Мудрый Юрист

Правовое регулирование инсайдерской торговли в России

Ирина Киселева, главный юрисконсульт ЗАО "Московская межбанковская валютная биржа".

В России пока не принят специальный закон, устанавливающий правовой режим инсайдерской информации. Означает ли это, что права инвесторов абсолютно не защищены от действий лиц, обладающих важными сведениями об эмитенте и его ценных бумагах? В статье проанализированы нормы действующего законодательства, документов рекомендательного характера, а также практика локального регулирования отношений, связанных с инсайдерской информацией.

На протяжении нескольких лет в России ведется активная работа по подготовке проекта федерального закона, который установит правовой режим инсайдерской информации, определит пределы законных действий лиц, обладающих инсайдерской информацией, а также соразмерное общественной опасности наказание за совершаемые в данной сфере правонарушения. Ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что такой закон России необходим. Работа над законопроектом осложняется тем, что нормы нового закона не должны противоречить действующему российскому законодательству, с одной стороны, и одновременно соответствовать наиболее передовому и успешному мировому опыту, с другой стороны.

На сегодняшний день процесс формирования нормативно-правовой базы, регулирующей вопросы инсайдерской информации, находится на начальном этапе, отсутствует какая-либо судебная или административная практика. Однако нельзя говорить и об абсолютном пробеле в российском законодательстве, поскольку в него включен целый блок норм, направленных на защиту прав акционеров, инвесторов от действий лиц, обладающих важными сведениями об эмитенте и его ценных бумагах.

Служебная информация

Российское законодательство вместо термина "инсайдерская" (или внутренняя) информация использует понятие "служебная информация". В нормативных правовых актах ФСФР России понятия "служебная информация" и "инсайдерская информация" отождествляются <1>. Институт служебной информации в России разработан слабо, однако существующие нормы находятся в русле мировых тенденций определения инсайдерской информации и запрета инсайдерской торговли.

<1> См.: Положение о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг, утвержденное Приказом ФСФР России от 15.12.2004 N 04-1245/пз-н.

В соответствии со ст. 31 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" (далее - Закон о рынке ценных бумаг) служебная информация - это любая не являющаяся общедоступной информация об эмитенте и выпущенных им эмиссионных ценных бумагах, которая ставит лиц, обладающих такой информацией в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг. В качестве основных признаков служебной информации законодатель выделил следующие характеристики информации об эмитенте и его эмиссионных ценных бумагах:

  1. информация не является общедоступной;
  2. обладатель информации находится в преимущественном положении по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг.

Нужно отметить, что в данном определении отсутствует очень важный признак инсайдерской информации, который, по большому счету, является главной причиной введения государством запрета на совершение сделок с ее использованием: информация должна быть важной, существенной, а в случае ее раскрытия - оказывающей влияние на принятие инвесторами решения в отношении ценных бумаг эмитента и, соответственно, их цену. Это прямо включено в определения инсайдерской информации и инсайдерской торговли, содержащиеся в Конвенции ЕС об инсайдерской торговле 1991 г., а также в нормативно-правовых актах США, Канады, Великобритании, Словении, Норвегии, Дании, Сингапура, Хорватии, Монголии, Германии и других стран.

Конвенция ЕС об инсайдерской торговле 1991 г.: инсайдерская информация (ИИ) - информация, еще не раскрытая публике, доступ к которой данное лицо получило в силу своей профессиональной деятельности и раскрытие которой, вероятно, оказало бы существенное влияние на рынок ценных бумаг. Статья 118 (2) (а) Закона Великобритании "О финансовых услугах" 2001 г.: ИИ - информация, которая не является общедоступной для участников рынка и которую участники, если бы она была им доступна, вероятно, посчитали бы значимой для принятия решения о том, на каких именно условиях следует осуществлять сделки с соответствующим финансовым инструментом. Статья 10-1 Ордонанса Франции N 67-833 от 28 сентября 1967 г. (в редакции Ордонанса N 96-597 от 2 июля 1996 г.): ИИ - привилегированная неизвестная общественности информация о перспективах или положении эмитента, ценные бумаги которого обращаются на организованном рынке, или о перспективах эволюции финансового инструмента, допущенного к обращению на организованном рынке. Статья 275 Закона Словении "О рынке ценных бумаг": ИИ - любая довольно точная информация о какой-либо ценной бумаге или ряде ценных бумаг, которая не была раскрыта, а в случае ее раскрытия могла бы оказать существенное влияние на цену данной ценной бумаги или ряда ценных бумаг. Статья 2-1 Закона Норвегии "О торговле ценными бумагами" 1997 г.: ИИ - точная и конфиденциальная информация о финансовых инструментах, эмитенте этих финансовых инструментов или других факторах, которые могут иметь существенное влияние на цену этих финансовых инструментов. Статья 34 Закона Дании "О торговле ценными бумагами" 2000 г.: ИИ - неопубликованная информация об эмитентах ценных бумаг, о ценных бумагах или рыночных условиях, относящихся к этим ценным бумагам, которая могла бы повлиять на формирование цены на одну или более ценных бумаг в случае ее обнародования. Информация считается обнародованной, если имело место разглашение ее существенных деталей на рынке. Информация, представленная фондовой бирже, считается обнародованной, если биржа распространила эту информацию. Статья 103 Закона "О рынке ценных бумаг" Сингапура: ИИ - информация, которая обычно недоступна, но если бы была доступна, то оказала бы существенное влияние на цену ценных бумаг компании. Статья 62 Закона Хорватии "Об эмиссии и продаже ценных бумаг": ИИ - все факты об эмитенте (эмитентах) ценных бумаг или о ценных бумагах, к таким фактам нет публичного доступа, а в случае их разглашения они могут повлиять на цену ценных бумаг. Закон Монголии "О ценных бумагах": ИИ - информация, которая не была обнародована и которая может повлиять на рыночную цену ценной бумаги. Статья 13 Закона Германии "О торговле ценными бумагами" 1994 г.: ИИ - факты, которые не являются публично известными, относятся к одному или нескольким эмитентам ценных бумаг и могут существенно повлиять на цену ценных бумаг в случае их раскрытия.

Кого считать инсайдером

Закон о рынке ценных бумаг не содержит понятия "инсайдер", но можно сказать, что в определении служебной информации очерчен круг лиц, которые могут им быть. К таковым относятся лица, обладающие в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, информацией об эмитенте и его эмиссионных ценных бумагах, которая ставит их в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг.

Законодатель не ограничился этим определением и в ст. 32 Закона о рынке ценных бумаг установил закрытый перечень лиц, располагающих служебной информацией. Таким образом, инсайдерами по российскому законодательству являются:

Нужно отметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 32 Закона о рынке ценных бумаг члены органов управления эмитента и профессионального участника рынка ценных бумаг - это лица, занимающие постоянно или временно в указанных юридических лицах должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, а также выполняющие такие обязанности по специальному полномочию. В действующем законодательстве РФ подобная формулировка используется и в УК РФ. Так, для определения субъекта преступления по ст. 201 ("Злоупотребление полномочиями") и 196 ("Преднамеренное банкротство") в п. 1 примечаний к ст. 201 УК РФ указано, что к лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, относятся лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Очень близкая формулировка содержалась в УК РСФСР 1960 г. С целью применения вышеуказанных норм уголовного закона Пленум Верховного Суда СССР разъяснил в Постановлении от 30 марта 1990 г. N 4 "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге", что "...под организационно-распорядительными обязанностями следует понимать функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (подбор и расстановка кадров, планирование работы, организация труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины и т.п.). Такие функции, в частности, осуществляют руководители министерств, ведомств, государственных, кооперативных, общественных предприятий, учреждений, организаций и их заместители, руководители структурных подразделений (начальники цехов, заведующие отделами, лабораториями, кафедрами, их заместители и т.п.), руководители участков работ (мастера, прорабы, бригадиры); а под административно-хозяйственными обязанностями следует понимать полномочия по управлению или распоряжению государственным, кооперативным или общественным имуществом: установление порядка его хранения, переработки, реализации, обеспечение контроля за этими операциями, организация бытового обслуживания населения и т.д. Такими полномочиями в том или ином объеме обладают начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансовых отделов и служб и их заместители, заведующие складами, магазинами, мастерскими, ателье, ведомственные ревизоры и контролеры, заготовители и другие..."

В соответствии с примечанием к ст. 2.4 ("Административная ответственность должностных лиц") КоАП РФ должностное лицо - лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, т.е. наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях. Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением указанных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

Учитывая вышеизложенное, формулировку ст. 32 Закона о рынке ценных бумаг нельзя признать корректной, поскольку она содержит следующую правовую коллизию. В ч. 1 ст. 32 Закона о рынке ценных бумаг дан закрытый перечень лиц, обладающих служебной информацией, в числе которых указаны члены органов управления эмитента или профессионального участника рынка ценных бумаг, связанного с этим эмитентом договором. При этом перечень органов управления эмитентов и профессиональных участников рынка ценных бумаг определяется ГК РФ, соответствующими законами, а также системой управления конкретного юридического лица. Так, например, в акционерных обществах это: общее собрание акционеров, совет директоров, исполнительный орган общества, который может быть коллегиальным (правление, дирекция) и/или единоличным (директор, генеральный директор). Однако, если толковать ч. 2 ст. 32 Закона о рынке ценных бумаг в системной взаимосвязи с нормами уголовного законодательства и с точки зрения судебной практики, данный перечень расширяется вплоть до руководителей структурных подразделений и даже участков работ, т.е. до работников юридических лиц, которые обычно не являются членами их органов управления.

По нашему мнению, круг лиц, обладающих служебной информацией, будет определяться в каждом конкретном случае, а расширительное толкование рассмотренных выше норм компетентными органами, вероятнее всего, станет предметом судебного спора. В любом случае, данная правовая коллизия создаст значительные трудности для квалификации действий лиц, обладающих служебной информацией.

Сделки, совершаемые на основе служебной информации

Абзац 1 ст. 33 Закона о рынке ценных бумаг запрещает заключать сделки с использованием служебной информации только лицам, располагающим служебной информацией. К таким сделкам могут применяться положения ГК РФ о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также о недействительности сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка (ст. 166 - 169 ГК РФ).

Поскольку перечень лиц, располагающих служебной информацией, установленный в Законе о рынке ценных бумаг, является исчерпывающим, то привлечение к ответственности третьих лиц, получивших служебную информацию от инсайдеров и использовавших ее для заключения сделок на рынке ценных бумаг, является невозможным.

Принимая же во внимание тот факт, что вопрос о привлечении к ответственности работников эмитента и профессионального участника рынка ценных бумаг, которые не являются членами органов управления эмитента или профессионального участника рынка ценных бумаг, связанного с этим эмитентом договором, является спорным, нужно признать, что такая ситуация предоставляет чрезвычайно широкие возможности для безнаказанного использования служебной информации, процветания инсайдерской торговли на российском рынке ценных бумаг.

Справедливости ради следует отметить, что лицам, располагающим служебной информацией, Закон запрещает не только использовать эту информацию для заключения сделок, но и передавать ее третьим лицам для совершения сделок (абз. 1 ст. 33 Закона о рынке ценных бумаг). Данное положение оправдано интересами участников рынка и соответствует опыту регулирования инсайдерской торговли развитых стран, однако доказывание факта передачи инсайдером служебной информации третьим лицам именно для заключения последними сделок является чрезвычайно сложным.

Очевидно, что в данном случае главное нарушение состоит в том, что инсайдер передал информацию, которую должен был либо хранить в тайне, либо раскрыть публично, поэтому, если информация в нарушение требований Закона о рынке ценных бумаг была передана инсайдером третьим лицам, он должен нести ответственность, если указанные третьи лица, получившие от него информацию, все же заключили на ее основе сделки. При этом правонарушением должны признаваться как передача служебной информации, так и заключение на ее основе сделок. Такова практика развитых стран.

Ответственность за инсайдерскую торговлю

В международной практике закон относит инсайдерскую торговлю и передачу инсайдерской информации к преступлениям и, соответственно, устанавливает уголовную ответственность за их совершение вплоть до лишения свободы. В российском законодательстве ответственность за использование служебной информации и ее передачу третьим лицам для совершения сделок установлена в ст. 33 Закона о рынке ценных бумаг: лица, нарушившие указанное требование, несут ответственность в соответствии с законодательством РФ. Таким образом, к правонарушителям возможно применение дисциплинарных, административных и гражданско-правовых санкций.

Дисциплинарная ответственность в виде расторжения трудового договора по инициативе работодателя за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, установлена трудовым законодательством (подп. "в" п. 6 ст. 81 ТК РФ).

Гражданско-правовая ответственность наступает в соответствии с положениями ГК РФ об ответственности за причинение вреда, а также об ответственности за нарушение договорных обязательств. Причем в соответствии с п. 2 ст. 139 ГК РФ лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки. Такая же обязанность возлагается на работников и контрагентов, разгласивших служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору и гражданско-правовому договору соответственно.

К административной ответственности инсайдеры могут быть привлечены ФСФР на основании ст. 15.21 КоАП РФ, в соответствии с которой использование служебной информации для заключения сделок на рынке ценных бумаг лицами, располагающими такой информацией в силу служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, а равно передача служебной информации для совершения сделок третьим лицам влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 20 до 30 МРОТ. Объективную сторону данного правонарушения составляют действия по неправомерному использованию служебной информации, а также ее передаче третьим лицам. Субъективная сторона характеризуется виной в форме умысла или неосторожности. Субъектом данного правонарушения является должностное лицо, располагающее служебной информацией в силу служебного положения, трудовых обязанностей или договора.

Запрет инсайдерской торговли

Большинство развитых стран в совершенствовании законодательства и работе по внедрению наилучшей практики корпоративного управления ориентируются на Принципы корпоративного управления ОЭСР от 27 мая 1999 г. (далее - Принципы ОЭСР). Данный документ определяет основополагающие аспекты корпоративного управления, вошедшие в него положения базируются на опыте государств-членов и разрабатывались на основе широких консультаций нескольких комитетов ОЭСР, весомых международных организаций и учреждений, инвесторов, профсоюзов, представителей деловых кругов.

В разделе 2 Принципов ОЭСР закреплено одно из самых значимых положений корпоративного управления, согласно которому структура корпоративного управления должна обеспечивать равное отношение к акционерам, включая миноритарных и иностранных, а также возможность получения эффективной защиты в случае нарушения их прав. Указанным разделом, помимо одинакового отношения ко всем акционерам одной категории, предусмотрен запрет на операции с использованием внутренней информации и с злоупотреблением прав инвесторов в собственных интересах.

В разделе 2 Аннотаций к Принципам ОЭСР поясняется, что сделки со злоупотреблением прав инвесторов совершаются лицами, имеющими тесные отношения с компанией, которые используют их в ущерб интересам компании и инвесторов. Поскольку такие операции означают манипулирование рынками капитала, они запрещены нормативными актами о ценных бумагах, законами об акционерных обществах и/или уголовным законом в большинстве стран ОЭСР. Однако такая практика запрещена не во всех юрисдикциях, а в некоторых случаях осуществление запрета не отличается настойчивостью. Можно считать, что такая практика идет вразрез с основным положением надлежащего корпоративного управления, поскольку она нарушает принцип равного отношения к акционерам. Принципы ОЭСР подтверждают, что у инвесторов есть разумные основания рассчитывать на запрет сделок с использованием внутренней информации. В тех случаях, когда в законодательстве нет прямого запрета таких злоупотреблений или его осуществление не отличается эффективностью, важно, чтобы правительства приняли меры по устранению таких лазеек.

Запрет инсайдерской торговли существует практически во всех развитых и некоторых развивающихся странах. Он устанавливается как на уровне законов, так и в кодексах корпоративного управления и других документах рекомендательного характера, принимаемых органами государственного регулирования и саморегулируемыми организациями. Кроме того, запрет использования инсайдерской информации (т.е. заключение на ее основе сделок или ее передача третьим лицам) обычно устанавливается во внутренних документах эмитентов, а также в договорах эмитентов с лицами, оказывающими юридические, консультационные и другие услуги и имеющими в связи с этим доступ к инсайдерской информации эмитентов. В системе регулирования финансовых рынков вопросы корпоративного управления традиционно занимают важное место. При этом по вполне понятным причинам особое значение придается внедрению наилучшей практики корпоративного управления в компаниях, чьи акции обращаются на фондовом рынке, а также стандартам деятельности субъектов, осуществляющих профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, ведь центральным вопросом регулирования этого рынка является доверие инвесторов к системе.

В России запрет инсайдерской торговли также является составляющей принципа равного отношения к акционерам. Однако напрямую он установлен пока только в Кодексе корпоративного поведения, рекомендованном к применению распоряжением ФКЦБ России от 4 апреля 2002 г. N 421/р (далее - Кодекс корпоративного поведения, Кодекс), а также во внутренних документах некоторых открытых акционерных обществ. В Кодексе корпоративного поведения подчеркивается, что доверие к акционерному обществу основывается на равном отношении общества к акционерам одной категории. Соблюдение данного принципа обеспечивается целым рядом положений Кодекса, в том числе запретом осуществлять операции с использованием инсайдерской и конфиденциальной информации, а также требованием организации в компаниях системы контроля использования конфиденциальной и инсайдерской информации.

Роль Кодекса корпоративного поведения в установлении правового режима инсайдерской информации

По сравнению с Законом о рынке ценных бумаг Кодекс корпоративного поведения несколько шире трактует понятие инсайдерской информации, определяя ее как существенную информацию о деятельности общества, акциях и других ценных бумагах общества и сделках с ними, которая не является общедоступной, а ее раскрытие может оказать существенное влияние на рыночную стоимость акций и других ценных бумаг общества. Таким образом, данное определение лишено упоминавшихся выше недостатков определения служебной информации, которое содержится в Законе о рынке ценных бумаг.

Кодекс посвящает инсайдерской информации раздел 4 гл. 7, в которой установлено, что члены совета директоров, генеральный директор (управляющая организация, управляющий) и члены правления, имеющие доступ к конфиденциальной и инсайдерской информации об обществе и принимающие меры для защиты такой информации, не должны сообщать ее иным лицам, которые не имеют доступа к такой информации, а также использовать ее в своих интересах или в интересах других лиц. Кроме того, Кодекс рекомендует предусмотреть ответственность за несоблюдение этого требования в договорах, заключаемых обществом с членами совета директоров, генеральным директором и членами правления общества, а в качестве одного из условий договоров установить обязанность перечисленных лиц не разглашать конфиденциальную и инсайдерскую информацию.

Кодекс корпоративного поведения требует, чтобы в обществе осуществлялся контроль за использованием инсайдерской информации, и рекомендует контрольно-ревизионной службе общества контролировать соблюдение членами совета директоров, исполнительными органами общества, а также другими сотрудниками норм действующего законодательства и специальных требований, предусмотренных внутренними документами общества, для недопущения конфликта интересов и ограничения злоупотреблений при использовании инсайдерской информации между сотрудниками подразделений общества. Также в нем предусмотрено утверждение советом директоров документа по использованию инсайдерской информации, который может стать составной частью Положения об информационной политике общества. Поскольку в договор с должностными лицами и работниками общества Кодекс предлагает включать условия о неразглашении инсайдерской информации, следовательно, авторы Кодекса пошли по пути расширения круга инсайдеров, включив в него не только должностных лиц, но и работников общества.

Нужно отметить, что, несмотря на рекомендательный характер Кодекса корпоративного поведения, многие акционерные общества не смогут оставить эти рекомендации без внимания. Это обусловлено тем, что еще в 2002 г. ФКЦБ России распоряжением N 421/р указала акционерным обществам, созданным на территории РФ, следовать положениям Кодекса корпоративного поведения, т.е. раскрывать в годовом отчете информацию о том, следует ли акционерное общество положениям Кодекса; предусматривать в годовом отчете акционерного общества раздел "Корпоративное поведение", содержащий информацию о том, каким принципам и рекомендациям данного документа следует акционерное общество; раскрывать информацию о следовании конкретным положениям Кодекса корпоративного поведения в составе дополнительной существенной общей информации об эмитенте, раскрываемой в ежеквартальном отчете эмитента за четвертый квартал.

В дополнение к этому Методические рекомендации по составу и форме представления сведений о соблюдении Кодекса корпоративного поведения в годовых отчетах акционерных обществ, утвержденные распоряжением ФКЦБ России от 30 апреля 2003 г. N 03-849/р, требуют сообщения о наличии в обществе утвержденных советом директоров документов, определяющих использование инсайдерской информации, а также правила и подходы к раскрытию информации (Положения об информационной политике).

ФСФР России в своей нормотворческой деятельности следует данному подходу. Так, в соответствии с п. 8.2.3 Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг (далее - Положение), утвержденного Приказом ФСФР России от 16 марта 2005 г. N 05-5/пз-н, годовой отчет акционерного общества должен содержать сведения о соблюдении акционерным обществом Кодекса корпоративного поведения, а в соответствии с п. 5.4 приложения 11 к Положению в годовом отчете указываются сведения о внутреннем документе эмитента, устанавливающем правила по предотвращению использования служебной (инсайдерской) информации. В случае наличия такого документа его копия прилагается к ежеквартальному отчету в виде приложения.

Немаловажным является и тот факт, что ФКЦБ России распоряжениями N 421/р и N 03-1169/р рекомендовала организаторам торговли на рынке ценных бумаг для включения ценных бумаг в котировальные списки "А" первого уровня предусматривать в правилах листинга требование о соблюдении акционерными обществами, являющимися эмитентами таких ценных бумаг, ряда положений Кодекса корпоративного поведения. В этом случае организатор торговли должен осуществлять контроль за соблюдением указанного требования. В число положений Кодекса, за соблюдением которых организатором торговли осуществляется контроль, включается в том числе и положение о наличии у эмитента утвержденного советом директоров документа по использованию инсайдерской информации.

На сегодняшний день практически все российские фондовые биржи включили в свои правила листинга требования о соблюдении Кодекса корпоративного поведения <2>, рекомендации которого, таким образом, становятся обязательными для эмитентов, намеренных включить свои ценные бумаги в более престижные котировальные списки "А" первого уровня. Для того чтобы соответствовать новым требованиям, многие российские компании в настоящее время ведут работу по созданию и утверждению внутренних документов, регламентирующих режим инсайдерской информации.

<2> См., например: Правила листинга, допуска к размещению и обращению ценных бумаг в закрытом акционерном обществе "Фондовая биржа ММВБ", Правила допуска к обращению ценных бумаг некоммерческого партнерства "Фондовая биржа РТС", Правила листинга, допуска к размещению и обращению ценных бумаг и иных финансовых инструментов на Московской фондовой бирже, Правила допуска к обращению и исключения из обращения ценных бумаг и финансовых инструментов некоммерческого партнерства "Фондовая биржа "Санкт-Петербург", Правила допуска к обращению и исключения из обращения ценных бумаг на Санкт-Петербургской валютной бирже.