Мудрый Юрист

Защита прав миноритарных участников корпоративных отношений от злоупотребления правом *

<*> Tokarev D.A. Protection of the rights minor participants of corporate relations from abusing the right.

Токарев Д.А., ассистент кафедры "Правоведение" Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета.

В статье анализируются причины возникновения злоупотреблений правом в отношении миноритарных участников корпоративных отношений на примере коммерческих организаций. Автором проведен анализ способов защиты миноритариев от злоупотребления правом и предложены новые эффективные методы защиты миноритарных участников корпоративных отношений от злоупотребления правом.

Ключевые слова: интересы участников корпорации, злоупотребление правом, миноритарные участники корпорации, способы защиты от злоупотребления правом.

In given article is indicated on reasons of the arising the abuses by right in respect of the minor participants of the corporative relations on example commercial organizations. The author is organized analysis of the ways of protection of the minor participants from abuse by right and are offered new efficient methods of protection of the minor participants corporative relations from abuse by right.

Key words: the interests of the participants of the corporation, abuse by right, minor participants of the corporation, ways of protection from abuses by right.

Одной из наиболее актуальных проблем современного правового регулирования корпоративных отношений в России является вопрос о защите прав миноритарных (мелких) участников корпораций от злоупотреблений со стороны крупных участников и органов управления корпорации с тем, чтобы обеспечить реальное участие владельцев небольших долей (пакетов акций) в управлении делами корпорации и их влияние на содержание принимаемых органами управления решений.

Слово "миноритарный" происходит от латинского "minor" - младший. Латинское "praters minores" означает "меньшие братья" и используется в словосочетании "миноритарные, мелкие акционеры". Исторически термин "минорат" означал систему наследования имущества младшим в семье (преимущественно в крестьянской) [1, 304].

Любая коммерческая корпорация создается в целях извлечения прибыли. Данное обстоятельство никем не подвергается сомнению, является общепризнанным и соответственно позволяет говорить об общем интересе участников такой корпорации - оптимизации экономических показателей деятельности корпорации.

Следует согласиться с Г.Л. Адамовичем, что наличие прибыли образует первостепенный и основополагающий интерес любого участника коммерческой корпорации [2, 41].

Реалии корпоративной практики таковы, что обеспечить стабильное существование корпорации без учета интересов не только всех участников корпорации, но и отдельных их групп сегодня оказывается решительно невозможным.

По мнению Д.И. Дедова, игнорирование интересов различных групп участников корпорации влечет за собой в целом неблагоприятные последствия для самой корпорации. Отсутствие сбалансированного удовлетворения интересов участников корпорации может привести к череде крупных корпоративных конфликтов и судебных процессов, связанных с деятельностью корпораций. Пренебрежение интересами отдельных групп участников корпорации может значительно осложнить и процессы интеграции различных предпринимательских структур [3, 94]. Соответственно законодательное обеспечение удовлетворения справедливых интересов участников корпорации в обществе имеет также и публичное значение. Представляется, что фактором, который позволяет говорить об их схожих интересах, выделяющим их из общей массы участников предпринимательского оборота, является совокупность закрепленных в позитивном законе прав участников корпорации, т.е. субъективные права в данном случае предопределяют интересы лица. Возможна, однако, и иная трактовка. Так, по меткому выражению О.С. Иоффе, "интересы, получающие юридическую защиту, образуют субстанцию прав" [4, 555 - 558].

К основным правам участников корпорации следует отнести:

  1. право на получение части дохода в виде дивидендов (прибыли), приходящихся на его долю в уставном капитале коммерческой корпорации или от продажи акций (долей) корпорации (так называемого дохода с капитала);
  2. право на получение части имущества корпорации в случае ее ликвидации (ликвидационной квоты);
  3. право, связанное с контролем над вложенным капиталом, - право на управление корпорацией;
  4. право на получение информации о деятельности корпорации.

Каждый из участников корпорации вполне может быть подвержен индивидуальным интересам, которые в значительной степени могут расходиться с тем интересом, который разумно было бы ожидать от участия в корпорации. Круг их весьма разнообразен. К примеру, некоторые юридические лица становятся акционерами крупного акционерного общества прежде всего из-за стремления наладить с ним наиболее выгодные для себя хозяйственные связи, получить выгодные контракты. Иные акционерные общества прибегают к механизму "перекрестного владения" акциями с намерением упрочить положение своих управленческих структур и т.д.

Волеизъявление большинства участников корпорации и соответственно принятие ими решений означает своеобразное преобразование их "союзной" воли в волю юридического лица как самостоятельного субъекта права. В то же время волеизъявление меньшинства участников корпорации не оказывает ровным счетом никакого влияния на принимаемые в обществе решения. Иными словами, их воля не преобразуется в волю юридического лица. Указанное обстоятельство служит неизбежной предпосылкой возникновения между данными группами участников разногласий, которые в конечном счете приводят к различного рода злоупотреблениям правом в корпорациях.

Проанализировав точки зрения различных ученых, по нашему мнению, можно выделить следующие общие признаки, характеризующие злоупотребление правом: это волевое деяние (в форме как действия, так и бездействия), одна из форм реализации права, противоправность, "злонамерение" в причинении вреда другим лицам, неразумность, недобросовестность, противоречие целевому назначению права, последствиями данного деяния является наступление вреда [5, 373; 6, 213 - 223; 7, 44; 8, 34; 9, 133; 10, 41 - 43; 11, 125 - 154; 12, 50 - 51; 13; 14, 248].

Основные злоупотребления правами миноритарных участников связаны с реализацией ими права на управление корпорацией и права на получение информации о деятельности корпорации.

Для России характерна концентрированная система корпоративной собственности, существующая и в странах континентальной Европы. Указанной системе присуще то, что основная часть корпораций имеет ряд крупных (мажоритарных) участников, определяющих судьбу корпорации, при этом воля мелких (миноритарных) участников учитывается постольку, поскольку это не противоречит интересам большинства. По этой причине основной конфликт в корпоративных отношениях возникает между контролирующими и миноритарными участниками корпорации, в связи с чем, по нашему мнению, правовая защита миноритариев приобретает в рамках данной системы особое значение.

Действительно, при наличии в российских корпорациях участников, обладающих контрольным пакетом долей (акций) (как правило, более 50 процентов), возможности корпоративного меньшинства (владельцев 25 и менее процентов голосов) весьма незначительны и не могут оказать существенного влияния на ее деятельность. Основная проблема, как отмечает Г.Л. Адамович, заключается в том, что большинство фактически имеет возможность злоупотреблять своим положением и реализовывать под видом общего интереса свои частные (групповые) интересы в ущерб интересам мелких участников корпорации [2, 41].

В практике судов много дел по искам акционеров и участников общества о понуждении общества представить копии документов. Право участников корпорации знакомиться с документами, относящимися к деятельности общества, и его обязанность обеспечить доступ участников к таким документам закреплены в федеральных законах. В этой связи непонятна ситуация, когда участникам корпорации приходится отстаивать свои права на ознакомление с документами в суде вплоть до кассационной и надзорной инстанций. Примеры тому есть в судебной практике арбитражного суда каждого из округов [15; 16; 17; 18; 19; 20].

Основное право участника корпорации - участвовать в управлении делами корпорации, именно с его нарушением связано большинство исков, подаваемых миноритариями к корпорации.

Миноритарные участники корпорации обладают меньшим количеством голосов. А значит, миноритарные участники не могут оказать какое-нибудь влияние на решения, принимаемые общим собранием участников корпорации. Поэтому зачастую решения общего собрания участников корпорации противоречат интересам миноритарных участников, и такие решения обжалуются в суде.

Практически по всем таким делам органы, созывающие общие собрания участников корпорации, допускали те или иные нарушения законодательства в части подготовки и проведения собраний.

Эти нарушения касались и неуведомления или ненадлежащего уведомления о проведении собрания, и невключения участников корпорации в список лиц, имеющих право участвовать в общем собрании, и несоблюдения порядка принятия решений по вопросам повестки дня, и недопущения участника корпорации к участию в общем собрании, а также нарушения иных обязательных требований, предъявляемых к порядку подготовки и проведения собрания.

Анализ практики арбитражных судов различных округов показывает, что удовлетворяется примерно треть исков, подаваемых акционерами, о признании недействительными решений общего собрания акционеров.

Причем во многих случаях суды отказывают в удовлетворении таких исков, ссылаясь на ст. 49 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" [25], в п. 7 которой установлено, что суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру [21; 22; 23].

На сегодняшний день для того, чтобы миноритарный участник корпорации смог как-то защитить свои права, необходимо прежде всего очень тщательно разрабатывать устав вновь создаваемой корпорации и тщательно изучать учредительные документы корпорации, чьи акции (доли) лицо собирается приобрести, и в частности обратить особое внимание на положения устава о правах акционеров (участников); положения, касающиеся порядка увеличения и уменьшения уставного капитала общества; порядка выплаты дивидендов (прибыли); порядка принятия решений общим собранием акционеров (участников) и советом директоров; компетенции общего собрания и совета директоров; количества голосов, необходимых для принятия того или иного решения; порядка совершения корпорацией крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность.

Эффективным способом защиты прав миноритарных участников корпорации может стать объединение с другими мелкими участниками для выработки единой стратегии с тем, чтобы получить возможность оказывать влияние на решения, принимаемые корпорацией в целом, на ее деятельность. В одиночку миноритарию практически невозможно противостоять корпорации.

Вместе с тем активное обращение миноритариев в суды за защитой своих прав показывает, прежде всего самим корпорациям, что миноритарным участникам не безразлично наличие или отсутствие у них прав, возможности их осуществления, и миноритарные участники готовы защищать свои права. Результатом этого может стать уважительное отношение корпораций к правам мелких участников, реальное обеспечение возможности их осуществления.

Нормы действующего российского законодательства содержат отдельные положения, которые могут быть использованы для защиты прав миноритарных участников корпорации на управление путем увеличения роли волеизъявления меньшинства при принятии решений. Например, возможность ограничения уставом общества максимального числа голосов, предоставляемых одному участнику (п. 5 ст. 99 Гражданского кодекса Российской Федерации [24], п. 3 ст. 11 Федерального закона "Об акционерных обществах" [25]), осуществление выборов членов совета директоров (наблюдательного совета) с использованием механизма кумулятивного голосования, который позволяет добиться избрания в совет директоров кандидатов, выдвинутых миноритариями, и является в настоящее время обязательным во многих корпорациях (п. 4 ст. 66 Федерального закона "Об акционерных обществах" [25], п. 9 ст. 37 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" [26]); предоставление миноритарным участникам права вето в результате установления требований квалифицированного большинства голосов при принятии решений по наиболее важным вопросам деятельности корпорации общества (п. 4 ст. 49 Федерального закона "Об акционерных обществах" [25], п. 2 ст. 12 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" [26]), а также пределов минимального присутствия участников корпорации на общем собрании (кворума); лишение определенных участников корпорации права голоса по вопросам, в которых имеется их личная заинтересованность, объективно противоречащая интересу корпорации в целом (конфликт интересов).

На наш взгляд, защите прав миноритариев служит и закрепление за каждым мелким участником независимо от количества принадлежащих ему голосов права обжалования в суд решения общего собрания корпорации или решения иного органа управления.

Специальным правом, служащим защите интересов миноритарных акционеров, является право акционера на обращение в суд с так называемым "производным" ("косвенным") иском в защиту интересов корпорации к лицам, причинившим своими действиями убытки корпорации и косвенно - мелким участникам. Обычно такие иски предъявляются к руководителям в случаях злоупотребления ими своими полномочиями, нарушения ими возложенных на них "обязанностей доверенных лиц" корпорации и участников, под которыми понимаются обязанности руководителей действовать добросовестно, разумно, с должной степенью заботливости, руководствуясь интересами корпорации, но не собственными интересами и целями. Такие иски имеют особое значение в условиях предоставления совету директоров широких полномочий по управлению корпорацией и признаются одним из наиболее эффективных способов контроля над руководителями.

Возможно осуществить защиту прав миноритариев, особенно участников крупных корпораций, путем подачи коллективного иска от множества мелких участников.

Также учредительными документами корпорации возможно предусмотреть установление юридических приемов ограничения власти контролирующего большинства (например, требование квалифицированного большинства голосов при принятии решений по наиболее важным вопросам деятельности корпорации), предусмотреть индивидуальные права каждого участника корпорации или специальные права, принадлежащие миноритариям, обладающим определенным числом голосов (право созыва общего собрания, внесения вопросов в повестку дня общего собрания и др.). Такие механизмы должны составить эффективную и четко организованную систему сдержек и противовесов, которая, с одной стороны, позволяет предотвратить злоупотребления своими правами крупными инвесторами, а с другой - благоприятствует предпринимательской деятельности экономически активного большинства.

Среди законодательных приемов, направленных на повышение роли миноритарных участников корпорации при голосовании на общем собрании участников корпорации, практическую значимость имеет лишение определенных акционеров права голоса при рассмотрении вопроса, в решении которого имеется их личная заинтересованность. При заключении корпорацией сделки, в совершении которой имеется заинтересованность лиц, участвующих в управлении корпорацией или иным образом оказывающих влияние на принимаемые им решения (в том числе крупных участников), в определенных случаях решение об одобрении такой сделки принимается общим собранием участников корпорации большинством голосов всех не заинтересованных в сделке участников [25; 26]. А таковыми на практике часто оказываются именно миноритарные участники корпорации.

Существенным способом защиты прав миноритарных участников корпорации могут являться специальные договорные способы защиты. Так, одним из важнейших механизмов защиты прав миноритариев от злоупотреблений со стороны большинства и менеджмента корпорации могут быть соглашения, заключаемые между крупными и мелкими участниками и предусматривающие определенные гарантии для меньшинства. Например, принятие корпорацией решений по отдельным вопросам осуществляется только единогласно, даже если это не требуется действующим законодательством. Такие гарантии могут быть включены по соглашению в устав или иные внутренние документы корпорации. Подобные соглашения позволяют эффективно перераспределить баланс власти внутри корпорации.

Логика предоставления дополнительных прав миноритариям состоит в том, что держатель мажоритарного пакета, имея управленческий контроль в компании, может вести дела компании таким образом, что интересы миноритариев окажутся ущемленными в пользу мажоритарных участников. Простейший пример - продажа по заниженной стоимости ценных активов компании ее собственному мажоритарному участнику либо аффилированным с ним структурам.

Литература

  1. Дыдынский Ф.М. Латинско-русский словарь к источникам римского права. Варшава: Типография К. Ковалевского, 1896. С. 304.
  2. Адамович Г.Л. Неравенство между акционерами и правовые механизмы его нивелирования // Юрист. 2002. N 10. С. 41.
  3. Дедов Д.И. Конфликт интересов. М., 2004. С. 94.
  4. Иоффе О.С. Гражданское правоотношение (по изданию 1949 г.) // Гражданское право: Избр. труды. М., 2003. С. 555 - 558.
  5. Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2002. Т. 2. С. 373.
  6. Волков А.В. Теория концепции "Злоупотребление гражданскими правами". Волгоград: Станица-2, 2007. С. 213 - 223.
  7. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000. С. 44.
  8. Емельянов В.И. Понятие злоупотребления гражданскими правами // Законность. 2000. N 11. С. 34.
  9. Зайцева С.Г. "Злоупотребление правом" как правовая категория и как компонент нормативной системы законодательства Российской Федерации. Рязань: Поверенный, 2002. С. 133.
  10. Малиновский А.А. Злоупотребление правом. М.: МЗ ПРЕСС, 2002. С. 41 - 43.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография О.А. Поротиковой "Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом" включена в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

  1. Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 125 - 154.
  2. Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 50 - 51.
  3. Тарасенко Ю.А. Злоупотребление правом: теория проблемы с точки зрения применения в арбитражном процессе // Вестник Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. 2004. N 4.
  4. Филиппов П.М., Белоножкин А.Ю. Новое определение субъективного гражданского права и злоупотребление им. Волгоград: ВА МВД России, 2009. С. 248.
  5. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа (принято 16 июля 2009 г.) N Ф04-4080/2009(10312-А45-16) // СПС "Гарант".
  6. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа (принято 9 января 2008 г.) N КГ-А40/13644-07 // СПС "Гарант".
  7. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа (принято 24 ноября 2009 г.) N Ф09-9268/09-С4 // СПС "Гарант".
  8. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (принято 25 сентября 2009 г.) N А56-7480/2009 // СПС "Гарант".
  9. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа (принято 11 июня 2009 г.) N А55-12844/2008 // СПС "Гарант".
  10. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа (принято 3 мая 2007 г.) N Ф08-2408/2007 // СПС "Гарант".
  11. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа (принято 4 августа 2005 г.) N А57-6738/04-1 // СПС "Гарант".
  12. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа (принято 25 ноября 2009 г.) N КГ-А40/12024-09-П // СПС "Гарант".
  13. Российская Федерация. Правительство. Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа (принято 1 сентября 2009 г.) N А33-9804/08 // СПС "Гарант".
  14. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон (принят 30 ноября 1994 г.) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
  15. Российская Федерация. Законы. Об акционерных обществах: Федеральный закон (принят 26 декабря 1995 г.) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.
  16. Российская Федерация. Законы. Об обществах с ограниченной ответственностью: Федеральный закон (принят 8 февраля 1998 г.) // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.