Мудрый Юрист

Судебная практика рассмотрения уголовных дел о наркопреступлениях 1, *

<1> В основу статьи положены тезисы выступления заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.Я. Петроченкова на коллегии Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков с повесткой дня "Об итогах оперативно-служебной деятельности Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков в 2009 году и задачах на 2010 год" (27 февраля 2010 г.).
<*> Petrochenkov A.Ya. Judicial Practice of Consideration of Criminal Cases on Drug Crimes.

Петроченков А.Я., заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации (г. Москва), заслуженный юрист Российской Федерации.

В статье приводятся сведения о судебной практике за 2009 г. по уголовным делам о наркопреступлениях.

Ключевые слова: наркотические средства, психотропные вещества, наркопреступность, проверочная закупка.

The article presents information on judicial practice in 2009 on criminal cases on drug crimes.

Key words: narcotic means, psychotropic substances, drug criminality, test purchasing.

Сложившаяся в настоящее время в Российской Федерации беспрецедентная наркоситуация руководством страны признана неприемлемой. В ближайшие годы от государства и общества требуются мобилизация и консолидированные системные усилия по кардинальному снижению наркотизации населения страны.

Наркопреступность - это такое по характеру и масштабу явление, с которым можно бороться, только объединив усилия государства, всех его правоохранительных органов и судов, а также гражданского общества.

В 2009 г. в судах общей юрисдикции рассматривались уголовные дела в отношении 1 млн. 211 тыс. лиц (это на 4% меньше, чем в 2008 г.), а доля осужденных составила 76%, или 920 тыс. лиц.

Из них число осужденных за преступления против здоровья (ст. ст. 228 - 245 УК РФ) составило 13% в общей структуре и осталось на уровне 2008 г. - около 115 тыс. лиц. Среди этих лиц 90%, или 103 тыс. человек, составляют осужденные за наркопреступления по ст. ст. 228 - 234 УК РФ (увеличение этого показателя составило 3% по сравнению с 2008 г.).

В том числе за незаконный оборот наркотических средств без цели сбыта в крупном размере осуждено 45 тыс. лиц (рост 7%); за незаконное производство, сбыт, пересылку наркотических средств - более 19 тыс. лиц (+ 1%).

В 2009 г. на 15% выросла судимость за организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств (осуждено 3870 человек по основной квалификации).

Тем не менее в 2010 г. ФСКН России обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с просьбой изменить редакцию п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами". Суть предложений сводится к следующему. Поскольку содержание притона - длящееся преступление, и лицо, содержащее притон, имеет умысел на неоднократное использование помещения для потребления наркотиков, то исходя из направленности умысла уже после первого предоставления помещения для потребления наркотиков другим лицам (или другому лицу) его действия должны квалифицироваться как оконченное преступление.

В Верховном Суде Российской Федерации это предложение прошло обсуждение, по итогам которого сделан вывод, что на данный момент нет достаточных оснований для изменения уже сформировавшейся судебной практики. На наш взгляд, с точки зрения доказывания этого преступления легче собрать доказательства, свидетельствующие о неоднократном использовании помещения в качестве притона (это вполне можно сделать в рамках оперативно-розыскной деятельности), чем доказывать наличие у виновного умысла на неоднократное использование помещения для потребления наркотиков при фактическом его однократном использовании.

Следует обратить внимание, что и действующая редакция п. 32 названного Постановления Пленума, судя по информации на официальном сайте ФСКН России, позволяет вести эффективную борьбу с наркопритонами. В частности, только с 15 по 21 февраля этого года ликвидировано 105 наркопритонов.

Несколько слов о практике назначения наказания за наркопреступления. Основным наказанием является лишение свободы. При этом реальное лишение свободы составляет 49%, или 53 тыс. человек, условное лишение свободы - 40%, или 43 тыс. человек.

Такое соотношение может создать впечатление о чрезмерной гуманности наших судов к наркопреступникам. Поэтому надо пояснить, что к лишению свободы условно суды осуждают главным образом лиц, впервые привлеченных к ответственности за незаконный оборот наркотических средств без цели сбыта, - часть первая ст. 228 УК РФ, т.е. за преступление средней тяжести. Это свыше 34 тыс. человек, или 80% от числа всех условно осужденных к лишению свободы за наркопреступления. Конечно, условное осуждение не самая эффективная мера в борьбе с наркотизацией нашей страны. Но следует иметь в виду, что почти половина лиц, привлеченных к ответственности, являются больными людьми, их страшный диагноз - наркомания, которую надо лечить, и лечить их надо в большинстве случаев не в местах лишения свободы.

В этой связи Верховный Суд Российской Федерации полностью поддержал разработанный ФСКН России законопроект о внесении изменений в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство, суть которых сводится к возможности добровольного выбора между лечением и уголовным наказанием для тех, кто совершил впервые преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 228, ст. 228.2, ч. 1 ст. 230, ч. 1 ст. 231, ч. 1 ст. 232 и ст. 233 УК РФ. По приблизительным подсчетам, такая мера - отсрочка отбывания наказания больным наркоманией - предоставит возможность пройти курс лечения в добровольном порядке свыше 50 тыс. человек, или около 50% от числа всех осужденных за наркопреступления. Полагаем, что такая мера будет гораздо эффективнее, чем условное осуждение к лишению свободы таких лиц. Правда, и органы здравоохранения должны быть готовы обеспечить качественное лечение такому количеству больных наркоманией.

Как показывает анализ дел этой категории, основным источником доказательств являются результаты проведения оперативно-розыскного мероприятия - "проверочная закупка". Здесь надо остановиться на нескольких вопросах, имеющих значение для вынесения законных и обоснованных судебных решений.

  1. Первый касается поиска критериев отграничения оперативного мероприятия - проверочной закупки от провокации.

В ст. 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" в 2007 г. были внесены изменения, суть которых заключается в запрещении провокации. В частности, появился абзац, в котором запрещено подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Для наших судов, так же как и для правоохранительных органов, обязательными являются решения Европейского суда по правам человека. Одним из таких решений является Постановление "Ваньян против России" (2005 г.), которое, по сути, развивает другое решение - "Тейшейра Де Кастро против Португалии" (1998 г.).

Суть дела в отношении Ваньяна. Последний по просьбе лица, которое действовало по указанию милиции в рамках "проверочной закупки", приобрел и передал этому лицу наркотик (героин). Вот что по этому поводу сказал Европейский суд. В уголовном деле Ваньяна не было свидетельств того, что до привлечения лица для закупки у милиции были основания подозревать Ваньяна в распространении наркотиков (это, на наш взгляд, весьма важное суждение Суда). Далее Суд указывает, что простое утверждение на суде сотрудников милиции, что у них была информация об участии заявителя в наркоторговле, которое, похоже, не исследовалось судом, не может быть принято во внимание. Нет оснований полагать, что преступление Ваньяном было бы совершено без вышеотмеченного привлечения лица. Европейский суд поэтому приходит к заключению, что милиция спровоцировала преступление, выразившееся в приобретении наркотиков по просьбе привлеченного ею же лица. Признание заявителя виновным в совместном участии в приобретении и хранении героина в части, касающейся приобретения им этого наркотика для привлеченного милицией лица, основывалось в основном на доказательствах, полученных в результате милицейской операции, включая показания привлеченного лица и сотрудников милиции. Таким образом, вмешательство милиции и использование полученных в результате этого доказательств для возбуждения уголовного дела в отношении заявителя непоправимо подорвало справедливость суда. Поэтому Европейский суд установил, что по делу в отношении Ваньяна имело место нарушение ст. 6 раздела 1 Конвенции, поскольку из требований справедливого суда по ст. 6 вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации полиции.

Правовая позиция Европейского суда, сформулированная в этих судебных решениях, сводится к следующему. Для проведения оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки нужны определенные данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести закупку. Но это не самое главное. Главное - закрепить эти данные, придать им такую форму, которая позволит в будущем признать их доказательствами по делу. При этом необходимо обратить внимание, что простых показаний в суде сотрудников милиции и ФСКН России недостаточно. На это обратил внимание и Европейский суд. Видимо, нужно использовать возможности и других оперативных мероприятий. Например, после получения оперативных данных вначале организовать наблюдение, прослушивание телефонных переговоров. И только после того, как появятся полученные указанными способами данные, свидетельствующие о торговле наркотиками, можно планировать и проводить проверочную закупку. Проведенное таким образом указанное оперативное мероприятие не будет являться провокацией.

В качестве примера из судебной практики, когда Верховный суд признал наличие явной и бесспорной провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов, можно привести дело в отношении Шипилова. По нему оперативные работники не только показали лицу, где растет конопля, которую надо собрать, но еще и провели своего рода инструктаж по ее заготовке, в частности, разъяснили осужденному, какие части конопли и каким образом следует заготавливать. Кроме того, в материалах дела не было доказательств того, что осужденный до так называемой проверочной закупки занимался подобной деятельностью, к моменту приезда оперативников у него готового сырья не было. Приговор Должанского районного суда Орловской области по этому делу и последующие судебные решения были отменены, а само дело направлено на новое судебное рассмотрение.

  1. Следующий вопрос касается надлежащего оформления проведения проверочной закупки. Не секрет, что в большинстве случаев в отношении одного и того же лица проводится не одна, а несколько закупок. В соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" это мероприятие проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Это положение закона относится ко всем эпизодам закупок у одного и того же лица, т.е. каждый раз надо выносить новое постановление. Практика проведения нескольких закупок у одного и того же лица на основании одного постановления является незаконной. Суды не признают допустимыми собранные таким образом доказательства. При отсутствии законных оснований для проведения проверочных закупок, а именно - вынесения отдельного постановления, - такие закупки становятся фактически провокацией преступления со стороны правоохранительных органов.
  2. Другим, тесно связанным с предыдущим, является вопрос о допустимо возможном количестве закупок у одного и того же лица. Как правило, таких закупок проводится несколько. По этому вопросу в свое время позиции (в том числе и у судей Верховного Суда) разделились. Одни полагали, что законной следует признавать только первую закупку, остальные являются провокацией. Другие признавали допустимыми и несколько закупок. Этот вопрос специально обсуждался на Научно-консультативном совете при Верховном Суде Российской Федерации и получил однозначный ответ ученых: является допустимым проведение нескольких закупок у одного и того же лица. Однако учеными было особо оговорено, что каждая закупка должна быть обусловлена определенными обстоятельствами, свидетельствующими о необходимости ее совершения. Эту позицию восприняла и судебная практика. В частности, Президиум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 24 февраля этого года по делу в отношении Ганиева указал, что неоднократность проведения проверочных закупок, необходимость в проведении которых была обусловлена конкретными обстоятельствами дела, не противоречит требованиям закона и не может быть признана провокацией преступления. Как следует из материалов уголовного дела, первая проверочная закупка в отношении осужденного проводилась на основании постановления о проведении мероприятия от 10 февраля 2007 г. в связи с наличием оперативной информации о том, что осужденный занимается незаконной реализацией героина, с целью установления достоверности данного факта. Необходимость в проведении последующих проверочных закупок, как указано в постановлениях от 14 февраля, 21 февраля и 5 марта 2007 г., была обусловлена выявлением лиц, занимающихся незаконной реализацией наркотических средств, документированием их противоправной деятельности, преступных связей, каналов поступления и мест хранения наркотических средств. По этому делу были установлены и привлечены к ответственности в результате этих закупок еще двое лиц, занимающихся поставкой наркотиков.

Таким образом, главным условием признания законным проведения нескольких проверочных закупок у одного и того же лица являются, во-первых, вынесение каждый раз нового постановления о проведении оперативного мероприятия, во-вторых, в каждом таком постановлении надо обосновать (назвать причины) проведения новых закупок. Соблюдение этих условий позволит суду понять, почему органы милиции или наркоконтроля не задерживают преступника после первой закупки, а фактически дают ему возможность продолжать заниматься наркоторговлей. К сожалению, по многим делам эти условия не соблюдаются, как следствие, у судей порой создается впечатление, причем небезосновательно, что последующие закупки нужны только для статистки, для "искусственного" улучшения показателей оперативной и следственной работы. Вряд ли такая практика способствует повышению уровня борьбы с наркопреступлениями. Огромные средства, в том числе денежные (в частности, для проведения закупок), и силы фактически тратятся впустую. По многим так называемым многоэпизодным делам, как правило, кроме одного "мелкого" торговца наркотиками никого больше не привлекают к ответственности. В большинстве случаев даже не устанавливается, где, когда, у кого и сколько приобрел наркотиков преступник. Нет других покупателей, кроме оперативных работников и тех лиц, которых они привлекают для закупки. Более того, по ряду дел у осужденного в течение одного дня (или двух - трех дней подряд) одни и те же оперативники покупают наркотики несколько раз. При такой частоте покупок у одного и того же лица, причем только оперативными работниками, как таковую "наркосеть" раскрыть просто невозможно. Спрашивается, зачем тогда проводить вторые, третьи и последующие закупки.

Еще один пример из практики. По приговору Петрозаводского городского суда от 9 марта 2007 г. Мартынов был осужден за 19 покушений на сбыт наркотиков. Изучение дела показало, что по всем этим эпизодам в течение двух месяцев подряд сотрудниками Управления ФСКН по Республике Карелия проводились "проверочные закупки" (в среднем одна закупка в три дня), причем по 15 эпизодам покупателем наркотиков был один и тот же человек, привлеченный оперативниками к сотрудничеству и участию в закупках. Изучение этого дела показало, что не было необходимости проведения такого количества закупок у одного и того же лица одним и тем же покупателем.

  1. В судебной практике до сих пор остается актуальным вопрос о квалификации действий лица, который приобрел наркотик в крупном или особо крупном размере в целях его сбыта, после чего начинает его продавать в размере меньшем, чем крупный или особо крупный.

Такая ситуация специально обсуждалась на Пленуме Верховного Суда Российской Федерации и нашла свое решение в п. 13 Постановления от 15 июня 2006 г. N 14, в котором разъясняется: "В случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ" (покушение на сбыт указанных веществ).

К сожалению, несмотря на такую четкую позицию Верховного Суда Российской Федерации по этому вопросу, следственные органы в ряде случаев содеянное виновным квалифицируют иначе. А именно каждый эпизод сбыта получает самостоятельную оценку как покушение на сбыт, предусмотренный частью первой ст. 228.1 УК РФ, поскольку сбыт осуществляется в большинстве случаев в рамках проверочной закупки. Кроме этого, вменяется и приготовление к сбыту в части наркотика, который обнаруживают, к примеру, дома у преступника. Такая квалификация является неверной. Дело в том, что при таких обстоятельствах содеянное является единым продолжаемым преступлением, а не совокупностью преступлений. В ряде случаев такие действия в суде переквалифицировать нельзя, так как оценка их как покушение на сбыт в крупном или особо крупном размере ухудшает положение подсудимого.

  1. В наркопреступлениях важную роль играют посредники. В судебной практике до 2006 г. по-разному оценивалась их роль. Многие суды признавали таких лиц соисполнителями либо сбыта, если они выступали на стороне продавца, либо приобретения, если представляли интересы покупателя наркотиков. Пленум Верховного Суда Российской Федерации этот подход не поддержал. В том же п. 13 Постановления от 15 июня 2006 г. N 14 указано: "Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник".

В данном случае речь идет о пособничестве, а не соисполнительстве, значит, признак группы лиц по предварительному сговору отсутствует как в действиях пособника, так и исполнителя. Это во-первых. А во-вторых, для правильной квалификации надо в обязательном порядке устанавливать, кому конкретно помогает такой посредник - продавцу или покупателю. К примеру, если виновный получает деньги от потребителя наркотика для его покупки, в последующем приобретает наркотик и передает его потребителю, то такое лицо является пособником в приобретении, а не в сбыте наркотиков.

Опыт показывает, что рассмотрение дел о наркопреступлениях в суде является не простой задачей. В частности, очень много квалификационных проблем, вопросов, связанных с признанием результатов оперативно-розыскной деятельности доказательствами по делу. Исходя из этого принято решение на факультете повышения квалификации в Российской академии правосудия читать для судей комплексный спецкурс, посвященный данной категории преступлений.