Мудрый Юрист

Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии

Александр Стовповой, доцент Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, кандидат юридических наук.

Владимир Тюнин, профессор Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина, доктор юридических наук, профессор.

29 июня 2009 г. Федеральным законом N 141-ФЗ в уголовное и уголовно-процессуальное право был введен комплексный институт досудебного соглашения о сотрудничестве, действие которого распространено только на предварительное следствие (п. 61 ст. 5 УПК РФ).

Обратим внимание на отдельные вызывающие вопросы либо нуждающиеся в уточнении положения указанного института. Так, в п. 61 ст. 5 УПК РФ в качестве сторон досудебного соглашения о сотрудничестве определены сторона обвинения и сторона защиты. Однако анализ содержания п. 61 и п. п. 46, 47 ст. 5 и гл. 40.1 УПК РФ показывает, что сторонами соглашения выступают лишь прокурор и обвиняемый, которые подписывают соглашение. Другие участники со стороны обвинения и защиты являются лишь участниками уголовно-процессуальных отношений, возникающих в связи с заключением или исполнением досудебного соглашения о сотрудничестве.

Содержание норм ч. 2 ст. 317.1 и п. 6 ч. 2 ст. 317.3 УПК РФ позволяет сделать вывод, что обвиняемый принимает на себя три группы обязательств по содействию следствию, выражающиеся в раскрытии обстоятельств его личного участия и участия иных лиц в совершении преступления, и способствованию в отыскании имущества, полученного в результате преступления. При этом в тексте соглашения должен быть четко указан конкретный и определенный перечень и характер действий, которые обвиняемый обязуется совершить в целях исполнения принятых на себя обязательств, исполнение которых со стороны обвиняемого в дальнейшем и станет предметом оценки прокурора и суда.

На стороне прокурора возникает обязательство дать полную и объективную оценку выполнения обвиняемым принятых на себя обязательств, основываясь на материалах уголовного дела. В случае признания, что обвиняемый полностью выполнил свои обязательства, прокурор обязывается внести представление в суд об особом порядке проведения судебного заседания, а также обязывается поддерживать перед судом внесенное им представление об особом порядке принятия судебного решения.

При условии полного выполнения обвиняемым своих обязательств и подтверждении этого государственным обвинителем на стороне суда возникают обязательства применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения; исследования исполнения обвиняемым условий досудебного соглашения о сотрудничестве; определения ему наказания в зависимости от результатов оценки этого исполнения в соответствии с положениями п. 5 ст. 317.7 УПК РФ.

Досудебное соглашение о сотрудничестве есть договор сторон обвинения и защиты в лице прокурора и обвиняемого о будущем активном содействии следствию обвиняемого, причем этот договор порождает обязательства и у суда, не являющегося стороной договора, по применению ч. ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ.

Соответствующие обязательства прокурора и суда закреплены в виде процессуальных обязанностей по осуществлению соответствующих действий со стороны прокурора и принятию решений со стороны суда, от исполнения которых они не вправе уклониться, если обвиняемым выполнены все условия соглашения. Неисполнение этих обязательств прокурором предоставляет обвиняемому право обжалования его действий и решений в порядке гл. 16 УПК РФ, а решений суда - в кассационном и надзорном порядке. Досудебное соглашение о сотрудничестве следует рассматривать как специфический публичный договор, содержание которого определяется как обязательствами, добровольно принимаемыми на себя обвиняемым, так и установленными законом процессуальными обязанностями, возникающими в силу заключенного соглашения у прокурора и суда.

Предметом досудебного соглашения о сотрудничестве выступают добровольно принимаемые обвиняемым обязательства активно содействовать предварительному следствию по раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию иных соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления. Обязательства прокурора и суда прямо предусмотрены законом. Их исполнение по соглашению обусловлено надлежащим выполнением своих обязательств со стороны обвиняемого. Именно в таком качестве они должны включаются в предмет соглашения о досудебном сотрудничестве.

В содержание заключаемого соглашения могут быть включены лишь такие обязательства обвиняемого относительно фактов и обстоятельств преступления, которые известны обвиняемому и исполнение которых зависит от его воли. Эти факты и обстоятельства непосредственно связаны и ограничены преступлением, относительно которого ведется расследование и в совершении которого подозревается или обвиняется лицо, изъявившее желание о сотрудничестве, что следует из положений п. 4 и п. 5 ст. 317.3 УПК РФ. Включение в соглашение обязательств обвиняемого содействовать раскрытию или расследованию иных преступлений, в которых он не обвиняется, возможно только по его инициативе в силу того, что в противном случае исчезает объективная основа заключения соглашения, а обязательства обвиняемого по выполнению определенных действий будут носить неконкретный характер <1>.

<1> В соглашение не могут включаться обязанности и действия обвиняемого, характерные для негласного сотрудничества, осуществляемого в порядке гл. IV Закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

В соответствии с п. 61 ст. 5 УПК РФ стороны согласовывают условия ответственности обвиняемого. Вместе с тем досудебное соглашение о сотрудничестве в силу своей уголовно-правовой природы не затрагивает вопрос об основаниях уголовной ответственности либо освобождении от нее. Это соглашение об индивидуализации ответственности в виде ограничения размера или вида наказания в зависимости от действий обвиняемого по содействию следствию.

Особый порядок судебного разбирательства как при согласии обвиняемого с обвинением, так и при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с вынесением обвинительного приговора выступает особой формой уголовного преследования, где прокурор исходит из неоспоримости факта совершения обвиняемым преступления и где особое юридическое значение имеет факт посткриминального поведения обвиняемого, направленного на содействие правосудию. Обвиняемый активно содействует решению задач предварительного следствия, что соответствует интересам государства и общества, а государство в лице суда гарантированно снижает степень уголовно-правового воздействия на обвиняемого за совершенное им преступление. С уголовно-правовой точки зрения институт досудебного соглашения представляет собой правовое средство индивидуализации уголовной ответственности лица, с уголовно-процессуальной - форму упрощенного судебного производства и вынесения судебного решения <2>.

<2> См.: Александров А.С., Кучин А.Ф., Смолин А.Г. Правовая природа института, регламентированного главой 40 УПК РФ // Российский судья. 2007. N 7. С. 17.

Оценка полноты исполнения принятых на себя обязательств со стороны обвиняемого, а также значения его сотрудничества со следствием дается прокурором при направлении дела в суд, а затем эти обстоятельства исследуются в судебном заседании и им дается оценка в приговоре суда. Предметом оценки прокурора и предметом исследования в судебном заседании выступает не только соблюдение обвиняемым условий заключенного досудебного соглашения о сотрудничестве, но и оценка значения осуществленного с обвиняемым сотрудничества для решения задач расследования по данному делу, для выявления новых преступлений или для возбуждения новых уголовных дел, а также степень угрозы личной безопасности, которой подвергался сам обвиняемый в результате сотрудничества и (или) его близкие родственники и лица.

В этой связи возникает вопрос об основаниях применения положений закона в части снижения наказания обвиняемому, обусловленного заключенным соглашением. Возможно ли применение особого порядка вынесения судебного решения и снижения наказания судом обвиняемому, если он полно и добросовестно выполнил все принятые в соглашении на себя обязательства, активно содействовал следствию, однако объективно это не дало ожидаемых результатов? Полагаем, что условия ответственности обвиняемого в заключаемом досудебном соглашении о сотрудничестве не могут ставиться в зависимость от обстоятельств, воздействовать на которые обвиняемый не в состоянии в принципе. В силу этого в соглашение о сотрудничестве не могут включаться положения, имеющие характер выводов и (или) оценки результатов сотрудничества обвиняемого со следствием, как, например, указанные в п. п. 2 и 3 ст. 317.5 и ст. 317.7 УПК РФ. Они лежат за рамками сотрудничества, они есть возможное или реально возникшее следствие сотрудничества, обусловленное не только, а возможно, и не столько действиями обвиняемого, сколько действиями и решениями иных лиц. Поэтому они могут быть применены судом при наличии в уголовном деле обстоятельств, в этих статьях предусмотренных.

Правовое значение указанной оценки результатов сотрудничества состоит в том, что они в условиях состязательности судебного разбирательства становятся предметом судебного исследования и оценки и в соответствии с ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ могут по усмотрению суда выступать основанием применения судом положений ст. ст. 64, 73 и 80.1 УК РФ.

Каких-либо предварительных условий реализации обвиняемым своего права возбудить ходатайство о заключении такого соглашения закон не предусматривает. Необходима лишь письменная форма ходатайства обвиняемого на имя прокурора и наличие на нем подписи защитника. Закон не определяет, какой именно прокурор выступает стороной соглашения, следовательно, здесь действуют общие правила, определяющие статус прокурора как участника уголовного процесса.

Участником правоотношений, связанных с заключением соглашения, выступает следователь, которому предоставлено право предварительной оценки целесообразности заключения с обвиняемым соглашения о сотрудничестве. Следователь поддерживает ходатайство обвиняемого и выносит постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, которое впоследствии приобщается к уголовному делу, либо выносит постановление об отказе в удовлетворении такого ходатайства, которое может быть обжаловано обвиняемым руководителю следственного органа.

Закон не определил круг оснований для отказа в удовлетворении такого ходатайства со стороны следователя. Исходя из смысла ч. ч. 2 и 3 ст. 62 УК РФ, ни характер совершенного преступления, в котором обвиняется лицо, ни его личные качества не могут выступать основаниями к отказу заключения соглашения о сотрудничестве. Таковыми могут выступать соображения целесообразности <3>. Прокурор, рассмотрев в течение трех суток заявленное обвиняемым ходатайство, выносит постановление об удовлетворении ходатайства о заключении с обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве либо об отказе в таковом. Отказ в удовлетворении ходатайства может быть обжалован вышестоящему прокурору. Предусмотрен лишь ведомственный порядок обжалования решений следователя и прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении соглашения. Это противоречит принципу права на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 46 Конституции РФ, ст. 19 УПК РФ), общим положениям судебного порядка обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство (гл. 16 УПК РФ), решениям Конституционного Суда РФ. Исходя из общих начал уголовно-процессуальной защиты прав и интересов участников процесса, включая право на обжалование действий и решений прокурора (ст. ст. 19 и 123 УПК РФ), следует полагать, что в данном случае возможно использование процедур обжалования в соответствии с гл. 16 УПК РФ.

<3> Например, к моменту заявления обвиняемым ходатайства, по мнению следователя, расследование практически завершено и круг действий, которые намерен осуществить обвиняемый, сведения, которые он намерен сообщить в целях содействия следствию, уже не существенны для дела, поскольку преступление раскрыто, привлечены к ответственности все соучастники, выявлено похищенное имущество и т.п.

Досудебное соглашение действует с момента заключения, т.е. его подписания сторонами, и до вынесения судом приговора. Исключение составляют случаи, когда в соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 317.6 УПК РФ в судебном заседании государственный обвинитель не подтвердит выполнение обвиняемым своих обязательств либо выяснится факт нарушения порядка заключения соглашения, а также если дело поступит в суд без представления прокурора. В этих случаях процессуальным основанием прекращения действия досудебного соглашения выступает постановление (определение) суда о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Прекращение действия досудебного соглашения до передачи дела в суд законом не предусмотрено, однако такие случаи могут иметь место. Так, в процессе расследования может измениться подследственность дела, и дальнейшее его расследование будет осуществлять дознаватель; обвиняемый может скончаться либо выявятся иные основания к прекращению уголовного преследования; выявится недобросовестность обвиняемого в исполнении взятых на себя обязательств. Представляется, что в таких случаях следователю необходимо составлять постановление с обоснованием ходатайства перед прокурором о расторжении либо прекращении действия соглашения. Решение о расторжении соглашения по инициативе прокурора по указанным основаниям следует оформлять постановлением прокурора, которое вручается обвиняемому.

Предварительное следствие по уголовному делу, по которому с обвиняемым заключено досудебное соглашение, производится в общем порядке со следующими особенностями. Дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение, подлежит выделению в отдельное производство в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ. Документами, относящимися к заключенному соглашению о досудебном сотрудничестве, являются: ходатайство обвиняемого, постановление следователя о возбуждении ходатайства перед прокурором, постановление прокурора об удовлетворении заявленного ходатайства и текст самого соглашения. Эти документы приобщаются к материалам уголовного дела. При возникновении угрозы безопасности обвиняемого, его родственников и близких лиц все вышеназванные документы, относящиеся к заключенному соглашению, по постановлению следователя подлежат хранению при уголовном деле в опечатанном конверте. Законченное расследованием уголовное дело направляется следователем прокурору с согласия начальника следственного органа в общем порядке.

Утвердив обвинительное заключение, прокурор составляет для суда представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесении судебного решения. Указанное представление должно включать в себя, во-первых, изложение сведений о характере и пределах содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников, розыске имущества, добытого в результате преступления; во-вторых, оценку прокурором с учетом требований п. 1 ч. 2 ст. 317.6 УПК РФ сотрудничества обвиняемого со следствием по названным вопросам как активного и оценку его (сотрудничества) значения для расследования данного уголовного дела; и, в-третьих, удостоверение полноты и правдивости сообщенных обвиняемым сведений при выполнении взятых на себя в соглашении обязательств. В предмет оценки прокурора и в содержание вносимого представления при наличии к тому оснований могут войти указание на преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные по результатам сотрудничества, на степень угрозы личной безопасности для обвиняемого, его родственников и близких лиц.

Закон не предусматривает составление следователем какого-либо отдельного документа для прокурора относительно вопросов, включаемых в содержание представления прокурора, имеется лишь упоминание о "материалах, подтверждающих соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств" (ч. 1 ст. 317.5 УПК РФ). Процессуальный статус этих материалов не определен, хотя их значение для дела, прокурора и для защиты прав обвиняемого сложно переоценить. Это представляется определенным упущением закона, которое возможно на начальном этапе восполнить совместным документом, принятым заинтересованными ведомствами. В дальнейшем пробел следует устранить законодательным путем.

Обвиняемому и его защитнику вручается копия представления прокурора, и они вправе представлять на него свои замечания. В случае согласия с замечаниями прокурор учитывает их и изменяет содержание своего представления. Полагаем, что обвиняемый и защитник должны свои возражения представлять прокурору в письменном виде, и они должны приобщаться к материалам дела наряду с документами, предусмотренными ч. 2 ст. 317.4 УПК РФ.

Для характеристики содействия обвиняемого следствию законом используются такие оценочные понятия, как "активность содействия, пределы и характер содействия", "значение сотрудничества для достижения целей расследования" и другие. Объективной основой их наличия (отсутствия) и выводов являются материалы уголовного дела в виде соответствующих протоколов следственных действий, проведенных с участием самого обвиняемого и (или) произведенных на основе сообщенных им сведений. Это, в свою очередь, требует активного поведения защитника на предварительном следствии, его неформального участия в следственных действиях с участием обвиняемого, заявления ходатайств перед следователем о реализации сведений, сообщенных обвиняемым во исполнение заключенного соглашения. Необходимо обращать внимание на максимально полное и точное отражение в протоколах следственных действий и иных материалах дела всех обстоятельств, которые раскрывают использованные в законе оценочные понятия и которые создают достаточную и объективную основу для внесения замечаний в случае несогласия стороны защиты с выводами и оценками, сделанными прокурором в его представлении суду (ч. 2 ст. 317.5 УПК) <4>.

<4> В этой связи вновь актуальны предложения об обязанности следователя приобщать к материалам уголовного дела доказательства, представленные защитником обвиняемого, независимо от оценки следователем их относимости, допустимости и достоверности и др. См., напр.: Зубкин В.Ю., Комкова Г.Н. и др. Реализация конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Саратов, 2005. С. 38.

Согласно ч. 1 ст. 221 УПК РФ, прокурор в течение 10 суток должен ознакомиться с поступившим уголовным делом, утвердить обвинительное заключение и направить его в суд либо принять иное решение, т.е. эта норма носит общий характер. В силу ч. 4 ст. 317.5 УПК РФ направление прокурором в суд дела, по которому имеется заключенное соглашение о сотрудничестве, должно быть осуществлено не позднее 3 дней с момента ознакомления с представлением обвиняемого и его защитника. Поскольку ч. 4 ст. 317.5 УПК РФ не делает изъятий из общего правила, установленного ч. 1 ст. 221 УПК РФ, следует считать, что указанный срок в трое суток охватывается общим сроком в 10 суток, в течение которого прокурор должен не только изучить уголовное дело и принять решение о его дальнейшем движении, но и ознакомить обвиняемого и его защитника с представлением и учесть их замечания при наличии к тому оснований.

В заключение обратим внимание на определенные противоречия в содержании уголовно-правовых норм, посвященных назначению наказания, и уголовно-процессуальных норм гл. 40.1, в частности предусмотренных ст. ст. 317.1 и 317.7 УПК РФ. Начнем с базового положения, предусмотренного ч. 2 ст. 62 УК РФ. В нем указано, что льготный размер наказания виновному лицу, заключившему соглашение о сотрудничестве, назначается при условии соблюдения им действий, предусмотренных в п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ. Следует ли понимать так, что все перечисленные действия должны быть совершены лицом после совершения преступления, или возможно исключение? В тексте ст. 75 УК РФ "Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием" содержится перечень обязательных посткриминальных действий, позволяющих освободить его от уголовной ответственности. Только исполнение всех перечисленных обстоятельств позволяет применить норму ст. 75 УК РФ. Этого нельзя сказать о видах посткриминального поведения, предусмотренных в п. "в" ч. 1 ст. 61 УК РФ. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 указано, что "по смыслу закона правила, изложенные в статье 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в пунктах "и" и (или) "к" части первой статьи 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, если при этом отсутствуют либо не признаны судом отягчающие наказание обстоятельства" <5>. То есть досудебное соглашение, предусмотренное ч. 2 ст. 62 УК РФ, может быть заключено при наличии любого из перечисленных в п. "в" ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельств, если оно предшествовало его заключению.

<5> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 4.

Сложнее с пониманием требования об отсутствии отягчающих обстоятельств как условия заключения досудебного соглашения. Это требование вступает в противоречие с положением, содержащимся в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, согласно которому предметом досудебного соглашения могут быть действия по изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления. Дело в том, что совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) является обстоятельством, отягчающим наказание (п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Если уголовный закон понимать буквально, то заключение досудебного соглашения в указанных случаях невозможно. Полагаем, что судебная практика пойдет по пути игнорирования этого обстоятельства, исходя из потребностей раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в соучастии. Однако это не решает проблемы рассогласованности уголовного и уголовно-процессуального законов и реализации принципа законности. Нельзя исключить, что при назначении наказания лицу, выполнившему условия досудебного соглашения, будет назначено наказание на общих основаниях именно в силу несоблюдения положения, содержащегося в ч. 2 ст. 62 УК РФ. Указанное противоречие следует разрешить законодательно путем исключения из текста ч. 2 ст. 62 УК РФ слов "и отсутствии отягчающих обстоятельств" либо предусмотреть перечень обстоятельств, которые будут препятствовать заключению досудебного соглашения. Можно пойти и по пути внесения дополнения в текст Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания".

Пристатейный библиографический список

  1. Александров А.С., Кучин А.Ф., Смолин А.Г. Правовая природа института, регламентированного главой 40 УПК РФ // Российский судья. 2007. N 7.
  2. Зубкин В.Ю., Комкова Г.Н. и др. Реализация конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Саратов, 2005.