Мудрый Юрист

Унификация международного частного права в странах латинской америки: история и современность

Рафалюк Елена Евгеньевна - преподаватель кафедры международного права Российской академии правосудия.

Унификация международного частного права, под которой понимается выработка единообразных, т.е. согласованных, не противоречащих друг другу, схожих между собой, норм, регулирующих частноправовые отношения с иностранным элементом, в Латинской Америке имеет глубокие исторические корни. Это связано прежде всего с особенностями развития региона. Унификация международного частного права всегда рассматривалась латиноамериканскими юристами как средство укрепления связей между государствами Латинской Америки, преодоления экономической нестабильности, организации эффективного хозяйственного оборота, противостояния давлению более сильных держав.

Обратимся к истокам правовой унификации в Латинской Америке. Латиноамериканская унификационная модель основана на взаимопроникновении двух правовых систем: обычного индейского права и континентального права. Древнее право доколумбовой Америки, или индейское право, как и право других древних цивилизаций, развивалось в тесном взаимодействии с религией, мифологией, обычаями и традициями. Испанский хронист Ф.Х. Клавихеро (F.J. Clavijero) называет обычай важнейшим источником права у майя, ацтеков и инков. Впоследствии в юридической литературе совокупность норм обычного права, происходящих из древних времен, стали называть обычным правом (derecho consuetudinario) <1>.

<1> См.: Жидков О.А. История государства и права стран Латинской Америки. М., 1967. С. 67.

Древнее право народов Латинской Америки было направлено прежде всего на регулирование уголовных правоотношений (пресечение уголовно наказуемых деяний и назначение наказаний). Такая особенность свойственна и другим древним правовым системам (Древнему Египту, Древнему Вавилону, Древней Индии). Подробная правовая регламентация уголовных правоотношений, суровость наказаний, назначаемых как за уголовные, так и за гражданские правонарушения, были обусловлены естественной необходимостью предотвращать все деяния, которые могут нанести вред племени и поставить под угрозу его существование.

О развитии гражданских правоотношений можно судить по развитию торговых отношений. Исторические источники свидетельствуют об активном развитии торговли у древнего населения стран Латинской Америки. Торговля осуществлялась между различными сообществами, каждое из которых специализировалось на своих гончарных изделиях и местных товарах. Торговля у майя была развита столь широко, что испанский хронист Диего де Ланда счел ее занятием, "к которому они наиболее склонны" <2>. Испанский хронист И.Г. де ла Вега также отмечал развитие торговли у древних индейцев <3>. Первоначально торговля проходила в примитивной форме и представляла собой простой обмен. Затем функцию денег начали выполнять кукуруза, некоторые виды тканей, зерна какао, кусочки золота. Впоследствии "натуральные" деньги были заменены монетами из меди в форме буквы "Т".

<2> Ланда Д. Сообщение о делах в Юкатане. М.; Л., 1955. С. 144.
<3> "Я видел их своими глазами (народы Пасау, расположенные прямо под экваториальной линией), когда ехал в Испанию в году тысяча пятьсот шестидесятом, ибо там останавливался на три дня наш корабль, чтобы набрать воду и провиант; тогда многие из них появлялись на своих плотах из камыша, чтобы вести торговлю с теми, кто плыл на корабле, а торговля заключалась в продаже крупных рыб, которых они убивали своими острогами у всех на виду, а за рыбу они просили морские сухари и мясо, другой платы они не хотели" (Де ла Вега И.Г. История государства инков. Л., 1974. С. 582).

Торговцы объединялись в особое сообщество, возглавляемое Советом. Причисляемых к этому обществу торговцев называли потчеками (potcheca). Торговцам предоставлялись особые привилегии: освобождение от сельскохозяйственных работ и право быть судимыми своими собственными судьями.

Историки свидетельствуют о том, что к эпохе Великих географических открытий (конец XV в.) на территории Америки сложились самобытные культуры, часть из которых находилась на стадии родоплеменного строя, часть - в процессе становления государственности. У древних племен, населявших территорию современной Латинской Америки, сложилось самобытное право (так называемое индейское право), характеризующееся следующими чертами: использованием индейских обычаев как основных источников права; слиянием религии, морали, мифов и права; казуистичностью правового регулирования; направленностью на регулирование уголовных правоотношений; регламентацией торговых отношений посредством обычая.

Процессы завоевания и освоения Латинской Америки испанскими и португальскими колонизаторами, которые продолжались почти четыре века (с конца XV до конца XIX в.), прервали формирование собственных правовых систем у индейских народов.

Испанские и португальские захватчики принесли с собой на латиноамериканский континент континентальную правовую культуру, основанную на римской правовой традиции. Испанский ученый М.Х. Гарсия-Гарридо отмечал, что "конкиста и колонизация Америки Кастильским королевством знаменовали собой начало того влияния, которое римское право оказывало на действующее право Нового Света" <4>.

<4> Гарсия-Гарридо М.Х. Римско-правовое наследие в кодексах Латинской Америки // Римское частное и публичное право: многовековой опыт развития европейского права: Материалы заседаний IV Международной конференции. Москва-Иваново-Суздаль, 25 - 30 июня 2006 г. С. 5.

Сложившееся в колониях право было противоречивым и сложным. Основу колониального права в Латинской Америке составило феодальное право Испании и Португалии, отличавшееся партикуляризмом. В Кастилии, например, действовало множество сборников права, многие из которых восходили к римскому праву и законодательству вестготов <5>.

<5> По проблеме влияния римского права на право Латинской Америки см. труды Дж. Лобрано (Giovanni Lobrano).

Основными источниками кастильского права XV и XVI вв., действовавшими также и в Латинской Америке, были следующие: Постановления кортесов в Алькале де Энарес 1348 г., изданные при Альфонсо XI; Законы Торо 1505 г., изданные в правление королевы Хуаны; Королевское фуэро и Семь партид короля Альфонсо X Мудрого; Новое собрание 1567 г., опубликованное в период правления королей Карлоса I и Филиппа II <6>.

<6> Гарсия-Гарридо М.Х. Указ. соч. С. 6.

Источниками колониального права были также своды латиноамериканского права, разработанные Советом по делам Индий - высшим законодательным, исполнительным и судебным учреждением, осуществлявшим колониальную политику Испании в Америке в XVI - XIX вв., Кодекс Овандо <7>, Судебник Энсинаса <8>, Собрание законов королевств Индий <9> - своды колониального латиноамериканского права.

<7> Король Кастилии Филипп II поручил Совету по делам Индий создать свод законов. Ответственным за выполнение этого поручения был назначен Хуан де Овандо, председатель Совета. При составлении Свода Овандо опирался в первую очередь на Партиды. Книга первая Партид содержала установления о духовном управлении делами Индий и о праве королевского патроната над испанскими колониями Нового Света. Книга вторая регламентировала обязанности губернаторов и Совета по делам Индий. Книга третья Кодекса была посвящена организации правосудия. От последующих книг остался лишь предварительный план, согласно которому книга четвертая должна была быть посвящена правовому статусу испанцев в Новом Свете, книга пятая - положению индейцев, шестая - королевским имуществам и седьмая - торговому и морскому праву (см.: Там же).
<8> Судебник Энсинаса был создан одним из высших чиновников Секретариата Совета по делам Индий - Диего де Энсинасом, которому было приказано в 1582 г. собрать и упорядочить все распоряжения, ордонансы, грамоты, постановления и указы католических королей и их наследников, имеющие отношение к управлению колониями Нового Света и к отправлению там правосудия (см.: Там же).
<9> Начиная с 1602 г. Совет по делам Индий поручал составление этого Собрания различным людям, из которых прежде всего следует выделить Солорано-и-Пинело. Свод, подготовленный им, состоял из девяти томов. Одобренный в 1680 г. Карлосом II, этот свод отменил все предшествующие его составлению распоряжения и постановления, не вошедшие в него (см.: Там же).

В колониях действовали также нормы обычного права. Согласно Собранию законов королевств Индий сначала следовало обращаться к нему, затем к законам, не отмененным им, а затем, в случае возникновения лакуны в праве, - к Партидам. Также принимались во внимание обычаи индейцев, в той мере, в которой они не противоречили законам Собрания, а также нормам морали <10>.

<10> Там же. С. 8.

В специальном акте от 6 августа 1555 г. предписывалось соблюдать "законы и хорошие обычаи, которые с древних времен индейцы использовали для своего хорошего управления", но при условии, "если они не противоречат Священной Религии и законам" <11>.

<11> Recopilacion de las leyes de los Reynos de las Indias. T. I. Madrid, 1943. P. 218.

В Королевской седуле 1549 г. говорилось о том, что судьи, рехидоры и другие чиновники рассматривают дела индейцев "на их манер и согласно их обычаям" <12>.

<12> Levene R. Historia del derecho argentino. T. II. Buenos Aires, 1946. P. 65.

Таким образом, испанские и португальские власти не только санкционировали обычаи индейцев, но и прямо включили некоторые из них в колониальное право. Несмотря на то что колонизаторы привнесли континентальную правовую культуру на латиноамериканский континент, они столкнулись с устойчивостью некоторых традиционных институтов и обычаев и вынуждены были признать их. Например, была узаконена подушная подать индейцев - трибуто. Некоторые правовые обычаи создавались в самой системе колониального управления (costumbres coloniales) - созыв открытого кабильдо, периодическая замена чиновников и др. Открытое кабильдо представляло собой оригинальный институт - собрание людей небольших поселений для решения незначительных или важных экономических и политических вопросов <13>.

<13> На территории г. Буэнос-Айреса формировались собрания "открытого кабильдо" с XVI по XIX в.

Обычное право применялось судьями. Особое значение имели обычаи в регулировании торговых отношений. Торговцы реки Ла Плата (Rio de la Plata), например, отказывались платить налог на торговую сделку (alcabala), аргументируя это традициями и обычаями. Со ссылкой на статьи из Семи Партид <14> в петиции было записано следующее: "Отсюда следует, что обычай является таким священным, таким заслуживающим уважения и соблюдения, что получает законодательную силу" <15>.

<14> В Семи Партидах говорилось, что "в отсутствие закона обычай приобретает силу такового" (Las leyes IV, V y VI, tit. II, de la Partida).
<15> Archivo General de la Nacion, Hacienda, leg. 137, exped. 3467. Цит. по: Levene R. Op. cit.

Следует сделать вывод о том, что право Латинской Америки после колониального завоевания латиноамериканского континента представляло собой сочетание обычного права индейских племен и континентального права. Индейское обычное право, выполняющее субсидиарную функцию по отношению к королевскому законодательству, способствовало становлению романской правовой традиции на индейской почве.

Истоки латиноамериканской правовой унификации берут свое начало в древнем обычном и колониальном королевском праве, а сама унификационная модель характеризуется эклектичностью, т.е. соединением и взаимодействием между собой различных правовых систем и культур при создании единообразных правил поведения.

Образование национальных государств в XIX в. привело к существенным изменениям в праве государств Латинской Америки. Были ликвидированы институты колониального права и провозглашены новые правовые принципы. Обычаи, которые имели особое значение в древности и в колониальный период, заняли место субсидиарного источника права, что характерно для большинства стран континентальной правовой системы.

Исторически сложилось так, что международные торговые обычаи и обыкновения <16> сыграли важную роль в формировании международного торгового права и стали первой формой унификации международного частного права в Латинской Америке <17>. Эту форму правовой унификации предлагается именовать обычно-правовой.

<16> Международные торговые обычаи и обыкновения формируются непосредственно участниками торгового оборота в практике торговых сделок. Отличие правового обычая от обыкновения заключается в том, что первый санкционируется государством и в силу этого приобретает свойство юридической обязательности (opinio juris), а второй становится обязательным для сторон правоотношения в случае достижения согласия по этому поводу между ними.
<17> Под формой унификации международного частного права понимается способ существования единообразных правовых норм.

Развитие торговли после открытия Америки в конце XV в. способствовало восприятию правом колониальной Латинской Америки международных морских, торговых, банковских обычаев и обыкновений. Латиноамериканской правовой доктриной признается существование lex mercatoria (торгового права) как унифицированного комплекса норм, принципов, обычаев и обыкновений, которые регулируют международный торговый оборот. Подтверждением тому являются современные международные конвенции, заключенные латиноамериканскими государствами, которые предусматривают возможность применения международных торговых обычаев и обыкновений как источников правового регулирования торговых отношений. Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам, принятая на V Межамериканской конференции по международному частному праву в марте 1994 г., предусматривает, что при определении применимого права "учитываются общие принципы международного коммерческого права, признанные международными организациями" <18>.

<18> Вилкова Н.Г. Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам // Право и экономика. 1997. N 4. С. 62 - 66.

Главной формой унификации международного частного права в Латинской Америке является договорная, или конвенционная. Первая попытка создания единой системы законодательства на территории южноамериканских государств была предпринята Симоном Боливаром, руководителем борьбы за независимость испанских колоний, еще в первой половине XIX в. Панамский договор 1826 г. так и не вступил в силу, однако выраженные в нем идеи и принципы оказали значимое влияние на дальнейший процесс унификации <19>.

<19> См.: Унификация права стран Латинской Америки. Части I и II. Обзорная информация. Вып. 9 / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1991. С. 7.

В 1878 г. в столице Перу г. Лиме был созван Американский конгресс юристов, на котором представители девяти государств Латинской Америки приняли первое международное соглашение по унификации международного частного права - Конвенцию об установлении единообразных норм международного частного права. Конвенция, хотя и не вступила в силу из-за отказа подписавших ее государств ратифицировать договор, имела важное правовое значение в тех условиях. Первыми действующими договорами в области унификации международного частного права являются договоры Монтевидео 1888 - 1889 гг., которые были приняты на Первом южноамериканском конгрессе, состоявшемся в г. Монтевидео в 1888 г. Это, например, Договор о международном гражданском праве, подписанный 12 февраля 1889 г. Участниками его являются Боливия, Колумбия и Перу, (первоначально участвовавшая в Договоре Аргентина вышла из договора 27 апреля 1956 г., Парагвай и Уругвай - 12 сентября 1942 г.); Договор о международном торговом праве, подписанный 12 ноября 1889 г. Участниками являются Аргентина, Боливия, Колумбия, Перу, Парагвай и Уругвай; последние две страны вышли из договора 12 сентября 1942 г. Договор регулирует вопросы, относящиеся к торговому праву: торговые сделки и коммерсанты; торговые товарищества; страхование; морская перевозка; морская авария; вексель; банкротство.

Дальнейшая деятельность по унификации права, проводимая государствами Латинской Америки в 1890 - 1940 гг., приобрела вид работы над проектами кодексов международного публичного и частного права и осуществлялась в форме конференции американских государств или панамериканских конференций, которые регулярно проводились через каждые четыре-пять лет. Впоследствии государства Латинской Америки отказались от создания кодексов международного публичного и частного права в качестве универсально действующих, поскольку такая задача оказалась невыполнимой из-за различий в национальных законодательствах, которые не могли быть устранены.

За период с 1890 г. (с момента проведения первой Конференции американских государств) до 1948 г. (до создания Организации американских государств (ОАГ)) было проведено девять конференций американских государств. В ходе работы этих конференций были приняты конвенции в области международного частного права, среди которых и знаменитая Конвенция о международном частном праве, или Кодекс Бустаманте.

На третьей Межамериканской конференции ОАГ, которая проходила в 1967 г. в Буэнос-Айресе, был образован Межамериканский юридический комитет (МЮК), который должен способствовать прогрессивному развитию и кодификации международного права, а также изучению юридических проблем, относящихся к унификации законодательства государств - участников ОАГ. В течение второй половины 60-х гг. XX в. МЮК искал новые методы в унификации международного частного права. По предложению МЮК в Генеральной Ассамблее ОАГ было вынесено решение от 23 апреля 1971 г., в котором было определено намерение созвать Специализированную конференцию по международному частному праву. Первая Конференция состоялась в г. Панаме в январе 1975 г. С этого времени межамериканские специализированные конференции по международному частному праву (далее - CIDIP) проводились почти каждые пять лет <20>.

<20> См.: Historia del Proceso de las CIDIP's. Corte Interamericana de Derecho Internacional Privado. Comite Juridico Interamericano // URL: http://www.mexicodiplomatico.org.

CIDIP поддерживали регионалистскую и кодификационную традиции в унификации латиноамериканского частного права. В отличие от универсалистских тенденций, направленных на поиск универсальных правил разрешения коллизий, в качестве основной методологии в рамках CIDIP был избран отраслевой подход, который предполагал регулирование определенного рода общественных отношений посредством соответствующих методов правового регулирования. Прогрессивная методология унификации в международном частном праве может быть истолкована по аналогии с применяемым в международном публичном праве положением: "Подготовка конвенций осуществляется по тем вопросам, которые еще не регулируются, или по которым право еще недостаточно развито в практике отдельных государств" <21>.

<21> В статье 15 Статута Комиссии международного права ООН записано, что под "прогрессивным развитием" международного права понимается подготовка конвенций по тем вопросам, которые еще не регулируются международным правом или по которым право еще недостаточно развито в практике отдельных государств. URL: http://www.un.org/russian/dhl/resguide/specil.htm.

В соответствии с новыми подходами к унификации международного частного права, отраслевыми и прогрессивными, на специализированных межамериканских конференциях в период с 1975 по 2002 г. было принято 26 межамериканских конвенций. Так, на первой Конференции (Панама, 1975 г.) были приняты Конвенции о судебных поручениях, о получении свидетельских показаний за границей, о правовом режиме доверенности для пользования ею за границей, о коллизионном праве простых и переводных векселей и счетов, о международном коммерческом арбитраже, о коллизионном праве чеков. На второй (Монтевидео, 1979 г.) - об общих нормах МЧП, о домициле физических лиц в международном частном праве, об экстерриториальном действии иностранных судебных и арбитражных решений, об осуществлении превентивных мер, о коллизионном праве чеков и др.

Несмотря на то что методология унификации была изменена, унификация международного частного права в Латинской Америке носит проблемный характер. В частности, седьмая Межамериканская конвенция по международному частному праву (CIDIP - VII) находится на стадии подготовки, а дата ее проведения до сих пор не определена. Несовершенство договорной формы унификации международного частного права в Латинской Америке обусловлено как спецификой правовой формы унификации, так и историческими особенностями развития региона. Так, по мнению Ю. Базедова, "процедура разработки унификационных договоров представляет собой длительный бюрократический процесс, и лишь немногие конвенции вступают в силу в результате их ратификации более или менее значительным числом государств. Система исключений и оговорок превращает применение конвенций в довольно сложный процесс" <22>. Кроме того, многие конвенции остаются не ратифицированными государствами-участниками в силу несоответствия их национальному законодательству или отсутствия согласия по отдельным положениям договора. Вместе с тем в связи с участием в унификационном процессе США (в рамках ОАГ) возникла необходимость сближения между собой двух систем права: континентальной и системы общего права. Трудности согласования права США с традициями римского права и выявили необходимость поиска специальных методов, которые могли бы способствовать унификации. Обстановка осложнена тем, что в странах общего права (США и Канаде) отсутствуют писаные источники права, содержащие нормы общего характера. Поэтому юристам, занимающимся деятельностью по унификации в рамках ОАГ, необходимо найти схожие правовые институты и на основе их сформулировать общие правила. Следует также выявить несхожие институты и попытаться найти пути их сближения, в некоторых случаях даже изобретая новые правовые формулы. Факторами такого сближения являются многоступенчатость правовых решений; дух "примирения" правовых институтов, который заключается в компромиссном характере принимаемых решений. Следует заметить, что за несколько десятилетий работы ОАГ США ратифицировали всего лишь три документа: Конвенцию о судебных поручениях 1975 г. и Дополнительный протокол к ней 1979 г.; Конвенцию о международном коммерческом арбитраже 1975 г. Ратификация этих конвенций США - первый шаг к сближению континентального и общего права и правовой интеграции в рамках всего континента <23>.

<22> Базедов Ю. Возрождение процесса унификации права: европейское контрактное право и его элементы // Российский ежегодник международного права. 1998 - 1999. СПб., 1999. С. 67 - 68.
<23> См.: Maekelt T. El desarollo del Derecho Internacional Privado en las Americas // URL: www.oas.org.

Договорная форма унификации международного частного права имеет особую важность для государств Латинской Америки. В современных условиях межамериканские конвенции выполняют ряд задач: служат модельным законодательством для национальных систем международного частного права Латинской Америки и для права интеграционных объединений; не вступившие в силу договоры применяются как обычай.

Модельная форма унификации международного частного права в Латинской Америке не так распространена, как конвенционная. В различные годы в Латинской Америке разрабатывались проекты разных модельных законов. Межамериканской ассоциацией прокуратуры был подготовлен проект типового закона о прокуратуре (1963); Межамериканским советом юристов был разработан проект единообразного закона об арбитраже (1956); также были составлены проекты Модельного налогового кодекса для Латинской Америки, Типового латиноамериканского уголовного кодекса; Латиноамериканского авиационного кодекса, Гражданского процессуального модельного кодекса для Ибероамерики <24>. Эти модельные документы так и остались проектами, но отраженные в них принципы используются в качестве "руководящих линий". Можно считать, что эти правила действуют как обыкновения для регулирования соответствующих отношений.

<24> См.: Garro A.M. Armonizacon y unificacion del Derecho internacional privado en America Latina: esfuerzos, tendencias y realidades. Rome, 1993 // URL: http://www.law.columbia.edu.

Невостребованность модельной формы унификации объясняется тем, что латиноамериканские государства всегда стремились к достижению наибольшей степени единообразия при регулировании отношений с иностранным элементом и к их стабильности. При использовании модельного закона такую цель достичь сложнее: в силу его специфики страны принимают лишь сходные по содержанию нормативные акты в системе внутреннего законодательства. Однако в последнее время в условиях поиска более гибких подходов к унификации все чаще наблюдается обращение к модельной форме, о чем свидетельствует принятие Межамериканского модельного закона по гарантиям движимого имущества на VI Межамериканской конференции по международному частному праву в 2002 г. <25>.

<25> См.: Ley Modelo Interamericana sobregarantias mobiliarias // URL: http://www.oas.org.

Появление и функционирование региональных экономических блоков на латиноамериканском пространстве дали новый импульс для развития унификационного движения в регионе. В современный период формируется наднациональная форма унификации частного права, которая представляет собой выработку единообразных правил поведения, предназначенных для регулирования частноправовых отношений, возникающих в рамках интеграционного объединения <26> путем правотворчества органов интеграционного объединения, наделенных соответствующей компетенцией.

<26> Под интеграционным объединением понимается группа государств, объединенных на основе международного договора для достижения целей интеграции. В настоящее время на территории Латинской Америки действует более 22 соглашений, направленных на создание межгосударственных объединений. Примерами достаточно высокой степени интеграции государств являются Андское сообщество, Общий рынок Юга (Меркосур), Центральноамериканская система интеграции, Карибское сообщество (Кариком).

Наднационально-правовая унификация отличается от международно-правовой по ряду признаков. Во-первых, основу международной унификации частного права составляет международный правотворческий процесс, основу наднациональной унификации частного права - правотворческая деятельность уполномоченных на то органов интеграционного объединения. Во-вторых, традиционными методами международно-правовой унификации являются конвенционный и метод принятия типовых законов. Для наднациональной унификации права характерно использование метода принятия унификационных актов, исходящих от уполномоченных органов интеграционного объединения. В-третьих, инструментами международной унификации частного права являются международная конвенция и типовой закон. Инструментами наднациональной унификации можно считать директивы, решения, рекомендации, принимаемые исполнительными, законодательными и судебными органами интеграционного сообщества. В-четвертых, различается правовая природа норм, унифицированных в процессе международной унификации права, и наднациональных унификационных норм. Последние создаются наднациональными органами интеграционного объединения, и введение их в действие на территории национальных государств не требует трансформации во внутригосударственное право: они применяются напрямую, непосредственно и обладают верховенством над нормами национального права. Такое применение норм интеграционного права и их верховенства закрепляется практикой латиноамериканских судов интеграционных объединений. Суд справедливости Андского сообщества неоднократно обращался к этим вопросам: "...общий и единообразный правопорядок внутри интеграционного сообщества, основной характеристикой которого является построение автономного регулирования прямого действия, должен применяться всеми в единообразной манере и должен иметь верховенство во всех случаях над национальным правом. Из чего следует, что норма внутреннего права, каким-либо образом противоречащая или несовместимая с общим порядком или искажающая его, лишающая юридической силы или затрудняющая правильное применение коммунитарной нормы, становится неприменимой..." <27>.

<27> Решение Суда справедливости Андского сообщества от 25 сентября 2002 г. по делу о патентах // URL: http://www.comunidadandina.org.

Виды и наименования наднациональных унификационных актов различны, что связано с особенностями организационной структуры того или иного интеграционного объединения и компетенцией его органов. Наднациональные акты могут быть классифицированы по следующим основаниям: в зависимости от юридической обязательности - на обязательные и рекомендательные нормы. Например, в Андском сообществе (АС) к рекомендательным нормам относятся декларации Совета министров иностранных дел АС, а к обязательным - решения Комиссии АС и Совета министров иностранных дел, резолюции Генерального секретариата АС; по характеру иерархического взаимодействия - на первичные и вторичные (производные) нормы. В АС к первичным нормам относятся Картахенское соглашение, Договор о создании Суда справедливости Андского сообщества и Договор об учреждении Андского парламента с модифицирующими протоколами, к производным нормам - решения Андского Совета министров иностранных дел и Комиссии, резолюции Генерального секретариата, индустриальные конвенции, которые принимают государства-члены между собой в рамках процессов субрегиональной андской интеграции; по процедуре принятия - нормы, вырабатываемые на коллегиальной основе (решения, декларации Совета министров иностранных дел АС) и принятые на основе единоличного волеизъявления лица или органа (резолюции Генерального секретариата АС).

Наднациональная унификация права является закономерным итогом развития унификации в условиях интеграции. Инструменты наднациональной унификации содержат материальные нормы, исключающие решение коллизионного вопроса, связанного с необходимостью выбора соответствующего правопорядка для регулирования правоотношения. Кроме того, наднациональные унификационные акты учитывают потребности конкретной формы интеграции и оперативно обеспечивают правовое регулирование динамично развивающихся общественных отношений. Однако широкое распространение наднационального регулирования имеет определенную опасность. Внедрение наднациональных унификационных актов в национальное право ведет к усилению императивного начала в правовом регулировании частных отношений, к утрате национальной специфики внутригосударственного права. Наднациональные унификационные акты являются техническими инструментами интеграции, подчинены ее конкретным целям, в связи с чем их регулирующий потенциал ограничен.

Следующей формой унификации международного частного права, которая формируется в Латинской Америке в современный период, является судебная. В рамках интеграционных объединений Латинской Америки учреждены международные суды <28>, основная цель деятельности которых - обеспечивать единообразное формирование, толкование и применение права в рамках интеграционного объединения, для чего они наделены соответствующей компетенцией. Решения "интеграционных" судов выполняют ряд унифицирующих функций (правотворческую, контрольную, компенсаторную, коммуникативную, педагогическую), участвуя таким образом в создании унифицированного правового пространства в рамках интеграционного объединения.

<28> Суд справедливости Андского сообщества учрежден на основании Договора 1979 г.; Постоянный ревизионный суд Меркосура действует на основании Протокола Оливос 2002 г.; Карибский суд справедливости основан Договором об учреждении Карибского суда справедливости 2001 г.; Центральноамериканский суд справедливости создан Протоколом Тегусигальпа 1991 г.

В современных условиях динамичного развития международных хозяйственных отношений унификация права, в особенности международного частного права, приобретает все большее значение, так как она обеспечивает связь и взаимодействие правовых систем разных государств. Международное частное право составляет сущностный элемент интеграции межамериканских отношений: его нормы имеют непосредственный резонанс в деятельности физических лиц, фирм и экономической активности в целом, облегчая ежедневный оборот товаров, услуг, капиталов, сотрудничество между судьями и национальными властями <29>.

<29> См.: Rodriguez M.A. Las Conferencias Interamericanas especializadas en Derecho Internacional Privado (CIDIP) // URL: www.w3.uniromal.it.

Исторический экскурс показал, что страны Латинской Америки за долгие годы плодотворной и напряженной работы накопили богатый опыт в области унификации международного частного права, который представляет несомненный интерес и для нас, особенно в условиях реформирования унификационных процессов на постсоветском пространстве.

Библиографический список

Historia del Proceso de las CIDIP's. Corte Interamericana de Derecho Internacional Privado. Comite Juridico Interamericano // URL: http://www.mexicodiplomatico.org.

Levene R. Historia del derecho argentino. T. II. Buenos Aires, 1946.

Recopilacion de las leyes de los Reynos de las Indias. T. I. Madrid, 1943.

Rodriguez M.A. Las Conferencias Interamericanas especializadas en Derecho Internacional Privado (CIDIP) // URL: www.w3.uniromal.it.

Вилкова Н.Г. Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам // Право и экономика. 1997. N 4.

Гарсия-Гарридо М.Х. Римско-правовое наследие в кодексах Латинской Америки // Римское частное и публичное право: многовековой опыт развития европейского права: Материалы заседаний IV Международной конференции. Москва-Иваново-Суздаль, 25 - 30 июня 2006 г.

Де ла Вега И.Г. История государства инков. Л., 1974.

Жидков О.А. История государства и права стран Латинской Америки. М., 1967.

Ланда Д. Сообщение о делах в Юкатане. М.; Л., 1955.

Унификация права стран Латинской Америки. Части I и II. Обзорная информация. Вып. 9 / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1991.