Мудрый Юрист

"Минимальный размер оплаты труда" и "размер минимальной заработной платы": терминологическая разница в действующем законодательстве, проблемы правоприменения и позиция верховного суда Российской Федерации

Козина Е.В., кандидат юридических наук, юрисконсульт филиала ОАО "СО ЕЭС", Свердловское РДУ (г. Екатеринбург).

Согласно ст. 133 ТК РФ минимальный размер оплаты труда устанавливается федеральным законом, а в соответствии со ст. 133.1 ТК РФ в субъекте РФ региональным соглашением устанавливается размер минимальной заработной платы. Каков смысл терминологической разницы между понятиями "минимальный размер оплаты труда" и "размер минимальной заработной платы"?

Ответ на данный вопрос имеет не только теоретическое, но и, прежде всего, важное практическое значение, поскольку является основанием для правильного применения нормы ст. 133 ТК РФ на практике работодателями при определении условий оплаты труда работников, а также при рассмотрении индивидуальных трудовых споров в судах при нарушении нормативных требований об оплате труда.

10 марта 2010 г. Верховный Суд РФ, рассмотрев вопрос о том, включаются ли в величину минимального размера оплаты труда при установлении месячной заработной платы работника компенсационные и стимулирующие выплаты, высказал свою правовую позицию <1>, разъяснив, что в минимальный размер оплаты труда включаются только размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), базовых окладов, базовых ставок заработной платы без учета компенсационных, стимулирующих выплат.

<1> Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2009 года (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10.03.2010) // Документ опубликован не был.

Такая позиция Верховного Суда РФ дает начало новому порядку правоприменения положений трудового законодательства о минимальном размере оплаты труда.

Эта позиция полностью расходится с мнением Минздравсоцразвития России, выраженным ранее в письмах <2>. Именно в соответствии с данной позицией Минздравсоцразвития России многими работодателями осуществлялось до настоящего времени применение положений ст. 133 ТК РФ, более того, эта позиция нашла отражение и в отдельных актах органов местного самоуправления.

<2> Консультация эксперта, Минздравсоцразвития России, 2009.

Приведем пример. М. обратилась с иском о взыскании невыплаченной части заработной платы, поскольку, по мнению М., работодатель неверно применил положения трудового законодательства относительно минимального размера оплаты труда: при определении размера оплаты труда М. работодателем было применено Постановление главы городского округа Карпинск от 05.02.2009 N 129 "О минимальной заработной плате с 1 января 2009 г." <3>, в котором было установлено: в целях реализации Федерального закона от 19.06.2000 N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда", регионального соглашения между высшими органами государственной власти Свердловской области, Федерацией профсоюзов Свердловской области, объединением работодателей "Свердловский областной союз промышленников и предпринимателей" о минимальной заработной плате в Свердловской области, заключенного 28 августа 2007 г., в соответствии с которыми устанавливается размер минимальной заработной платы с 1 января 2009 г. - 4330 руб. Главным распорядителям и получателям средств бюджета городского округа Карпинск: обеспечить выплату заработной платы работникам с 1 января 2009 г. не ниже уровня, установленного Федеральным законом от 19.06.2000 N 82-ФЗ, в пределах фонда оплаты труда, утвержденного на 2009 г. Учесть, что в состав минимальной заработной платы включаются все виды надбавок стимулирующего характера и районный коэффициент.

<3> Документ опубликован не был.

В судебном заседании представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, - Государственная инспекция труда по Свердловской области - в письменном отзыве сообщила суду, что в силу положений ст. ст. 129, 135, 148, 315 ТК РФ при расчете заработной платы работнику, выполняющему свои обязанности по трудовому договору, выплаты компенсационного характера (районный коэффициент) начисляются на установленную заработную плату, то есть сверх заработной платы, и не являются составляющей ее частью. Районным судом, рассмотревшим дело в первой инстанции, исковые требования М. были удовлетворены: были признаны незаконными действия по начислению и выплате заработной платы в части применения районного коэффициента к установленному минимальному размеру оплаты труда, в пользу М. было взыскано 5551,86 руб. Районный суд, принимая такое решение, исходил из того, что акт органа местного самоуправления, устанавливающий вышеуказанный порядок расчета, установленный в п. 1.2 указанного Постановления ("в состав минимальной заработной платы включаются все виды надбавок стимулирующего характера и районный коэффициент"), был признан противоречащим трудовому законодательству, признан недействующим и не подлежит применению с 1 января 2009 г. <4>.

<4> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 11.03.2010 по делу N 33-1999/2010 // Документ опубликован не был. Архив Свердловского областного суда.

Случаев, когда суды обращаются к нормативно закрепленному минимальному размеру оплаты труда при рассмотрении исков работников о взыскании заработной платы, достаточно много.

В. обратился в суд с иском к ООО о восстановлении на работе в должности водителя-инструктора, понуждении к оформлению трудовых отношений надлежащим образом, заключении трудового договора, внесении записи в трудовую книжку, выдаче приказа о приеме на работу, взыскании задолженности по заработной плате, среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 20000 руб. В судебном заседании истец пояснил, что между ним и ответчиком было достигнуто устное соглашение о работе истца в автошколе ООО в качестве водителя-инструктора, 12.04.2005 он был допущен к работе. Подтверждением факта работы истца являются: путевые листы на бланке ответчика, в которых указана фамилия истца; доверенность, выданная на управление автомобилем, на котором истец работал - возил учеников, а также показания свидетелей, которые сообщили, что они работали без оформления трудового договора, но в условиях нормированной смены - с 9 до 18 часов - и с оплатой 35 руб. в час. Ответчик не выплатил истцу заработную плату за август - сентябрь 2005 г. Разрешая заявленные истцом требования, суд принял во внимание, что ответчик не представил доказательств относительно отсутствия трудовых отношений между истцом и ответчиком и наличия между ними гражданско-правовых отношений. Обязательным условием трудового договора является заработная плата. Суд, учитывая показания свидетелей о том, что заработная плата не зависела от количества учеников, вынес следующие решения: обязать ООО заключить трудовой договор с В. с 12 апреля 2005 г. в должности инструктора по обучению вождению; внести запись о приеме на работу в трудовую книжку; взыскать с ООО в пользу В. задолженность по заработной плате за август и сентябрь 2005 г. в сумме 8120 руб., компенсацию морального вреда - 20000 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 8000 руб., госпошлину в размере 300 руб. <5>.

<5> Документ опубликован не был. Архив Мотовилихинского районного суда г. Перми. Решение по N 2-215/4(05).

Обратим внимание на то, что в рассмотренном деле для установления размера взыскиваемой задолженности по заработной плате суд принял за основу не минимальный размер оплаты труда и не размер минимальной заработной платы, а размер оплаты труда по аналогичной должности.

В то же время одним из провозглашенных в Конституции РФ прав человека является право каждого на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (ч. 3 ст. 37 Конституции РФ). В соответствии с конституционными основами сформулирована норма ч. 1 ст. 133 ТК РФ, закрепляющая, что минимальный размер оплаты труда должен быть не ниже прожиточного минимума и устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом. Более того, минимальный размер оплаты труда является минимальным государственным стандартом в институте оплаты труда, определенном в перечне государственных гарантий (ст. 130 ТК РФ). Следовательно, понятие "минимальный размер оплаты труда" является прерогативой законотворческой деятельности федерального уровня.

Провозгласив гарантию справедливой заработной платы, акцентировав при этом внимание на минимальном размере, законодатель на сегодняшний день даже на такой минимум не имеет возможности реализовать норму, произведя попытку формально претворить ее в жизнь. Ни для кого не секрет, что ст. 133 является недействующей, так как минимальный размер оплаты труда на сегодня ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения.

16 июня 2009 г. вступил в силу Федеральный закон от 3 июня 2009 г. N 101-ФЗ "О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года" <6>.

<6> Собрание законодательства РФ. 08.06.2009. N 23. Ст. 2756.

Хартия, провозгласив право на получение справедливого вознаграждения за труд, является единственным документом, устанавливающим европейские стандарты в вопросах соответствия уровня оплаты труда выполняемой работе. В ст. 4 ч. II Хартии определена одна из первостепенных целей международного уровня - обеспечение эффективного осуществления права на справедливое вознаграждение за труд, которое является ключевым элементом социальной справедливости. Однако если даже государство пока не готово принять на себя обязательства по обеспечению права работников на вознаграждение, которое обеспечит им и их семьям достойный жизненный уровень, то требовать этого от работодателей представляется крайне проблематичным.

Декларативные минимальные рамки - ограничители размера оплаты труда - не способны обеспечить воспроизводственной функции заработной платы. Сегодня в нормах закона отсутствует легальная дефиниция понятия "минимальный размер оплаты труда", отменена ч. 2 ст. 129 ТК РФ (в ред. Федерального закона от 30 декабря 2006 г.), которая определяла состав минимального размера оплаты труда, включив туда только размер месячной заработной платы за труд неквалифицированного работника, полностью отработавшего норму рабочего времени при выполнении простых работ в нормальных условиях труда, без учета иных видов выплат.

Статья 133 ТК РФ только описывает признаки и называет характеристики минимального размера оплаты труда:

  1. устанавливается федеральным законом;
  2. распространяется на всех работодателей РФ;
  3. должен быть не ниже величины прожиточного минимума в РФ;
  4. определяет минимум месячной заработной платы работника, полностью отработавшего норму рабочего времени и выполнившего норму труда (трудовые обязанности);
  5. обеспечивается: организациями, финансируемыми из бюджета, - за счет средств соответствующих бюджетов, внебюджетных средств, средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности; иными работодателями - за счет собственных средств.

С учетом дефиниции заработной платы (ч. 1 ст. 129 ТК РФ) в минимальный размер заработной платы сегодня включены все без исключения виды выплат. Таким образом, законодатель представил за "эталон" по сути антигуманный размер оплаты труда. Достаточно трудно назвать эти минимумы гарантией.

Как мы уже отмечали, Верховный Суд РФ в минимальный размер оплаты труда не включает компенсационные и стимулирующие выплаты.

Отсутствие нормы ТК РФ с четкой формулировкой дефиниции понятия "минимальный размер оплаты труда" влечет опасность распространения минимальных размеров оплаты труда, в которые до закрепления правовой позиции ВС РФ включались компенсационные и стимулирующие выплаты, особенно возникновение таких случаев участилось в период экономического кризиса. Негативными последствиями таких минимумов и одновременно ничем не ограниченной свободы является чрезмерная дифференциация не только по отраслям, по видам деятельности, но и по организациям (работодателям). Одним словом, отсутствие механизма работы такой основополагающей категории, как минимальный размер оплаты труда, на уровне закона влечет нестабильность на всех иных уровнях трудовых отношений, а в целом - рынка труда, подверженность его резким колебаниям, что чревато дестабилизацией общества в целом.

Необходимо отметить, что иски, связанные с обжалованием размеров заработной платы, взысканием невыплаченной заработной платы, превалируют в судебной практике, однако реальное исполнение решения суда о взыскании в пользу истца-работника присужденных сумм заработной платы нередко осложняется тем, что на момент вступления решения суда в силу его реальное исполнение становится невозможным в связи с отсутствием у ответчика-работодателя имущества, на которое можно обратить взыскание. В то же время ст. ст. 139 - 143 ГПК РФ позволяют истцам принять меры к обеспечению реального исполнения вынесенного в их пользу судебного решения: по заявлению лиц, участвующих в деле, судья или суд может принять меры по обеспечению иска, прежде всего в виде наложения ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц. Отметим, что анализ судебной практики по искам о взыскании заработной платы позволяет сделать вывод о том, что крайне редко работники-истцы реализуют свое право на заявление ходатайства на обеспечение иска. Также отметим, что недостаточно только заявить такое ходатайство, его нужно надлежащим образом обосновать, поскольку в противном случае суд вправе отказать в принятии обеспечительных мер.

Приведем два примера из судебной практики: в первом случае истцу было отказано в удовлетворении соответствующего ходатайства, поскольку суд посчитал, что меры по обеспечению иска несоразмерны заявленному истцом требованию, во втором случае ходатайство об обеспечении иска было удовлетворено.

И. обратился в суд с иском к ООО, в котором просил взыскать с ООО заработную плату в размере 61818 руб. 90 коп., денежную компенсацию за задержку заработной платы в размере 10% от суммы задолженности за каждый месяц просрочки, компенсацию морального вреда в сумме 50000 руб., компенсацию упущенной выгоды в сумме 50000 руб. (всего: 176740 руб. 96 коп.). Истцом было заявлено ходатайство о применении мер по обеспечению иска путем наложения ареста на имущество ответчика, включая средства на корреспондентских и расчетных счетах, движимое имущество в офисах, недвижимое имущество на сумму заявленных исковых требований. Судьей районного суда было отказано в вынесении определения об обеспечении исковых требований на основании ч. 3 ст. 140 ГПК РФ, поскольку, по мнению суда, меры по обеспечению иска несоразмерны заявленному истцом требованию. Судебная коллегия по гражданским делам, рассмотрев кассационную жалобу истца, также не нашла оснований для удовлетворения требований об обеспечении иска и оставила в силе определение судьи районного суда <7>.

<7> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 18.08.2009 по делу N 33-8438/2009 // Документ опубликован не был. Архив Свердловского областного суда.

Б. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю М. о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В предварительном судебном заседании от истца поступило ходатайство о принятии мер по обеспечению иска путем наложения ареста на транспортное средство, принадлежащее ответчику, - автомобиль "Мицубиси-Лансер". Определением районного суда ходатайство истца было удовлетворено и ответчику М. запрещено совершать любые действия по отчуждению указанного автомобиля без лишения права пользования им. Рассматривая кассационную жалобу ответчика, судебная коллегия по гражданским делам областного суда указала в своем Определении, что из материалов дела следует, что доказательств наличия у ответчика М. реальной возможности по исполнению решения суда в случае удовлетворения иска Б. не представлено. Доводы ответчика о необоснованности принятия обеспечительных мер голословны и ничем не подтверждаются. Учитывая значительность цены иска, заявленные истицей требования о взыскании денежных сумм, отсутствие доказательств наличия у ответчика денежных средств, необходимых для исполнения решения суда в случае удовлетворения иска Б., судебная коллегия посчитала правильным принятие районным судом мер обеспечения иска на основании ст. 139 ГПК РФ, согласно которой обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. Судебная коллегия также указала в Определении, что, согласно ч. 3 ст. 140 ГПК РФ, меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию. Доказательств явной несоразмерности примененных судом мер обеспечения иска размеру взысканной судом суммы ответчик не представил, так как сведений о рыночной стоимости арестованного автомобиля в деле не имеется <8>.

<8> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 22.09.2009 по делу N 33-9658/09 // Документ опубликован не был. Архив Свердловского областного суда.

В целях учета социально-экономических условий осуществления трудовой деятельности (ч. 3 ст. 133.1 ТК РФ) и повышения уровня оплаты труда (увеличения размера государственной гарантии на нижестоящем уровне) введен минимальный региональный стандарт в институте оплаты труда (ст. 133.1 ТК РФ) - размер минимальной заработной платы. К примеру, Соглашением о минимальной заработной плате в городе Москве на 2010 год между Правительством Москвы, московскими объединениями профсоюзов и московскими объединениями работодателей установлен размер минимальной заработной платы с 1 мая 2010 г. - 10100 руб.

В ТК РФ законодатель также не дал понятию "размер минимальной заработной платы" нормативной дефиниции, описывая его следующим образом:

  1. устанавливается региональным соглашением;
  2. распространяется на работников, работающих на территории субъекта РФ, за исключением организаций, финансируемых их федерального бюджета;
  3. должен быть не ниже величины прожиточного минимума в субъекте РФ;
  4. не должен быть ниже минимального размера оплаты труда, установленного в соответствии со ст. 133 ТК РФ;
  5. является минимальным стандартом месячной заработной платы в субъекте РФ;
  6. обеспечивается: организациями, финансируемыми из бюджета, - за счет средств соответствующих бюджетов, внебюджетных средств, средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности; иными работодателями - за счет собственных средств.

Рассмотрев характеристики двух применяемых законодателем понятий, можно отметить особые отличительные признаки регионального стандарта: порядок принятия и вид акта, в котором закрепляется минимальная заработная плата, сужение круга субъектов, на которых распространяется минимальный стандарт.

Вопрос о правомерности принудительно-добровольной процедуры присоединения работодателей к заключенному региональному соглашению о минимальной заработной плате в науке решается неоднозначно. К примеру, существует интересная позиция по вопросу закрепления минимального размера региональной заработной платы в региональном соглашении и его обязательной силы. Так, Н.Н. Брюховецкий отмечает, что, так как региональное соглашение, предусмотренное ст. 133.1 ТК РФ, нормативным правовым актом органа государственной власти субъекта (о котором говорится в ч. 2, 3 ст. 6 ТК РФ) не является, следовательно, соглашением не может устанавливаться размер минимальной заработной платы в субъекте и такое соглашение не может распространять свое действие на работодателей, не заключавших данное соглашение <9>. С мнением Н.Н. Брюховецкого солидаризируется Н.М. Саликова, акцентируя внимание на правовой природе регионального соглашения как акта социального партнерства <10>.

<9> Брюховецкий Н.Н. Минимальная заработная плата в регионах: правомерность процедуры установления // Законодательство и экономика. 2008. N 2. С. 35.
<10> Саликова Н.М. Международные стандарты в области оплаты труда и российское законодательство о заработной плате // Теоретические проблемы правового регулирования труда: международно-правовой и национальный аспекты: Сборник научных трудов / Под ред. С.Ю. Головиной. Екатеринбург: Издательский дом "Уральская государственная юридическая академия", 2009. С. 93 - 94.

Любопытно, что на практике возникают ситуации, когда работодатели не отказываются от присоединения к региональному соглашению, однако выполнение ими требований такого соглашения не представляется возможным. К примеру, согласно п. 4.1 регионального соглашения от 13 февраля 2009 г. "О минимальной заработной плате в Санкт-Петербурге на 2009 г." соглашение распространяется на работодателей в течение 30 календарных дней со дня опубликования соглашения и предложения о присоединении к нему. Однако в п. 4.2 закреплено, что соглашение вступает в силу с момента подписания сторонами и распространяется на отношения, возникшие с 1 января 2009 г., и действует по 31 декабря 2009 г. Встает вопрос о дате возникновения обязанностей у работодателей по приведению заработной платы в соответствие с минимальным размером, закрепленным в соглашении, - 6200 руб. Думается, что в данном случае вопрос о возможности распространения нормативного соглашения на отношения, возникшие до его заключения, возникать не должен, так как такого рода императивы не могут быть применимы к партнерским соглашениям всех уровней.

Согласно ч. 2 ст. 133.1 ТК РФ размер минимальной заработной платы в субъекте РФ может устанавливаться для работников, работающих на территории соответствующего субъекта РФ. Однако в некоторых соглашениях устанавливается особый порядок распространения размера минимальной заработной платы на территории субъекта. Например, в региональном соглашении "О минимальной заработной плате в Красноярском крае на 2009 год" порядок установления размера минимальной заработной платы дифференцирован по группам территорий края (с 01.01.2009 в г. Норильске - 7036 руб., в Северо-Енисейском районе - 6224 руб.). В данном случае возникает вопрос о возможности дальнейшей дифференциации размеров минимальных заработных плат в муниципальных образованиях субъекта РФ.

С одной стороны, ТК РФ не запрещает субъектам РФ проводить различия в минимальной заработной плате работников этого субъекта с учетом иных факторов, нежели социально-экономические условия и величина прожиточного минимума трудоспособного населения в соответствующем субъекте Российской Федерации (ч. 3 ст. 133.1 ТК РФ). С другой стороны, из прямого толкования нормы закона следует, что по кругу лиц региональные соглашения могут охватывать лишь всех работников субъекта, что видится и в названии ст. 133.1 ТК РФ - "Установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации", в которой нет положений о дальнейшей дифференциации минимальной заработной платы по каким-либо иным основаниям. Думается, что дальнейшая дифференциация должна проводиться в отраслевых соглашениях и на локальном уровне. Тенденция различий размеров минимальных заработных плат с учетом природно-климатических условий и по географическому принципу в региональных соглашениях должна признаваться выходом за рамки, установленные ст. 133.1 ТК РФ.

Согласно ч. 4 ст. 133.1 ТК РФ размер минимальной заработной платы в субъекте РФ не может быть ниже минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом, что не является запретом к установлению минимальной заработной платы в субъекте РФ, равной минимальному размеру оплаты труда в РФ. В процессе проведенного исследования не были оставлены без внимания такие региональные соглашения. Вопрос с определением содержания таких региональных соглашений далеко не однозначен. В результате анализа ряда региональных соглашений о минимальной заработной плате в субъекте РФ был выявлен негативный момент. В части размера минимальной заработной платы в субъекте соглашения дублируют закон, устанавливающий минимальный размер оплаты труда в РФ, например: п. 2.4 регионального соглашения от 28.12.2007 о минимальной заработной плате в Тюменской области (минимальная заработная плата в Тюменской области с 01.01.2009 установлена в размере 4330 руб.) введен дополнительным соглашением от 31.12.2008 - уже после принятия Федерального закона от 24.06.2008 N 91-ФЗ, устанавливающего с 01.01.2009 минимальный размер оплаты труда в сумме 4330 руб. Такие положения в определенной степени подрывают значение соглашений как актов социального партнерства, назначение которых состоит в повышении гарантий и льгот работникам соответствующего субъекта РФ. Как следствие, такие региональные соглашения становятся "пустыми" по содержанию, что снижает значение соглашений и делает их заключение бессмысленным. Если условно, например, исключить содержание регионального соглашения, которое дублирует нормативный акт, установивший минимальный размер оплаты труда, то положение работников субъекта РФ от этого не изменится. Следовательно, заключение таких соглашений не оказывает никакого влияния на правовое положение работников субъекта РФ.

Нормы закона имеют прямое действие, а соглашение не может ухудшать положение работников. Логически следует, что соглашение может либо улучшать их положение, либо предусматривать порядок реализации положений закона, которые не могут быть выполнены без заключения социально-партнерских актов различных уровней. Следовательно, смысла в заключении такого рода соглашений, содержащих "пустые разделы", нет. Думается, что сторонам социального партнерства необходимо избегать декларативных положений законов в соглашениях.

Примечательно, что согласно региональному соглашению о внесении дополнений в региональное соглашение о минимальной заработной плате в Ленинградской области на 2008 - 2010 гг. размер минимальной заработной платы, который с 1 апреля 2010 г. равен 5730 руб., не включает выплаты компенсационного характера. В этом случае на уровне субъекта РФ из заработной платы исключен один из элементов; является ли это нарушением норм ТК РФ и могут ли субъекты определять состав размера минимальной заработной платы? Определение понятия "заработная плата" (оплата труда) дано в ст. 129 ТК РФ, и в него включается вознаграждение за труд, компенсационные и стимулирующие выплаты. Исходя из этой нормы, формулируется и понятие "минимальный размер оплаты труда".

С учетом вышесказанного следует, что в региональном соглашении понятие "заработная плата" не меняется, за модель принимается нормативная дефиниция ст. 129 ТК РФ. Однако в целях реализации более высоких гарантий по оплате труда работников субъекта РФ в региональном соглашении о размере минимальной заработной платы сделано исключение одного из элементов заработной платы - выплат компенсационного характера, что не подрывает правовой природы заработной платы и не является нарушением нормы закона. Наоборот, такое содержание регионального соглашения также свидетельствует о необходимости возврата к дефиниции понятия "минимальный размер оплаты труда" без учета компенсационных и стимулирующих выплат.

Таким образом, в силу того что в нормах Конституции РФ решение вопроса об установлении минимального размера оплаты труда отнесено исключительно к уровню федерального закона, для уровня субъекта РФ введен иной термин - "размер минимальной заработной платы". Однако в результате сравнительного анализа двух понятий выявлено, что различия наблюдаются не только в терминологии, применяемой законодателем, но и в содержании, правовой природе рассматриваемых понятий. Основными отличиями указанных понятий являются: уровень действия минимального стандарта (федеральный, региональный), вид и порядок принятия документа, содержащего минимальный стандарт (федеральный закон, региональное соглашение).

Рассмотрев минимальные стандарты размера заработной платы, можно сделать вывод и о необходимости четкого закрепления в ТК РФ важной основной государственной гарантии по оплате труда - правовой дефиниции понятия "минимальный размер оплаты труда" (следует вернуться к прежней дефиниции этой категории - без учета компенсационных и стимулирующих выплат).