Мудрый Юрист

Положение органов, выступающих в суде от имени юридических лиц *

<*> Buldakova A.A. Status of bodies appearing before the court on behalf of juridical persons.

Булдакова А.А., соискатель кафедры гражданского процесса Московской государственной юридической академии.

Автор статьи полагает, что орган, выступающий в суде от имени юридического лица, является его неотъемлемой частью. А также что действия органов юридического лица, совершенные в суде, считаются исходящими от самого юридического лица.

Ключевые слова: юридическое лицо, орган юридического лица, судебный представитель, гражданский процесс, представительство, правосубъектность юридического лица.

The author of the article believes that the agency appearing before the court on behalf of juridical person is the integral part thereof. And also the actions of bodies of juridical person committed in the court are considered to be the actions of the juridical person.

Key words: juridical person, body of juridical person, judicial representative, civil procedure, representation, legal personality of juridical person.

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (п. 1 ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно ч. 4 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) дела организаций в арбитражном суде ведут их органы, действующие в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами организаций. Часть 2 ст. 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) указывает на то, что дела организаций в суде ведут их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

Считаем, что в указанных выше нормах имеются неточности, а именно ч. 4 ст. 59 АПК РФ и ч. 2 ст. 48 ГПК РФ необходимо дополнить словами "...и (или) их представители в рамках надлежаще оформленных полномочий".

Также считаем, что формулировка "дела организаций в суде" является не совсем удачной, так как в качестве истца либо ответчика в суде может выступать не всякая организация, а организация - юридическое лицо, поэтому, с нашей точки зрения, наиболее приемлемой формулировкой является "дела юридических лиц в суде". Таким образом, в своей работе мы будем использовать данную нами формулировку.

Процессуальное положение органа юридического лица остается дискуссионным и в настоящее время.

Являются ли органы юридического лица его представителями? До сих пор законодатель не дает конкретного ответа на этот вопрос.

Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

В п. 13 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 апреля 1998 г. N 33 "Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций" <1> сказано, что сделка по приобретению акционерным обществом размещенных им акций была признана недействительной, как совершенная с нарушением требований законодательства, поскольку представитель истца, заключивший договор купли-продажи по доверенности последнего, являлся одновременно генеральным директором общества, акции которого были предметом сделки. В соответствии с п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении другого лица, представителем которого он также является. Генеральный директор акционерного общества нарушил это требование, ибо заключил договор от имени истца в пользу акционерного общества, исполнительным органом которого он являлся и от имени которого совершал сделки в силу занимаемого положения. При таких условиях на основании ст. 168 ГК РФ заключенный им договор является ничтожным.

<1> Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

Однако в своем Постановлении от 11 апреля 2006 г. N 10327/05 Президиум ВАС РФ отмечает, что органы юридического лица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и, следовательно, выступать в качестве представителей юридического лица в гражданских правовых отношениях. Изложенную норму принято толковать так, что орган юридического лица является его неотъемлемой частью.

В науке гражданского процессуального права взгляды по вопросу о том, какое положение занимают органы юридического лица в гражданском процессе, разошлись.

Одни авторы считают, что действия органов юридического лица, совершенные в процессе, считаются исходящими от самого юридического лица <2>. Например, В.М. Шерстюк утверждает, что орган юридического лица не является в суде его представителем и что действия органа юридического лица в пределах, предусмотренных законом, уставом или положением, связанные с защитой прав и законных интересов юридического лица, являются действиями самого юридического лица <3>.

<2> См.: Грибанов В.П. Юридические лица. М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1961. С. 27; Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. М.: Юридическая литература, 1964. С. 89; Черепахин Б.Б. Органы и представители юридического лица // Учен. зап. ВНИИСЗ. 1969. Вып. 14. С. 137; Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Часть первая (по исправленному и дополненному 8-му изданию, 1902). М., 1997. С. 127 - 128.
<3> См.: Шерстюк В.М. Судебное представительство по гражданским делам. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 48.

Другие полагают, что органы юридических лиц выступают в суде в качестве их законных представителей <4>. Так, Д.М. Чечот отмечает, что никакого другого процессуального положения, кроме положения представителя юридического лица, его руководитель занимать не может.

<4> См.: Чечот Д.М. Участники гражданского процесса. М., 1960. С. 145 - 146; Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1954. С. 123.

Нам представляется правильной первая точка зрения. Говоря о том, что органы юридического лица не являются его представителями, необходимо определить характер взаимоотношений между юридическим лицом и его органом, а также ряд признаков, которые и являются основой для разграничения понятий судебного представителя и органа юридического лица.

Во-первых, необходимо установить характер правоотношения между судебным представителем и юридическим лицом, а также между юридическим лицом и его органом.

"Если между представителем, являющимся самостоятельным субъектом права, и юридическим лицом возникают определенные правовые отношения, в силу чего представитель действует на основании выданной ему компетентным органом юридического лица доверенности, то между юридическим лицом и его органом, не являющимся самостоятельным, обособленным от юридического лица субъектом прав и обязанностей, правовых отношений не возникает, поскольку всякое юридическое отношение предполагает наличие двух самостоятельных субъектов права" <5>.

<5> Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Указ. соч. С. 91.

А.Ф. Козлов указывает, что ведение дела органом юридического лица не является судебным представительством, так как в этом случае в суде участвует сам юридический субъект в лице своего органа <6>.

<6> См.: Козлов А.Ф. Советское гражданское процессуальное право / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1965. С. 102.

Е.А. Суханов справедливо отмечает, что действия органов признаются действиями самого юридического лица. Будучи частью юридического лица, его органы, в отличие от представителей, не являются субъектами права, а потому не нуждаются в доверенности для совершения сделок от имени юридического лица <7>.

<7> См.: Суханов Е.А. Юридические лица как участники гражданских правоотношений // Гражданское право: Учеб.: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. Т. 1. С. 192.

Иной точки зрения придерживается Г.Ф. Шершеневич. В частности, он отмечает: "Обладая имущественной правоспособностью, юридическое лицо как фиктивное, не имеющее возможности самостоятельно вступать в отношения с третьими лицами, совершать сделки, облекать их в форму, - нуждается, очевидно, в особых представителях, чьи действия могли бы считаться действиями юридического лица. Через посредство этих органов юридическое лицо приобретает права и принимает на себя обязанности. Представители, деятельность которых восполняет отсутствие дееспособности юридических лиц, выполняют свою задачу или в пределах указаний закона (публичное юридическое лицо), или же в пределах данного им полномочия (частное юридическое лицо), которое, однако, не может выходить из границ цели, для которой существует юридическое лицо. В этих пределах юридическое лицо несет ответственность за действия его органов" <8>.

<8> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. СПб., 1907. С. 124.

Г.В. Цепов также указывает, что действия лица, исполняющего функции директора, необходимо признать особым видом представительства <9>.

<9> См.: Цепов Г.В. Понятие органа юридического лица по российскому законодательству // Правоведение. 1998. N 3. С. 92.

С.Н. Братусь утверждает следующее: "...органом являются те живые люди, которые вырабатывают волю общественного образования как единого целого. Орган - это та часть целого, в котором проявляется деятельность целого. Поэтому органом... нельзя считать должность как определенную компетенцию и вытекающие из нее действия, которые выполняет юридическое лицо..." <10>.

<10> Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 113.

Поскольку в рамках отношений представительства одно лицо (представитель) выступает от имени и в интересах другого лица (представляемого), постольку мы считаем, что судебный представитель и юридическое лицо являются самостоятельными субъектами права и реализуют свои гражданские правовые отношения на основании договора и (или) доверенности. Между тем орган юридического лица не является субъектом права, своими действиями реализует правосубъектность юридического лица в судебном процессе и в силу п. 3 ст. 53 ГК РФ участвует во внутренних отношениях юридического лица.

Во-вторых, при ведении дел в суде у судебного представителя и органа юридического лица объем полномочий и основания их возникновения различны.

Действия органа считаются действиями самого юридического лица, а представитель в рамках полномочий действует самостоятельно, несмотря на то что права и обязанности возникают непосредственно у представляемого. Если орган действует на основании устава юридического лица, то представитель - на основании доверенности, выданной компетентным органом от имени юридического лица. Орган наделяется правомочиями со стороны субъектов, стоящих за юридическим лицом, что оформляется уставом юридического лица, тогда как представитель наделяется полномочиями со стороны органа во исполнение обязанностей, возложенных на сам орган, что оформляется доверенностью. Компетенция органа состоит из совокупности принадлежащих ему правомочий, которые не являются субъективным правом органа, а принадлежат самому юридическому лицу, которое (или те, кто за ним стоит) распределяет эти правомочия между органами. Компетенция есть закрепленный за каждым органом круг действий, посредством которых осуществляется дееспособность юридического лица <11>.

<11> См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 200 - 208.

Б.Б. Черепахин подчеркивает, что орган представляет юридическое лицо, но не представительствует от его имени. Проблема в том, что категория полномочия разрабатывается только в теории представительства, а следовательно, из смысла гражданского права получается, что полномочиями должен обладать только представитель <12>.

<12> См.: Черепахин Б.Б. Органы и представители юридического лица // Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 472.

В отличие от общепринятого мнения Я.А. Розенберг считает, что юрисконсульт (состоящий в штате юридического лица) является органом юридического лица, а не его представителем <13>. Мы считаем такую точку зрения необоснованной, так как в данном случае юрисконсульт не обладает признаками органа юридического лица.

<13> См.: Розенберг Я.А. Представительство в советском гражданском процессе. Л., 1979. С. 116 - 117.

Таким образом, в том случае, если в судебном процессе от имени юридического лица выступает его генеральный директор, то он действует в соответствии с учредительными документами такого юридического лица, при ситуации, когда от имени юридического лица выступает юрист <14>, ему необходимо письменное полномочие для представительства в суде, соответственно, выдаваемое компетентным органом.

<14> В том числе и состоящий в штате данного юридического лица.

В-третьих, юридическое лицо, выступающее в гражданском процессе в качестве истца либо ответчика, в отличие от судебного представителя является лицом, участвующим в деле, а следовательно, орган, выступающий в судебном процессе от имени юридического лица, пользуется правами лица, участвующего в деле.

Анализируя процессуальное положение органов, выступающих в судебном процессе от имени юридического лица, нельзя не указать на реализацию правосубъектности как самого юридического лица, так и его органа.

Юридическое лицо выражает свою дееспособность через свои органы, которые совершают от его имени действия, выражающие его волю.

Е.В. Богданов указывает, что физическое лицо, исполняющее функции органа юридического лица, реализует в обороте не только правосубъектность юридического лица, но и свою собственную правосубъектность. Более того, видимо, собственная правосубъектность физического лица в данном случае является первичным фактором, а правосубъектность юридического лица лишь вторичным, поскольку физическое лицо, не обладающее правосубъектностью в достаточном объеме, не сможет реализовать и правосубъектность юридического лица <15>.

<15> См.: Богданов Е.В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. 2001. N 3. С. 109.

Законодатель указывает, что лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, обязано по требованию учредителей (участников) последнего возместить убытки, причиненные им юридическому лицу (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Указанная норма позволяет сделать вывод, что в качестве органа юридического лица может выступать как физическое лицо (единоличный исполнительный орган), так и любое другое юридическое лицо, являющееся управляющей компанией <16>.

<16> См.: Степанов Д.И. Еще раз о природе полномочий исполнительного органа и управляющего хозяйственным обществом // Вестник ВАС РФ. 2006. N 10. С. 47 - 48.

И наконец, имеются различия между судебным представителем и органом юридического лица при реализации ими целей представительства в судебном процессе. Так, судебный представитель оказывает квалифицированную юридическую помощь лицам, участвующим в деле, в осуществлении их процессуальных прав и обязанностей в рамках полномочий, оформленных надлежащим образом.

Орган юридического лица, напротив, своей целью имеет осуществление судебной защиты прав, свобод и законных интересов юридического лица в силу закона, иного нормативного правового акта или учредительных документов юридического лица.