Мудрый Юрист

Процессуальная деятельность арбитражного суда первой инстанции как фактор укрепления и обеспечения законности в сфере экономического правосудия *

<*> Solovy'h S.Zh. Procedural activity of arbitrazh court of the first instance as a factor of strengthening and securing legitimacy in the sphere of economic justice.

Соловых С.Ж., доцент кафедры арбитражного процесса ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", кандидат юридических наук.

Автор статьи исследует категорию "процессуальная деятельность" арбитражного суда первой инстанции. Анализируется ее структура и функции в процессе осуществления правосудия. Делаются выводы о том, что именно независимость арбитражного суда является фундаментальной процессуальной гарантией.

Ключевые слова: процессуальная деятельность, независимость, беспристрастность, принципы, процессуальные гарантии.

The author of article investigates a category "remedial activity" arbitration court of the first instance. Its structure and functions in the course of justice realisation is analyzed. Conclusions what independence of arbitration court is a fundamental remedial guarantee become.

Key words: remedial activity, independence, impartiality, principles, remedial guarantees.

В отечественной процессуальной науке к вопросу о понятии такой научной категории, как "процессуальная деятельность", обращались неоднократно. И в данном случае эта категория рассматривалась применительно к понятию гражданского процессуального правоотношения <1>.

<1> См.: Мозолин В.П. Гражданское процессуальное правоотношение по советскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954; Гурвич М.А. К вопросу о предмете науки советского гражданского процесса // Ученые записки ВИЮН. 1955. Вып. 4; Жеруолис И. Сущность советского гражданского процесса. Вильнюс, 1969; Щеглов В.Н. Гражданское процессуальное правоотношение. М., 1966; и т.д.

Это объясняется тем, что наука арбитражного процессуального права насчитывает всего несколько десятилетий, а "формирование ее предмета познания в нынешнем (т.е. судебном) формате - и вовсе дело всего лишь последних полутора десятков лет" <2>.

<2> Пацация М.Ш. Процессуальная деятельность проверочных инстанций арбитражного суда. Проблемы эффективности. М.: Маска, 2008. С. 26.

Поэтому исследование категории "процессуальная деятельность" и ее влияние на укрепление законности в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности целесообразно рассматривать во взаимосвязи с результатами, достигнутыми в общей доктрине процессуального права, так как в дальнейшем это поможет выявить определенную специфику правовой природы процессуальной деятельности арбитражного суда.

Следует согласиться с определением юридической деятельности, данным В.Н. Карташовым, которое отражает качественную определенность и может быть применено к анализу рассматриваемых вопросов, связанных с содержанием, структурой, формой и функциями процессуальной деятельности.

Под юридической деятельностью он понимает объективированную в официальных актах, опосредованную правом, интеллектуально-волевую, управленческую, производственно-трудовую деятельность компетентных учреждений и организаций, которая осуществляется в определенных процедурно-процессуальных формах с помощью специальных юридических действий и операций, способов и средств, направленных на решение общественных задач и функций (создание законов, отправление правосудия, визирование фактов и т.п.) и удовлетворение тем самым публичных и частных потребностей и интересов <3>.

<3> См.: Карташов В.Н. Юридическая деятельность: проблема теории и методологии: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1990. С. 12.

Данная точка зрения на определение понятия юридической деятельности позволяет с учетом действующего арбитражного процессуального законодательства выделить признаки процессуальной деятельности арбитражного суда:

В современных научных изысканиях, посвященных процессуальной деятельности арбитражного суда, было дано определение данной научной категории как совершаемых судом на основании имеющихся полномочий процессуальных действий, связанных с рассмотрением по существу правовых конфликтов и иных дел, с проверкой правомерности судебных актов нижестоящих судов (и их пересмотром в случаях, установленных законом), а с также контролем за исполнением судебных постановлений, находящих выражение в его судебных актах <4>.

<4> См.: Пацация М.Ш. Указ. соч. С. 63.

С данным определением следует согласиться, так как определенно данное понятие охватывает всю процессуальную активность суда, которая отличается от соответствующей активности других участников процесса, а с другой - оно позволяет отличать эту деятельность суда от совершаемых им на основании закона иных юридических действий <5>.

<5> См.: Там же. С. 60.

Но в то же время следует разграничивать деятельность судов первой инстанции и деятельность судов проверочных инстанций. И это разграничение идет от полномочий и функций суда той или иной инстанции, которые, в свою очередь, имеют свой объект и предмет деятельности.

Соглашаясь с мнением М.Ш. Пацация, что процессуальная деятельность относится к понятию судопроизводственного категориального ряда, следует отметить, что именно оно и отражает различные процессуальные грани движения судебного дела, а судебное дело, как известно, движется, именно проходя различные инстанции. Таким образом, суды различных инстанций осуществляют свои полномочия в зависимости от задач и целей как единого судопроизводства в арбитражных судах и от задач и целей, стоящих непосредственно перед судом каждой инстанции.

Двигаясь дальше в логике рассуждений, посыл которого: судопроизводство - категория, связанная с формой реализации судебной власти, т.е. формой правосудия, логично прийти к выводу, что, исходя из ст. 125 Конституции Российской Федерации, ст. 1 АПК РФ, правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами, то законодательно следует указывать на понятие "арбитражное судопроизводство", так как именно в данной форме и осуществляется правосудие в сфере предпринимательской деятельности.

Более того, как нам видится, конституционное законодательное закрепление данного термина уже назрело в правовой науке. Его включение позволит как исключить различные терминологические неточности в процессуальной науке, так и в дальнейшем повышать уровень отправления правосудия в арбитражных судах, путем совершенствования арбитражного процессуального законодательства.

Указание на четыре вида судопроизводства в ст. 118 Конституции Российской Федерации и невключение данного арбитражного судопроизводства, как нам видится, заключается только в том, что при разработке и принятии Конституции Российской Федерации система государственных арбитражных судов находилась в стадии становления. Разработка АПК РФ 1992 г. и Конституции Российской Федерации проводилась различными рабочими группами, которые работали параллельно, и не было учтено, что создание новой ветви судебной системы - арбитражных судов повлечет и специфическую форму реализации судебной власти.

Поэтому до сегодняшнего момента законодатель указывает на два вида судопроизводства, посредством которых реализуется правосудие в арбитражных судах, - гражданского и административного. Хотя при более детальном рассмотрении арбитражного процессуального законодательства, а также при изучении колоссального количества диссертационных исследований, разработанных в рамках науки арбитражного процессуального права, можно проследить, что арбитражно-процессуальная форма уже как минимум 10 лет имеет свои специфические отличия от гражданской процессуальной формы, и эти отличия только углубляются, указывая на совершенно различные пути совершенствования процессуальной деятельности арбитражных судов.

И в данном аспекте следует согласиться с П.С. Элькиндом, что применение норм процессуального права является способом применения норм материального права <6>.

<6> См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963. С. 138 - 139.

Тем самым исключение из правоприменения норм процессуального права не является возможным, так как в этом случае правосудие не достигнет своих целей в связи с тем, что закон устанавливает обязанность арбитражного суда следовать установлению арбитражного процессуального законодательства (ч. ч. 2, 4 ст. 270 АПК РФ, ч. ч. 2, 4 ст. 288 АПК РФ).

Таким образом, можно дать более четкое определение процессуальной деятельности арбитражного суда первой инстанции, которую можно определить как объективированную в судебных актах, опосредованную правом, интеллектуально-волевую деятельность арбитражного суда, которая осуществляется в арбитражно-процессуальной форме с помощью специальных юридических действий, способов и средств, направленных на решение задач и функций, стоящих перед арбитражными судами первой инстанции, и удовлетворение тем самым публичных и частных потребностей и интересов.

Являясь самостоятельной системой и представляя собой целенаправленную деятельность, процессуальная деятельность арбитражного суда имеет свои цели, задачи, функции и процессуальную форму.

В юридической литературе при изучении понятия процессуальной деятельности были высказаны различные точки зрения по данному вопросу.

Определяя место фактических действий в процессуальном отношении, В.П. Мозолин различал внешнюю и внутреннюю стороны процессуальной деятельности, причем внешнюю сторону относил к содержанию процессуального правоотношения, а внутреннюю считал ее объектом <7>.

<7> См.: Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном отношении // Советское государство и право. 1955. N 6. С. 55.

Данная точка зрения была подвергнута критике со стороны Д.Р. Джалилова, который утверждал, что к внешней стороне процессуальной деятельности относится процессуальная деятельность, совершаемая субъектами в силу их обязанностей, а к внутренней - на основе их прав <8>.

<8> См.: Джалилов Д.Р. Гражданское процессуальное правоотношение и его субъекты. Душанбе, 1962. С. 26.

Не разделяя предыдущие мнения, В.Н. Щеглов утверждал, что деятельность, совершаемая на основе юридической обязанности, как и деятельность по осуществлению субъективных прав и односторонних правомочий, является процессуальной, ибо она регулируется нормами процессуального права <9>.

<9> См.: Щеглов В.Н. Указ. соч. С. 77.

Следует согласиться с точкой зрения В.Н. Щеглова, так как деятельности суда, в нашем случае арбитражного суда, с ее внутренней стороны нет в процессуальном правоотношении, она оказывается вне правоотношения.

Процессуальными действиями могут быть только те действия, которые предусмотрены арбитражным процессуальным законодательством и с которыми нормы АПК РФ связывают арбитражно-процессуальные последствия.

Также в юридической науке различают процессуальную деятельность в узком и широком смыслах. Например, М.А. Гурвич различал процессуальную деятельность в узком и широком смысле, где в узком смысле, по его мнению, является процессуальная деятельность, которая вызывает возникновение, изменение и прекращение процессуальных правоотношений и совершается только лицами, участвующими в деле, а процессуальная деятельность в широком смысле охватывает любые действия, совершаемые в соответствии с процессуальным законом, в том числе свидетелей, заключение экспертов <10>.

<10> См.: Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 46.

В науке уголовного процессуального права П.С. Элькинд отмечал, что процессуальная деятельность в узком смысле осуществляется органами следствия, прокуратуры и суда и составляет основу уголовного процесса, а деятельность остальных участников процесса является производной и входит в понятие уголовно-процессуальной деятельности в широком смысле слова <11>.

<11> См.: Элькинд П.С. Правоотношения в советском уголовном процессе. Вестник ЛГУ. Серия "Экономика, философия и право". N 5. 1959. Вып. 1. С. 97.

На наш взгляд, который во многом определен точкой зрения М.С. Строговича <12>, процессуальная деятельность в узком смысле представляет собой деятельность арбитражного суда как обязательного субъекта арбитражных процессуальных отношений, так как именно арбитражный суд осуществляет властные полномочия и находится в правоотношениях со всеми другими субъектами арбитражного процесса. К процессуальной деятельности в широком смысле в этом случае будет относиться процессуальная деятельность арбитражного суда, т.е. процессуальная деятельность в узком смысле и процессуальная деятельность всех других субъектов процесса.

<12> См.: Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М.: Изд-во АН СССР, 1951. С. 34 - 35.

Рассматривая процессуальные действия, являющиеся элементарными компонентами процессуальной деятельности <13> и представляющие собой предусмотренные законом действия, с которыми правовые нормы связывают процессуальные последствия <14>, следует сказать, что процессуальные действия арбитражного суда являются основными юридическими фактами, которые влияют на динамику процесса <15>.

<13> См.: Жеруолис И. Указ. соч. С. 68.
<14> См.: Там же. С. 78.
<15> См.: Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. М., 1923. Т. 1. С. 645.

Поэтому в процессуальной деятельности арбитражного суда следует выделять два вида процессуальных действий. Первый будет включать в себя процессуальные действия, являющиеся юридическими фактами, а вторая - процессуальные действия по осуществлению процессуальных прав и обязанностей, которые юридическими фактами не являются. Данная классификация процессуальных действий является наиболее приемлемой для анализа исследуемой проблемы и отражает классификацию процессуальных действий в процессуальной науке <16>.

<16> См.: Чечот Д.М. Участники гражданского процесса. М.: Госюриздат, 1960. С. 10; Джалилов Д.Р. Указ. соч. С. 10; и т.д.

Являясь одной из составляющей судебной деятельности, процессуальная деятельность арбитражного суда как одного из участников судебного процесса решает не только задачи, стоящие перед арбитражными судами в целом, но и свои специфические задачи, посредством решения которых она достигает единую цель судебной деятельности, а именно защиту нарушенных и оспариваемых прав и охраняемых законом интересов.

Задачи, которые стоят перед арбитражными судами, в полной мере подчеркивают особенности данного вида юридической деятельности и ее целевую направленность.

Для процессуальной деятельности арбитражного суда характерно то, что это не только целевая и сознательная деятельность, которая направлена на достижение определенных правовых результатов путем применения процессуального познания, а то, что данный вид юридической деятельности имеет полную регламентацию нормами арбитражного процессуального права, достигнутые результаты оформляются официальными документами - судебными актами, и именно посредством процессуальной деятельности реализуются властные полномочия органа государственной власти.

Задачи и цели являются разными общественными категориями. В "Толковом словаре русского языка" они определяются следующим образом: "цель - предмет стремления, то, что надо, желательно осуществить, а задача - это то, что требуется исполнить, разрешить" <17>. Фактически похожие определения имеют несомненное различие, так как задача представляется как деятельность, а цель - как желаемое будущее событие <18>.

<17> Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 2000. С. 203, 873.
<18> См.: Философский энциклопедический словарь. М., 2000. С. 506.

Процессуальные задачи существуют и реализуются в диалектическом взаимодействии с задачами по восстановлению нарушенного или оспоренного субъективного права, по привлечению к имущественной ответственности граждан и организаций, виновных в создании правового конфликта, послужившего обращением в арбитражный суд с исковым заявлением. Иными словами, задачи, закрепленные в арбитражном процессуальном законодательстве, а именно в ст. 2 АПК РФ, "предопределяют задачи материально-правового содержания по принудительному осуществлению субъективных прав" <19>.

<19> Зайцев И.М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1990. С. 15.

В равной степени задачи процессуальной деятельности арбитражного суда связаны с социальными установками арбитражных судов в целом. Как справедливо отмечет Э.С. Мурадьян, задача суда не может ограничиваться юридической правильностью процесса. Социальная обязанность судей заключается в том, чтобы обеспечить понимание участвующими в деле лицами сути совершаемых процессуальных действий. Особой задачей следует считать достижение такого уровня ясности судопроизводства, при котором стороны и судебная аудитория самостоятельно способны осознать, каким должно быть предстоящее судебное решение <20>.

<20> См.: Мурадьян Э.С. Взаимосвязь правосудия и законности // Советская юстиция. 1985. N 17. С. 14.

Поэтому задачи, сформулированные в ст. 2 АПК РФ, следует рассматривать как общие задачи судебной деятельности, а к специфическим задачам процессуальной деятельности следует относить следующие:

  1. движение производства по делу;
  2. оказание участвующим в деле лицам помощи в осуществлении субъективных прав;
  3. исследование заявленного спора о праве, позиций сторон в правовом конфликте, выяснение обстоятельств дела, анализ доказательств;
  4. добровольность урегулирования конфликта в суде путем примирения сторон;
  5. быстрота и процессуальная экономичность производства в арбитражном суде.

Процессуальная деятельность арбитражного суда первой инстанции имеет существенные отличия от деятельности иных субъектов арбитражного процесса, а именно от деятельности лиц, участвующих в деле, и лиц, содействующих осуществлению правосудия.

Данные отличия, на наш взгляд, сконцентрированы, во-первых, в особенностях правового статуса арбитражного суда как субъекта арбитражного процесса, а во-вторых, в принципах процессуальной деятельности арбитражного суда.

Рассматривая требования к правовому статусу арбитражного суда как субъекту арбитражного процесса, следует указать на то, что арбитражный суд как субъект арбитражного процессуального правоотношения всегда является обязательным субъектом, так как "его действия являются непременным элементом любого юридического состава, обусловливают возможность возникновения всякого процессуального правоотношения" <21>.

<21> Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 41.

Особенности правового положения арбитражного суда обусловлены тем, что он реализует своей деятельностью правомочия органа государственной власти, на который возложена обязанность по осуществлению правосудия.

Поскольку судьи осуществляют власть, то оборотной стороной этой власти является ответственность за ее надлежащее и законное осуществление. В рационально организованных обществах должен быть баланс между этими двумя понятиями. Поэтому элементами правового статуса арбитражного суда следует считать: права и обязанности, ограничения и гарантии, юридическую ответственность, а также юридические государственно-властные полномочия.

Арбитражный суд как участник арбитражного процесса является субъектом, у которого правомочия и обязанности соответствуют правомочиям и обязанностям всех субъектов процессуальных правоотношений, взятых вместе.

И арбитражный суд, в отличие от других субъектов арбитражного процесса, несет обязанность по осуществлению правосудия перед государством, которое наделило его этими полномочиями, и обязанность по реализации своих полномочий перед лицами, участвующими в деле. Данная точка зрения нашла отражение у многих авторов, занимающихся проблематикой процессуально-правового статуса суда в процессе <22>.

<22> См.: Бабаков В.А. Гражданская процессуальная обязанность. Саратов, 2001. С. 53; Елисейкин П.Ф. Гражданские процессуальные правоотношения. Ярославль: Изд-во Ярославского гос. ун-та, 1975. С. 71; Чечина Н.А. Указ. соч. С. 54; Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970.

Арбитражный суд как субъект арбитражного процесса, от действий которого зависит движение процесса, в отличие от лиц, участвующих в деле, должен соответствовать требованиям независимости и беспристрастности, так как это является одной из составляющих права на справедливое судебное разбирательство.

Независимость судей должна рассматриваться как неотъемлемый и, более того, важнейший элемент обеспечения реального правосудия в собственном смысле слова и надлежащего процесса.

Также общепризнанным является, что независимость судей не должна рассматриваться как их личная привилегия, обусловленная их статусом; этот конституционный принцип одновременно является важнейшей гарантией права граждан на судебную защиту, гарантией беспристрастности суда, через которую единственно возможно вынесение справедливого решения.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод в ст. 6 закрепляет право на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом за каждым человеком и гражданином.

Независимость судьи гарантируется ч. 1 ст. 120 Конституции Российской Федерации, предполагает и его беспристрастность. Принцип беспристрастности, включенный в Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов (утверждены Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 6 сентября 1985 г.), понимается как обязанность судебных органов решать переданные им дела на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам.

Роль, которая отводится судебной власти в правовом государстве, заставляет предъявлять к ней особые требования. Чтобы выполнять возложенную на судебную власть высокую миссию по обеспечению верховенства права, судебная власть должна быть сильной, независимой, авторитетной, беспристрастной и справедливой <23>.

<23> См.: Григорьева Т.А. Указ. соч. С. 16.

Особая роль суда как органа судебной власти в современном правовом государстве предопределяет высокие требования к лицам, которым доверяется осуществление судебной власти на профессиональной основе. Даже формальные требования к кандидатам на судейские должности являются наиболее жесткими по сравнению с условиями занятия иных государственных должностей.

Российское законодательство, устанавливающее требования к статусу судей, в полной мере воспринимает положения ст. 21 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые гласят, что "судьи должны обладать самыми высокими моральными качествами и удовлетворять требованиям, предъявляемым при назначении на высокие судебные должности, или быть правоведами с общепризнанным авторитетом" <24>.

<24> Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 2. Ст. 163; Бюллетень международных договоров. 2001. N 3. С. 3 - 44. Конвенция ратифицирована Россией - Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ. Конвенция вступила в силу для России 5 мая 1998 г.

Требования к кандидатам на судейские должности объясняются целью статуса судей, на который кандидаты претендуют, так как для осуществления специфических судебных функций необходим высокий профессионализм, от которого зависит обеспечение личных прав граждан, обращающихся за защитой в государственные суды. Нравственные, образовательные и профессиональные требования к личности судьи не только обеспечивают его способность отправлять правосудие, но и тесно связаны с его независимостью от посторонних воздействий. Судебная власть, представляемая некомпетентными лицами, в любом случае оказывается под чьим-либо влиянием.

Целью статуса судьи является "обеспечение компетентности, независимости и беспристрастности, которых каждый гражданин вправе ожидать от судебных инстанций и от каждого судьи, которому доверена защита его прав" <25>.

<25> Пункт 1.1 Европейской хартии о статусе судей. Пояснительный меморандум. Страсбург, 8 - 10 июля 1998 г.

В современном российском законодательстве большое внимание уделяется обеспечению правовых гарантий надлежащего осуществления судьей своих полномочий, и в первую очередь обеспечению реальной независимости судей. В конечном счете эффективность работы судов по обеспечению законности и правопорядка, охране конституционного строя и защите прав и законных интересов физических и юридических лиц во многом определяется тем положением, которое судьи занимают в обществе.

Обеспечить реализацию гарантированного государством права на судебную защиту всем гражданам независимо от того, какую роль они играют в правовом конфликте, и постановление законного, обоснованного и справедливого решения может лишь суд - беспристрастный и объективный.

Кодекс судейской этики содержит положения о том, что "судья обязан быть беспристрастным, не допускать влияния на свою профессиональную деятельность со стороны кого бы то ни было. При исполнении своих обязанностей судья не должен проявлять предубеждения расового, полового, религиозного или национального характера" <26>.

<26> Кодекс судейской этики. Утвержден VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 г. URL: http://www.vkks.ru/ss_detale.php?id=22.

Беспристрастность является одним из важнейших условий обеспечения объективного, непредвзятого и всестороннего рассмотрения дела и вынесения по нему справедливого и обоснованного решения.

В свою очередь, объективность - это качество, суть которого состоит в требовании, предопределяющем такое отношение к рассмотрению дела, которое позволяет выявить как подтверждающие, так и отрицающие обстоятельства, на которых сторона строит свои утверждения относительно наличия или отсутствия того или иного факта, и в итоге постановить законное, обоснованное и справедливое судебное решение.

Абстрактно, конечно, можно представить себе каждую из этих категорий отдельно, но в динамике арбитражных процессуальных отношений они неразделимы и равноценны, как равнозначны и объекты, обеспечиваемые каждой из них, - интересы правосудия и законные интересы хозяйствующих субъектов.

Таким образом, на сегодняшний день независимость судей следует рассматривать как:

Процессуальная деятельность арбитражного суда при рассмотрении второго элемента, который указывает на ее специфику, обладает рядом отличительных признаков от процессуальной деятельности иных участников арбитражного процесса. И эта специфика, по нашему мнению, заключена в действиях принципов, которые выражают общую направленность и наиболее существенные черты указанной деятельности <27>.

<27> См.: Александров Н.Г. Социалистические принципы советского права // Советское государство и право. 1948. N 11. С. 17.

Своеобразие принципов связано с природой юридических норм, в которых они закреплены, и средой их реализации. Главное в характеристике принципов состоит в том, что в них сформулированы качественные особенности судопроизводства, социально-юридическая направленность отрасли права <28>, и, являясь нормой права, они должны четко определять правило поведения, права и обязанности, т.е. принцип должен иметь ясное название и четкую формулировку.

<28> См.: Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982. С. 28.

При осуществлении процессуальной деятельности арбитражный суд первой инстанции использует только ему присущие методы.

Метод - это всеобщее правило, способ познания, душа всякой объективности <29>. Метод - это способ действий, способ получения результата, избранный исследователем путь познания, конкретные приемы операции действия и воздействия <30>.

<29> См.: Гегель. Наука логики. М., 1972. С. 87, 290.
<30> См.: Кант И. Критика чистого разума. М., 1994. С. 497.

Рассматривая требования, которые законодатель устанавливает к правовому статусу судьи, следует отметить, что всего его действия в процессе рассмотрения и разрешения дела должны не только совершаться в соответствии с требованиями арбитражной процессуальной формы, но и мотивироваться внутренним убеждением в своей правоте и справедливости совершаемого.

Методологические основания приобретения судом знаний об исследуемом предмете содержатся в той или иной мере в гл. 7 АПК РФ "Доказательства и доказывание", но, по мнению некоторых ученых, специфических законов судебного познания не существует, и еще меньше они отражены в нормах процессуального права <31>.

<31> См.: Амосов С.М. Указ. соч. С. 108.

Соглашаясь с точкой зрения М.А. Фокиной о том, что "философская методология дает самый общий подход к исследованию или практическому действию и автоматический перенос философских положений на решение конкретных проблем вряд ли даст положительный результат" <32>, следует сказать, что философские положения о познании для реализации в методах и приемах судебного познания должны в обязательном случае соответствовать требованиям действующего законодательства.

<32> Фокина М.А. Теория и практика доказывания в состязательном гражданском судопроизводстве. СПб., 1999. С. 75 - 76.

Фактически процессуальная деятельность арбитражного суда должна представлять собой сплав правовых требований закона и нравственных требований, только в этом случае появляется возможность получить тот результат, который будет облечен в форму законного и справедливого судебного решения.

Вследствие вышеизложенного необходимо сказать, что именно процессуальная деятельность арбитражного суда обеспечивает правомерность и справедливость вынесенных судебных актов, тем самым реализуя задачи арбитражного судопроизводства по укреплению законности в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.