и в части (п. 1 ст. 348 ГК). При этом, по мнению ряда авторов, объем ответственности гаранта (по усмотрению гаранта либо сторон договора) в случае его частичной ответственности может определяться:

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь: В 2 кн. Кн. 1 / Отв. ред. В.Ф. Чигир. Мн.: Амалфея, 1999. С. 459.

Закон (ГК) содержит два обязательных условия для применения субсидиарной ответственности. Предъявление требований кредитором лицу, несущему субсидиарную ответственность, может, согласно п. 1 ст. 370 ГК, последовать только после того, как:

  1. кредитор предъявит требование к основному должнику, а
  2. последний откажется удовлетворить требование кредитора или не даст ему в разумный срок ответа на предъявленное требование.

Однако ГК лишает кредитора такого права, если его требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника (п. 2 ст. 370).

Таким образом, очевидно, что нормы действующего ГК значительно расширяют права кредитора по удовлетворению его требования.

ГК (п. 3 ст. 370) также обязывает лицо, несущее субсидиарную ответственность, до удовлетворения требования,предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а в случае предъявления кредитором к такому лицу иска - привлечь основного должника к участию в деле. Можно предположить, что данная норма устанавливается с несколькими целями:

а) предъявлялось ли кредитором требование к основному должнику и каково отношение последнего к этому требованию;

б) имеются ли между кредитором и должником встречные однородные требования, путем зачета которых можно было бы удовлетворить требование кредитора;

в) воспользовался ли кредитор правом бесспорного взыскания средств с основного должника при наличии такого права.

Ситуация, когда основной должник не отказался выполнить предъявленное ему кредитором требование, однако по недостаточности средств или по иным причинам не в состоянии это сделать полностью или частично, дает право кредитору предъявить требование к лицу, несущему субсидиарную ответственность. В подобной ситуации кредитор обладает таким правом даже в тех случаях, когда в будущем основной должник будет в состоянии исполнить свое обязательство полностью.

Важным представляется и тот факт, что право предъявить требование к субсидиарному должнику появляется у кредитора и в том случае, если основной должник в состоянии исполнить свое обязательство полностью, однако не предоставил свой ответ на предъявленное ему требование в разумный срок.



Судебная практика некоторых хозяйственных судов по отдельным делам не всегда следовала названным требованиям ГК.

Например, банк "А" г. Минска предъявил иск к предприятию "Т" г. Бреста о взыскании 346,6 млн. руб. просроченной задолженности по кредиту и процентов. По ходатайству ответчика к участию в деле в качестве другого ответчика с согласия истца было привлечено предприятие "С".

В обоснование своих требований истец сослался на тот факт, что в силу кредитного договора, заключенного между банком "А" и предприятием "С", последнему была открыта кредитная линия для оплаты за товарно-материальные ценности, связанные с затратами на заготовку и переработку сельскохозяйственной продукции. Вопреки условиям договора кредит своевременно возвращен не был.

Между предприятием "С" и банком "А" был заключен договор гарантии в обеспечение своевременного возвращения кредита кредитополучателем и уплаты процентов за его пользование по вышеназванному кредитному договору.

Банком "А" предприняты меры о взыскании задолженности с непосредственного кредитополучателя, в отношении его возбуждено на сумму иска исполнительное производство. Однако сумма просроченной задолженности и непогашенных процентов в порядке исполнения не взыскана из-за отсутствия средств у должника (предприятия "С"). Поэтому истец просил хозяйственный суд эти суммы взыскать принудительно с гаранта (предприятия "Т").

Предприятие "Т" исковые требования не признало в полном объеме, сославшись на тот факт, что в силу п. 2 статьи 370 ГК кредитор не вправе требовать удовлетворения своего требования к основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если это требование может быть удовлетворено путем бесспорного взыскания средств с основного должника, то есть предприятия "С".

Представитель предприятия "С" в судебном заседании просил в иске банку отказать, ссылаясь на то обстоятельство, что имеется исполнительное производство по взысканию этой же суммы на основании надписи нотариуса.



Разрешая вопрос об объеме и условиях гражданско-правовой ответственности применительно к ответчикам по настоящему делу, хозяйственный суд Брестской области исходил из того факта, что гарантия по своей сути является акцессорным обязательством без вещно-правовых элементов, поскольку залоговое обязательство договор гарантии, исследуемый в суде, не сопровождает.

Сославшись на п. 1 статьи 348 ГК хозяйственный суд отказал в иске банку. В решении суда указано, что "субсидиарный должник может нести ответственность только при первоначальном предъявлении требования к основному должнику и при отказе основного должника от удовлетворения требований или неполучении от него ответа в разумный срок" <*>. Данное решение при обжаловании могло быть отменено.

<*> Из архива хозяйственного суда Брестской области за 2003 год.

Пленум Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь в своем Постановлении от 23.12.2003 указал следующее: "Предусмотренное пунктом 2 статьи 370 ГК отсутствие права кредитора на заявление требования к субсидиарному должнику в связи с наличием возможности бесспорного взыскания средств с основного должника имеет место, когда у основного должника в действительности имеются в наличии денежные средства. Обязанность в представлении таких доказательств лежит на субсидиарном должнике.

Если решение хозяйственного суда либо исполнительная надпись нотариального учреждения о взыскании суммы долга с основного должника не исполнены, кредитор имеет право предъявить иск к субсидиарному должнику" (п. 7) <*>.

<*> Постановление Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь от 23.12.2003 N 10 "О некоторых вопросах, связанных с субсидиарной ответственностью местных исполнительных и распорядительных органов, выступающих гарантами и поручителями", Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 19.01.2004, N 5, 6/384.
  1. лицо, передавшее обремененное рентой недвижимое имущество в собственность другого лица, несет субсидиарную ответственность по требованиям получателя ренты, возникшим в связи с нарушением договора ренты (п. 2 ст. 557 ГК);
  2. родители и другие лица за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, если не докажут, что вред возник не по их вине (п. 2 ст. 943 ГК).

Даже перечисленные в настоящем материале (а их значительно больше) проблемные вопросы, их повышенная актуальность, а также спорные теоретические аспекты убедительно свидетельствуют о необходимости системного изучения судебной практики с обсуждением на научно-консультативном совете и Пленуме Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь.