Мудрый Юрист

Процессуально-правовой статус душеприказчика (исполнителя завещания) *

<*> Tomilov A.Yu. Procedural-law status of legal representative (executor of testament).

Томилов А.Ю., заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Уральского филиала ГОУ ВПО "Российская академия правосудия", доцент кафедры гражданского права и гражданского процесса ГОУ ВПО ЧелГУ, доцент, кандидат юридических наук.

Автор анализирует процессуально-правовой статус исполнителя завещания, определяет его правовое содержание как лица, защищающего чужие права и интересы. В статье содержатся предложения о расширении круга процессуальных прав душеприказчика, необходимости их уточнения и закрепления в нормах гражданского процесса.

Ключевые слова: душеприказчик, наследование, институт защиты чужих прав и интересов, интерес, исполнение завещания.

The author analyses procedural-law status of executor of testament, determines his legal contents as a person protecting someone other's rights and interests. The article contains proposals regarding broadening of the sphere of procedural rights of legal representative, the necessity of concretization and consolidation thereof in the norms of civil procedure.

Key words: legal representative, inheriting, institute of protection of someone other's rights and interests, interest, execution of testament.

Процессуально-правовому положению душеприказчика (исполнителя завещания) не уделяется достаточно внимания в российском праве. Вместе с тем, по мнению С.А. Беляцкина, он является "субъектом особых правомочий и особых обязанностей (для достижения специальных целей)" <1>. В связи с внесением изменений в гражданское законодательство в области наследственных правоотношений возрос интерес исследователей к оценке процессуально-правового статуса исполнителя завещания <2>.

<1> Беляцкин С.А. Душеприказчик и суд: Сб. ст. по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. М.: Статут, 2005. С. 171.
<2> Лиманский Г.С. Наследование по завещанию: актуальные проблемы наследственно-правовой теории и практики: Монография. Самара: Самар. гуманит. акад., 2002. С. 128; Сайфуллин Р.У. Наследование. М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2006. С. 288; Щербина Н.В. Субъекты наследственного правопреемства по российскому законодательству: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004; Кравчук А.Г. Правовая судьба наследственного имущества: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2004.

Авторы, рассматривающие правовой статус исполнителя завещания, акцентируют внимание на его правах и обязанностях в соответствии с нормами гражданского права, анализу при этом подвергается законодательство как России, так и зарубежных стран. Меньше внимания уделяется исследованию процессуально-правового статуса душеприказчика, а также его положению среди иных субъектов наследственных правоотношений. Юридическая наука вследствие потери интереса к анализу правовой природы душеприказчика длительное время не формулировала самостоятельных точек зрения по данному вопросу, что, безусловно, не только обедняет науку, но и негативно сказывается на развитии законодательства, которое остается в рамках ранее определенных правовых границ.

Среди опубликованных работ следует обратить внимание на статью А.М. Палшковой "Наследственно-правовой статус душеприказчика: история и современное состояние", в которой дается определение правовой природы понятия душеприказчика. Однако автор при характеристике правового статуса душеприказчика ограничивается только рамками концепции А.Х. Гольмстена, определяющего душеприказничество как обязательство <3>. В работах других авторов также в основном рассматриваются уже существующие точки зрения на затронутый нами вопрос.

<3> Палшкова А.М. Наследственно-правовой статус душеприказчика: история и современное состояние // Наследственное право. 2009. N 2. С. 3 - 8.

Вместе с тем указанная концепция не является единственной, и в классической российской цивилистике по данному вопросу имелось несколько теорий. Так, следует выделить теорию представительства завещателя, в силу которой душеприказчик считался представителем завещателя (Г. Дернбург, В.М. Гордон, С.И. Анненков и др.); теорию представительства наследника (А.М. Гуляев, И. Унгер и др.); смешанную теорию, являющуюся соединением двух вышеуказанных (К.-Г.-К. Безелер); теорию, обосновывающую правовое положение душеприказчика как представителя самого наследства, как юридического лица (Г.Ф. Шершеневич); теорию интереса; теорию душеприказничества как особого рода законного представительства (А.Х. Гольмстен) <4>.

<4> Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 613.

В конце XIX - начале XX в. учеными делались попытки произвести переоценку существующих точек зрения на правовую природу исполнителя завещания. Так, В.И. Синайский в начале XX в., анализируя различные теории правовой природы исполнения завещания, отмечал, что юридическую природу душеприказничества нельзя обосновывать идеей представительства. Душеприказничество, как он утверждал, является самостоятельным институтом, с помощью которого умерший как бы "живет" еще в праве, так как основанием для его возникновения является последняя воля лица <5>.

<5> Там же. С. 613 - 614.

Упомянутый нами А.Х. Гольмстен писал о том, что "душеприказчик - поверенный завещателя, его уполномоченный представитель, но поверенный, действующий не по доверенности, а по другой инструкции, по завещанию - он законный представитель sui generis" <6>.

<6> Цит. по: Тютрюмов И.М. Устав гражданского судопроизводства. СПб.: Издание Юридического книжного магазина И.И. Зубкова под фирмою "Законоведение", 1912. С. 214.

Следует отметить, что юристы указанного периода при анализе правового положения душеприказчика обращали внимание на неоднозначное положение исполнителя завещания, который принимает на себя исполнение воли наследодателя, но при этом обладает определенной свободой усмотрения в рамках закона. Юридическая наука в то время не смогла дать однозначный ответ на вопрос о процессуально-правовой природе исполнителя завещания.

В современной правовой науке исследователи исходят из возможности представительства только inter vivos (между живыми), исполнителем же завещания лицо становится лишь после открытия наследства, т.е. после смерти завещателя. При этом душеприказчики при наследовании, как и другие лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени, представителями не являются <7>. Основанием прав и обязанностей душеприказчика является своего рода "поручение" - одностороннее волеизъявление завещателя, с которым закон связывает определенные правовые последствия. На это обращал внимание и С.А. Беляцкин, говоря о том, что в действиях душеприказчика присутствует элемент самостоятельности, но при этом он действует в чужом интересе и без личной выгоды <8>.

<7> Гражданское право: В 4 т. Т. 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 397.
<8> Беляцкин С.А. Указ. соч. С. 171.

Действующее гражданское законодательство определяет, что душеприказчики не являются представителями лица. Они действуют в чужих интересах, но от собственного имени (ст. 182 ГК РФ). В то же время в силу п. 5 ст. 1118 ГК РФ завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Поэтому, как отмечал Ю.П. Свит, отношения по исполнению завещания нельзя признать представительством, тем более что исполнитель действует от собственного имени, а не от имени другого лица (п. 3 ст. 1135 ГК РФ). Кроме того, исполнитель завещания совершает при исполнении завещания действия как юридического, так и фактического характера. Также важно отметить, что согласие лица принять на себя обязанности душеприказчика нельзя рассматривать как заключение договора <9>.

<9> Свит Ю.П. Содержание завещания // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. N 4. С. 38.

Наличие в законе указания на то, что завещание является односторонней сделкой, позволяет прийти к выводу о том, что распоряжение завещателя о назначении душеприказчика носит обязательственную природу, так как отношения по выполнению его последней воли регулируются, в частности, нормами обязательственного права <10>.

<10> Палшкова А.М. Указ. соч. С. 3 - 8.

Присутствие обязательственных отношений в праве, регулирующем отношения по исполнению завещания, не вызывает сомнений, но, на наш взгляд, следует выяснить вопрос о природе таких отношений в рамках рассматриваемых правоотношений. Чтобы ответить на этот вопрос, следует рассмотреть отношения, складывающиеся при осуществлении душеприказчиком своих обязанностей, не ограничиваясь при этом анализом порядка его назначения.

Для выполнения указанной задачи следует выявить характер субъект-объектных и субъект-субъектных отношений, имеющих место при исполнении завещания душеприказчиком. Субъектом в указанных отношениях является душеприказчик, а объектом - наследственные правоотношения.

В указанном взаимодействии "субъект - объект" исполнитель завещания является обязанным лицом в силу принятия на себя обязанности быть душеприказчиком. Так, завещатель в силу положений п. 1 ст. 1134 ГК РФ может поручить исполнение завещания указанному им в завещании гражданину-душеприказчику независимо от того, является ли такой гражданин наследником. При этом согласие гражданина быть исполнителем завещания выражается в его собственноручной подписи на самом завещании, в заявлении, приложенном к завещанию, или в заявлении, поданном нотариусу в течение месяца со дня открытия наследства. Гражданин признается исполнителем завещания, если он в течение месяца со дня открытия наследства фактически приступил к его исполнению.

Приняв на себя обязанности душеприказчика, гражданин должен следовать предписаниям закона, который определяет в дальнейшем его права и обязанности при исполнении им функций исполнителя завещания. Круг полномочий исполнителя завещания не ограничен. Он должен принять любые необходимые для исполнения завещания меры с целью обеспечения перехода к наследникам причитающегося им наследственного имущества в соответствии с выраженной в завещании волей наследодателя <11>.

<11> Наследственное право / Отв. ред. К.Б. Ярошенко. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 106 - 107.

Существенным моментом в правовом статусе исполнителя завещания является то, что освобождение его от исполнения обязанностей возможно только судом как по его просьбе, так и по просьбе наследников, но только после открытия наследства и лишь при наличии обстоятельств, препятствующих исполнению возложенных на него обязанностей. Таким образом, исходя из смысла п. 2 ст. 1134 ГК РФ, можно утверждать о том, что душеприказчик является процессуально независимым лицом и в ходе исполнения своих обязанностей должен руководствоваться законом и только суд может устранить его от исполнения им своих обязанностей.

Законодательные положения, регламентирующие правовое положение исполнителя завещания, и в частности нормы ст. 1135 ГК РФ, указывают на наличие обязательных предписаний в отношении исполнителя завещания. Эти предписания направлены на обеспечение перехода к наследникам причитающегося им наследственного имущества в соответствии с выраженной в завещании волей наследодателя и законом.

В рамках обязательных предписаний душеприказчик должен принять самостоятельно или через нотариуса меры по охране наследства и управлению им в интересах наследников, получить причитающиеся наследодателю денежные средства и иное имущество для передачи их наследникам, если это имущество не подлежит передаче другим лицам, и исполнить завещательное возложение либо требовать от наследников исполнения завещательного отказа или завещательного возложения. В процессе осуществления указанных действий он вправе от своего имени вести дела, связанные с исполнением завещания, в том числе и в суде, а также в других государственных органах и учреждениях.

В соответствии с п. 2 ст. 1267 ГК РФ на исполнителя завещания может быть возложена охрана авторских прав наследодателя, его имени и неприкосновенности произведения. В этом случае душеприказчик может осуществлять свои полномочия пожизненно.

К иным полномочиям исполнителя завещания относится его право на толкование завещания наряду с нотариусом или судом (п. 1 ст. 1132 ГК РФ). Душеприказчик имеет право на возмещение за счет наследства необходимых расходов, связанных с исполнением завещания, а также на получение вознаграждения за счет наследства, если это предусмотрено завещанием (ст. 1136 ГК РФ). Он принимает меры к охране наследства (ст. 1172 ГК РФ) и до принятия наследства выполняет требования о возмещении расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управление им (ст. 1174 ГК РФ).

Самостоятельность действий душеприказчика в период исполнения им своих обязанностей позволяет по-иному оценить его правовую природу и говорить об отдельных чертах права душеприказчика, которое основывается не только на частноправовых отношениях (наследодатель - душеприказчик; наследник - душеприказчик), но и содержит в себе ряд существенных публично-правовых характеристик, в частности наличие охраняемого законом интереса, который предоставляет право прибегнуть к судебной форме защиты прав <12>. В рассматриваемых правоотношениях под охраняемым законом интересом следует понимать интерес в исполнении завещания со стороны душеприказчика и принятие им всех необходимых для этого мер. Наличие юридического интереса определяется наличием закрепленного в законе права лица возбуждать гражданское дело от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица <13>.

<12> Тарабрин Д.В. Баланс частноправовых и публично-правовых начал в гражданском и арбитражном процессах // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 11. С. 7.
<13> Банников Р. Юридический интерес как предпосылка права на предъявление иска в суд // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 11. С. 10.

Государство в законодательном порядке наделило исполнителя завещания правом совершать действия, которые направлены на реализацию конституционного положения, гарантирующего право наследования (ч. 4 ст. 35 Конституции РФ). По порядку совершения ряда правовых действий законодательство приравнивает душеприказчика к нотариусу. К таким действиям, в частности, относятся толкование завещания (п. 1 ст. 1132 ГК РФ) и принятие мер по охране имущества (ст. 1172 ГК РФ). Таким образом, на законодательном уровне в отношении порядка исполнения завещания полномочия душеприказчика по отдельным вопросам аналогичны правам нотариуса, объединяющим в своей деятельности как частное, так и публичное начало <14>.

<14> Стешенко Л.А. Нотариат в Российской Федерации: Учебник для вузов / Л.А. Стешенко, Т.М. Шамба. М.: НОРМА, 2002. С. 2.

Приведенное выше положение позволяет автору прийти к выводу о том, что в наследственных правоотношениях душеприказчик участвует в качестве лица, выступающего от своего имени, но в защиту чужих прав и интересов. Основанием для возникновения прав и обязанностей душеприказчика является волеизъявление (указание) лица, однако его деятельность при исполнении им обязанностей регламентируется только законом, что позволяет утверждать о его особом правовом положении.

Сделанный нами вывод на основании анализа субъект-объектных отношений требует проверки и своего подтверждения при оценке субъект-субъектных отношений, возникающих при исполнении душеприказчиком возложенных на него функций. При оценке последних правомерно говорить о процессуальной независимости душеприказчика по отношению к иным субъектам наследственных правоотношений.

Процессуальная самостоятельность и независимость исполнителя завещания закреплены законом. Исполнитель завещания вправе как принять на себя исполнение обязанностей душеприказчика, так и отказаться от них. Согласие может быть выражено путем совершения подписи на завещании, в заявлении, направленном нотариусу по месту открытия наследства, или конклюдентных действий гражданина в виде фактических действий по исполнению завещания в течение месяца после открытия наследства. При наличии согласия нотариус по месту открытия наследства выдает душеприказчику соответствующее свидетельство.

После принятия обязанностей по исполнению завещания душеприказчик может быть освобожден от своих обязанностей только по решению суда. Именно это обстоятельство указывает на то, что исполнитель завещания процессуально независим по отношению к другим субъектам по конкретному наследственному правоотношению, действует только в рамках закона, а освободить его от исполнения обязанностей может только суд. На процессуальную независимость душеприказчика и подчинение его только закону указывает как его право выступать в суде в качестве истца или ответчика по делам о взыскании имущества с должников наследодателя, так и обязанность самостоятельно осуществлять возмещение расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управление им, по предъявленным требованиям кредиторов наследодателя, а также вести дела в государственных органах и учреждениях (ст. 1171 ГК РФ).

В тех случаях, когда наследники не исполняют завещательный отказ или завещательное возложение, душеприказчик самостоятельно может их исполнить. Душеприказчик самостоятельно или через нотариуса вправе осуществлять действенные меры по охране имущества или управлению им путем передачи имущества на хранение или учреждения доверительного управления имуществом наследодателя. Будучи учредителем доверительного управления, исполнитель завещания обязан возмещать управляющему обоснованные расходы, произведенные при доверительном управлении имуществом. В соответствии со ст. 1136 ГК РФ исполнитель завещания имеет право на возмещение расходов, связанных с исполнением завещания, а также вправе требовать за счет наследства вознаграждения для себя лично в том случае, если это предусмотрено завещанием.

Перечень полномочий душеприказчика не является исчерпывающим, и наследодатель в завещании может предусмотреть и иные полномочия, которыми может обладать исполнитель завещания. На душеприказчика может быть возложена обязанность по обеспечению оплаты долгов наследодателя, охране интересов не родившегося наследника по завещанию и т.п. <15>. Вопрос о пределах полномочий исполнителя завещания во многом остается спорным. Так, по мнению Н.Ю. Рассказовой, душеприказчик не имеет права обращаться к нотариусу с требованием об учреждении управления, а при необходимости должен заключать такой договор самостоятельно <16>, что соответствует требованиям ст. 1173 ГК РФ.

<15> Наследственное право. С. 106 - 107.
<16> Рассказова Н.Ю. Доверительное управление наследственным имуществом, учреждаемое нотариусом // Закон. 2007. N 2. С. 166 - 176.

В ГПК РФ отсутствуют указания на порядок участия душеприказчика в гражданском судопроизводстве. Автор считает, что исполнитель завещания участвует в гражданском судопроизводстве на общих основаниях. В то же время в ст. 24 и 25 Устава гражданского судопроизводства Российской империи специально оговаривалась возможность участия душеприказчика в гражданском судопроизводстве. На основании указанных статей душеприказчик в гражданском судопроизводстве имел права, предоставленные истцу по делу в соответствии с предметом завещания. В действующем законодательстве вопрос о предмете иска душеприказчика специально не оговаривается, и суд при выявлении права на иск со стороны исполнителя завещания должен исходить из общего смысла законодательства и содержания завещания. Автор считает, что отсутствие специальных указаний на возможность участия душеприказчика в гражданских отношениях и на определение предмета подобного участия не исключает возможности ошибочных оценок права на иск со стороны душеприказчика.

Нормы материального права содержат положения, регулирующие порядок учреждения и деятельности исполнителя завещания. В то же время функции душеприказчика содержат в себе ряд специфических обязанностей, которых нет у представителя, но которые присутствуют у лица, выступающего в защиту чужих прав и интересов. Эти обязанности заключаются не только в реализации прав, но и в возможности их судебной защиты. Наличие указанных особенностей позволяет говорить о том, что институт исполнителя завещания является не только гражданско-правовым, но и процессуально-правовым. На этом основании, по нашему мнению, правомерно включить в гражданское процессуальное законодательство специальные нормы, регламентирующие процессуальный порядок деятельности душеприказчика. Необходимость в этом имеется, поскольку, к примеру, порядок охраны наследственных прав определяется законодательством о нотариате (п. 6 ст. 1171 ГК РФ). Но процессуальное законодательство в отношении оспаривания действий нотариуса содержит только нормы главы 37 ГПК РФ, в соответствии с которыми в порядке особого производства оспаривается совершение нотариальных действий или отказ от их совершения. Что касается душеприказчика, то правомерно оспаривать его действия или бездействие со стороны заинтересованных лиц и в порядке искового производства. Отстранение душеприказчика от исполнения обязанностей возможно только через суд и при наличии обстоятельств, препятствующих исполнению гражданином этих обязанностей. Закон не регламентирует вопросы судебного контроля при ненадлежащем исполнении обязанностей душеприказчиком или оспаривания его отдельных действий, что правомерно закрепить в нормах процессуального законодательства.

Исполнитель завещания, являясь самостоятельным в субъект-объектных отношениях, реализует меры по защите и охране наследственных прав в рамках возложенных на него полномочий. Правовой статус душеприказчика в ряде случаев приближен к полномочиям нотариуса, но все же отличен от него. Можно говорить об определенной аналогии законодательства, которое допускает совершение нотариальных действий со стороны специально уполномоченных на то лиц, но которые не являются нотариусами (ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1). Именно наличие общего в положении душеприказчика и нотариуса, но в то же время и определенных отличий обусловливает необходимость существования в законодательстве специальных процессуальных норм, регламентирующих порядок разрешения споров, которые могут возникнуть в процессе исполнения ими своих обязанностей.

Причины, по которым наследодатель может назначить душеприказчика, могут быть различными, это связано с наследственными правами, которые подлежат защите (авторские права), особенностями личности наследников, наличием зачатого, но еще не родившегося наследника, необходимостью розыска наследников или имущества и т.д. В круг обязанностей нотариусов в соответствии с законом совершение подобных действий не входит. Указанные действия требуют определенных затрат, а также приложения сил и воли со стороны уполномоченного на это лица. В ходе исполнения завещания душеприказчик вступает в отношения с различными лицами, у которых могут возникнуть к нему определенные требования, например, в случае ненадлежащего исполнения им своих обязанностей. Но и душеприказчик, в свою очередь, может предъявить требования к лицам, препятствующим исполнению необходимых действий в рамках предмета завещания. Закрепление в гражданском законодательстве специальных норм, регулирующих положение и статус душеприказчика, будет способствовать соблюдению конституционных прав граждан, которые направлены на обеспечение и гарантирование права наследования, что должно включать в себя и охрану этих прав от злоупотреблений. Это в полной мере отвечает требованиям права, "состоящего из постоянно действующих обязательных норм, создающих возможность строгой определенности поведения людей, его государственной гарантированности" <17>.

<17> Алексеев С.С. Избранное. М.: Статут, 2003. С. 236.

В настоящее время в силу различных причин институт душеприказчика (исполнителя завещания) не в полной мере отвечает потребностям общества, в его нормативно-правовом оформлении существует ряд нерешенных вопросов, но в рамках анализа как судебной практики, так и научно-теоретических исследований в ближайшее время следует ожидать их разрешения. Вместе с тем без точного определения юридической сущности института душеприказчика (исполнителя завещания), который, по мнению автора, является институтом защиты чужих прав и интересов, основанных на законе и возникающих в силу специальных поручений со стороны обладателя прав, разрешение приведенных в статье проблем может быть затруднено.