Мудрый Юрист

Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки

Терещенко Т.А., аспирантка кафедры гражданского права юридического факультета СПбГУ.

Уважаемые читатели!

В N 3 за 2005 г. в журнале "Юрист" (стр. 55 - 60) опубликована статья аспирантки кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского университета Т.А. Терещенко "Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки", первоначально предназначенная для публикации в журнале "Гражданское право". По техническим причинам статья дана в неполном варианте.

Полный текст статьи вы можете найти на страницах журнала "Гражданское право" N 1 за 2004 г. - издания, входящего в издательскую группу "Юрист". По просьбе автора и в целях устранения нарушенных авторских прав ниже публикуем продолжение статьи, не вошедшее в "Юрист" N 3 за 2005 г.

Издательская группа "Юрист" приносит автору свои извинения за подобное использование статьи. Уверены, у многочисленной аудитории нашего журнала не возникло искаженного представления об авторе статьи, тем более как недобросовестного, ввиду отсутствия окончания в последующих номерах журнала.

Надеемся, подобные публикации не навредят автору и не нанесут серьезный ущерб соискателю ученой степени кандидата юридических наук, а будут являться дополнительным подтверждением актуальности исследуемой темы, представляющей собой интерес как в научном, так и в практическом плане.

С уважением ответственный редактор

ИГ "Юрист", кандидат юридических наук

Д.В. Замышляев

1.3. Исковая давность и сроки исполнения обязанностей.

Необходимость сравнения между собой исковой давности и сроков исполнения обязанностей может показаться на первый взгляд надуманной. Однако она вызвана произошедшими за последние 12 лет изменениями в законодательном регулировании порядка применения исковой давности. Так, согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Аналогичное правило содержалось в п. 1 ст. 43 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденных Постановлением ВС СССР от 31 мая 1991 г. N 2211-1 (с изм. на 26 ноября 2001 г.) <*>. Напомним, что ст. 82 ГК РСФСР было предусмотрено противоположное правило: исковая давность должна была применяться судом, арбитражным судом или третейским судом независимо от заявления сторон. Другими словами, для стороны фактически была установлена обязанность заявлять об исковой давности, в противном случае она (обязанность) все равно восполнялась юрисдикционным органом <**>.

<*> Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.
<**> Конечно, может быть высказано мнение, согласно которому исковая давность как правовой срок должна рассматриваться исключительно с позиций лица, обращающегося в юрисдикционный орган за защитой нарушенных или оспариваемых прав. В данном случае обращение за защитой - бесспорно, право, что вытекает из смысла ст. 45, 46 Конституции РФ от 12 декабря 1993 г. (с изм. на 25 июля 2003 г.). Однако такое видение проблемы представляется односторонним. Не в последнюю очередь исковая давность имеет значение постольку, поскольку лицо, к которому обращено требование, может заявить о ее истечении.

Поэтому вполне закономерен вопрос о том, какой же вариант законодательного регулирования действительно соответствует природе исковой давности, то есть что представляет собой исковая давность - срок реализации права или срок исполнения обязанности. Чтобы найти правильный ответ, необходимо прежде всего определить сущность срока исполнения обязанности в целом.

Так, в наиболее общем виде обязанность можно определить как меру должного поведения, а право - как меру и степень возможного поведения <*>. Право и обязанность представляют собой половинки одного целого, так как в ряде случаев реализация права возможна только посредством совершения обязанным лицом соответствующих действий (либо воздержания от их совершения) <**> в целях удовлетворения правомерных интересов управомоченного. Иными словами - срок исполнения обязанности устанавливается в том случае, когда он призван обеспечить нормальное использование кем-либо своего права <***>.

<*> См.: Традиционно "субъективное право... характеризуется неразрывным единством троякого рода возможностей: 1) вид и мера возможного поведения для самого обладателя субъективного права; 2) возможность требовать известного поведения от других лиц - поведения, обеспечивающего реализацию первой возможности; 3) возможность прибегнуть в необходимых случаях к содействию принудительной силы государственного аппарата для осуществления второй возможности... нельзя субъективное право сводить только к третьей из указанных выше возможностей..." (Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 108 - 109).
<**> Особенно если речь идет об обязательственных правоотношениях.
<***> См.: Срок исполнения гражданских обязанностей - "срок, в течение которого обязанное лицо должно совершить определенное действие или, наоборот, воздержаться от его совершения" (Гражданское право: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. С. 320 (автор главы - З.А. Кардакова)); "Сроки исполнения обязанностей - сроки, установленные для добровольного совершения носителем обязанностей необходимых действий для их исполнения" (Лебедева К.Ю. Классификация сроков в гражданском праве. С. 81); "Срок осуществления права одним лицом является одновременно сроком исполнения обязанности другим лицом. Срок исполнения обязанности... срок, в течение которого должник обязан совершить определенные действия или... воздержаться от их совершения, может быть предусмотрен законом, административным актом или договором" (Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 355 (автор главы - А.П. Сергеев)).

Возможно ли подобные рассуждения распространить на исковую давность? Отрицательный ответ обусловлен правовой природой этого срока. С одной стороны, он призван гарантировать защиту нарушенных или оспариваемых прав лица. С другой стороны, он призван способствовать стабильности гражданского оборота и тем самым обеспечить субъекту, к которому потенциально может быть предъявлено требование, уверенность в том, что по истечении законодательно установленного срока он сможет беспрепятственно владеть, пользоваться, распоряжаться принадлежащими ему благами. Поэтому заявление о применении исковой давности нельзя рассматривать в качестве обязанности. В противном случае имел бы место дисбаланс интересов сторон, и нарушитель чужого права ставился бы в ничем не обусловленное более привилегированное положение <*>.

<*> Именно это имело место во время действия ст. 82 ГК РСФСР. Правда, в советской литературе данное обстоятельство почиталось за достоинство, что было обусловлено развитым административно-командным началом в регулировании гражданских правоотношений и идеологической подоплекой. Например, по мнению М.П. Ринга, исковая давность имеет важное воспитательное значение, обеспечивает ясность и определенность имущественных отношений, что важно для хозрасчета, поэтому суд применяет ее по своей инициативе (Ринг М.П. Исковая давность в советском гражданском праве: Автореф. канд. дис. М., 1952. С. 5 - 7); "Императивный характер норм исковой давности предопределяется еще и тем, что исковая давность применяется судом... независимо от заявления сторон... даже вопреки воле сторон" (Катаржинская Н.И. Исковая давность по требованиям, вытекающим из хозяйственных договоров: Автореф. канд. дис. М., 1966. С. 10).

Таким образом, действие исковой давности может рассматриваться сугубо через призму осуществления принадлежащих субъекту прав, но не исполнения обязанностей <*>. Корреспондирующая этому праву обязанность возникает у юрисдикционного органа, если имеет место возбуждение гражданского дела и сделано соответствующее заявление.

<*> Данный вывод ни в коей мере не колеблет тот факт, что большинство норм, регулирующих исковую давность, носит императивный характер. В данном случае не следует путать два разных явления: порядок закрепления правил и характер их воплощения в действительности.

1.4. Исковая давность и приобретательная давность.

Необходимость сопоставления исковой давности и приобретательной обусловлена тем, что они обе опосредуют такое явление, существующее в гражданском праве, как давность <*>. Этот институт, с помощью которого обеспечивается устойчивость, определенность гражданского оборота, основан на следующей презумпции: если какой-либо субъект в течение определенного времени не совершает необходимых действий по использованию принадлежащего ему блага, предполагается, что он потерял интерес к надлежащему осуществлению своих прав и обязанностей. Последнее означает утрату таким лицом определенных "преимуществ", которые признавались за ним государством и участниками гражданских правоотношений (например, погашение самого субъективного права, лишение судебной защиты и т.п.) <**>.

<*> Факт существования двух видов давностей - "прiобретающей" и "погашающей" - признавался еще в дореволюционной литературе. См., например: Хоткевич А.М. Юридическiе этюды по гражданскому праву, или Краткiе очерки. М., 1871. С. 16; Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По испр. и доп. 8-му изд., 1902. М., 2000. С. 318.

Необходимо также учитывать, что кроме исковой и приобретательной давности существуют и другие виды давности.

См.: "Не следует, однако, смешивать... давность, установленную для исполнения судебных решений... с исковой давностью. Равным образом нельзя смешивать исковую давность с другими сроками давности, встречающимися в гражданском праве... (отказ наследников... от наследства). Общее между такими сроками давности и сроками исковой давности заключается в том, что и те и другие являются погасительными, т.е. погашают известное право. Между ними, однако, имеется существенная разница: исковая давность погашает право на иск, т.е. право на принудительное через суд, помимо и против воли обязанного лица, осуществление права (что не исключает возможности добровольного исполнения обязательства), другие же сроки погашают само право, например... право отказа от наследства..." (Абрамов С.Н. Исковая давность / Под ред. И.Т. Голякова. Изд. 2-е перераб. М., 1946. С. 5).

<**> См.: "Давность служит интересам общей устойчивости права и ликвидации неопределенности в гражданско-правовых отношениях... Давность разграничивает правоотношения, условно выделяя из них так называемые устаревшие... Она призвана служить преградой для совершения возможных злоупотреблений... Установление давности побуждает собственника иметь постоянный надзор за своим имуществом и пользоваться им, извлекая из него все возможные выгоды, а также не оставлять своих прав в бездействии" (В. Вороной. Соотношение исковой и приобретательной давности // Российская юстиция. 2002. N 11. С. 36).

Однако этим сходство между исковой и приобретательной давностями исчерпывается, так как стабильность оборота достигается диаметрально противоположными способами, обусловливающими принципиально различный механизм действия указанных сроков. Так, приобретательная давность представляет собой первоначальный способ приобретения права собственности лицом, которое открыто, добросовестно, непрерывно владеет имуществом как своим собственным в течение 5 (если движимое) или 15 лет (если недвижимое) (ст. 234 ГК РФ) <*>. В течение срока приобретательной давности фактический владелец не только вправе извлекать полезные свойства из имущества и получать защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками, а также не имеющих прав на владение в силу иного предусмотренного законом или договором основания, но и обязан нести бремя содержания этого имущества и риск его случайного повреждения, гибели, несения ответственности за вредоносные свойства имущества. В какой-то степени приобретательная давность имеет своей целью обеспечение такого экономического оборота, в котором бы за любым имуществом осуществлялся надлежащий "надзор", что необходимо для предсказуемости гражданских правоотношений.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", Издательский Дом "ИНФРА-М", 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<*> Подробнее об указанных признаках см.: Комментарий к ГК РФ, части первой (постатейный). Руководитель авт. колл. О.Н. Садиков. М., 1999. С. 456 (автор главы - М.Г. Масевич).

Напротив, исковая давность не связана с обеспечением надлежащего хозяйственного господства над имуществом, но имеет целью обеспечение условий для осуществления юрисдикционным органом надлежащей защиты нарушенного или оспариваемого права. В основе исковой давности лежит "застарелость доказательств". Другими словами, со временем становится все труднее установить фактические обстоятельства дела, потому что уничтожаются вещественные и письменные доказательства, искажаются события в памяти свидетелей и т.п. <*>. "Устойчивый гражданский оборот предполагает конкретизацию объема прав и обязанностей участвующих... субъектов, а значит, скорейшее разрешение... споров по поводу гражданских прав" <**>. Длительное необращение за защитой свидетельствует о том, что лицо либо не заинтересовано в осуществлении своего права, либо не уверено в нем, потому в целях справедливости и общей устойчивости права устаревшее притязание должно со временем утратить такое свое качество, как возможность быть принудительно реализованным <***>.

<*> Нельзя не согласиться с И.Б. Новицким, подметившим, что исковая давность предупреждает сутяжничество (Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 148).
<**> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 356 (автор главы - А.П. Сергеев).
<***> Конечно, любое противопоставление различных явлений не следует абсолютизировать, так как между ними все равно имеются взаимосвязи. Примером этому может служить следующее утверждение. Приобретательная давность "означает лишь усиление эффекта исковой давности в пользу давностного владельца. Исковая давность защищает его от притязаний собственника. Приобретательная... снабжает его оружием против всякого нарушителя его владения" (Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения // Советское государство и право. 1940. N 4. С. 25).

Принципиальным отличием приобретательной давности от исковой является то, что по истечении первой фактический владелец приобретает право собственности при погашении этого субъективного права на стороне бывшего собственника. При истечении исковой давности имеет место погашение возможности принудительной реализации права, но не его прекращение <*>. Причем никакого непосредственного возникновения нового права на стороне другого лица не происходит <**>.

<*> Вопрос о том, что погашается истечением исковой давности, безусловно, спорен. Здесь же ограничимся тем, что, на наш взгляд, более правильна та точка зрения, в соответствии с которой субъективное право по истечении исковой давности сохраняет силу. Интересно обратить внимание на следующее высказывание, иллюстрирующее противоречивость мнений относительно последствий истечения исковой давности, существовавшую в советское время.

"Лицо, утратившее право на индикационный иск вследствие исключения исковой давности, не утрачивает через это своего права собственности, поскольку советское право не знает приобретения права собственности по давности" (Б.Б. Черепахин. Виндикационные иски в советском праве // Ученые записки Свердловского юридического института. Т. 1. Свердловск, 1945. С. 137).

<**> Определять соотношение исковой и приобретательной давности можно не только на основе выяснения механизма их действия, хотя именно последнее нам представляется наиболее существенным. Например, в науке предлагается рассматривать указанные сроки через сравнение порядка их течения и сферу распространения (см. подробнее: Толстой Ю.К. Соотношение исковой и приобретательной давности // Правоведение. 1993. N 6. С. 45; Никитина М.И. Об исковой и приобретательной давности // Ученые записки / Отв. ред. Ф.Р. Сундуков. Т. 142. Казань, 2002. С. 33).

1.5. Исковая давность и процессуальные сроки

Установить специфические различия, существующие между исковой давностью и процессуальными сроками, не менее важно, чем определить место первой в системе гражданских сроков в целом. Результаты такого сравнительного анализа значимы не только при решении вопроса об отраслевой принадлежности исковой давности, но и уяснении ее механизма действия.

Так, согласно ст. 107 ГПК РФ, ст. 113 АПК РФ процессуальные действия совершаются в сроки, установленные кодексом или иными федеральными законами, а в случаях, если не установлены, они назначаются судом, арбитражным судом. Иными словами, процессуальные сроки - это периоды времени для совершения процессуальных действий. Все сроки в принципе можно разделить на два вида: 1) сроки, установленные законом для суда, арбитражного суда (например, срок подготовки, разбирательства дела, для совершения иных процессуальных действий), для лиц, участвующих в деле (например, сроки апелляционного, кассационного обжалования решений); 2) сроки, назначаемые судом, арбитражным судом для лиц как участвующих в деле (например, срок для устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления искового заявления без движения), так и не участвующих (например, для сообщения лицом суду о невозможности представления истребуемых доказательств) <*>.

<*> См., например, подробнее о видах процессуальных сроков: Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 298 - 302 (автор главы - В.В. Молчанов). Д.М. Чечот приводит иную классификацию, согласно которой выделяют: 1) сроки рассмотрения гражданских дел и совершения процессуальных действий судом (их нарушение не препятствует совершению процессуальных действий и движению дела); 2) сроки для совершения процессуальных действий лицами, участвующими в процессе (Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. Н.А. Чечина, Д.М. Чечот. М., 1968. С. 213).

Следовательно, возникновение и развитие процессуальных правоотношений осуществляется в результате процессуальных действий суда, арбитражного суда, участвующих в деле лиц и лиц, содействующих правосудию. Однако необходимым свойством правосудия является его своевременность, то есть осуществление в строго установленные процессуальные сроки <*>.

<*> См. также Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред. Г.А. Жилина. М., 2003. С. 280 - 281 (автор главы - В.В. Калинин).

Процессуальные сроки существуют только для процесса, текут, прерываются, приостанавливаются, восстанавливаются <*> в нем и немыслимы вне его. Как правильно отметил Д.М. Чечот, они призваны обеспечить быстроту судопроизводства (в идеале), дисциплинировать суд и участвующих лиц <**>. Процессуальные сроки являются необходимой составляющей процессуальной формы, представляющей собой такой нормативно установленный порядок осуществления процессуальных действий, который воплощает в себе систему гарантий доверия к суду, правосудию <***>.

<*> Характерные особенности порядка приостановления, перерыва, восстановления процессуальных сроков подробно раскрыты М.К. Треушниковым (см. подробнее: Советский гражданский процесс / Под ред. А. А. Добровольского. М., 1979. С. 83 - 86).
<**> Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. Н.А. Чечина, Д.М. Чечот. С. 213.
<***> Однако не следует понимать данные рассуждения буквально, сводя все к упрощенному видению проблемы: якобы если срок установлен в процессуальном нормативном акте, то он автоматически приобретает процессуальную природу. Можно привести следующую иллюстрацию. Например, п. 4 ст. 198 АПК РФ установлен трехмесячный срок для подачи заявления гражданами, организациями, иными лицами о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными. Хотя срок установлен процессуальным актом, однако он не является процессуальным, ибо его течение начинается вне процесса. Причем этот срок может быть восстановлен по правилам ст. 117 АПК РФ, что отличает его от исковой давности, которая восстанавливается только для граждан. Получается, что это срок для обращения в суд за защитой (какой именно - подлежит дальнейшему осмыслению), но не срок исковой давности. Сколь бы ни было данное рассуждение спорным, отметим, что оно прекрасно показывает всю неоднозначность проблемы выяснения природы любого правового срока вообще.

Исковая же давность в своем существовании прямо зависит от наличия у лица субъективного гражданского материального права или признания за ним охраняемых законом интересов и свобод. Конечно, применение этого института осуществляется при рассмотрении дела юрисдикционным органом, но данное обстоятельство не влияет на сам факт начала течения, истечения, перерыва, приостановления исковой давности <*>. Так, согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается по общему правилу со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

<*> В данном случае возможность приостановления, перерыва, восстановления исковой давности (ст. ст. 202 - 205 ГК РФ), в которой обычно видят ее важное отличие от иных гражданско-правовых сроков, и правила приостановления, восстановления процессуальных сроков (ст. ст. 110 - 112 ГПК РФ, ст. ст. 116, 117 АПК РФ) не могут служить критериями сходства рассматриваемых сроков, так как установлены для принципиально различных по своей природе явлений (к тому же круг органов, обладающих полномочиями на совершение указанных действий, различен). Единственное, о чем здесь можно говорить, так это о формальном, внешнем сходстве, но не сущностном. То есть это обстоятельство не позволяет провести различие между исковой давностью и процессуальными сроками.

Другими словами, различие между исковой давностью и процессуальными сроками проявляется не только и не столько в плоскости источников, сколько в сфере их существования и характере действия. Исковая давность не зависит от процесса, так как является неотъемлемой составляющей реализации материального субъективного гражданского права.

Подводя итог, отметим, что провести однозначное разграничение между сроками невозможно, потому что в каждом виде в той или иной мере присутствуют одинаковые признаки. Поэтому при выяснении правовой природы различных категорий сроков важно акцентировать внимание не на второстепенных чертах, а на тех, которые определяют их существо.