Мудрый Юрист

Конституционный проект филиппа орлика как отражение политико-правовой мысли конца XVII - начала XVIII века

Галинский И.Н., директор института, государства и права ПГУ им. Т.Г. Шевченко.

Брусалинская Г.С., заведующая кафедрой конституционного и административного права ПГУ им. Т.Г. Шевченко.

Документ, который многими специалистами трактуется как "Конституция Филиппа Орлика" и имеет в разных переводах определенные различия, а именно: "Пакты и Конституции прав и вольностей Войска Запорожского", "Договор и Установление прав и вольностей Войска Запорожского", "Соглашение и Основания прав вольностей, относящихся к Войску Запорожскому", безусловно, как исторический документ представляет собой большой интерес, прежде всего с точки зрения того, что демонстрирует нам достаточно высокий уровень политического и правового сознания всей тогдашней России, и в частности украинской казацкой элиты начала XVIII в. <1>.

<1> См.: "Бендерская Конституция" гетмана Филиппа Орлика // URL: http:// boucanier/ from-ua.com/ 499414html/ thread/ 3623872.

В этом контексте необходимо отметить, что данный документ составлен с учетом передовых политико-правовых идей того времени, насыщен просветительским духом и благими намерениями, закладывает основы принципа разделения властей, утверждает Соглашение между гетманом и казачеством о взаимных правах и обязанностях.

Однако, на наш взгляд, было бы преувеличением отдавать Ф. Орлику и его соавторам: К. Гордиенко, А. Войнаровскому, И. Ломиковскому, И. Максимовичу и другим - пальму первенства в формулировке вышеназванных передовых политико-правовых идей. Дело в том, что, например, идея, предусматривающая разделение властей в государстве, возникла еще в трудах античных авторов, в частности была предложена великим Аристотелем в четвертой книге трактата "Политика".

Весьма активно эту идею, а также идею господства права в социально-политических отношениях, или другими словами - конституционализм, обсуждали и продвигали в конце XVII в. представители различных политических течений, принимавших участие в английской буржуазной революции. Например, левеллеры в своем конституционном проекте "Народное Соглашение" формулируют концепцию Республики как свой политический идеал, в которой в целях предупреждения узурпации власти и во имя сохранения свободы обосновывают отказ от сосредоточения всех публично-властных полномочий в одних руках.

Более того, они предлагают разграничить полномочия власти между законодательными органами и административными учреждениями и отделить от них суд, выступают за демократические периодические выборы в однопалатный парламент, который, в свою очередь, должен контролироваться народом. Народное Соглашение предусматривает предоставление избирательного права всем англичанам с 21 года (кроме бывших активных сторонников короля), ликвидацию сословий и сословных привилегий, феодальных повинностей, закрепление природного права англичан избирать шерифов, судей и других должностных лиц, совершенствование избирательной системы в направлении равной и пропорциональной системы выборов <2>.

<2> URL: http://feelpsophy/narod/ru/leist/L093.HTM.

Наконец, данный конституционный проект содержит революционную для своего времени идею отделения религии и церкви от государства.

Другим известным конституционным проектом конца XVII в. стал "Закон Свободы" Дж. Уинстенли, состоящий из 62 так называемых законов или статей, в которых фиксировалось, что парламент должен избираться ежегодно, все англичане с 20 лет (кроме преступников) должны обладать избирательным правом, все должностные лица в обязательном порядке должны избираться на один год, а государство обязано гарантировать права и свободы гражданам <3>.

<3> Там же.

Но, безусловно, наиболее глубокое для того времени обоснование демократического государственного устройства (концепцию общественного договора), первого развернутого учения о разделении властей, составившего один из краеугольных камней буржуазной доктрины государственного права, дано Дж. Локком, в первую очередь в его трактате "Опыт о гражданском правлении". Анализируя содержание этого трактата, историк политической мысли Ф. Полок с полным основанием констатировал, что Локк, хотя и не был юристом по профессии, внес самый значительный вклад в английское конституционное право <4>.

<4> Цит. по: Kendall W. John Locke and the doctrine of majority-rule Urbana, a 965, p. 55.

Поэтому неудивительно, что политико-правовые идеи периода английской буржуазной революции и политико-теоретические установления Дж. Локка (с которыми, несомненно, был хорошо знаком Ф. Орлик) стали, по нашему мнению, тем идейным источником, из которого позднейшие мыслители и политические практики, к которым относится и Ф. Орлик, выводили свои аргументы.

Сразу же оговоримся, что, на наш взгляд, анализируемый документ (конституционный проект Ф. Орлика), с большой натяжкой можно назвать конституционным проектом, поскольку в те времена слово "конституция" еще не имело того значения, которое оно имеет сегодня. В силу чего это, естественно, не конституционный проект в современном смысле слова, и тем не менее это весьма и весьма значимый документ с точки зрения его политико-правового содержания.

Безусловно и то, что диссидентская политическая идеология Ф. Орлика, его политическая враждебность российской государственной власти красной нитью пронизывает все статьи данного конституционного проекта. Об этом можно судить даже по той настойчивости, с которой Ф. Орлик пытается утвердить в преамбуле коренное отличие украинцев от собственно русских, фиксируя, что украинцы в прошлые временные годы назывались "козарами", т.е. хазарами. В наши дни эта точка зрения была достаточно подробно разработана и обоснована профессором Омельяном Прицаком, который утверждал, что славянское племя полян - это на самом деле племя хазар, Киев - хазарский город, а ранняя Киевская Русь - это часть Хазарского каганата.

С точки зрения смыслового содержания "Пакты и вольности" содержат достаточно много интересных новелл и положений в контексте демократического (по крайней мере в восприятии того времени) обустройства внутренней жизни "малороссийского народа", как называет его Ф. Орлик, и в определенной мере закладывали некоторые принципы республиканской формы правления.

Наиболее значимыми, на наш взгляд, в документе являются статьи 6, 7 и 8, в которых предпринята попытка определить принципы управления и деятельности органов государственной власти в свете идеи распределения законодательной, исполнительной и судебной властей, закладываются некие основы постоянного парламентаризма с регулярными сессионными собраниями, с целью контроля деятельности исполнительной власти.

Весьма прогрессивным для своего времени является и то, что в документе оговаривается участие в работе Генеральной Рады (законодательного органа) не только властной верхушки, но и выборных представителей от административно-территориальных единиц и делегатов от Запорожской Сечи.

В документе достаточно четко проводится определенное разграничение между судебной властью, с одной стороны, и полномочиями гетмана и старшины - с другой: ее независимость в принятии решений, а также обязательная для всех юрисдикция этих решений.

Важным с точки зрения приверженности демократическим нормам является содержащееся в документе положение относительно правомочности местного самоуправления и пункты, оговаривающие автономные права запорожцев.

Наконец, нельзя не отметить в положительном плане и то, что в ряде статей проекта содержатся актуальные для начала XVIII в. фиксированные положения, ориентированные на ограничение произвола казацких полковников, сотников, атаманов, урядников и выборных в отношении простых казаков и гражданских лиц, на борьбу с коррупцией, на предоставление некоторых привилегий социальным прослойкам из трудового населения.

Однако, несмотря на определенный демократический дух "Пактов и Конституций", в них, безусловно, присутствуют весьма недемократические, антипатриотические и антигуманные идеи и положения. В частности, речь идет о признании вечного протектората над "Малой Русью" со стороны "светлейшего короля шведского", военном и политическом союзе с Крымским ханством, восприятии крымских татар (чьи набеги сотни лет были самым страшным кошмаром всех жителей Поднепровья) своими "побратимами", признании всех "западно-украинских земель" частью Речи Посполитой. К слову, общий контекст документа можно квалифицировать как крайне верноподданнический по отношению к Карлу XII, что входит в противоречие с постоянными упоминаниями о патриотизме и суверенности "малорусского народа".

В контексте веротерпимости входят в противоречие с демократическими нормами положения документа, направленные на регулирование религиозных вопросов, - запрет на проживание в стране ("Украине") последователей "чужеверья", особенно "лживого иудаизма".

Таким образом, политико-правовая оценка "Пактов и Конституций" достаточно противоречива. Они не обладали юридической силой и с самого начала оказались мертворожденными, поскольку не были реализованы в жизни конкретного государства, не являлись действующим нормативным документом и в большой степени напоминают утопические проекты обустройства общества предшествующих столетий. В лучшем случае содержащимися в них статьями руководствовались лишь несколько тысяч человек, соратников Мазепы и Орлика, находящихся на территории Османской империи. Если глубоко проанализировать сей документ, то обнаружится, что собственно конституционный характер носят в нем лишь 3 - 4 статьи, остальные же касаются в основном текущих проблем казацкой старшины.

В то же время анализируемый документ представляет собой безусловную историческую и общественно-юридическую ценность, в нем содержатся передовые идеи и положения об организации государственной и общественной жизни с определенными элементами демократизма и разграничения властей. Именно поэтому "Пакты и Конституции прав и вольностей Войска Запорожского" заслуживают самого пристального внимания и серьезного изучения.