Мудрый Юрист

Пути преодоления проблемы использования оценочных понятий при конструировании норм о компенсации морального вреда

Карагодина Н.П., аспирант кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Белгородского государственного университета.

Относительно института компенсации морального вреда, закрепленного в современном российском гражданском праве, следует отметить присутствие значительной законотворческой особенности. Дело в том, что при конструировании норм анализируемого института наблюдается преимущественное использование оценочных понятий. К их числу относятся:

  1. нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ, абз. 2 п. 2 ст. 1101 ГК РФ);
  2. физические страдания (ст. 151 ГК РФ, абз. 2 п. 2 ст. 1101 ГК РФ);
  3. степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий (ст. 151 ГК РФ);
  4. характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий;
  5. индивидуальные особенности потерпевшего (ст. 151 ГК РФ, абз. 2 п. 2 ст. 1101 ГК РФ);
  6. фактические обстоятельства причинения морального вреда (абз. 2 п. 2 ст. 1101 ГК РФ);
  7. требование разумности и справедливости (п. 2 ст. 6, п. 2 ст. 1101 ГК РФ);
  8. иные заслуживающие внимания обстоятельства (ст. 151 ГК РФ).

Категория "оценочное понятие" в настоящее время принадлежит одновременно и к сфере юриспруденции, в частности юридической законодательной техники, как ее речевой прием и к сфере формальной логики как противоположность формально определенным понятиям. Однако изначально термин "оценочное понятие" принадлежал исключительно к сфере формальной логики, а уже затем был заимствован юриспруденцией.

Так, среди современных известных логиков, обративших внимание на такое явление, как оценочное понятие, следует упомянуть Е.К. Войшвилло <1>, который оперировал термином "абстрактное понятие", тождественным термину "оценочное понятие", и термином "конкретное понятие", тождественным соответственно термину "формально-определенные понятия"; а также В.И. Свинцова, который выделял соответственно понятия неопределенные и определенные. Так, в своем учебнике "Логика" он отмечает: "Понятия с ясным содержанием и резким объемом принято называть определенными... Понятия, не обладающие ясным содержанием и резким объемом, носят название неопределенных или размытых" <2>.

<1> Войшвилло Е.К. Понятие. М.: Изд-во МГУ, 1967. С. 87.
<2> Свинцов В.И. Логика. М., 1987. С. 58.

В юридический обиход термин "оценочное понятие" впервые ввел С.И. Вильнянский, под которым понимал те понятия правовых норм, которые дают суду возможность свободной оценки фактов и учета индивидуальных особенностей конкретного случая при обязательном в то же время применении закона <3>.

<3> Вильнянский С.И. Применение норм советского права // Ученые записки Харьковского юридического института. Вып. 7. Харьков, 1956. С. 13.

Впоследствии данный термин получил свое развитие в трудах следующих ученых-правоведов: В.Н. Кудрявцева, Я.М. Брайнина, А.В. Наумова, М.И. Бару, Е.А. Фролова, Е.И. Астрахана, Т.В. Кашаниной, В.В. Питецкого, С.Д. Шапченко, С.Ю. Головиной, В.В. Игнатенко и других. Каждый из этих авторов имел свое представление об оценочных понятиях и соответствующую трактовку данного термина. Так, Я.М. Брайнин ограничивается весьма схематичным определением оценочных понятий, не формулируя его полностью. Он рассматривает их как "понятия, не конкретизированные законодателем и уточняемые при применении закона" <4>.

<4> Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. С. 63.

Тремя существенными особенностями, по мнению М.И. Бару, отличаются оценочные понятия в праве, а именно: они не конкретизированы законодателем или иным компетентным органом; они уточняются и конкретизируются в процессе правоприменения; они дают правоприменяющему органу возможность свободного усмотрения, свободной оценки фактов <5>. В.Н. Кудрявцев отмечает, что ни Уголовный кодекс, ни какой-либо иной акт не раскрывают эти понятия.

<5> Бару М.И. Оценочные понятия в трудовом законодательстве // Советское государство и право. 1970. N 7. С. 104.

Е.А. Фролов в отличие от упомянутых авторов акцентирует внимание на содержании оценочных понятий. "Специфическим признаком всякого понятия, - отмечает он, - является содержание о количественных и качественных характеристиках данного предмета относительно других предметов", а "суждение, отражающее лишь факт существования того или иного явления, не является оценочным" <6>.

<6> Фролов Е.А. Стабильность закона и соотношение формально-определенных и оценочных понятий в уголовном праве // Проблемы советского уголовного права и криминологии: Науч. тр. Свердловск, 1973. Вып. 28. С. 41 - 42.

Т.В. Кашанина определяет оценочное понятие как "выраженное в нормах права положение (предписание), в котором закрепляются наиболее общие признаки, свойства, качества, связи и отношения разнообразных предметов, явлений, действий, процессов, детально не разъясняемое законодателем с тем, чтобы оно конкретизировалось путем применения права и позволило осуществлять в пределах зафиксированной в нем общности индивидуальную поднормативную регламентацию общественных отношений" <7>.

<7> Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве // Правоведение. 1976. N 10. С. 28.

Весьма полным также представляется определение, данное оценочным понятиям В.В. Питецким. Согласно предложенной им формулировке оценочными являются понятия, отражающие качественно-количественные характеристики замещаемых ими явлений (предметов, процессов, состояний и т.п.), которые непосредственно раскрываются лишь в процессе применения норм, их содержащих, путем оценки в пределах, установленных законодателем, с учетом конкретных обстоятельств каждого дела на основе правосознания субъекта, применяющего закон <8>. С.Ю. Головина также замечает, что неопределенные понятия являются "оценочными", "поскольку они не конкретизированы законодателем, имеют в лучшем случае лишь частично определенную характеристику, а поэтому их содержание оценивается в каждой конкретной ситуации правоприменителем" <9>.

<8> Питецкий В.В. К вопросу о сущности оценочных понятий в праве // Социальное управление и право: Сб. науч. тр. Свердловск, 1978. Вып. 61. С. 89.
<9> Головина С.Ю. Понятийный аппарат трудового права. Екатеринбург, 1997. С. 107.

По признаку типизации построил свое определение, даваемое оценочным понятиям, В.В. Игнатенко. Под рассматриваемыми понятиями он понимает "детально не разъясняемое законодателем и обобщающее в себе наиболее общие типичные эмпирические признаки определенных правозначимых явлений понятия права, конкретизация которых осуществляется путем оценки в рамках конкретной правоприменительной ситуации на основе усмотрения" <10>.

<10> Игнатенко В.В. Правовое качество законов об административных правонарушениях. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. С. 201 - 202.

Таким образом, общими для всех определений оценочных понятий, даваемых различными авторами, являются признаки их абстрактности и неконкретизированности, размытости и нечеткости объема и содержания данных понятий, а также конкретизации таких понятий в процессе правоприменения с учетом конкретных обстоятельств дела в полной зависимости от уровня правосознания субъекта правоприменения.

Исследование, проведенное Р.С. Джинджолия <11> в сфере правоприменительной практики, убедительно свидетельствует о решающей роли развитого и высоконравственного правосознания в установлении истинного содержания не конкретизированных в законе понятий и признаков. Если при анализе и применении постоянных (формально-определенных, конкретизированных) понятий и признаков значение правосознания состоит главным образом в обеспечении правильного уяснения текста закона, то в случае применения оценочной категории на правосознание правоприменителя возлагается серьезная дополнительная задача: определить содержание соответствующего неформализованного понятия или признака, исходя из требований буквы и духа закона и правильного понимания целей и задач норм соответствующих институтов права (в частности, института компенсации морального вреда).

<11> Джинджолия Р.С. Унификация оценочных признаков при квалификации преступлений против личности. М., 2004. 271 с.

Таким образом, правильность судебного толкования и применения на практике оценочных категорий в значительной степени зависит от конкретного воплощения в правоприменительной практике понятия "правосознание", от субъективного толкования правоприменителем оценочных понятий.

Во избежание судебных ошибок или тем более произвола со стороны правоприменителя в ситуации рассмотрения конкретных дел гарантиями справедливости и законности принимаемых решений должны быть доскональное знание нормативно-правовой базы гражданского законодательства и высокий уровень правовой культуры правоприменителя, являющийся нравственно-этическим фундаментом его правосознания.

Причину столь значительного использования оценочных понятий при конструировании норм о компенсации морального вреда во многом объясняет факт весьма непродолжительного присутствия института компенсации морального вреда в гражданском праве Российской Федерации.

То есть недостаточно ясные явления, факты, которые только начинают изучаться, часто обозначаются терминами, которые не отражают со всей точностью определенное понятие <12>. Так, об этом явлении говорит известный логик-профессор А.А. Ивин: "Изучение неточных и неясных имен имеет несомненный теоретический интерес. Оно расширяет общие представления об особенностях употребления имен, а также раскрывает неточности и неясности. Разного рода "несовершенные имена" возникают чаще всего не в результате небрежности отдельных людей или их неспособности уловить существо дела и выразить свою мысль однозначно, точно и ясно. Такие имена во многом представляют собой неизбежное поражение самого процесса познания, выражение его динамики и противоречивости. И соответственно "совершенствование" их предполагает обычно не столько исправление чьих-то субъективных ошибок, сколько дальнейшее углубление знаний об обозначаемых этими именами вещах.

<12> Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Юрид. лит., 1990. 192 с.

Анализ "несовершенных имен" важен и в практическом отношении. Нередко он помогает избежать грубых ошибок, столь обычных в обращении с неточными и неясными именами.

Неточные имена не дают ясного представления о том, какие именно вещи подпадают под них, а какие нет" <13>.

<13> Ивин А.А. Логика: Учебник для гуманит. фак. М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. С. 93.

Однако, как верно замечает А.С. Пиголкин, в юриспруденции положение иное. Требование точности выражения законодательной мысли несовместимо с тем, чтобы термин обозначал понятие с неустановившимся содержанием. Для законодательства неприемлемо положение, при котором вначале возник бы термин, а затем соответствующее ему понятие. То или иное понятие приобретает правовые качества лишь тогда, когда оно фиксируется в законодательном акте с соответствующим терминологическим обозначением.

Тем не менее с момента закрепления института компенсации морального вреда в гражданском праве Российской Федерации прошло более десяти лет, и накоплен достаточный объем практики применения данного института, что позволяет, на наш взгляд, изучив и систематизировав данный опыт, определить некоторые пути решения обозначенной проблемы. В частности, возможно два варианта устранения абсолютной неопределенности используемых оценочных понятий. Первый из них - это замена абсолютно неопределенных оценочных понятий с размытым объемом и содержанием специальными однозначными формально определенными терминами. Если же формализация оценочного понятия и его замена однозначным термином невозможны, то в качестве второго варианта решения рассмотренной проблемы может выступать определение (дефинирование) оценочных понятий.

Подобной позиции придерживается также А.С. Пиголкин в своей работе "Язык закона". Он отмечает, что, если термин однозначен, ясен для должностных лиц и граждан и употребляется в своем обычном значении, он едва ли нуждается в определении. Если же термин без дополнительного пояснения представляется недостаточно четким и возможны его различные толкования, то отсутствие определения может породить неясности, недоразумения и как результат - нарушения законности <14>.

<14> Язык закона.

Рассмотрим первый из вариантов решения проблемы - терминологический - более подробно.

Нерасторжимая связь юридических понятий и соответствующих им терминов проявляется в том, что упорядочение правовой терминологии, решение ее функциональных проблем невозможны без достаточно глубокой научной разработки юридических понятий, их логического анализа и точного определения. Если юридические понятия определены недостаточно ясно, о точной, совершенной терминологии не может быть и речи <15>. Как верно отмечает академик В.В. Виноградов, всякие "попытки упорядочивания терминов без предварительного анализа понятий, которые ими выражаются, остаются безрезультатными" <16>.

<15> Там же. С. 19.
<16> Вопросы терминологии. М., 1961. С. 8.

Понятие - это отражение явлений объективной действительности в их существенных признаках, мысль, выражающая сущность явления. Термин представляет понятие в соответствующей знаковой форме, является его носителем, внешним символом. Жесткая связь между понятием и термином не всегда очевидна. Понятие едино, а термин может обозначать и разные понятия, быть многозначным. Одно и то же понятие может обозначаться разными терминами. Термин может оставаться прежним, в то время как обозначаемое им понятие с течением времени может претерпеть те или иные изменения, порой довольно существенные.

Рассмотрим понятие юридического термина и его основные черты более подробно.

Термин - это слово (или словосочетание), обозначающее специальное понятие и имеющее точную сферу смыслового использования. Основными признаками термина являются:

  1. адекватность отражения содержания понятия, смысловая однозначность;
  2. логическая соотнесенность его с другими родовидовыми терминами (родовидовая системность);
  3. профессиональный уровень практического употребления (терминология техническая, химическая, медицинская, спортивная и т.д.) <17>.
<17> Кочеткова Т.С. Слово в терминологическом и нетерминологическом применении // Русская речь. 1975. N 1; Место терминологии в системе современных наук. М., 1970. С. 68 и др.

Термины в отличие от иных слов направлены на четкое отображение и выражение социально организованной действительности (наука, техника, политика, право и т.д.), имеют социально обязательный характер <18>. Они лишены эмоциональной окраски, объективны, строги и устойчивы.

<18> См.: Реформатский А.А. Мысли о терминологии // Современные проблемы русской терминологии. М., 1986. С. 164.

По сравнению с основной массой слов термин более точен. Он непосредственно соотносится с обозначаемым понятием. В структурном отношении термин может состоять из двух и более слов (словосочетание), которые составляют неразрывное, достаточно мотивированное смысловое единство и, обозначая определенное понятие, не употребляются друг без друга ("юридическое лицо", "значительный ущерб", "повреждение здоровья" и т.д.).

Основные признаки термина - четкая сфера его применения и точное соотношение слова и отображаемого им объекта действительности. Термин всегда однозначен, его значение не должно зависеть от контекста. Без смысловой однозначности термин не может выполнять функцию обозначения специального понятия <19>.

<19> Язык закона. С. 60.

Рассмотрим более подробно специфику терминологии в плоскости юриспруденции - юридическую терминологию.

Юридический термин - это слово (или словосочетание), которое употреблено в законодательстве, является обобщенным наименованием юридического понятия, имеющего точный и определенный смысл, и отличается смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью.

Юридическая терминология есть не что иное, как основной, наиболее информативный пласт лексики языка законодательства, способствующий точному и ясному формулированию правовых предписаний, достижению максимальной лаконичности юридического текста <20>. Занимая в принципе незначительный объем нормативного текста, юридическая терминология представляет собой его базу, основной смысловой фундамент <21>.

<20> Прянишников Е.А. Опыт лингвостатистического исследования текста закона // Проблема автоматизированной обработки научно-технической информации: Всесоюз. науч.-техн. конф.: Тез. докл. М., 1976. С. 7 - 11.
<21> Язык закона. С. 65.

Одна из обязанностей законодателя - внимательно следить за правильностью, последовательностью, четкостью, единством и простотой используемой правовой терминологии.

Можно выделить основные требования юридической техники, предъявляемые к употреблению терминов в нормативных правовых текстах. Они следующие:

  1. точное и недвусмысленное отражение содержания обозначаемого правового понятия; недопустимость использования неясных, многозначных, расплывчатых и нечетко сформулированных терминов;
  2. употребление терминов в своем прямом и общеизвестном значении;
  3. простота и доступность понимания терминов;
  4. отказ от употребления устаревших и активно не используемых в литературном языке слов и словосочетаний;
  5. отказ от канцеляризмов, словесных штампов, слов и оборотов бюрократического стиля;
  6. употребление, как правило, общепризнанных и устоявшихся в литературном языке терминов, имеющих широкое применение;
  7. устойчивость, стабильность в употреблении юридической терминологии;
  8. благозвучность и стилистическая правильность юридических терминов;
  9. отказ от чрезмерного употребления терминов - аббревиатур и сокращений, образованных из двух или более слов;
  10. для единства терминологии близким по содержанию правовым понятиям присваиваются сходные наименования, по возможности однокоренные;
  11. максимальная краткость формулирования терминов.

Именно таким требованиям должны соответствовать законодательные термины, в том числе и института компенсации морального вреда.

Рассмотрим второй вариант решения проблемы использования оценочных понятий в нормах института компенсации морального вреда - дефинирование (определение) оценочных понятий.

Точное и ясное понимание юридических терминов успешно достигается при их специальном максимально четком и немногословном определении в нормативных актах. Чем большему числу юридических терминов будут даваться определения, тем меньше будет ошибок и недоразумений на практике.

Еще Декарт говорил: "Определяйте значение слов, и вы избавите свет от половины его заблуждений". Точные определения юридических терминов, составляющие содержание так называемых дефинитивных норм, - непременное условие повышения юридической культуры правотворчества, укрепления законности. Тот факт, что правовая норма представляет собой формализованное предписание, свидетельствует о том, что четкие юридические определения должны даваться всем терминам, имеющим решающее значение для правового регулирования.

Нормативные дефиниции - нормы особого рода, органически включаемые в механизм правового регулирования, определяющие его общие основы, организационные предпосылки.

Известно, что термины могут быть определены либо путем обобщенной формулы, которая охватывает в общем, абстрактном виде все признаки понятия (через ближайший род и видовое отличие), либо путем казуистического перечисления частей и признаков понятия <22>. Именно о таких дефинициях говорит Ю.А. Тихомиров в своей работе "Законодательная техника": "Условно к дефинициям можно причислить предписания, в которых определения понятия осуществляются законодателем путем описания элементов, составляющих его объем" <23>.

<22> Там же. С. 129.
<23> Законодательная техника: Науч.-практ. пособие / Под ред. Ю.А. Тихомирова; Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ. М.: Городец, 2000. С. 26.

Первый способ в принципе предпочтительней, поскольку перечни усложняют законодательный текст и, кроме того, создают возможности для появления пробелов и упущений в законодательстве. Однако от определения через перечень не всегда можно отказаться. Применение того или иного способа обычно зависит от содержания термина, его характера. Нередко эти способы могут сочетаться, взаимно дополняя друг друга.

Приемы формулирования дефиниций в нормативных актах могут быть различными: в виде развернутой характеристики термина или при первом его упоминании; в скобках после первого употребления термина; без скобок через тире; с помощью слов "то есть"; в виде отдельной части (абзаца) в статье или пункте закона; наконец, в виде самостоятельной статьи (пункта) нормативного акта. Бывают и косвенные определения, например законодательные указания, какие именно действия, факты, состояния в целом или в отдельности включаются в нормативное понятие <24>.

<24> Язык закона. С. 130.

Говоря об определении вообще как речевом приеме, следует отметить, что определение - это прежде всего логическая операция. Поэтому мы считаем целесообразным обозначить логические правила, которым должны удовлетворять определения.

  1. Правило соразмерности. В правильном определении определяемое слово (дефиниендум) и определяющая часть (дефиниенс) должны быть представлены равнообъемными понятиями.

Нарушение этого правила ведет к слишком широким или слишком узким дефинициям.

  1. Правило, предостерегающее от порочного круга. Смысл этого правила состоит в следующем: понятие или термин, являющиеся объектом дефиниции, должны определяться через другие понятия (термины), но ни в коем случае не через самих себя.
  2. Правило (понятности) коммуникабельности определения. Чтобы определение было понятным, его определяющая часть должна состоять из смысловых или лексических единиц, входящих в индивидуальный понятийный и словарный запас предполагаемого адресата.

В противном случае возникает ошибка, издавна именуемая "неизвестное через неизвестное". В практической работе над текстом это правило ориентирует на построение доступных дефиниций, что, в свою очередь, предполагает точный учет знаний (и лексикона) потенциального читателя или слушателя. В специальной литературе вполне допустимы сложные определения, в которых используется научная или техническая терминология. В текстах, рассчитанных на массового адресата, определение должно быть максимально понятным.

  1. Правило ясности (однозначности) определения. Согласно этому правилу в дефиниенс (определяющую часть) не должны входить выражения неясные, неоднозначные, допускающие различное понимание. В определениях недопустимы метафоры и другие средства художественно-образного отражения действительности.
  2. Правило определения объекта через существенные признаки. Один и тот же объект, как и соответствующие ему понятия и термины, в принципе определим через разные наборы признаков <25>.
<25> См.: Свинцов В.И. Логика: Элемент. курс для гуманит. специальностей. М., 1998. С. 168 - 173.

Однако постольку, поскольку вопрос о дефинициях был рассмотрен нами применимо к оценочным понятиям, то мы считаем наиболее целесообразным предложить вариант определения, наиболее адекватно отвечающий специфике оценочных понятий. Речь идет об "уточняющем определении (терминологической конвенции)". Уточняющее определение содержит элементы терминологической конвенции - приема, при помощи которого достигается соглашение (конвенция, договоренность) об однозначном толковании данного термина. Эта задача решается при помощи фиксации в определении признаков объекта, выделение которых до известной степени произвольно и зависит от автора определения <26>.

<26> Там же. С. 183.

Именно такие приемы - терминологический и дефинитивный - могут служить наиболее эффективными путями решения проблемы использования оценочных понятий при конструировании норм института компенсации морального вреда. Ведь четкость правовых понятий, их смысловая однозначность предопределяют необходимую однозначность и справедливость нормативно-правовых решений, за каждым из которых - судьба конкретного человека <27>.

<27> Законодательная техника: Науч.-практ. пособие / Под ред. Ю.А. Тихомирова; Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ. М.: Городец, 2000. С. 80.