Мудрый Юрист

Возвращение надзорных жалоб и представлений ввиду их несоответствия требованиям ст. 375 УПК РФ

Петр Колмаков, заведующий кафедрой Сыктывкарского государственного университета, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Иван Обухов, заместитель начальника отдела Верховного суда Республики Коми.

По смыслу ч. 1 ст. 404 УПК РФ надзорные жалоба или представление должны соответствовать требованиям ст. 375 УПК РФ. Вместе с тем анализ судебной практики показывает, что заявителям надзорных ходатайств не всегда удается безукоризненно их выполнить. Это в какой-то степени подтверждает и мнение исследователей, что ст. 375 УПК предъявляет чрезмерные требования к содержанию жалоб <1>. Поэтому решение проблем, возникающих при проверке соответствия надзорных ходатайств данным требованиям, предполагает не столько раскрытие содержания данных требований, сколько выработку единых правил оценки их соблюдения.

<1> Подробнее см.: Бардамов Б.Г. Сущность, содержание и значение кассационного производства в российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2006. С. 78 и др.

Так, в п. 1 ч. 1 ст. 375 УПК РФ содержится требование о том, что жалоба или представление должны содержать наименование суда, в который они подаются. Закон не оговаривает, должен ли быть указан в надзорной жалобе или представлении сам суд (например, Верховный суд Республики Коми) или действующая в его составе надзорная инстанция (например, Президиум Верховного суда Республики Коми).

Проведенное нами исследование 500 надзорных жалоб и представлений, рассмотренных за 2007 г. Верховным судом Республики Коми и оставшихся в производстве суда <2>, показало, что только в 46,4% случаев в них указано о принесении в суд надзорной инстанции в соответствии со ст. 403 УПК РФ, а именно - в Президиум Верховного суда Республики Коми. В остальных 53,6% надзорных ходатайств отсутствовало правильное наименование суда надзорной инстанции. В частности, в 13,0% случаев указано о принесении соответствующих надзорных жалобы или представления в Верховный суд Республики Коми, в 29,8% случаев - на имя председателя Верховного суда, в 5,8% случаев - в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда, в 5,0% случаев - в некорректно названные структурные подразделения Верховного суда, например в надзорную инстанцию Верховного суда <3>, председателю Президиума Верховного суда <4>, в коллегию Верховного суда <5>, в комиссию по уголовным делам Верховного суда <6> либо в другие государственные органы (например, в Генеральную прокуратуру РФ <7>).

<2> Таковыми являются надзорные жалобы и представления, в удовлетворении которых отказано в порядке, предусмотренном ч. 3 или ч. 4 ст. 406 УПК РФ.
<3> См.: Производство N 4у-285/2006 по надзорной жалобе осужденного Г. // Архив Верховного суда Республики Коми.
<4> См.: Производство N 4у-45/2007 по надзорной жалобе осужденного К.; Производство N 4у-163/2007 по надзорной жалобе осужденного П. // Архив Верховного суда Республики Коми.
<5> См.: Производство N 4у-12/2007 по надзорной жалобе осужденного С. // Архив Верховного суда Республики Коми.
<6> См.: Производство N п4у-285/2007 по надзорной жалобе осужденного Ч. // Архив Верховного суда Республики Коми.
<7> См.: Производство N 4у-233/2007 по надзорной жалобе осужденного С. // Архив Верховного суда Республики Коми.

По нашему мнению, следует признавать отвечающими требованиям п. 1 ч. 1 ст. 375 УПК РФ надзорные жалобы или представления, адресованные в надлежащий суд общей юрисдикции, президиум (Судебная коллегия по уголовным делам) которого полномочен разрешить надзорные жалобу или представление. При этом некорректное наименование суда надзорной инстанции, действующего в составе конкретного судебного органа, не влияет на существо правовых последствий, порождаемых подачей в целом надлежащего надзорного ходатайства, и не препятствует рассмотрению такого ходатайства по существу соответствующим судом в составе, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Пункт 2 ч. 1 ст. 375 УПК РФ предъявляет к содержанию надзорных жалобы или представления требование о наличии данных о лице, подавшем жалобу или представление, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения. Само по себе данное требование весьма конкретно и однозначно. Однако хотелось бы отметить, что не должно любое отступление от его выполнения влечь признание надзорных жалобы или представления не соответствующими процессуальным требованиям.

Отсутствие в жалобе или представлении сведений о лице, их подавшем, во-первых, делает их анонимными и, во-вторых, не позволяет установить, заявлено ли надзорное ходатайство субъектом, который в соответствии с ч. 1 ст. 402 УПК РФ имеет право обращаться в суд надзорной инстанции с требованием об отмене или изменении судебных решений. По двум названным причинам отсутствие сведений о лице, которым подана надзорная жалоба или принесено надзорное представление, препятствует дальнейшему производству в надзорной инстанции и является основанием для его возвращения по обратному адресу.

С другой стороны, отсутствие в надзорных жалобе или представлении указания на процессуальное положение лица, их подавшего, а также на место его жительства или место нахождения в ряде случаев восполнимо.

В большинстве случаев процессуальное положение автора жалобы или представления понятно из содержания приложенных копий обжалуемых судебных актов, а место жительства или место нахождения - из конверта или других документов, например из сопроводительного письма, из ордера адвоката, доверенности и т.д. Поэтому полагаем, что в тех случаях, когда отсутствие в надзорных жалобе или представлении сведений о процессуальном положении лица, их подавшего, о месте его жительства или месте нахождения может быть восполнено на основании имеющихся документов без возвращения жалобы или представления.

В п. 3 ч. 1 ст. 375 УПК РФ сформулировано требование указывать в жалобе или представлении приговор или иное решение, которое обжалуется, и наименование суда, его постановившего или вынесшего. Несоблюдение этого требования ведет к неопределенности предмета надзорного обжалования и предмета судебной проверки в порядке надзора.

Кассационные жалобы и представления подаются через суд, их постановивший или вынесший, и в строго установленный срок, что облегчает выяснение обжалуемого приговора или иного судебного решения. Надзорные же жалобы и представления подаются непосредственно в суд надзорной инстанции. Поэтому желательно, чтобы приговор или иное решение, которое обжалуется, а также суд, их постановивший или вынесший, были четко названы в надзорных жалобе или представлении.

Полагаем, что это требование можно считать соблюденным и тогда, когда в надзорном ходатайстве названы некоторые индивидуальные признаки оспариваемого судебного решения, совпадающие с индивидуальными признаками того судебного решения, копия которого приложена к надзорному ходатайству (например, если осужденный, неоднократно судимый различными судами, указал наименование суда, постановившего оспариваемый приговор, и приложил копию приговора, постановленного именно этим судом; или осужденный, неоднократно судимый за различные преступления, назвал преступления, за которые он осужден обжалуемым приговором, и назначенное за них наказание, и эти данные соответствуют копии приговора, приложенной к жалобе). Кроме того, требование п. 3 ч. 1 ст. 375 УПК РФ может быть признано выполненным, если доводы и основания надзорного ходатайства однозначно дают понять, какие приговор или иное судебное решение обжалуются и подлежат проверке по надзорным жалобе или представлению.

Если из содержания надзорных жалобы или представления не представляется ясным, какие именно приговор или иное судебное решение являются предметом несогласия заявителя, то такое надзорное ходатайство подлежит возвращению ввиду отсутствия конкретного предмета судебной проверки в порядке надзора.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 375 УПК РФ, надзорные жалоба или представление должны содержать доводы заявителя с указанием оснований, предусмотренных ст. 379 УПК РФ.

В первую очередь отметим, что термин "довод" наделен определенным правовым содержанием и определенным уголовно-процессуальным смыслом. Между тем понятие "довод" законом не определено. С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова определяют довод как "мысль, суждение, приводимые в доказательство чего-нибудь, аргумент" <8>. А.С. Александров, например, представляет "довод" как "основанное на фактах суждение лица, посредством которого оратор в суде аргументирует справедливость, обоснованность, законность своих правопритязаний или утверждений" <9>. Такое понимание довода отражает его процессуально-правовое содержание. Поэтому далее мы будем придерживаться этого определения термина "довод".

<8> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 166.
<9> Александров А.С. К вопросу об определении понятия "довод" // Уголовное право. 2003. N 4. С. 68.

В отличие от надзорных представлений, надзорные жалобы в некоторых случаях имеют такой недостаток, как отсутствие доводов заявителя <10>. С одной стороны, рассмотрение таких надзорных жалоб не позволяет заявителю получить ответы на вопросы о законности оспариваемых судебных актов именно в той части, в которой он не согласен с ними. Однако и оснований говорить об ошибочности практики рассмотрения таких надзорных ходатайств не имеется. В соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорных жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме. Представляется, что с учетом данной нормы по усмотрению судьи (председателя суда) надзорная жалоба может быть принята к рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 406 УПК РФ, даже если субъектом надзорного обжалования какие-либо аргументы, обосновывающие требования о пересмотре судебного решения, в жалобе не приведены.

<10> См., напр.: Производство N 4у-1262/2006 по надзорной жалобе осужденного Б. // Архив Верховного суда Республики Коми.

Спорным остается вопрос о приемлемости (с точки зрения соответствия п. 4 ч. 1 ст. 375 УПК) надзорных ходатайств, в которых приведены противоречивые или даже взаимоисключающие доводы. Достаточно часто встречаются надзорные жалобы осужденных и их защитников, в которых оспаривается причастность к совершенному преступлению вообще, а затем оспаривается правильность квалификации или справедливость наказания.

Думается, что противоречивость доводов не освобождает судью (председателя суда) от проверки обжалуемых судебных решений. Напротив, они обязаны проверить судебные решения как минимум в той части, в которой с ними не согласны участники процесса, а соответствующие доводы либо опровергнуть, либо признать заслуживающими внимания.

Наличие в надзорном ходатайстве доводов, которые по каким-либо причинам не подлежат проверке в данном процессуальном порядке (например, доводы об отсутствии состава преступления, приведенные в надзорной жалобе на постановление об избрании меры пресечения), также не влечет, по нашему мнению, признания надзорных жалобы или представления не соответствующими требованиям п. 4 ч. 1 ст. 375 УПК РФ.

Каким образом решается вопрос о соблюдении того же п. 4 ч. 1 ст. 375 УПК РФ, обязывающего заявителя надзорного ходатайства указывать основания к отмене или изменению оспариваемых приговора, определения, постановления или заключения суда? Как видим, закон считает основаниями только те, которые предусмотрены ст. 379 УПК РФ и раскрыты в ст. ст. 380 - 383 УПК РФ. Наряду с этим уголовно-процессуальный закон предусматривает и специальные основания отмены или изменения судебных решений, вступивших в законную силу. Они отражены в ч. 2 и ч. 3 ст. 408 УПК РФ.

Изучение судебной практики показало интересные результаты. В результате сделанного нами контрольного среза было установлено, что из 500 надзорных жалоб и представлений, рассмотренных в 2007 г. Верховным судом Республики Коми и оставшихся в производстве суда:

Эти данные, на наш взгляд, наглядно демонстрируют, что подавляющее большинство рассмотренных надзорных жалоб и представлений (68,8%) не содержат ни ссылку на норму, предусматривающую основание к отмене или изменению приговора или иного судебного решения, ни формулировку такого основания. И лишь треть надзорных ходатайств содержит в том или ином виде указание на основание к отмене или изменению судебного решения.

Таким образом, можно констатировать, что практика отказывается требовать от субъектов надзорного обжалования приводить ссылки на конкретные нормы, предусматривающие основания, или полностью излагать формулировки этих оснований в соответствии со ст. ст. 379, 380 - 383, ч. ч. 2 и 3 ст. 408 УПК РФ.

Полагаем, что с такой лояльностью со стороны правоприменителя нужно согласиться. Требования п. 4 ч. 1 ст. 375 УПК РФ о необходимости указывать основания пересмотра судебных решений следует признавать соблюденными, если основания, сформулированные в законе, хотя бы понятны из содержания надзорных жалобы или представления. Такой подход будет способствовать реализации субъектом надзорного обжалования его права, предусмотренного ч. 1 ст. 402 УПК РФ.

В качестве основания для возвращения надзорных жалобы или представления по мотиву невыполнения требований п. 4 ч. 1 ст. 375 УПК РФ должно рассматриваться лишь полное отсутствие какого-либо обоснования требований надзорного ходатайства. К числу таковых следует относить также надзорные жалобы и представления, в которых заложены лишь такие основания, которые не относятся к оспариваемым приговору, постановлению или определению суда.

В п. 5 ч. 1 ст. 375 УПК РФ содержится требование о том, что жалоба или представление должны содержать перечень прилагаемых к жалобе или представлению материалов. Между тем изучение судебной практики Верховного суда Республики Коми и Архангельского областного суда показало, что ни одного надзорного ходатайства не было возвращено в связи с отсутствием в нем перечня прилагаемых документов.

С такой судебной практикой следует согласиться по следующим причинам. Отсутствие указания на все или несколько документов, приложенных к надзорным жалобе или представлению, не влечет их отделения от жалобы или представления и самостоятельного рассмотрения. В любом случае все приложенные к надзорному ходатайству документы являются его неотъемлемой частью. Следовательно, перечень приложенных документов для суда надзорной инстанции носит не обязательный, а информативный характер. Поэтому само по себе отсутствие такого перечня не препятствует дальнейшему производству в надзорной инстанции и принятию по таким надзорным жалобе или представлению надлежащего процессуального решения по существу.

Скорее всего, отсутствие перечня (полностью или частично) впоследствии не позволит ссылаться самому заявителю на наличие документов, не указанных в перечне. Но на возникновение процессуальных обязанностей у суда надзорной инстанции наличие перечня документов, прилагаемых к жалобе или представлению, как представляется, влиять не должно.

Наконец, в п. 6 ч. 1 ст. 375 УПК РФ закреплено требование о необходимости подписания жалобы или представления.

Подпись придает этим документам юридическую силу процессуального повода. Данное требование установлено также с целью удостовериться в принесении жалобы (представления) именно заявителем, указанным в жалобе (представлении), и в поддержании заявителем доводов, оснований и требований, изложенных в жалобе (представлении). Убедиться в этом необходимо потому, что рассмотрение этого надзорного ходатайства влечет для заявителя уголовно-процессуальные последствия - невозможность повторного рассмотрения аналогичного надзорного ходатайства заявителя в том же процессуальном порядке, в каком оно будет рассмотрено.

Как правило, это требование считается соблюденным при наличии подписи заявителя и нарушенным - при ее отсутствии. Подписанием надзорных жалобы или представления следует рассматривать наличие короткой подписи, рукописное начертание фамилии полностью либо факсимиле. Вместе с тем это правило является относительным, так как не всегда отсутствие подписи признается нарушением п. 6 ч. 1 ст. 375 УПК РФ, а наличие таковой - соблюдением названного требования. Например, при решении вопроса о соответствии надзорного ходатайства требованию п. 6 ч. 1 ст. 375 УПК РФ недостаточно установить наличие подписи лица, ходатайствующего о пересмотре судебных решений. Должны отсутствовать сомнения в принадлежности этой подписи именно заявителю.

Резонные сомнения в этом возникают, когда надзорная жалоба потерпевшего или его представителя поступает в качестве приложения к надзорной жалобе участника со стороны защиты и при этом в надзорной жалобе потерпевшего заявлены требования, аналогичные требованиям участника со стороны защиты (например, о смягчении наказания, исключении части осуждения или полном оправдании). Думается, что в этом случае подписание жалобы самим потерпевшим или его представителем не вызывает доверия. По этой причине надзорная жалоба не может быть рассмотрена по существу.

В каких же случаях невыполнение требований п. 6 ч. 1 ст. 375 УПК РФ не влечет возвращение надзорных жалобы или представления?

Отсутствие подписи в надзорном ходатайстве, очевидно, лишает его юридической силы процессуального повода в тех случаях, когда надзорное ходатайство выполнено с помощью технических средств - с помощью печатной машинки или с помощью принтера. С другой стороны, отсутствие подписи, на наш взгляд, не обязательно лишает юридической силы надзорное ходатайство, написанное от руки.

В судебной практике имеются случаи рассмотрения надзорных жалоб, выполненных рукописно и не содержащих личную подпись заявителя. К примеру, в одних случаях отсутствовала короткая подпись заявителя, но имелась расшифровка подписи (начертание фамилии и инициалов) <11>, в других - отсутствовала и индивидуальная короткая подпись, и расшифровка подписи <12>. Хотя мотивы признания таких надзорных жалоб соответствующими процессуальным требованиям не могли и не были где-либо изложены.

<11> См.: Производство N 4у-2454/2007 по надзорной жалобе осужденного Г. // Архив Верховного суда Республики Коми.
<12> См.: Производство N 4у-2517/ 2007 по надзорной жалобе осужденного К. // Архив Верховного суда Республики Коми.

По нашему мнению, отсутствие личной подписи заявителя может быть признано несущественным отступлением от требований п. 6 ч. 1 ст. 375 УПК РФ при двух условиях: 1) имеются сведения о лице, подавшем надзорную жалобу; 2) подача жалобы именно этим лицом подтверждается другими документами, например сопроводительным письмом исправительного учреждения.

В других случаях отсутствие личной подписи, индивидуализирующей лицо, подавшее надзорное ходатайство, влечет признание этого надзорного ходатайства не соответствующим требованиям УПК РФ.

Резюмируя все сказанное ранее, отметим, что нами выявлены несущественные нарушения требований ч. 1 ст. 375 УПК РФ, которые не влекут возвращение надзорных жалобы или представления лицу, их подавшему. К ним можно отнести невыполнение требований о том, что надзорные жалоба или представление должны содержать:

Пристатейный библиографический список

  1. Александров А.С. К вопросу об определении понятия "довод" // Уголовное право. 2003. N 4.
  2. Бардамов Б.Г. Сущность, содержание и значение кассационного производства в российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2006.
  3. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995.