Мудрый Юрист

Конкретизация и толкование юридических норм: проблемы соотношения и взаимодействия

Залоило Максим Викторович - младший научный сотрудник, аспирант отдела теории законодательства ИЗиСП.

Проблемы конкретизации права разрабатывались еще дореволюционным ученым-теоретиком Н.А. Гредескулом <1>, положившим начало разграничению конкретизации и толкования юридических норм. Отечественная правовая наука в определенной мере вернулась к рассмотрению понятия конкретизации сравнительно недавно - в 60-е гг. XX в. Однако и в настоящее время данную проблематику вряд ли можно считать достаточно проработанной. Анализ существующих исследований позволяет сделать вывод, что авторы делают акцент только на отдельных аспектах феномена юридической конкретизации. На сегодняшний день отсутствует единство мнений как отечественных, так и зарубежных ученых-юристов относительно правовой природы, понятия, функций, видов и форм конкретизации. Все это говорит в пользу необходимости дальнейшего изучения данного явления.

<1> См.: Гредескул Н.А. К учению об осуществлении права. Интеллектуальный процесс, требующийся для осуществления права: Социально-юридическое исследование. Харьков, 1900; Он же. Современные вопросы права. Харьков, 1906.

Конкретизация представляет собой свойство правового регулирования. Это особый, объективно необходимый процесс, обусловленный таким признаком права, как его неопределенность и абстрактность содержания. Конкретизацию, по словам Н.А. Власенко, "можно назвать "промежуточным" элементом между неопределенностью и определенностью как правовыми феноменами" <2>. Осуществление конкретизации имеет целью повышение определенности правового регулирования. По справедливому утверждению Н.А. Гредескула, это "критический этап на пути права от отвлеченной формулы к его практическому осуществлению или воплощению в жизни" <3>. Правовые нормы формулируются в общем виде, в то время как индивидуальные отношения обладают рядом особенностей, и для правильного применения к ним правовых норм необходима их конкретизация. Посредством конкретизации абстрактное содержание юридических норм переводится на более определенный уровень, порождая конкретные предписания, фактические обстоятельства подводятся под действие общей нормы.

<2> См. подробнее о преодолении неопределенности в праве посредством конкретизации: Власенко Н.А. Конкретизация в праве: природа и пути исследования // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: Материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27 - 28 сентября 2007 г.) / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2008. С. 62.
<3> См.: Гредескул Н.А. Современные вопросы права. С. 16.

Осуществление конкретизации как приема юридической техники во многом обусловлено необходимостью развития и совершенствования российского законодательства, возрастающими потребностями в правильном, эффективном применении юридических норм; способствует повышению качества нормативных правовых актов, устранению дефектов системы права.

Конкретизация как элемент правового регулирования в значительной степени связана с развитием техники правотворчества. Вместе с тем в не меньшей мере это явление связано с толкованием правовых норм.

Толкование правовых норм в общем виде определяется как установление содержания нормативных правовых актов, направленное на раскрытие выраженной в них воли нормоустановителя <4>. Толкование имеет двоякое содержание. С одной стороны, это внутренний познавательный процесс, состоящий в уяснении смысла юридических норм, установлении их содержания. С другой стороны, это внешнее выражение, результат познавательного (мыслительного) процесса, разъяснение содержания юридических норм <5>.

<4> См.: Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998. С. 66.
<5> Мнение о том, что толкование представляет собой процесс, с одной стороны, и результат - с другой, поддерживается в работах Ю.Г. Ткаченко (см.: Ткаченко Ю.Г. Нормы советского социалистического права и их применение. М., 1955), А.С. Пиголкина (см.: Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962), А.Ф. Черданцева (см.: Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979). Существует также иная позиция, согласно которой не существует необходимости отделять процесс уяснения норм права от результата, выражающегося в их разъяснении, поскольку внутренний мыслительный процесс не имеет юридического значения (см., например: Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960).

Особую роль толкование играет в правотворческом процессе, где используется в целях устранения неясностей и возможных ошибок. Праву характерно такое свойство, как системность. Юридические нормы тесно взаимодействуют между собой, поэтому вновь создаваемая юридическая норма должна логически встраиваться в сложившуюся систему права. Толкование, раскрывая смысл уже существующих норм, позволяет выявить пробелы в правовом регулировании, способствует созданию более совершенных правовых предписаний. Также толкование - важный элемент реализации права в целом и правоприменения в частности. Оно является предпосылкой правильного и единообразного применения толкуемых юридических норм. Таким образом, толкование проникает во все стадии правового регулирования и является условием их осуществления.

Большое значение на разных этапах правового регулирования имеет осуществление конкретизации. В связи с этим необходимо заметить, что в научных работах понятие "конкретизация" употребляется в связи с различными сторонами правовой действительности. Например, Н.А. Гредескул рассматривал конкретизацию в процессе реализации права: "Истинной, реальной целью, а следовательно и функцией суда... надо считать не защиту, а распознавание права, - распознавание in concreto, в тех отдельных случаях, в которых оно должно было найти свое осуществление" <6>. Вместе с тем он отмечал, что "распознавание права in concreto есть... чисто интеллектуальный процесс, совершаемый вовсе не в одних судах" <7>. Н.Б. Зейдер определяет конкретизацию как придание праву (в субъективном смысле) максимальной определенности в процессе правоприменительной (а именно судебной) деятельности <8>. Существует также мнение, что конкретизация может осуществляться лишь в процессе правотворчества, но не в процессе применения права <9>. Однако, как представляется, конкретизация имеет более широкое значение и не ограничивается какой-либо одной стадией правового регулирования. Так, Г.Г. Шмелева рассматривает конкретизацию в процессе правотворчества и правоприменения, причем в рамках последнего исследуется соотношение конкретизации юридических норм и их официального толкования <10>. Ряд авторов утверждает, что конкретизация используется в рамках правотворчества, правоприменения и толкования <11>.

<6> См.: Гредескул Н.А. Современные вопросы права. С. 15.
<7> Там же.
<8> См.: Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966. С. 92.
<9> См.: Ноздрачев А.Ф. Пределы конкретизации законов и подзаконных актов министерствами и ведомствами Союза ССР // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 12. М., 1968. С. 73; Чернобель Г.Т. Закон и подзаконный акт // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998. С. 51 - 52.
<10> См.: Шмелева Г.Г. Конкретизация социалистического права как фактор совершенствования правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1982; Она же. Конкретизация юридических норм в правовом регулировании. Львов, 1988.
<11> См.: Черданцев А.Ф. Правовое регулирование и конкретизация права // Применение советского права: Сб. ст. Свердловск, 1974. С. 37; Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976. С. 19; Баранов В.М., Лазарев В.В. Конкретизация права: понятие и пределы // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: Материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27 - 28 сентября 2007 г.) / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2008. С. 21.

В зависимости от стадии правового регулирования, на которой осуществляется конкретизация, можно выделить следующие виды конкретизации: правотворческую, правоприменительную, правоинтерпретационную.

Правотворческая конкретизация характеризуется тем, что на основе конкретизируемой абстрактной юридической нормы образуются новые, более определенные предписания либо принимаются юридические нормы дополнительной регламентации, связанные с нормами первоначального нормативного правового акта целью и контурами общего предмета регулирования, или же принимаются процедурные (процессуальные) нормы, опосредующие материальные предписания <12>. В процессе правоприменительной конкретизации содержание общей юридической нормы конкретизируется, индивидуализируется применительно к отдельному обстоятельству, факту или их совокупности, вырабатываются "конкретные формы реализации дозволенного нормой общего типа поведения" <13>. Правоинтерпретационная конкретизация - это конкретизация в рамках толкования, детализация норм права.

<12> Пути правотворческой конкретизации выведены А.Ф. Черданцевым (более подробно см.: Черданцев А.Ф. Правовое регулирование и конкретизация права. 1974. С. 21 - 22) и развиты Н.А. Власенко (см.: Власенко Н.А. Указ. соч. С. 63 - 64).
<13> Венгеров А.Б. Роль судебной практики в развитии советского права: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1965. С. 83.

В юридической науке высказаны различные мнения по поводу соотношения конкретизации и толкования:

  1. толкование отождествляется с конкретизацией юридических норм. Например, под толкованием А.С. Пиголкин понимает конкретизацию правовой нормы, существенное уточнение ее содержания <14>. Рассматривая руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР в качестве примера официального нормативного толкования, автор отмечал, что указанные акты "во всех случаях конкретизируют положения закона. Однако сам характер этой конкретизации бывает различным (в одних случаях - развитие и дополнение закона, в других - уточнение, объяснение уже существующих правовых норм, сформулированных в законе)" <15>;
<14> См.: Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. С. 122, 125, 126, 141.
<15> Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. С. 141.
  1. конкретизация поглощается толкованием. По сути, такое мнение высказывает А.Ф. Черданцев. Он рассматривает отдельные мыслительные операции в ходе толкования, относя к их числу: "а) объяснение, определение значений слов и выражений; б) реконструирование норм права на основе единиц правового текста; в) конкретизацию норм права или их отдельных элементов; г) доказательство и опровержение тезисов, раскрывающих смысл норм права; д) различного рода оценки" <16>. Таким образом, осуществление конкретизации, по мнению А.Ф. Черданцева, является составной частью процесса толкования;
<16> См.: Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С. 11 - 12.
  1. толкование поглощается конкретизацией и рассматривается как форма конкретизации. Здесь речь идет о более поздней работе А.С. Пиголкина, где автор корректирует прежнюю точку зрения и уточняет, что конкретизация бывает различной: "С одной стороны, она состоит в издании новых правовых норм, которые, не выходя за рамки законов, развивают и детализируют его положения, являются вспомогательными по отношению к нему... С другой стороны, - продолжает ученый, - нормативное толкование - это такая конкретизация, которая связана с разъяснением уже имеющейся нормы и состоит в объяснении и уточнении ее смысла, детализации ее содержания строго в рамках самого предписания" <17>.
<17> Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения. С. 70.

Очевидно, что в первом случае речь идет о правотворческой конкретизации. Во втором случае автор говорит о толковании в процессе реализации права, в правоприменении, и между конкретизацией в рамках правоприменения и толкованием ставится знак равенства; конкретизация в правоприменительной деятельности осуществляется в форме толкования.

По мнению А.Ф. Ноздрачева, конкретизация положений закона и подзаконных актов осуществляется в нескольких формах: а) толкование; б) формулировка новых правовых норм; в) детализация правовых норм <18>. Толкование, таким образом, рассматривается в качестве одной из форм конкретизации, поглощается ею;

<18> См.: Ноздрачев А.Ф. Указ. соч. С. 75.
  1. конкретизация и толкование соотносятся как цель и средство. Этой точки зрения придерживается Н.Н. Вопленко, который рассматривает взаимоотношение толкования и конкретизации юридических норм в плане "отношения средства к цели, общего к единичному" и замечает, что "наиболее рельефно конкретизация в виде результата толкования и применения права выступает в процессе правоприменительной деятельности" <19>. Толкование норм права выступает как общее условие и средство, с помощью которого удается конкретизировать или аналогично разрешить определенный правовой казус. В процессе правотворчества конкретизация, по словам Н.Н. Вопленко, выступает в качестве "результата развития правовых норм и создания новых норм при использовании приемов и средств толкования", а также в качестве "средства восполнения пробелов в праве" <20>, ставшего возможным после использования всех приемов толкования;
<19> См.: Вопленко Н.Н. Указ. соч. С. 22.
<20> Вопленко Н.Н. Указ. соч. С. 23.
  1. право на конкретизацию следует из права на толкование. А.К. Безина и В.В. Лазарев указывают, что из правомочий пленумов высших судов на дачу разъяснений по вопросам применения законодательства вытекает их право на конкретизацию <21>, т.е., по сути дела, из права на толкование следует право на конкретизацию.
<21> См.: Безина А., Лазарев В. Конкретизация права в судебной практике // Советская юстиция. 1968. N 2. С. 7.

Аналогичный вывод можно сделать, анализируя высказанное П.Е. Недбайло утверждение по поводу толкования в форме разъяснения: "Пленум Верховного Суда СССР не только разъясняет закон, когда имеет место неправильное его применение. В ряде случаев он раскрывает смысл нормы в направлении ее конкретизации в соответствии с определенными фактами общественной жизни, то есть раскрывает и уточняет гипотезу нормы в отношении конкретных случаев общественной жизни" <22>. Таким образом, суд, осуществляя толкование правовой нормы в целях правильного применения последней, может прибегнуть к конкретизации этой нормы по отношению к определенному факту;

<22> См.: Недбайло П.Е. Указ. соч. С. 358.
  1. толкование и конкретизация рассматриваются как самостоятельные понятия, тесно связанные между собой. Так, Г.Г. Шмелева утверждает <23>, что толкование и конкретизация юридических норм:
<23> См. подробнее: Шмелева Г.Г. Конкретизация социалистического права как фактор совершенствования правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. С. 11 - 12.

преследуют разные цели: целью толкования является полное раскрытие содержания для правильного и единообразного понимания и применения толкуемых норм права, целью конкретизации - повышение точности и определенности правового регулирования;

используют разные логические механизмы: в основе толкования лежит логическая операция определения понятий, в то время как конкретизация использует такую операцию, как ограничение понятий;

приводят к неодинаковому результату. Итогом толкования права, по ее мнению, являются нормы понимания, а результатом конкретизации выступают относительно новые правила поведения. Результаты конкретизации права всегда оказывают регулирующее воздействие на общественные отношения.

Кроме того, в юридической литературе отмечается, что в толковании нуждаются все юридические нормы, если возникает вопрос об их применении, в то время как необходимость в конкретизации юридических норм возникает не всегда <24>.

<24> См.: Рабинович П.М., Шмелева Г.Г. Конкретизация правовых норм (общетеоретические проблемы) // Правоведение. 1985. N 6. С. 36.

По нашему мнению, соотношение и взаимодействие конкретизации и толкования юридических норм проявляются в разных формах и зависят от вида конкретизации, от того, на какой стадии правового регулирования осуществляется конкретизация (правотворчество, интерпретация <25>, правоприменение).

<25> Интерпретация в данном случае рассматривается как своеобразный "мостик" между правотворчеством и правоприменением.

В ходе правотворческой конкретизации создаются новые нормы права, посредством данного вида конкретизации уточняются и дополняются уже существующие нормы, толкованию же не присуще нормотворчество. Однако осуществление правотворческой конкретизации становится возможным после использования толкования - изучения уже имеющегося законодательства по отдельному вопросу, поскольку для конкретизации общей абстрактной правовой нормы, создания на ее основе более детализированного, конкретного правила, опосредующего эту норму, требуется в первую очередь раскрыть содержание и уяснить смысл первоначальной нормы. Для конкретизации, таким образом, большое значение имеет познавательный (мыслительный) процесс уяснения смысла правовой нормы, осуществляющийся в ходе толкования.

Отдельного рассмотрения требует вопрос о соотношении правоприменительной конкретизации и толкования. При осуществлении этого вида конкретизации, равно как и в результате толкования, невозможно создание новой, самостоятельной правовой нормы. Толкование в данном случае предшествует и способствует осуществлению конкретизации. Однако использование правоприменительной конкретизации позволяет вывести более конкретное правило поведения, индивидуализировать абстрактную правовую норму, которая "получает очертания в элементах конкретного правоотношения" <26>.

<26> Недбайло П.Е. Указ. соч. С. 489.

В результате правоинтерпретационной конкретизации само толкование юридической нормы получает более конкретное выражение. Примером конкретизации акта толкования является конкретизация Конституционным Судом РФ данного им толкования Конституции РФ <27>. Исходя из смысла ст. 83 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" <28>, официальное разъяснение решения Конституционного Суда РФ дается им самим в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением.

<27> См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. N 15-О "По ходатайству Председателя Правительства Республики Карелия о разъяснении Постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации и от 11 апреля 2000 года по делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" // СЗ РФ. 2001. N 11. Ст. 1070; Определение Конституционного Суда РФ от 4 марта 1999 г. N 31-О "По ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации" // СЗ РФ. 1999. N 18. Ст. 2300 и др.
<28> См.: СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Из сказанного можно сделать следующие выводы.

Неопределенность и абстрактность правовой материи, возрастающая потребность в правильном, единообразном и эффективном применении юридических норм, динамика общественных отношений обусловили развитие конкретизации и толкования правовых предписаний. Общие причинно-следственные связи дают основание говорить об объективном сходстве данных явлений. Также следует отметить, что толкование и конкретизация играют важную роль как в правотворчестве, так и в правореализации. К тому же конкретизация и толкование часто имеют один объект (юридическая норма) и цель - приближение содержания конкретизируемой или толкуемой нормы к конкретным жизненным обстоятельствам, к условиям ее применения. И в этом случае конкретизация и толкование обеспечивают единообразное применение юридических норм. Эти обстоятельства могут создать неверные, ложные впечатления о тождественности рассматриваемых явлений.

Несмотря на наличие общности, конкретизацию следует отграничивать от толкования. Данная проблема должна решаться путем сопоставления рассматриваемых явлений и выявления специфических, индивидуальных свойств каждого из них. Так, конкретизация качественно отличается от толкования созданием новых юридических норм, логически связанных и уточняющих (конкретизирующих) имеющиеся нормы, что характерно для правотворческой конкретизации; "существующие правила преобразуются в более детальные, более усовершенствованные, более "подготовленные" для применения к данному типу своеобразных обстоятельств" <29>, в то время как толкование не вносит поправок в действующие правовые предписания и не создает новых норм, оно направлено на уяснение смысла, который нормоустановитель вложил в юридическую норму, на исследование, разъяснение уже существующей нормы. В результате конкретизации в регулирование той или иной сферы общественных отношений вносятся определенные элементы новизны, а толкование права не выходит за рамки содержания толкуемой нормы. Толкование и конкретизация - не тождественные понятия. Однако следует подчеркнуть, что толкование юридической нормы необходимо предшествует ее дальнейшей конкретизации. К тому же толкованию подлежит любая норма, а конкретизация возможна "только тогда, когда сам нормодатель намеренно допускает углубление содержания нормативного предписания (например, при абстрактном формулировании правового установления, наличии оценочных понятий в содержании нормы и т.д.)" <30>.

<29> Безина А., Лазарев В. Указ. соч. С. 6.
<30> См. подробнее: Насырова Т.Я. Телеологическое (целевое) толкование советского закона: Теория и практика. Казань, 1988. С. 25.

Таким образом, конкретизация и толкование права - явления объективные, свойственные правовому регулированию и во многом обладающие общими чертами. Однако наличие тесной связи между ними не говорит об их тождественности. Конкретизация и толкование юридических норм обладают рядом особенностей и сложным характером соотношения и взаимовлияния. Полагаем, что данная проблема нуждается в дальнейшем исследовании.

Библиографический список

Баранов В.М., Лазарев В.В. Конкретизация права: понятие и пределы // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: Материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27 - 28 сентября 2007 г.) / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2008.

Безина А., Лазарев В. Конкретизация права в судебной практике // Советская юстиция. 1968. N 2.

Венгеров А.Б. Роль судебной практики в развитии советского права: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1965.

Власенко Н.А. Конкретизация в праве: природа и пути исследования // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: Материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27 - 28 сентября 2007 г.) / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2008.

Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976.

Гредескул Н.А. К учению об осуществлении права. Интеллектуальный процесс, требующийся для осуществления права: социально-юридическое исследование. Харьков, 1900.

Гредескул Н.А. Современные вопросы права. Харьков, 1906.

Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.

Насырова Т.Я. Телеологическое (целевое) толкование советского закона: Теория и практика. Казань, 1988.

Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960.

Ноздрачев А.Ф. Пределы конкретизации законов и подзаконных актов министерствами и ведомствами Союза ССР // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 12. М., 1968.

Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998.

Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962.

Рабинович П.М., Шмелева Г.Г. Конкретизация правовых норм: (общетеоретические проблемы) // Правоведение. 1985. N 6.

Ткаченко Ю.Г. Нормы советского социалистического права и их применение. М., 1955.

Черданцев А.Ф. Правовое регулирование и конкретизация права // Применение советского права: Сб. ст. Свердловск, 1974.

Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979.

Чернобель Г.Т. Закон и подзаконный акт // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998.

Шмелева Г.Г. Конкретизация социалистического права как фактор совершенствования правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1982.

Шмелева Г.Г. Конкретизация юридических норм в правовом регулировании. Львов, 1988.