Мудрый Юрист

Привлечение работодателя к материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу работника

Дзарасов Марат, старший научный сотрудник Института государства и права РАН, кандидат юридических наук.

Правовое регулирование материальной ответственности работодателя за ущерб, причиненный имуществу работника, отличается значительной степенью неопределенности и наличием пробелов, что вызывает сложности при привлечении работодателя к материальной ответственности.

Материальная ответственность работодателя возникает в случае причинения им ущерба работнику в результате виновного противоправного поведения (действий или бездействия) (ст. 233 ТК РФ).

В письме от 19 октября 2006 г. N 1746-6-1 Федеральная служба по труду и занятости разъяснила, что материальная ответственность наступает при одновременном наличии следующих условий: противоправного поведения (действий или бездействия) причинителя вреда; причинной связи между противоправным действием и материальным ущербом; вины в совершении противоправного действия (бездействия). При этом в письме упущено такое условие, как наличие имущественного ущерба.

Таким образом, материальная ответственность за ущерб, причиненный имуществу работника, может иметь место при наличии совокупности таких условий, как: имущественный ущерб, причиненный работнику; противоправность поведения (действий или бездействия); причинная связь между противоправным поведением работодателя и материальным ущербом; вина в совершении противоправного действия или бездействия.

Первым необходимым условием является наличие ущерба. Соответственно следует решить вопрос о том, в каком размере будет взыскиваться ущерб, причиненный работнику работодателем. Согласно ч. 1 ст. 235 ТК РФ, работодатель, причинивший ущерб имуществу работника, возмещает его в полном объеме. Размер ущерба исчисляется по рыночным ценам, действующим в данной местности на день возмещения.

Следует особо отметить предусмотренные законодательством отличия между работником и работодателем в определении размера ущерба, подлежащего возмещению. Несмотря на то что в ст. 232 ТК РФ термин "возмещение ущерба" применяется в отношении материальной ответственности и работника, и работодателя, законодательством предусмотрены различные правила определения размера ущерба, подлежащего возмещению. Так, согласно ч. 1 ст. 238 ТК РФ работник, причинивший материальный ущерб работодателю, обязан возместить ему прямой действительный ущерб, а неполученные доходы (упущенная выгода) с него не взыскиваются.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в т.ч. имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если он несет ответственность за его сохранность), а также необходимость произведения работодателем затрат либо излишних выплат на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238 ТК РФ).

Применительно к работодателю трудовое законодательство не содержит определения понятия ущерба, подлежащего взысканию. В результате не ясно, что подлежит возмещению: убытки или прямой действительный ущерб. Если возмещению подлежат убытки, то следует применять положения ст. 15 ГК РФ, где приводится определение убытков, подлежащих возмещению (в рассматриваемом случае - в результате причинения работодателем ущерба имуществу работника).

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права; утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Из изложенного следует, что возмещение ущерба работодателем означает возмещение убытков, а не прямого действительного ущерба, как это имеет место в отношении работника, привлекаемого к материальной ответственности. Однако такой подход представляется некорректным.

Во-первых, нормы трудового права, хотя и не прямо, но все же дают ответ на вопрос о размере возмещаемого ущерба. Так, в соответствии со ст. 1 ТК РФ трудовым законодательством в равной степени защищаются интересы как работника, так и работодателя. Следовательно, при определении размера ущерба следует исходить из того, что работодатель также будет возмещать прямой действительный ущерб, а не убытки.

Во-вторых, еще одним доводом в пользу того, что возмещению подлежит прямой действительный ущерб как категория, предусмотренная трудовым законодательством, является следующее. Полагаем, что названные отношения являются частью предмета трудового права. То есть материальная ответственность работодателя за ущерб, причиненный имуществу работника, установлена трудовым законодательством и соответственно регулируется нормами трудового права. А субъектами данных отношений являются только субъекты трудового правоотношения - работник и работодатель. Кроме того, такая ответственность реализуется в рамках правоотношений по материальной ответственности работодателя.

Таким образом, исходя из приведенных доводов, возмещению подлежат не убытки, а прямой действительный ущерб.

Согласно ч. 1 ст. 235 ТК РФ размер ущерба исчисляется по рыночным ценам, действующим в данной местности на день его возмещения. Под "данной местностью" следует иметь в виду населенный пункт в пределах существующего административно-территориального образования.

Трудовое законодательство не содержит положений, устанавливающих порядок определения рыночной стоимости имущества для целей возмещения ущерба по нормам трудового права. Представляется, что в данном случае возможно привлечение независимого оценщика или эксперта, который определил бы стоимость имущества в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Согласно ч. 2 ст. 3 данного Закона под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Как уже отмечалось, в соответствии с российским трудовым законодательством работодатель может быть привлечен к материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу работника, в случае установления его вины, в связи с чем большое практическое значение имеет решение вопроса о том, кто должен доказать вину лица, причинившего ущерб. В Трудовом кодексе РФ отсутствует четкое указание на это. Представляется, что работник, которому был причинен ущерб, должен доказать вину работодателя.

В обоснование такой позиции следует указать на то, что в силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральными законами. Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами, содержащими нормы трудового права, особые требования не предусмотрены, соответственно работнику необходимо доказать вину работодателя, причинившего ущерб его имуществу.

И последнее, на чем следует остановиться, - это порядок взыскания ущерба. Трудовым законодательством порядок возмещения ущерба, причиненного работнику, предусмотрен ч. 3 ст. 235 Кодекса, согласно которой работник направляет заявление о возмещении ущерба работодателю. В свою очередь, работодатель обязан рассмотреть поступившее заявление и принять соответствующее решение в десятидневный срок со дня его поступления.

Следует отметить, что в данном случае работник не ограничен трехмесячным сроком подачи работодателю заявления о возмещении ущерба. Такой срок предусмотрен для индивидуальных трудовых споров ст. 386 ТК РФ, когда речь идет об обращении в комиссию по трудовым спорам (далее - КТС), и ч. 1 ст. 392 ТК РФ - когда речь идет об обращении в суд, так как на данном этапе вопрос может не иметь спорного характера. Срок подачи заявления работником работодателю трудовым правом не установлен, что, несомненно, является пробелом в трудовом законодательстве.

При несогласии работника с решением работодателя, например при отказе последнего возместить ущерб или неполучении ответа в установленный десятидневный срок, работник вправе обратиться в суд или КТС.

На случай несогласия работника или работодателя с решением КТС ч. 1 ст. 390 ТК РФ установлен десятидневный срок для обращения в суд. При этом также спорным является вопрос о сроках исковой давности. Так, Л.Н. Анисимов считает, что для обращения работника в суд с целью взыскания ущерба, причиненного имуществу работника, должен применяться общий трехгодичный срок давности, предусмотренный ст. 196 ГК РФ, в т.ч. для работника, с которым трудовой договор расторгнут <1>. На наш взгляд, данная точка зрения ошибочна.

<1> Анисимов Л.Н. Имущественная (материальная) ответственность работодателя перед работником в трудовых отношениях // Трудовое право. 2008. N 7.

Дело в том, что если работник обратится к работодателю, который откажется возмещать причиненный ему ущерб полностью или в части, а впоследствии работник обратится в суд, то соответственно будет иметь место трудовой спор. Согласно ст. 381 ТК РФ трудовой спор определяется как неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в т.ч. об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

В данном случае в силу ст. 392 ТК РФ работник будет вправе обратиться в суд за разрешением индивидуального спора не в трехгодичный срок, как это предусмотрено ст. 196 ГК РФ, а в течение трех месяцев с того дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

На практике причиной путаницы является нечеткое понимание разницы между сроком обращения к работодателю с целью взыскания ущерба и сроком подачи иска в суд.