Мудрый Юрист

Развитие военно-уголовного законодательства в советский период

Оноколов Ю.П., преподаватель Новороссийского филиала Современной гуманитарной академии, судья военного суда в отставке, кандидат юридических наук.

Отдельным этапом в истории военно-уголовного законодательства России является время действия советского уголовного законодательства. После Октябрьской революции и вплоть до образования Союза ССР советское военно-уголовное законодательство развивалось как всероссийское, поскольку источниками его были как ранее действовавшее законодательство царской России, так и декреты ВЦИК, СНК и приказы по военному ведомству РСФСР.

Приведенные в декретах уголовно-правовые нормы были не только общего характера, присутствовали и специальные нормы, касавшиеся солдат и военных моряков. Они были направлены на закрепление в армии нового социалистического правопорядка и пресечение преступных посягательств на обороноспособность Советского государства.

Согласно Декрету СНК РСФСР о суде от 24 ноября 1917 г. N 1 были упразднены все общие судебные установления, в том числе "военные и морские суды всех наименований". Сразу же были учреждены местные суды (в составе одного постоянного местного судьи и двух очередных заседателей), которые должны были "руководствоваться в своих решениях и приговорах законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию" <1>. Для борьбы против контрреволюционных сил были созданы рабочие и крестьянские революционные трибуналы (которые не являлись военными судами и отправляли правосудие в составе одного председателя и шести очередных заседателей). Эти суды, в том числе армейские революционные трибуналы, должны были рассматривать уголовные дела и в отношении военнослужащих. Декретом СНК РСФСР от 4 мая 1918 г. "О революционных трибуналах" были упразднены местные и армейские трибуналы, с передачей дел в революционные трибуналы, а всех дел общеуголовного характера - в судебные учреждения. Декрет ВЦИК от 7 марта 1918 г. N 2 "О суде" регламентировал деятельность окружных народных судов, которые должны были рассматривать уголовные и гражданские дела в кассационном порядке. Одновременно, в целях борьбы с контрреволюцией, функционировали чрезвычайные комиссии, которые определяли уголовные наказания как гражданским лицам, так и военнослужащим <2>.

<1> Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России: История. Документы. М., 2003. Т. V. С. 46 - 47.
<2> Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Указ. соч. Т. V. С. 75 - 76, 84.

Уголовно-правовые нормы, изданные в этот период, были направлены на охрану нового революционного правопорядка и воинской дисциплины в армии, борьбу с контрреволюционерами, подрывавшими боеспособность новых воинских формирований. Военная и политическая обстановка требовала принятия решительных мер по борьбе с преступностью в армии, поддержанию ее боеспособности, укреплению дисциплины и правопорядка. Представляется, что общегражданские местные суды и революционные трибуналы не могли эффективно отправлять правосудие в войсках, оперативно рассматривать уголовные дела, особенно в условиях боевых действий, при частой передислокации частей и подразделений во время Гражданской войны. В связи с этим, по решениям реввоенсоветов фронтов и армий, в середине 1918 г. действовали фактические военно-судебные органы: полевые суды, военно-полевые сессии, полковые суды. Приказом Революционного военного совета от 14 октября 1918 г. N 94 было принято решение о создании Военно-революционного трибунала Республики и формировании трибуналов фронтов, армий, дивизий, полков, которые впоследствии вошли в общую судебную систему РСФСР <3>. В анализируемый период рассматривали "контрреволюционные" преступления, назначали уголовные наказания как военнослужащим, так и гражданским лицам и чрезвычайные комиссии <4>.

<3> Торкунов Д.М. О некоторых вопросах деятельности военных трибуналов в первые годы советской власти и Гражданской войны // Право в Вооруженных Силах. N 4. С. 111 - 113.
<4> Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Указ. соч. Т. V. С. 85 - 87.

Постановлением Революционного военного совета Республики от 4 февраля 1919 г. было принято первое Положение о революционных военных трибуналах <5>. Оно не давало определения понятия воинского преступления, однако определяло его специфические особенности. Отмечалось, что эти преступления совершаются в районе военных действий и, в зависимости от своего характера и положения лиц, их совершивших, создают опасность для советского социалистического строя Республики, укрепления в ней завоеваний революции и для ее обороны. Из Положения усматривается, что изложенные в нем деяния не отождествляются с контрреволюционными и общеуголовными преступлениями, совершаемыми военнослужащими. Субъектами воинских преступлений признавались военнослужащие и военнопленные, а соучастниками таких преступлений могли быть и иные лица.

<5> Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Указ. соч. Т. V. С. 85 - 86.

26 мая 1922 г. был принят первый Уголовный кодекс РСФСР, который изменил также и военно-уголовное законодательство, выделив его в самостоятельную главу VII "Воинские преступления". В ст. 200 данного УК определено понятие воинского преступления как деяния, направленного против установленного порядка несения военной службы, которое не может быть совершено гражданами, не состоящими на военной или морской службе <6>.

<6> Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Указ. соч. Т. V. С. 182 - 194.

В основной части составов воинских преступлений, предусмотренных УК РСФСР 1922 г., была предусмотрена квалифицированная ответственность за преступления, совершенные в боевой обстановке, в ходе боевых и военных действий, а также во время боя: ч. 2 ст. 202 - неисполнение военнослужащим приказания, законно отданного ему по службе начальником, совершенное в боевой обстановке; ст. 210 - самовольное отступление начальника от данной ему диспозиции или нового распоряжения, отданного для боя, сдача им неприятелю вверенных ему отрядов, укрепления или военного судна, орудий, складов оружия, продовольственных припасов и других предметов, принадлежащих к средствам ведения войны...; ст. 211 - самовольное оставление поля сражения во время боя, отказ во время боя действовать оружием против неприятеля; ст. 212 - переписка и сношение военнослужащего во время войны непосредственно или через других лиц с кем-либо находящимся в неприятельской армии, во владениях неприятеля или в местности, занятой войсками неприятеля; ст. 214 - мародерство, под которым в тот период подразумевалось противозаконное отобрание при боевой обстановке у гражданского населения принадлежавшего последнему имущества, с употреблением угрозы военным оружием и под предлогом необходимости сего отобрания для военных целей, а также снятие с корыстной целью с убитых и раненых находящихся у них вещей. За совершение воинских преступлений предусматривались лишение свободы со строгой изоляцией или без нее, конфискация имущества и расстрел. Некоторые воинские преступления, при наличии смягчающих обстоятельств, влекли применение правил Дисциплинарного устава <7>.

<7> Советское уголовное право. Воинские преступления / Под ред. А.Г. Горного. М., 1978. С. 33.

31 октября 1924 г. было принято Положение о воинских преступлениях (ПОВП) <8>, которое, с некоторыми изменениями, воспроизводило главу VII "Воинские преступления", содержавшуюся в УК РСФСР 1922 г. Значение ПОВП 1924 г. состояло в том, что оно явилось первым общесоюзным актом, установившим нормы военно-уголовного законодательства.

<8> СЗ СССР. 1924. N 21. Ст. 207.

27 июля 1927 г. ЦИК и СНК СССР приняли новое Положение о воинских преступлениях <9>, которое, с некоторыми изменениями и дополнениями, действовало до 1959 г. Это Положение, по сравнению с Положением 1924 г., было более объемным и детализированным. Оно, наряду с общей нормой, определявшей понятие воинского преступления, содержало 30 статей, в которых были сформулированы составы воинских преступлений. При этом Положение было дополнено новой нормой, предусматривающей ответственность за оставление военного корабля командиром. Понятие мародерства было сужено. Из него были выведены разбой, грабеж и противозаконное уничтожение имущества, которые были включены в статью, предусматривающую ответственность за насилие над населением в районе военных действий <10>.

<9> Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Указ. соч. Т. V. С. 259 - 264.
<10> Советское уголовное право. Воинские преступления / Под ред. А.Г. Горного. М., 1978. С. 340.

Во время Великой Отечественной войны военно-уголовное законодательство, касающееся совершения преступлений в военное время и в боевой обстановке, существенным изменениям не подвергалось, поскольку ПОВП 1927 г. содержало нормы об ответственности военнослужащих за преступления, совершенные в военное время, и в целом обеспечивало правовую охрану порядка несения военной службы во время войны. Однако некоторые дополнения военно-уголовного законодательства в этот период были внесены. Они обусловливались необходимостью обеспечения мобилизации всех сил и средств. Для обеспечения мобилизации в январе 1942 г. была введена уголовная ответственность за уклонение от воинского учета военнообязанных и призывников как за воинское преступление, предусмотренное ст. 193 УК РСФСР. По этой статье привлекались к уголовной ответственности и лица, содействовавшие виновным в уклонении от воинского учета.

В связи с важностью четкой работы транспорта, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 г. <11> на всех железных дорогах ввел военное положение, в соответствии с которым устанавливалась ответственность работников железнодорожного транспорта за преступления по службе наравне с военнослужащими Красной Армии. Действие этого Указа было распространено на Наркомморфлот, Наркомречфлот и Главное управление Северного морского пути. Кроме того, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 января 1944 г. устанавливалась на военное время ответственность по Положению о воинских преступлениях лиц рядового и начальствующего состава военизированной охраны НКВД СССР за преступления по службе <12>.

<11> Ведомости Верховного Совета СССР. 1943. N 3.
<12> Ведомости Верховного Совета СССР. 1944. N 1.

Определенным изменениям подверглись и меры уголовно-правового воздействия, применяемые к военнослужащим. В частности, было признано нецелесообразным содержание военнослужащих в дисциплинарных батальонах, в связи с чем в августе 1941 г. все лица, отбывавшие данный вид наказания, были освобождены из дисциплинарных частей и направлены в армию.

Достаточно широкую практику получила отсрочка исполнения приговоров в порядке ст. 19 Основных начал, которая гласила: в военное время приговоры, присуждающие военнослужащих к лишению свободы без поражения прав, могут быть по определению суда, вынесшего приговор, отсрочены исполнением до окончания военных действий, с направлением осужденных в действующую армию.

В целом военно-уголовное законодательство военных лет сыграло достаточно важную роль в укреплении дисциплины и порядка в Вооруженных Силах и способствовало организации отпора врагу и победе в Великой Отечественной войне.

Вскоре после окончания войны многие нормы, необходимость принятия которых вызывалась условиями военного времени, были отменены. Стал последовательно сокращаться и круг лиц, подлежащих ответственности по Положению о воинских преступлениях.

В соответствии с Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 28 марта 1958 г. <13>, без согласия военного командования военная прокуратура не могла привлекать к уголовной ответственности и передавать в военный трибунал уголовное дело в отношении военнослужащего, совершившего воинское преступление. Через четверть века такой порядок был отменен, и военнослужащие стали привлекаться к уголовной ответственности за воинские преступления без согласия командиров (начальников). Такие полномочия были предоставлены только следственно-судебным органам. Однако в ряде зарубежных государств (в частности, в США и Англии) военное командование и в настоящее время обладает значительными правами в осуществлении правосудия. Оно может, например, назначать суд, утверждать приговоры, предавать военнослужащего суду и т.д. Даже в СССР (в мирное время) командование такими возможностями не располагало, хотя отдельные вопросы уголовной ответственности военнослужащих, о чем сказано выше, решало самостоятельно.

<13> Ведомости Верховного Совета СССР. 1958. N 13. Ст. 255.

25 декабря 1958 г. Верховным Советом СССР был принят Закон об уголовной ответственности за воинские преступления <14>, который впоследствии был в полном объеме включен в УК РСФСР 1960 г. (и в УК других союзных республик). Он отражал положения и принципы советского уголовного права, закрепленные в принятых тогда Основах уголовного законодательства СССР и союзных республик, а также положения вновь принятых военных уставов. Действовавшая до этого модель построения уголовных норм, устанавливающая ответственность за воинские преступления в военное время и в боевой обстановке, по существу не изменилась. Существенной особенностью Закона об уголовной ответственности за воинские преступления являлось то, что в 11 его статьях предусматривалась дисциплинарная ответственность при условии, если указанные в них преступления совершены при смягчающих обстоятельствах (ст. ст. 3, 5, 9, 14, 19, 20, 21, 22, 23, 24.1, 32). Виновные в таких правонарушениях привлекались к дисциплинарной ответственности по правилам Дисциплинарного устава Вооруженных Сил СССР. Установленный в Законе гуманный принцип дифференциации ответственности за воинские преступления сужал сферу уголовно наказуемых деяний, позволял исправлять правонарушителей мерами дисциплинарного и общественного воздействия. Правильное применение этого принципа, по мнению бывшего Главного военного прокурора А.Г. Горного, способствовало укреплению воинской дисциплины и единоначалия в Вооруженных Силах <15>.

<14> Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Указ. соч. Т. V. С. 582 - 585.
<15> Горный А.Г. Закон об уголовной ответственности за воинские преступления: Комментарий. М.: Юридическая литература, С. 9 - 10.

Значительные изменения были внесены в военно-уголовное законодательство в 1983 г. 21 апреля 1983 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР утверждено Положение о дисциплинарном батальоне в Вооруженных Силах СССР <16>. То есть был введен вид наказания, применяющийся исключительно к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1983 г. <17> были введены два новых состава воинских преступлений: 1) "Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности" (до этого названные преступления в основном расценивались как "казарменное" хулиганство и квалифицировались по ст. 206 УК РСФСР либо расценивались как другие общеуголовные преступления, предусмотренные ст. ст. 108, 109, 112 УК РСФСР); 2) "Нарушение правил обращения с оружием, а также с веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих".

В таком виде военно-уголовное законодательство находилось вплоть до распада СССР.

<16> Ведомости Верховного Совета СССР. 1983. N 24. Ст. 548.
<17> Ведомости Верховного Совета СССР. 1983. N 51. Ст. 784.