Мудрый Юрист

Обеспечение достоверности заключения эксперта *

<*> Egorova O.V. Securing authenticity of expert's opinion.

Егорова О.В., помощник судьи Арбитражного суда Вологодской области, аспирант кафедры гражданского процесса ГОУ ВПО "Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина".

Заключения эксперта играют важную роль в судебном разбирательстве, от их достоверности часто зависит установление истины. Статья посвящена вопросам обеспечения достоверности заключения эксперта, выводы автора имеют большое значение для правоприменительной практики.

Ключевые слова: заключение эксперта, независимость эксперта, АПК России, экспертиза.

Expert's opinion plays an important role in judicial proceeding; determination of truth often depends on authenticity thereof. The article deals with the issues of securing authenticity of expert's opinion, the author's conclusion are vitally important for law-application practice.

Key words: expert's opinion, independence of expert, Arbitrazh Procedure Code of the RF, expertise.

Понятие "экспертиза" прочно вошло в научный и практический оборот не только как процессуальная категория. Им пользуются при проведении различных исследований, требующих применения профессиональных знаний.

Судебная экспертиза - одна из разновидностей экспертизы, обладающая особыми признаками, описанными в процессуальном законе (ГПК РФ, АПК РФ). Судебную экспертизу определяют как исследование, проводимое экспертом на основе специальных знаний <1>, как особые процессуальные действия <2>, как институт доказательственного права <3>. Любой из названных подходов к определению судебной экспертизы имеет право на существование.

<1> См.: Шакарян М.С. Гражданское процессуальное право России: Учебник. М., 1996. С. 174.
<2> См.: Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. С. 3.
<3> См.: Жуков Ю.М. Судебная экспертиза в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1965. С. 9 - 10.

Однако следует отметить, что вне правовой (процессуальной) "оболочки" судебная экспертиза не может существовать.

Следовательно, заключение эксперта, которое закон относит к числу самостоятельных судебных доказательств, может быть результатом только судебной экспертизы, т.е. такой экспертизы, которая была назначена и проведена после возбуждения дела в строгом соответствии с правилами АПК РФ.

При рассмотрении вопроса об обеспечении достоверности заключения эксперта целесообразно выделить факторы, определяющие эту достоверность, и к таким относятся: независимость, компетентность, незаинтересованность. Рассмотрим каждый из этих факторов в отдельности.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" <4> при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости (служебной или иной) от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела, что создает предпосылку для возможности дачи экспертом объективного, непредвзятого, независимого заключения, используемого в качестве доказательства по делу. Принцип независимости эксперта является важным элементом осуществления экспертной деятельности, так как только независимый эксперт, проводя исследование при производстве экспертизы, основываясь на результатах проведенных исследований и используя свои специальные знания, может вынести в полной мере объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Данный принцип опирается на отсутствие коммерческого, финансового интереса и иного давления, которое может оказать влияние на принимаемые решения; на свободу выбора методов, средств и методик экспертного исследования, необходимых, с точки зрения эксперта, для изучения данных конкретных объектов экспертизы.

<4> См.: Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" // Российская газета. N 106. 2001.

Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с законодательством РФ.

Реализуется принцип независимости эксперта при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности через определенные гарантии, к которым можно отнести предусмотренную законом процедуру назначения и производства экспертизы; процессуальную самостоятельность эксперта; возможность отвода эксперта; установленную законом ответственность за оказание воздействия на эксперта. К числу гарантий, призванных укрепить независимость эксперта, следует отнести и запрет для руководителей государственных судебно-экспертных учреждений давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе (ч. 3 ст. 14 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации").

Целый ряд прав и обязанностей эксперта призван самым непосредственным образом обеспечивать его независимость. К их числу относятся: запреты для эксперта вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела, самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы, сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением суда, назначившего экспертизу <5>.

<5> См.: Комментарий к Федеральному закону "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" / Под ред. В.П. Кашепова. М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2003.

ООО "ИнКоСт" обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о расторжении договора о сотрудничестве по строительству жилого дома от 13 июля 1995 г., заключенного между ООО "ИнКоСт" и ЗАО "УНР-86" и определении доли жилой площади, подлежащей передаче ответчику в счет компенсации за выполненные работы и произведенное финансирование. Определением суда производство по делу приостанавливалось для проведения экспертизы. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены. В кассационной жалобе ЗАО "УНР-86" просило отменить решение и постановление и принять новое решение об отказе в иске. В качестве одного из оснований для отмены вышеназванных судебных актов заявитель указал, что проведенная строительно-техническая экспертиза не оформлена надлежащим образом, при назначении экспертизы нарушен принцип независимости эксперта, так как экспертная организация находилась в договорных отношениях с истцом. Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа установлено, что из материалов дела не усматривалось нарушений процессуального закона, влекущих безусловную отмену судебного акта, на что указывалось в кассационной жалобе, в связи с чем кассационная инстанция решение первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменила в части определения долей истца и ответчика, в остальной части судебные акты оставила без изменения (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 1 ноября 2002 г. по делу N А56-20464/01).

Как отмечает Е.Р. Россинская, независимость судебного эксперта обусловливается одинаковым перечнем требований к профессиональной подготовке экспертов и аттестации их на право самостоятельного производства судебной экспертизы, необходимостью подтверждения своего уровня профессионализма в соответствующих экспертно-квалификационных комиссиях. Реальная независимость эксперта возможна при условии единых квалификационных требований к государственным судебным экспертам всех ведомств, судебным экспертам негосударственных экспертных учреждений и частным экспертам. Это возможно при законодательном закреплении условий осуществления негосударственной судебно-экспертной деятельности, предусматривающем создание независимых вневедомственных экспертно-квалификационных комиссий, единых для государственных и негосударственных судебных экспертов <6>.

<6> См.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2006.

Кроме того, принцип независимости эксперта можно соотнести с принципом независимости судей, регламентированным ст. 120 Конституции РФ, ст. 8 ГПК РФ, ст. 5 АПК РФ.

Действующее законодательство предъявляет к эксперту такое требование, как компетентность. Судья при выборе эксперта сталкивается с большими трудностями, поскольку не является специалистом в данной отрасли знания и, как правило, свой выбор осуществляет по формальным основаниям, в зависимости от образования и стажа экспертной работы.

Однако наличие специального образования - это необходимое, но не достаточное условие компетентности. Компетенция эксперта (от лат. compete - соответствовать, быть годным) может рассматриваться как круг полномочий, прав и обязанностей эксперта, которые определены процессуальными кодексами, и как комплекс знаний в области теории, методики и практики судебной экспертизы определенного рода, вида.

Различают объективную компетенцию, т.е. объем знаний, которыми должен владеть эксперт, и субъективную компетенцию - степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями. Субъективную компетенцию часто называют компетентностью эксперта. Она определяется его образовательным уровнем, специальной экспертной подготовкой, стажем экспертной работы, опытом в решении аналогичных экспертных задач, индивидуальными способностями <7>. Вопрос о компетентности эксперта имеет большое значение при оценке допустимости и достоверности заключения эксперта. В ст. 55 АПК РФ эксперт определяется как лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения. Таким образом, компетентность представляет собой владение специальными знаниями, подразумевающее соответствующее образование и опыт работы. Определение компетентности эксперта имеет большое значение при оценке достоверности данного им заключения. "Профессиональная некомпетентность эксперта, которая может выразиться в незнании современных методик, в неправильной оценке идентификационной значимости выявленных при изучении объекта признаков" <8>, является одной из главных субъективных причин экспертных ошибок. Как обеспечивается компетентность эксперта? В соответствии с п. 3 ст. 82 АПК РФ лица, участвующие в деле, вправе ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц (т.е. конкретного эксперта). В связи с этим целесообразно указывать не только фамилию, имя, отчество, но и необходимые данные об образовании, специальности, должности, стаже работы, научных трудах и ученой степени (при наличии таковой) и т.п. Возможно получение информации о выбранном эксперте и от других лиц (сослуживцев, коллег, из литературы и пр.), что может осуществляться как процессуальным, так и не процессуальным путем.

<7> См.: Там же.
<8> Зинин А.М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. М., 2002. С. 244.

В большинстве случаев экспертизы проводятся в специальных экспертных учреждениях системы Минюста, Минздрава, Минобороны, ФСБ РФ, которые обеспечивают проведение всех видов экспертиз. При поручении проведения экспертизы соответствующему экспертному учреждению выбор конкретного эксперта (экспертов) осуществляет руководитель этого учреждения (п. 1 ст. 83 АПК РФ) в следующем порядке: руководитель в письменной форме поручает эксперту производство экспертного исследования и одновременно передает определение арбитражного суда о назначении экспертизы со всеми необходимыми материалами и документами. Это положение оправданно, поскольку руководитель лучше, чем суд или лица, участвующие в деле, знает специализацию своих сотрудников, может квалифицированно организовать исследования, исходя из особенностей объекта и необходимости применения тех или иных методов исследования. Если в судебном определении указаны фамилия, имя, отчество конкретного эксперта, то производство экспертизы вверяется ему.

В экспертных учреждениях, как правило, работают квалифицированные специалисты. Существует отлаженная система подготовки экспертов, переподготовки и повышения квалификации (стажировки, семинары и т.д.), а также их аттестации. На практике осуществляются два вида аттестации работников: квалификационная и на соответствие занимаемой должности. Все сотрудники государственных судебно-экспертных учреждений, производящие судебные экспертизы, в обязательном порядке подлежат квалификационной аттестации на право самостоятельного производства экспертиз. Периодическая аттестация экспертов осуществляется экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами в целях обеспечения контроля за должным уровнем профессиональной подготовки и переподготовки экспертов, что способствует получению объективных и достоверных результатов, а также повышению качества выполняемых экспертиз. Что свидетельствует о сохранении высокого профессионального уровня сотрудников экспертных учреждений и является важной гарантией достоверности даваемых ими заключений.

Другим требованием, которому, как отмечалось, должен удовлетворять эксперт, является его незаинтересованность в исходе дела.

Так, в кассационной жалобе на определение суда первой инстанции о назначении по делу технической экспертизы заявитель полагал, что суд, нарушив предписания ст. 68 АПК РФ о допустимости доказательств, принял в качестве допустимого доказательства информацию из сети Интернет, не подтверждающую незаинтересованность эксперта; суд не дал оценки представленным ответчиком доказательствам и не установил незаинтересованность организации, которой поручено проведение экспертизы. Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы, установив, что определение о назначении судебно-технической экспертизы полностью соответствует требованиям ст. 82 АПК РФ. Кроме того, указанная статья не предусматривает обжалование определения о назначении экспертизы (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 октября 2005 г. по делу N Ф04-5866/2005(14652-А75-30)).

Эксперт, который прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо по иным причинам не способен дать полное, всестороннее и объективное заключение, подлежит отводу. Основания для его отвода те же, что и в отношении других субъектов (ст. 21, 23 АПК РФ). Кроме того, процессуальный закон выделяет и Специальное основание для отвода данного участника судопроизводства как проведение им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (пп. 2 п. 1 ст. 23 АПК РФ). Ревизия необходима для проверки чьей-либо деятельности и содержит в себе выводы определенного специалиста о правильности или неправильности осуществления такой деятельности. Если материалы ревизии (проверки) послужили основанием для обращения в суд или используются в процессе рассмотрения дела в качестве доказательства, проводившее их лицо не может привлекаться в качестве эксперта, так как оно уже будет связано собственными, ранее сделанными выводами, что не может не вызвать сомнений в объективности и беспристрастности данного лица.

Наличие обстоятельств, препятствующих эксперту участвовать в рассмотрении дела, возлагает на него процессуальную обязанность заявить самоотвод (ст. 21, 23 АПК РФ). При выявлении таких оснований эксперт должен прекратить производство экспертизы, немедленно заявить о самоотводе, об этом сообщается суду, назначившему экспертизу, и руководителю экспертного учреждения. В дальнейшем отвод осуществляется в порядке процессуального законодательства, после изучения оснований, необходимых для принятия такого решения, при их отсутствии самоотвод может быть отклонен. Ходатайство об отводе эксперта от лиц, участвующих в деле, может поступить в суд, когда исследование уже начато. О появлении ходатайства сообщается эксперту, после чего оно исследуется с учетом объяснений эксперта, оценивается обоснованность поступившего ходатайства. По результатам рассмотрения вопроса об отводе выносится определение.

Кроме того, необходимо отметить, что процессуальное законодательство содержит правила отвода эксперта, но оно не распространяет эти правила на руководителя экспертного учреждения. Этот пробел восполняется Федеральным законом "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". Обнаружение личной заинтересованности руководителя является поводом к прекращению исследования на любой его стадии - от получения задания до его окончания. Понятие и содержание личной заинтересованности руководителя соответствуют понятиям процессуального законодательства. Не имеет значения, имел ли руководитель намерение поступать необъективно или такие побуждения у него отсутствуют. Отвод осуществляется в целях предупреждения возможных нарушений закона и в целях обеспечения доверия участников процесса к должностным лицам, являющимся его субъектами. Статья 18 названного Закона распространяется на всех руководителей экспертного учреждения, управляющих исследованиями. Руководитель, обнаружив основания для отвода, должен отстраниться и вернуть полученное задание инициатору экспертизы, последний осуществляет отвод в порядке, определенном процессуальным законодательством. Если руководитель не отстранился, вопрос об отводе могут поставить участники процесса (включая эксперта), обнаружившие причины для принятия такого решения <9>.

<9> См.: Комментарий к Федеральному закону "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" / Под ред. В.П. Кашепова. М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2003.

Вопрос о достоверности заключения эксперта напрямую связан с его ответственностью. Согласно ст. 86 АПК РФ в заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены сведения о предупреждении эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, законодатель теперь обязывает руководителя этого учреждения предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и отобрать у него об этом подписку, которая приобщается к заключению эксперта в виде самостоятельного документа. Если же экспертиза назначается конкретному эксперту, то его об ответственности предупреждает субъект, назначивший экспертизу (абз. 3 ч. 4 ст. 82 АПК РФ).

Законодатель предусматривает возможность привлечения эксперта к административной и уголовной ответственности за дачу им заведомо ложного заключения. Административная ответственность наступает за дачу экспертом заведомо ложного заключения при производстве по делу об административном правонарушении и влечет за собой наложение административного штрафа в размере от 10 до 15 минимальных размеров оплаты труда (ст. 17.9 КоАП РФ). Уголовная ответственность наступает за дачу экспертом заведомо ложного заключения в ходе арбитражного судопроизводства (ч. 5 ст. 55 АПК РФ), которая влечет за собой наказание в виде штрафа в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательных работ на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительных работ на срок до двух лет, либо ареста на срок до трех месяцев.

На обеспечение достоверности заключения эксперта также направлены нормы, регламентирующие права эксперта, прежде всего указанные в п. 3 ст. 55 АПК РФ: право знакомиться с материалами дела, право участвовать в судебных заседаниях, право задавать вопросы лицам, участвующим в деле, и свидетелям, право заявлять ходатайство о предоставлении дополнительных материалов.

Эта группа прав эксперта гарантирует необходимую полноту исследовательского материала, а без этого невозможна дача объективного заключения, поскольку выводы эксперта базируются на материалах дела.

Достоверность экспертного заключения во многом определяется также качеством представленного эксперту материала. Как уже отмечалось, эксперт имеет право заявлять ходатайство о предоставлении дополнительных материалов (п. 3 ст. 55 АПК РФ), необходимых для дачи заключения. На практике эксперты реализуют это право достаточно часто.

Определением Арбитражного суда Вологодской области от 29 сентября 2009 г. производство по делу N А13-11997/2008 приостановлено в связи с назначением экспертизы. ГУ Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы направило в суд ходатайство о предоставлении дополнительных материалов: сведений о числе одноименных печатей в организациях и образцов сравнения - оттисков печатей в документах за весь проверяемый период времени. Для разрешения поступившего ходатайства суд Определением от 26 ноября 2009 г. назначил судебное заседание, в котором также указал "считать основания для возобновления производства по делу не наступившими".

Следует отметить, что недопустимы случаи дачи экспертного заключения на основании неполных исходных данных, поскольку это может привести к появлению вероятностных выводов.

В значительной мере достоверность экспертного заключения определяет само экспертное исследование, поскольку выводы эксперта базируются на проведенных им исследованиях. Здесь можно выделить два компонента: качество применяемых методов, их надежность и научная обоснованность (качественная составляющая) и полнота исследования (объективная или количественная составляющая, характеризующая, все ли объекты исследованы). Сомнения в достоверности по первому основанию влекут назначение повторной экспертизы, по второму - дополнительной.

Достоверность заключения эксперта включает в себя и его обоснованность, мотивированность <10>. Эти свойства заключения эксперта, будучи условиями оценки его достоверности, одновременно являются и одним из способов обеспечения достоверности. Не может быть достоверным заключение, если выводы эксперта не вытекают из исследовательской части, не аргументированы и не обоснованы.

<10> Подробнее см.: Егорова О.В. Особенности оценки заключения эксперта: критерии достоверности // Арбитражная практика. 2009. N 11. С. 66.

Необоснованное, немотивированное заключение эксперта является недостоверным вне зависимости от того, будет ли оно отвергнуто или подтверждено впоследствии. Оно может оказаться правильным или нет, истинным или неистинным, выводы эксперта при повторном исследовании могут получить дополнительное обоснование, оказаться верными, но пока недостаточна их аргументация, заключение должно считаться недостоверным.

В этой связи необходимо отметить еще один момент - логически грамотно должен быть сформулирован и сам вывод эксперта. Характер выводов эксперта может быть различным. В процессуальной теории традиционно выделяют два вида выводов эксперта - категорические и вероятные. В свою очередь, категорический вывод может быть утвердительным или отрицательным. Категорический вывод эксперта, безусловно, имеет силу судебного доказательства (если, естественно, он принят в качестве такового судом). Вопрос о доказательственной значимости вероятностного заключения в гражданско-процессуальной доктрине является дискуссионным: одни ученые (как Ф.Н. Фаткуллин) не придают никакого доказательственного значения вероятным заключениям; другие (как М.К. Треушников) полагают возможным использовать вероятные заключения в качестве косвенных доказательств <11>. Т.В. Сахнова отмечает, что вероятное заключение эксперта суд может принять, но не как самостоятельное средство установления искомого факта, а как способ ориентации при осуществлении познавательной деятельности <12>.

<11> См., например: Треушников М.К. Арбитражный процесс: Учебник. М.: Издательский дом "Городец", 2007. С. 249.
<12> См.: Сахнова Т.В. Экспертиза в суде по гражданским делам. М.: БЕК, 1997 С. 66.

Однако, на наш взгляд, достоверным может быть признано лишь такое суждение, которое имеет четкий и однозначный смысл. Если же вывод эксперта может быть интерпретирован по-разному, то говорить о его достоверности (или недостоверности), правильности, истинности и т.п. нельзя, эти категории к таким выводам не могут быть применимы. Поэтому правильная, грамотная формулировка вывода как компонент оформления заключения эксперта тоже является одним из факторов (условий) его достоверности.