Мудрый Юрист

Об особенностях принятия заявлений и сообщений о преступлениях в российском уголовном процессе *

<*> Zinovkina I.N. On peculiarities of receipt of applications and information on crimes in the russian criminal procedure.

Зиновкина И.Н., адъюнкт (Академия управления МВД России).

Данная статья посвящена особенностям принятия устного заявления (сообщения) о преступлении, вносятся предложения о дополнении ст. 141 УПК РФ, публикация основана на материалах уголовно-правовой статистики, используются результаты изучения уголовных дел.

Ключевые слова: заявление (сообщение) о преступлении, доследственная проверка, возбуждение уголовного дела.

The article deals with peculiarities of receipt of oral application (information) about crime, makes proposals regarding amendment of article 141 of the Criminal Procedure Code of the RF, the publication is based on the materials of criminal-law statistics with the use of results of study of criminal cases.

Key words: application (information) on crime, pre-investigation verification, initiation of criminal case.

Уголовно-процессуальная деятельность начинается с установления компетентным органом или должностным лицом предусмотренных законом поводов и основания к возбуждению уголовного дела. УПК РФ не раскрывает понятия поводов, ограничиваясь лишь их перечнем в ч. 1 ст. 140 УПК РФ. Не существует и единой точки зрения о том, что в теории уголовного процесса следует понимать под поводом к возбуждению уголовного дела.

Так, А.М. Ларин определяет поводы как "источники информации о преступлении, различимые с точки зрения формы и способа получения" <1>. Н.П. Кузнецов под поводами понимает получение из указанных в законе источников сведений о готовящемся или совершенном преступлении <2>. М.А. Чельцов, в свою очередь, трактует поводы как источник осведомления о событии преступления, наличием которого обусловливается право возбудить уголовное дело <3>. Таким образом, приведенные определения поводов к возбуждению уголовного дела нельзя признать совершенными.

<1> Ларин А.М. Уголовный процесс России / Под ред. проф. В.М. Савицкого. М., 1997. С. 140.
<2> Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. С. 31.
<3> Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1948. С. 219.

Во-первых, следует учитывать, что сведения, которые необходимы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, могут содержаться в источниках трех видов: в заявлении и сообщении о преступлении; в иных источниках (сообщения из лечебных учреждений, телефонные сообщения и т.д.); в приложенных к ним документах и предметах, полученных в ходе проверки соответствующего сообщения, и в других источниках. Это позволяет сделать вывод о том, что перечень, содержащийся в ч. 1 ст. 140 УПК РФ, является весьма условным.

Во-вторых, не каждый из указанных в уголовно-процессуальном законе поводов может расцениваться, как сведения о преступлении или их источник <4>. Таковым является явка с повинной, которая уже по филологическому смыслу не может быть признана ни сведениями известного рода, ни их источником, а представляет собой определенное действие.

<4> Григорьев В.Н. Обнаружение преступлений органами внутренних дел. Ташкент, 1986. С. 16.

В-третьих, в приведенных выше определениях не отражена побудительная сторона поводов, показывающая предпосылку возникновения обязанности разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом. В результате этого вопрос о том, почему эта деятельность началась, чем она обусловлена, остается неразрешенным.

Таким образом, повод к возбуждению уголовного дела является юридическим актом, порождающим уголовно-процессуальные отношения, с появлением которого у компетентных органов и должностных лиц возникает юридическая обязанность принять поступающую информацию о любом совершенном или готовящемся преступлении, рассмотреть ее, после чего в установленные законом сроки принять соответствующее процессуальное решение и уведомить о нем заявителя и иных заинтересованных лиц.

В п. 5.1 Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщения о преступлениях <5> указывается, что сообщением о преступлении являются заявление о преступлении, явка с повинной, рапорт об обнаружении признаков преступления. К ним относятся процессуальные и иные документы, предусмотренные ст. ст. 141 - 143 УПК РФ: заявление потерпевшего или его законного представителя по уголовному делу частного обвинения; письменное заявление о преступлении, подписанное заявителем; протокол принятия устного заявления о преступлении; протокол следственного действия, в который внесено устное сообщение о другом преступлении; протокол судебного заседания, в который внесено устное сообщение о другом преступлении; заявление о явке с повинной; протокол явки с повинной; рапорт об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности <6>.

<5> Приказ Генпрокуратуры РФ N 39, МВД России N 1070, МЧС России N 1021, Минюста России N 253, ФСБ России N 780, Минэкономразвития России N 353, ФСКН России N 399 от 29.12.2005 "О едином учете преступлений" // Российская газета. 2006. 25 января. N 13.
<6> Приказ МВД России N 368, ФСБ России N 185, ФСО России N 164, ФТС России N 481, СВР России N 32, ФСИН России N 184, ФСКН России N 97, Минобороны России N 147 от 17.04.2007 "Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд" // Российская газета. 2007. 16 мая. N 101.

При этом в практической деятельности органов внутренних дел самым распространенным поводом к возбуждению уголовного дела является заявление о преступлении. Так, по результатам изучения уголовных дел, рассмотренных Железнодорожным судом г. Орла в период с 2007 по 2010 г., было установлено, что заявление о преступлении послужило поводом к возбуждению уголовного дела в 2007 г. - 70,9%, в 2008 г. - 53,3%, в 2009 г. - 70,7% случаев, и в 2010 г. поводом к возбуждению уголовного дела в 67% случаев явился рапорт об обнаружении признаков преступления, а в 33% - заявление о преступлении.

В соответствии с принципом национального языка судопроизводства любое лицо вправе обратиться в правоохранительные органы на своем родном языке. При необходимости заявителю должен быть предоставлен переводчик. В ч. 2 ст. 18 УПК РФ указано на право участников уголовного судопроизводства, не владеющих или недостаточно владеющих языком, на котором ведется производство по уголовному делу, бесплатно пользоваться помощью переводчика. Однако на стадии проверки заявления (сообщения) о преступлении участников уголовного процесса как таковых еще не существует, и естественно реализация заявителями данного права представляется затруднительной.

Однако следует признать, что в настоящее время четкого механизма обеспечения права на пользование родным языком при подаче заявления нет <7>. С целью устранения данного пробела предлагаем ст. 141 УПК РФ дополнить ч. 8 следующего содержания: "Лицо вправе подавать заявление на родном языке или другом языке, которым оно владеет. При обращении лица, не владеющего или недостаточно владеющего языком, на котором осуществляется принятие, рассмотрение и разрешение сообщения о преступлении, с устным заявлением ему должно быть предоставлено право бесплатно пользоваться помощью переводчика".

<7> Гриненко А.В. Система принципов уголовного процесса и ее реализация в досудебных стадиях: Автореф. дис. ... д.ю.н. Воронеж, 2005. С. 209.

Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 141 УПК РФ заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде. Письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем. Что касается процессуального оформления устного заявления, то оно должно быть занесено в протокол, подписано заявителем и лицом, принявшим заявление, других требований к нему закон не содержит (ч. 3 ст. 141 УПК РФ). При поступлении заявления по почте лицо должно быть приглашено и предупреждено об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ. После такого оформления данное заявление может рассматриваться как повод к возбуждению уголовного дела.

В действующем уголовно-процессуальном законе анонимное заявление, содержащее сведения о совершении преступления, приготовлении или покушении на его совершение, в качестве повода для возбуждения уголовного дела не рассматривается.

Проведенное Н.Е. Павловым исследование показывает, что анонимные сообщения более чем в 53% случаев содержат заведомо ложные доносы <8>. Причины, по которым заявители сообщают о преступлениях анонимно, могут быть различными, но зачастую это происходит из-за боязни оказания воздействия на них со стороны лиц, совершивших преступление.

<8> Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. М., 2007. С. 31.

В настоящее время существует проблема обеспечения безопасности граждан, сообщающих о преступлениях и продолжающих оказывать содействие правосудию (давать показания, исполнять другие уголовно-процессуальные обязанности).

Исследователи отмечают, что количество сообщений граждан о преступлениях существенно возрастает при обеспечении безопасности таких лиц, их материальном поощрении (вознаграждении) за предоставленную информацию, наличии уголовно-правовых норм, стимулирующих граждан, в отношении которых осуществляется уголовное судопроизводство, сообщать об известных им преступлениях других лиц <9>.

<9> Быков В.М., Березина Л.В. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по УПК РФ. Казань, 2007. С. 24.

По нашему мнению, в УПК РФ следует предусмотреть норму, дающую возможность применять по отношению к заявителю меры государственной защиты. Меры безопасности, предусмотренные ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241 и ч. 5 ст. 278 УПК РФ, распространяются на производство следственных действий, а также на более поздние этапы уголовного судопроизводства и применяться к заявителю не могут.

В связи с этим представляется целесообразным в ч. 3 ст. 141 УПК РФ разрешить в целях обеспечения безопасности заявителя, его близких родственников, родственников или близких лиц не указывать данные о его личности в протоколе принятия устного заявления о преступлении в порядке, предусмотренном ч. 9 ст. 166 УПК РФ.