Мудрый Юрист

Гражданско-правовая характеристика публичности и присоединения в договоре возмездного оказания медицинских услуг *

<*> Sitdikova L.B. Civil-law characteristics of publicity and accession in the contract of provision of paid medical services.

Ситдикова Л.Б., заведующая кафедрой гражданско-правовых дисциплин Московского института экономики, менеджмента и права.

Вопросы гражданско-правовой характеристики договоров возмездного оказания медицинских услуг являются актуальными для российской правовой действительности. В статье на основе изучения доктринальных суждений анализируются признаки публичного договора. Автором рассматривается особенность заключения договоров присоединения как договоров возмездного оказания медицинских услуг.

Ключевые слова: публичный договор, договор присоединения, договор возмездного оказания услуг, медицинская услуга.

The issues of civil-law characteristics of contracts of provision of medical services are topical for Russian legal reality. On the basis of study of doctrinal problems the author analyses the features of public contract; considers the peculiarity of conclusion of contracts of accession as contracts of provision of paid services.

Key words: public contract, contract of accession, contract of provision of paid services, medical service.

В основе правового регулирования договора возмездного оказания услуг лежит закрепленный в ст. 421 ГК РФ принцип свободы договора, а это означает, что каждая из сторон свободно и самостоятельно определяет, заключать ли ей договор или нет, а если заключать, то каким должно быть его содержание. Порядок заключения договоров определяется ст. 432 ГК РФ. В силу данной статьи договор заключается посредством направления предложения заключить договор (оферты) одной из сторон и принятия предложения (акцепта) другой стороной.

В соответствии с п. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. Законодатель не устанавливает обязательной письменной формы как для договора возмездного оказания услуг в целом, так и для договоров оказания медицинских услуг. Такие требования не содержатся ни в ГК РФ, ни в Законе "О защите прав потребителей", ни в специальном законодательстве. Однако ГК РФ в ст. 161 содержит общее правило, в соответствии с которым сделки юридических лиц с гражданами должны совершаться в простой письменной форме. Целесообразность заключения в письменной форме определяется тем, что в договоре можно оговорить все те условия, которые присущи договору, а также ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение оказанной услуги. Можно выделить два основных момента для принятия решения о необходимости заключения договора оказания медицинских услуг путем составления письменного документа:

Чем выше вероятность наступления таких моментов, тем более необходим договор оказания медицинских услуг, заключенный в традиционной письменной форме.

На практике публичная оферта может выступать в форме заверенной руководителем медицинского учреждения (врачом) информации об оказании медицинских услуг, размещенной на информационном сайте медицинского учреждения, вывешенной на доске объявлений или в ином доступном для ознакомления граждан и организаций месте, в которой содержатся сведения о порядке оказания медицинских услуг, их стоимости, порядке расчетов, правах, обязанностях и ответственности сторон. В частности, в качестве такого объявления могут использоваться положение или правила об оказании медицинских услуг, если в них содержатся все необходимые сведения, входящие в понятие "существенные условия договора".

Акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии (ст. 438 ГК РФ). Акцепт может быть получен путем подписания договора непосредственно или посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от одной из сторон договора (ст. 434 ГК РФ). Важно также, что совершение лицом, получившим предложение, в срок, установленный для его принятия, действий по выполнению указанных в нем условий договора (оплата соответствующей суммы и т.д.) считается согласием заключить договор (акцептом), если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте (ст. 438 ГК РФ). Причем если согласие заключить договор принято подобным образом, то согласно ст. 434 ГК РФ письменная форма договора считается соблюденной.

Другими словами, если на стенде медицинского учреждения имеется необходимая для заключения договора информация и пациент внес оплату за услугу, которую он хотел бы получить, то это означает, что он заключил с медицинским учреждением договор на оказание медицинских услуг, который приравнивается к письменному договору.

Порядок заключения договоров (выдвижение предложения от одной стороны и последующее поступление согласия с ним от другой стороны) предполагает, что предложение на заключение договора может исходить не только от медицинского учреждения, но и от самого пациента. Это означает, что в качестве договора может выступать и письменное заявление пациента, в котором указывается желание получить конкретную медицинскую услугу на определенных условиях. Здесь предложение (оферту) направляет пациент, а согласие (акцепт) дает уже исполнитель (медицинское учреждение - врач). В этом случае письменная форма договора также считается соблюденной.

Таким образом, договор оказания медицинских услуг по способу заключения можно классифицировать на взаимосогласованные договоры и договоры присоединения <1>.

<1> Ситдикова Л.Б. Договоры на возмездное оказание услуг: учебно-практическое пособие. М.: РГТУ, 2003. С. 16.

Как известно, понятия и другие основные положения о договоре присоединения закреплены в ст. 428 ГК РФ. Квалифицирующим признаком договора присоединения в российском гражданском праве является указание на то, что это не только договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах, но и то, что такие условия должны быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК РФ). В этом моменте российская гражданская кодификация принципиально отличается от ряда законодательных актов иностранных государств и международных актов, например Принципов УНИДРУА, где договор присоединения нередко отождествляется с договором, заключаемым посредством использования стандартной проформы, предлагаемой одной из сторон.

Поскольку по смыслу ГК РФ договор присоединения - это договор, заключение которого возможно лишь посредством принятия всех условий в целом, то в данном случае законодатель в ст. 428 ГК РФ сделал акцент на защиту слабой стороны, не имеющей эффективных возможностей влиять на контрагента, так или иначе навязывающего определенные условия. Для реализации этих целей в п. 2 ст. 428 ГК РФ предусмотрена возможность для стороны, присоединившейся к такому договору, требовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Лицо, оказывающее конкретные медицинские услуги, для каждого их вида разрабатывает отдельные формуляры или иные стандартные формы, а лицо, намеревающееся получить соответствующую медицинскую услугу, подписывая такой формуляр, присоединяется ко всем содержащимся в нем условиям (т.е. к договору в целом) или отказывается присоединиться к нему.

А.В. Тихомиров, рассматривая общие положения договора оказания медицинских услуг, выделяет ряд принципиальных особенностей подобного способа заключения договора на основе формуляров и иных стандартных форм <2>: формуляры и иные стандартные формы не могут быть многофункциональными, т.е. рассчитанными на различные и различающиеся между собой медицинские услуги, т.к. каждая медицинская услуга нуждается в особом формуляре, отражающем именно ее специфику и содержащем условия оказания именно ее, а не некоей совокупности сходных или не сходных услуг; формуляры должны содержать указания на специфику предоставления медицинских услуг именно в этой организации, с использованием конкретной технологии, аппаратуры и др.; формуляры и иные стандартные формы должны быть свободны от устанавливающих односторонние преимущества и льготы для стороны, разработавшей условия договора, умаляющих права присоединяющейся стороны и иных явно обременительных для нее условий; в указанных формулярах должна содержаться необходимая и достаточная совокупность условий договора, ибо недосказанность требует дополнительного согласования в порядке выработки условий соглашения, а не в порядке присоединения к договору; перечень условий договора должен быть закрытым, когда очевидно, что введение расширительных условий или расширение круга условий придают договору обременительный характер; условия договора в формуляре или иной стандартной форме должны быть прописаны императивно, поскольку допущение иного способа реализации отдельного условия требует согласования, а следовательно, заключения договора в обычном порядке, т.е. по соглашению сторон, а не в порядке присоединения; все изложенные в подобном формуляре или иной стандартной форме условия договора становятся существенными, поскольку формулирует их предлагающая сторона и присоединяющаяся сторона принимает все условия договора в целом по умолчанию, путем совершения конклюдентных действий и/или подписи; в формуляре или иной стандартной форме условия договора излагаются безотносительно личности получателя услуги, что предполагает их одинаковость в отношении каждого, кто обратится. Это в значительной степени сближает договор присоединения с публичным договором (ст. 426 ГК РФ) в части равных условий предоставления услуг.

<2> Тихомиров А.В. Договор о возмездном оказании медицинских услуг как документ: общие положения // Здравоохранение. 2000. N 11. С. 148 - 149.

Проработанность условий договора в соответствующем формуляре или иной стандартной форме позволяет исключить обстоятельства, которые, хотя и не связаны с незаконностью договора или его отдельных условий, могут служить основанием для расторжения или изменения договора присоединения. Квалифицированное исполнение формуляра или иной стандартной формы, по существу, стирает грань между договором присоединения и взаимосогласованным договором.

Договор присоединения может быть выполнен в двух равнозначных формах: в виде традиционного договора на оказание медицинских услуг со ссылкой на составную, неотъемлемую часть договора (например, на отдельном листе - "Лист информированного согласия на оказание медицинских услуг") либо в виде документа, совмещающего в себе оба вышеуказанных документа (обычно в виде общего документа договор составляется в случае, когда лечебное учреждение оказывает небольшой перечень платных медицинских услуг и на каждую из них имеется отдельный типовой договор). Как правило, при грамотном информировании о медицинской услуге пациент соглашается на условия типового договора как вытекающие из самой сущности предлагаемой медицинской услуги и дает информированное согласие на оказание медицинской услуги.

В случае отказа пациента присоединиться к условиям договора он все равно имеет право воспользоваться медицинской услугой путем составления обычного взаимосогласованного договора об оказании медицинских услуг между медицинским учреждением - врачом и пациентом.

Отдельно необходимо остановиться на такой особенности договора оказания медицинских услуг, как его публичность. Деятельность по оказанию медицинских услуг следует относить к предпринимательской деятельности, осуществляемой под публичным контролем. Согласно п. 1 ст. 426 ГК РФ договор об оказании медицинских услуг (медицинского обслуживания) признается публичным договором, т.е. соглашением, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим ее обязанности по оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Особенностью публичного договора является то, что коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Отказ медицинского учреждения (врача) от заключения договора оказания медицинских услуг при наличии возможности предоставить пациенту соответствующие услуги не допускается (п. 3 ст. 426 ГК РФ).

Такое ограничение свободы договора для одной стороны - медицинского учреждения (врача), оказывающего медицинские услуги, фактически закрепляет существенное неравенство сторон в договоре о предоставлении медицинских услуг, но в то же время оно направлено на защиту интересов пациента как экономически более слабой стороны в этих правоотношениях, а также обеспечение реализации закрепленного в ст. 41 Конституции РФ права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Если в отношении медицинских организаций, оказывающих платные медицинские услуги, как коммерческих организаций вопрос публичности договора оказания медицинских услуг не вызывает особых вопросов, то применимость правового режима публичного договора к медицинским услугам, оказываемым медицинскими учреждениями государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также врачами частной практики, является дискуссионным.

Понятие "коммерческая организация", как правило, трактуется в соответствии со ст. 50 ГК РФ, в которой дан исчерпывающий перечень организационно-правовых форм коммерческих организаций. К их числу относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия. Соответственно исходя из логики ст. 50 ГК РФ все иные субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность (индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, а также некоммерческие организации, осуществляющие в соответствии с законом и учредительными документами предпринимательскую деятельность), находятся вне режима публичного договора.

В структуре государственной и муниципальной систем здравоохранения оказание медицинских услуг осуществляется медицинскими учреждениями (некоммерческими организациями), т.е. в виде организационно-правовой формы, на которую распространяет свое действие ст. 120 ГК РФ. Однако на учреждения как некоммерческие организации не распространяются нормы ст. 426 ГК РФ о публичном договоре, поскольку нормы данной статьи распространяют свое действие только на коммерческие организации. Также, с точки зрения законодателя, учреждения, предприниматели в ситуации причинения пациенту вреда не несут бремя повышенной ответственности (ответственности независимо от вины), что применяется в платной медицине. В то же время справедливо возникает вопрос, обязаны ли государственное или муниципальное учреждения здравоохранения как некоммерческие организации при оказании платных медицинских услуг (т.е. при осуществлении разрешенной законом и учредительными документами предпринимательской деятельности) иметь единый прейскурант цен на свои услуги для всех клиентов, как граждан, так и юридических лиц, в том числе страховых компаний, с которыми данная медицинская организация работает по программам ДМС.

Все эти практические вопросы возникают вследствие недоработок законодателя редакционного свойства, имеющихся в тексте ст. 426 ГК РФ, а именно необоснованное сужение в указанной статье круга соответствующих субъектов и ограничение его исключительно коммерческими организациями, что не позволяет указанным положениям получить характер универсальных статутных гарантий. При подобном подходе законодателя за рамками ограничений, налагаемых на лицо, обязанное заключать публичный договор с любым и каждым, кто к нему обратится, оказываются индивидуальные предприниматели и некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность в дозволенных законом пределах.

В связи с изложенным положение п. 1 ст. 426 ГК РФ подлежит распространительному толкованию, при котором в число организаций, осуществляющих деятельность по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг попадут и иные лица, занимающиеся соответствующей деятельностью на профессиональной основе. Это подтверждается и позицией судебных инстанций, которые первостепенное значение придают не тому факту, кто является контрагентом потребителя, а тому факту, что услуги оказываются за плату, и таким образом отдают предпочтение предмету, а не субъектному составу договора. Так, в Определении Конституционного Суда РФ указывается: "Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения" <3>.

<3> Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Е.З. на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 1.