Мудрый Юрист

Новый порядок рассмотрения дел по корпоративным спорам в арбитражных судах *

<*> Данная статья подготовлена с использованием СПС "КонсультантПлюс".

Уксусова Елена Евгеньевна, кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского процесса Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина.

Статья посвящена рассмотрению специфики нового специального судебного порядка рассмотрения дел по корпоративным спорам в арбитражных судах. Автор дает общую характеристику правового регулирования судопроизводства по корпоративным спорам и рассматривает общие специальные процессуальные правила их рассмотрения.

Ключевые слова: корпоративные споры; арбитражные суды; новеллы АПК РФ; порядок рассмотрения дел по корпоративным спорам; специальные процессуальные правила; правовое регулирование судопроизводства по корпоративным спорам.

The new scheme of disposal of legal proceeding on corporate disputes in arbitration courts

Uksusova Elena Evgenyevna, candidate of laws, associate professor; deputy head of civil procedure department of Moscow state legal academy n.a. O.E. Kutafin.

The article is devoted consideration to specificity of the new special legal process of disposal of legal proceeding on corporate disputes in arbitration courts. Such order is provided agrarian and industrial complex of the Russian Federation with last changes. The author gives a general characteristic of legal regulation of legal proceedings on corporate disputes and considers the general special remedial rules of their consideration.

Key words: corporate disputes; arbitration courts; with last changes of agrarian and industrial complex of the Russian Federation; an order of disposal of legal proceeding on corporate disputes; special remedial rules; legal regulation of legal proceeding on corporate disputes.

Приметой современного процессуального регулирования является расширение дифференциации судебных порядков по гражданским делам, специализации при их разграничении по той или иной (комплексу) категории (категорий) гражданских дел, производство по которым урегулировано отдельными главами (разделами) процессуальных кодексов: АПК РФ (далее - АПК) или ГПК РФ. Это предполагает как для заинтересованного лица, обращающегося в суд, вносящего на рассмотрение суда конкретный спор (требование), так и для самого суда определение надлежащего судебного порядка по той или иной категории гражданских дел, необходимость соблюдения процессуальных норм, его составляющих.

Такое регулирование в последнее время нашло яркое отражение в АПК, в который Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <1> внесены изменения и дополнения, связанные с введением в АПК двух новых порядков судопроизводства, предусмотренных для рассмотрения дел по корпоративным спорам (гл. 28.1) и дел о защите прав и интересов группы лиц (гл. 28.2).

<1> СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3642.

Общая характеристика порядка рассмотрения дел по корпоративным спорам

АПК дополнен гл. 28.1 "Рассмотрение дел по корпоративным спорам", которой предписан специальный порядок рассмотрения арбитражными судами дел по корпоративным спорам и определено его действие в отношении законодательно поименованной новой категории гражданских дел по корпоративным спорам.

В отечественном законодательстве, а именно в арбитражном процессуальном, впервые обозначается такая новая категория гражданских дел по корпоративным спорам, дается понятие "корпоративные споры", приводится примерный перечень видовых категорий таких споров (ст. 225.1 АПК).

Тем самым особая родовая разновидность гражданских дел по корпоративным спорам, привнесенная и определенная АПК, подлежит рассмотрению арбитражными судами. Она отнесена к специальной подведомственности дел арбитражным судам. Квалификация вносимого на рассмотрение спора (споров) в качестве корпоративного для рассмотрения его в порядке судопроизводства в арбитражных судах и в рамках специального порядка рассмотрения дел по корпоративным спорам определяется судом в силу норм АПК.

АПК задается процессуально-правовое предназначение категории "корпоративные споры". От решения вопроса о квалификации возникших и вносимых на рассмотрение арбитражного суда споров в качестве корпоративных зависит определение предметной компетенции арбитражных судов и применение установленного для них специального судебного порядка, включая специальные правила, в том числе исключительной подсудности. Поэтому категория "корпоративные споры" подлежит использованию исключительно для целей применения норм АПК. Правовая категория "корпоративный спор" имеет своим назначением, во-первых, разграничение судебной подведомственности гражданских дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами; во-вторых, определение предметной компетенции арбитражных судов в отношении специального предмета рассмотрения - корпоративные споры, объем специальной подведомственности таких гражданских дел (корпоративных споров) арбитражным судам; в-третьих, определение конкретного, установленного законом порядка судопроизводства для той или иной категории гражданских дел (искового или неискового (специального)) <2>; в-четвертых, установление для такой разновидности гражданских дел, как корпоративные споры, приемлемости предусмотренного для них специального судебного порядка рассмотрения (гл. 28.1 АПК РФ); в-пятых, выявление конкретной разновидности корпоративных споров при их многообразии и "разноликости" для применения установленных законом специальных процессуальных правил судопроизводства.

<2> См.: Уксусова Е.Е. Определение надлежащего судебного порядка по гражданским делам // Журнал российского права. 2009. N 6.

Нельзя не отметить, что понятие "корпоративные споры" отличается содержательной самобытностью, определяемой не материальным, а процессуальным законодательством. При этом процессуальное значение не лишает введенного понятия "корпоративные споры" материально-правового содержания и специфики.

Вместе с тем в отечественном материальном законодательстве вычленение юридических лиц корпоративного типа, корпоративных отношений (в том числе и терминологически) в настоящее время не нашло пока закрепления. В литературе отмечается, что современный отечественный правопорядок отличает объединение норм законодательства о юридических лицах в новую правовую подотрасль гражданского права - корпоративное право. В то же время признается известная условность последнего понятия, отражающего лишь тот факт, что подавляющее большинство юридических лиц, включая и некоммерческие организации, построенные на началах членства, представляет собой корпорации, к каковым не могут быть отнесены фонды, унитарные предприятия и учреждения <3>.

<3> См.: Авилов Г.А., Суханов Е.А. Юридические лица в современном российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 1.

В рамках кодификации и совершенствования гражданского законодательства среди принципиальных изменений системного характера в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной в октябре 2009 г. (заметим, что после внесения рассматриваемых изменений в АПК) Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, констатируется назревшая сегодня необходимость включения в ГК РФ корпоративных отношений в круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет (ст. 2 ГК). Как подчеркивается, этим, в известной мере условным названием охватывается уже достаточно четко обособившаяся группа интенсивно развивающихся отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанным с таким участием обязательствам. В этой связи предлагается законодательно закрепить деление юридических лиц с точки зрения организационной структуры на корпорации (построенные на началах членства) и некорпоративные юридические лица. При отнесении к первым хозяйственных обществ и товариществ, производственных кооперативов и большинство некоммерческих организаций, а ко вторым - унитарных предприятий, фондов и учреждений <4>.

<4> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // http:// www.privatelaw.ru/ 16.html?&tx_ttnews[backPid]= 1&tx_ttnews[tt_news]= 34&cHash=9fa1f9f65a.

Нельзя не заметить вместе с тем, что на закрепление в арбитражном процессуальном законодательстве категории "корпоративные споры" подвигло законодателя ныне существующее многообразие точек зрения по вопросу о том, что следует понимать под корпоративными отношениями и спорами, возникающими вокруг них. Новый законодательный подход в установлении предмета ведения арбитражных судов при отнесении корпоративных споров к их специальной подведомственности отразил потребность наполнения упомянутой категории определенным содержанием для функционирования установленного правового механизма разрешения корпоративных споров, направленного на обеспечение непротиворечивости принимаемых судебных актов, на предоставление широких правовых возможностей вступления в рассматриваемое дело лицам, участвующим в корпоративном споре, права и законные интересы которых могут быть нарушены <5>.

<5> См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 384664-4 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)" // СПС "КонсультантПлюс".

Введенное процессуальным законом наименование гражданских дел по корпоративным спорам ныне не корреспондирует с действующим материальным законодательством <6>. Это отлично от обычно принятой правовой оценки той или иной категории гражданских дел, рассматриваемой посредством гражданского судопроизводства, которая определяется с позиций отраслевого материально-правового законодательства, которым задается соответствующий характер правоотношений и споров, из них проистекающих и вносимых на рассмотрение суда.

<6> Однако, как представляется, отечественный законодатель преждевременно и необоснованно отдал предпочтение арбитражному процессуальному законодательству, привнеся в него процессуальную категорию "корпоративные споры", оторванную от материального законодательства и дистанцирующуюся от сформировавшегося концептуального цивилистического подхода в обозначении за определенными юридическими лицами статуса корпорации, природы и системы корпоративных отношений. Поэтому установленные нововведения нельзя расценить иначе, как попытку бежать впереди паровоза, а категорию гражданских дел по корпоративным спорам как имеющую на данном этапе и в данном контексте в немалой степени искусственный и аморфный материально-правовой характер. Если учесть, что процессуальная форма призвана служить применению материального закона, которым традиционно определяется материально-правовой характер споров, характер спорных правоотношений, из которых они проистекают, иными словами, их материально-правовая специфика.

Бесспорно то, что АПК введением законодательно закрепленной особой разновидности гражданских дел по корпоративным спорам по-новому отражает материально-правовую специализацию судопроизводства и арбитражных судов относительно такого предмета ведения.

Установленный новый порядок в АПК (гл. 28.1) исключительно для корпоративных споров имеет и особую процессуально-правовую специализацию, отражающуюся в процессуальном режиме судопроизводства и проявляющуюся в специальных правилах судопроизводства.

По АПК процессуальный режим судопроизводства по корпоративным спорам определяется общей правовой формулой, в соответствии с которой дела по таким спорам рассматриваются арбитражными судами по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК, с особенностями, установленными гл. 28.1 (ст. 225.2 АПК). Такие особенности для рассматриваемых дел установлены также и нормами других глав АПК (4, 8, 9, 11, 22, 24), которые также содержательно обновлены Федеральным законом N 205-ФЗ. Отдельные специальные процессуальные правила включает и материальное законодательство, в том числе законодательство о юридических лицах. Однако обозначенная общая правовая формула, в соответствии с которой задается законодательный формат рассматриваемому специальному порядку, не учитывает действие таких правил.

Специальные правила судопроизводства установлены как в отношении всех категорий корпоративных споров, могущих быть квалифицированными как таковые (общие специальные правила), так и в отношении определенных категорий корпоративных споров, отдельно (выделенных) поименованных законодателем (например, п. 5 ст. 225.1, 225.7, 225.8 АПК) (частные специальные правила). Такие споры по отраслевой природе неоднородны. Корпоративные споры могут носить не только частноправовой (гражданско-правовой), но и в отдельных случаях публично-правовой характер. Именно относительно рассмотрения последних как споров об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, связанных с эмиссией ценных бумаг (п. 5 ст. 225.1 АПК), о чем специально указано в ч. 2 ст. 225.2 АПК, применяются дополнительно процессуальные правила, предусмотренные гл. 24 АПК для дел об оспаривании действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц. В отношении таких дел с учетом их публично-правовой природы и в силу ст. 29 АПК подлежат применению также общие специальные правила, установленные гл. 22 АПК для всех дел из публичных правоотношений. Независимо от природы (категории) все корпоративные споры подлежат рассмотрению не в исковом производстве или в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, а в порядке судопроизводства для дел по корпоративным спорам, законодательный формат которого задан общей правовой формулой (ст. 225.2 АПК), включающий и процессуальные правила (нормы) этих производств. Правила гл. 24 АПК применяются как в случае самостоятельного заявления соответствующего требования публично-правового характера, так и при объективном соединении с требованием (требованиями) искового характера.

АПК предусматривает такой процессуальный порядок рассмотрения дел по корпоративным спорам, в рамках которого рассматриваются как частноправовые, так и прямо выделенные законом публично-правовые споры, но объединенные законодательным понятием "корпоративные споры".

Поэтому законодательный формат специального порядка рассмотрения арбитражными судами гражданских дел по корпоративным спорам с учетом их разнородной правовой природы, но объединенных законодательным понятием "корпоративные споры", включает правила судопроизводства, предусмотренные АПК. Среди них:

общие правила искового производства, действующие за некоторыми исключениями, дополнениями, уточнениями, установленными специальными процессуальными нормами (правилами) исключающего, дополняющего, уточняющего характера;

специальные правила (нормы) в отношении всех корпоративных споров (общего характера), действующие, если иное не предусмотрено правилами частного характера;

специальные правила в отношении отдельных разновидностей корпоративных (гражданско-правовых) споров (например, ст. ст. 225.7, 225.8) (частного характера);

специальные правила <7> судопроизводства по делам, возникающим из публично-правовых отношений для корпоративных споров публично-правового характера.

<7> К таким правилам относятся специальные процессуальные нормы общего и частного характера. Первые из них действуют в отношении всех категорий дел из публичных правоотношений (гл. 22 АПК). Процессуальные нормы частного характера, включенные в гл. 24 АПК, предусмотрены для дел, поименованных в п. 2 ст. 29 АПК.

Кроме того, такой порядок судопроизводства включает отдельные специальные правила, установленные непроцессуальными федеральными законами. Так, например, ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (п. п. 9 - 10 ст. 55), ФЗ от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (ст. 10). В рамках нового порядка судопроизводства по корпоративным спорам, например, по спорам, связанным с эмиссией ценных бумаг (п. 5 ст. 225.1 АПК), объективное соединение требований как искового, так и публично-правового характера определяется предписаниями ФЗ "О рынке ценных бумаг" (п. 4 ст. 26). Закон предусматривает, что с момента государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг заявление в суд требований о признании недействительными решений эмитента (юридического лица), принятых в связи с осуществлением эмиссии ценных бумаг, сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, решения регистрирующего органа о государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг или отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг возможно только одновременно с заявлением о признании соответствующего выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг недействительным.

Такие законодательные установления, отражающие комплексное материально-правовое регулирование отношений в той или иной сфере экономического оборота, столь показательное на примере эмиссии ценных бумаг, диктуют в случае их спорности и потребности разрешения споров неизбежность объединения способов и процессуальных средств защиты в рамках как одного производства по делу, так и в одном суде, для комплексного судебного рассмотрения споров в целях действенной судебной защиты.

Таким образом, применительно к корпоративным спорам (п. 5 ст. 225.1 АПК) впервые законодательно допускается возможность не только соединения в одном заявлении, но и объективного соединения для совместного рассмотрения заявленных разнородных материально-правовых требований (частноправового и публично-правового характера) в рамках общего специального порядка судопроизводства. До введения законодателем такого порядка необходимость подобного объединения в рамках одного дела возникала в судебной практике, находя поддержку ВАС РФ.

Соединение материально-правовых требований как искового, так и публично-правового характера (по сути мини-споров) в рамках одного дела по-новому отражает процессуально-правовую специализацию судопроизводства. Она, несомненно, сопряжена с усложнением процесса (увеличением субъектного состава, объемом доказательств и доказательственной деятельности и т.д.) и неизбежно влечет усиление роли и активности суда в организации процесса. Закономерно при таком комплексном производстве встает вопрос о соотносимости и совместимости процессуальных правил при их коллизии. Например, о сроке рассмотрения дела судом первой инстанции (ст. 152 и ст. 200 АПК). Так, временные рамки рассмотрения дела при имеющемся усложнении процесса не могут быть ограничены сокращенными сроками.

Правовое регулирование судопроизводства по корпоративным спорам по АПК предусматривает сохранение законодателем общего подхода в регулировании судопроизводства по тем или иным категориям дел, в отношении которых АПК устанавливается обособленный порядок судопроизводства, согласно которому правила искового производства как общие правила действуют при рассмотрении корпоративных споров, если законом не установлено иное, т.е. специальные правила судопроизводства.

Предусмотренное "многослойное", комплексное регулирование в части специальных правил судопроизводства по корпоративным спорам включает специальные правила, действующие в отношении всех категорий корпоративных споров.

Специальные правила судопроизводства в отношении всех категорий корпоративных споров

Среди таких специальных правил общего характера АПК включил в том числе правила специальной подведомственности (п. 2 ч. 1 ст. 33) и исключительной подсудности. В соответствии с правилами исключительной подсудности местом нахождения юридического лица, имеющего "корпоративный статус" по процессуальному кодексу, определяется подсудность корпоративных споров (ч. 4.1 ст. 38 АПК).

Установлены дополнительные требования, предъявляемые к исковому заявлению (заявлению). Для идентификации судом юридического лица содержание такого процессуального документа по обозначенным делам должно включать указание на регистрационные данные юридического лица, а именно государственный регистрационный номер записи о государственной регистрации юридического лица, место нахождения (адрес), что должно быть подтверждено соответствующими документами (ст. 225.3 АПК). Такие требования для заявления установлены независимо от того, является ли юридическое лицо истцом или ответчиком.

Впервые АПК определил правила информационно-обеспечительного характера судебной деятельности (ч. 1 ст. 225.4 АПК), обязывающие арбитражный суд разместить на своем официальном сайте в сети Интернет информацию о принятии соответствующих судебных актов.

Дополнены законом правила о судебном извещении по корпоративным спорам. Суд в силу общих правил помимо извещения лиц, участвующих в деле, должен известить юридическое лицо, указанное в ст. 225.1 АПК, даже если оно на момент извещения не занимает в деле процессуального статуса лица, участвующего в деле. Такое специальное установление имеет значение в том случае, если юридическое лицо не является субъектом спора и не привлечено к участию в деле. В ином случае такое извещение обязательно в силу общих положений. Новыми являются специальные нормы о том, что обязанность извещения определенных лиц может быть возложена арбитражным судом на указанное юридическое лицо, за неисполнение которой предусмотрена ответственность (ч. 3 и 4 ст. 225.4 АПК).

В определенной степени конкретизированы правила, касающиеся обеспечительных мер по корпоративным спорам (ст. 225.6 АПК). В отличие от обычного порядка предусмотрена возможность рассмотрения заявления об обеспечении иска в судебном заседании. Сокращены сроки обжалования определений, выносимых арбитражным судом по корпоративным спорам (ст. 225.9 АПК) <8>.

<8> О наиболее важных законодательных новеллах см.: Решетникова И.В. Новации арбитражного процессуального законодательства // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 9. С. 64 - 70.

В рамках обозначенных общих специальных норм определяющее значение имеют нормы, прежде всего касающиеся специальной подведомственности дел арбитражным судам, согласно которым корпоративные споры отнесены к их ведению (в редакции положений Федерального закона N 205-ФЗ). Такие специальные нормы отражают, прежде всего, материально-правовую специализацию нового обозначенного специального судебного порядка. При этом специальный характер подведомственности дел по корпоративным спорам подкреплен законодательно установленным специальным порядком судопроизводства по таким делам. Аналогичная ситуация и в отношении дел о несостоятельности (банкротстве) (гл. 28 АПК). Подобным регулированием, когда при специальной подведомственности дел прослеживается связь предмета судебного ведения арбитражных судов и специального порядка судопроизводства, наглядно подчеркивается специализация арбитражных судов и установленных судебных порядков.

Вместе с тем в отличие от дел о банкротстве, которые рассматриваются исключительно арбитражными судами, относимость дела к категории "корпоративные споры" должна быть в каждом конкретном случае квалифицирована судом для определения вида гражданской судебной юрисдикции (гражданского и арбитражного процесса), для правильного применения соответствующих процессуальных норм порядка рассмотрения, подлежащего применению исключительно для гражданских дел по корпоративным спорам, рассмотрение которых в настоящее время преимущественно сконцентрировано в арбитражных судах. Это подтверждает и анализ содержания понятия "корпоративные споры".

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ к специальной подведомственности арбитражных судов отнесены дела, указанные в ст. 225.1. Такие дела поименованы как корпоративные споры. Законом корпоративные споры определяются как "споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом".

Понятие "корпоративные споры" формируют его компоненты (признаки), через которые раскрывается его материально-правовое содержание. Рассмотрим два таких компонента (признака), которые в совокупности объединяют гражданские дела в одну новую родовую группу гражданских дел по корпоративным спорам, разграничив субъектный и предметный признаки. Первый определяется тем, что корпоративные споры связаны с определенным видом, организационно-правовой формой (типом) юридического лица, который легализует его "корпоративный статус", "статус корпорации", и в связи с участием такого лица и (или) его участников (членов) <9> возник корпоративный спор. Второй, предметный, признак связан с созданием такого юридического лица, управлением им или участием в нем, включая осуществление прав и исполнение обязанностей его участниками (учредителями), членами, признак, который характеризует "корпоративный характер" спора, отражая его тематическое содержание, его главным образом корпоративный (гражданско-правовой) характер правовой связи между участниками спора.

<9> Например, спор о защите преимущественного права покупки доли и части доли между участниками общества с ограниченной ответственностью, спор между акционером и реестродержателем.

Согласно АПК в группу юридических лиц по "статусу корпорации" оказались включенными все коммерческие юридические лица, а также некоммерческие организации в форме некоммерческого партнерства, ассоциации (союза) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом.

Поэтому по АПК юридическое лицо со статусом корпорации и условием существования корпоративных споров является атрибутом материально-правовой специфики корпоративных споров, рассматриваемых арбитражными судами.

Несомненно то, что привнесенное понятие "корпоративные споры" имеет особое содержание, легализованное арбитражным процессуальным законодательством, оно носит обобщающий, специальный (процессуально-правовой) и в известной степени условный характер. Это проявляется, во-первых, в том, что по субъектному признаку корпоративного спора волей законодателя признан "статус корпорации" за организациями, не основанными на началах членства (в отношении унитарных предприятий), и, во-вторых, напротив, не признан в отношении иных юридических лиц - организаций, построенных на началах участия (членства), за которыми цивилистической доктриной признается такой статус (например, общественная организация). Во втором случае такого рода споры оказываются за пределами компетенции арбитражных судов. Они охватываются компетенцией судов общей юрисдикции, поскольку законом они не отнесены к ведению арбитражных судов.

Ранее корпоративный характер споров в практике арбитражных судов был увязан с деятельностью таких коммерческих организаций как хозяйственных товариществ и обществ, с применением п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК, согласно которому к ведению арбитражных судов были отнесены споры между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров. Практика применения п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК сложилась на основании его расширительного истолкования, данного Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 6 Постановления от 9 декабря 2002 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации". В соответствии с разъяснениями высшего судебного органа арбитражными судами рассматривались споры между участником хозяйственного товарищества и общества и хозяйственным товариществом и обществом, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ и связанные с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками хозяйственных товариществ и обществ.

В свою очередь, Верховный Суд РФ, по-видимому, учитывая данное толкование, разъяснил судам общей юрисдикции, что споры между кооперативами и их членами подведомственны судам общей юрисдикции, поскольку производственные и потребительские кооперативы в соответствии с Гражданским кодексом РФ (п. 2 ст. 48, параграф 3 гл. 4, ст. 116) не являются хозяйственными товариществами или обществами (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 (редакция от 10 февраля 2009 г.) "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"). Согласно данному разъяснению споры между производственными кооперативами, являющимися коммерческими юридическими лицами, и их членами до вступления в действие Федерального закона N 205-ФЗ рассматривались судами общей юрисдикции.

Споры о создании, реорганизации и ликвидации организаций, которые теперь включены в перечень корпоративных споров как споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица, ранее в силу действовавших положений АПК (п. 2 ч. 1 ст. 33) и сложившейся практики <10> подлежали рассмотрению арбитражными судами относительно лишь юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, а также иных организаций, деятельность которых связана с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

<10> См.: пункт 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации".

С учетом внесенных изменений в АПК нельзя не видеть расширение компетенции арбитражных судов в сфере корпоративных споров за счет компетенции судов общей юрисдикции при законодательном признании корпоративного статуса юридических лиц, с участием которых и (или) их членов (участников) корпоративные споры подлежат рассмотрению и разрешению арбитражными судами. Перераспределение компетенции между судами в пользу арбитражных судов коснулось и определенных разновидностей споров, в том числе прямо отнесенных законом к корпоративным. Кодексом определен примерный перечень корпоративных споров с определенной детализацией их по категориям. К корпоративным спорам отнесены:

  1. споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;
  2. споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав;
  3. споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее - участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;
  4. споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц;
  5. споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;
  6. споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
  7. споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
  8. споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;
  9. споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

Приведенные споры в своей основе частноправовые, и в преобладающем большинстве это споры цивилистического характера, каковыми являются собственно корпоративные споры (в узком смысле слова), т.е. споры, которые соответствуют приведенным выше признакам. Нельзя не замечать и того, что понятие "корпоративные споры" в ныне действующем арбитражно-процессуальном законодательстве используется в широком смысле за счет наличия в их составе и иных споров, включая отдельные, прямо поименованные публично-правовые споры. Такой объем споров выходит за пределы собственно корпоративных споров. Однако, как представляется, это обусловлено необходимостью в отдельных случаях согласования рассматриваемых правил с нормами иных федеральных законов, предусматривающих в том числе специальные правила интегрированного оспаривания тех или иных решений (действий). В их числе указанные выше споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в частности, споры с участием федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг в связи с государственной регистрацией выпуска ценных бумаг или отчета об итогах их выпуска.

К поименованным законом корпоративным спорам отнесены споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью (п. 9 ст. 225.1 АПК). Затруднительным представляется убедительное обоснование отнесения такого рода споров к корпоративным. Вместе с тем они как прямо поименованные в законодательном перечне не могут быть не отнесены к корпоративным спорам. По буквальному истолкованию такие споры связаны с совершением нотариусом нотариальных действий по удостоверению соответствующих сделок. В этом случае можно лишь принять во внимание законодательные нововведения, в частности, связанные с обязательным нотариальным удостоверением сделок по отчуждению и залогу доли (части доли) в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (п. 11 ст. 21, п. 2 ст. 22 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Поэтому, например, споры между нотариусом, осуществляющим публично-правовые функции, и участником общества, которому отказано в совершении нотариального действия по удостоверению соответствующей сделки в отношении доли или части доли в уставном капитале общества, в силу правил специальной подведомственности рассматриваются арбитражными судами в порядке гл. 28.1 АПК.

Предметом судебного рассмотрения могут быть и другие публично-правовые споры, вытекающие из деятельности нотариуса, касающиеся юридического лица со статусом корпорации. В частности, споры об отказе в совершении нотариусом иных нотариальных действий. Например, в связи с отказом нотариуса в свидетельствовании подлинности подписи уполномоченного лица на заявлении в регистрирующий орган о государственной регистрации соответствующих сведений о создании, реорганизации, ликвидации юридических лиц, при внесении изменений в их учредительные документы, подлежащих внесению в Единый государственный реестр юридических лиц. Такие споры с нотариусом ни по буквальному толкованию п. 9 ст. 225.1 АПК, ни по тематическому содержанию корпоративных споров не могут быть признаны корпоративными и потому подпадать под действие правил специальной подведомственности арбитражным судам. При действии правил подведомственности дел арбитражным судам АПК (ст. ст. 27, 29, ч. 3 ст. 198) и в силу положений ГПК (ст. ст. 22, 310) отказ в совершении рассматриваемого нотариального действия подлежит оспариванию в суде общей юрисдикции.

Наличие поименованных в законе корпоративных публично-правовых споров при их производной связанности с отмеченным предметным признаком корпоративных споров и, как следствие, с его понятием в немалой степени расшатывает содержание понятия "корпоративные споры". Такого рода обстоятельство создает благодатную почву для размытого и неопределенного толкования и так относительно-определенного понятия "корпоративные споры", не исключая различных подходов, и вносит путаницу при квалификации судом иных категорий споров в качестве корпоративных, прямо не поименованных в законодательном перечне, вносимых на рассмотрение суда.

Это, в свою очередь, не позволяет четко и ясно определить пределы специальной подведомственности гражданских дел по корпоративным спорам арбитражным судам, разграничить компетенцию судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в конечном счете определить надлежащий, компетентный суд по конкретному гражданскому делу, что сопряжено с возможным нарушением конституционных гарантий (ст. 47 Конституции РФ).

Так, например, нет достаточных правовых оснований для признания корпоративными публично-правовых споров, связанных с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации, ликвидации, изменений, внесенных в их учредительные документы. При наличии таких споров заявляются либо требования о признании недействительными решений и действий (актов) регистрирующего органа, связанных с внесением записей в Государственный реестр юридических лиц о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, иных сведений о юридических лицах (1) либо оспариваются отказы регистрирующего органа о внесении соответствующих записей в Государственный реестр юридических лиц (2). Заметим, что АПК, выделив корпоративные споры, сохранил обособление споров об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц (п. 3 ч. 1 ст. 33 АПК), рассматриваемых по правилам производства по делам из публичных правоотношений. Тем самым закон отграничил споры об отказе в государственной регистрации (2) от корпоративных споров. Очевидно то, что поименованные споры (1, 2) связаны с корпоративными. Поэтому наличие такой связи не исключает возможности, например, объективного соединения требования собственно корпоративного характера и требования о признании решения общего собрания акционеров акционерного общества или участников общества с ограниченной ответственностью о внесении изменений в учредительные документы недействительным, с требованием о признании недействительным решения регистрирующего органа о государственной регистрации этих изменений, которое основано на недействительности решения общего собрания общества. Этим диктуется возможность их рассмотрения в рамках специального порядка (гл. 28.1) и допустимость применения по аналогии ч. 2 ст. 225.2 АПК, т.е. также правил гл. 24 АПК.

Заметим, что применение новых арбитражно-процессуальных норм с привнесением новой категории гражданских дел по корпоративным спорам только в АПК и тем самым заявление на "монополизацию" их рассмотрения только арбитражными судами и в рамках нового процессуального порядка, не выдерживает конкурирующего действия иных процессуальных норм, иных действующих порядков судопроизводства, установленных как АПК, так и ГПК для судов общей юрисдикции. Рассмотрение такого рода споров не ограничивается одним видом гражданской судебной юрисдикции (производством в арбитражных судах). Поэтому специальная подведомственность дел по корпоративным спорам не является единичной, что характерно для дел о банкротстве.

При этом сосредоточение дел по корпоративным спорам в порядке судопроизводства в арбитражных судах позволяет говорить о преимущественной специализации этих судов по таким делам.

Возможно, предпринятые законодательные нововведения не столь совершенны для их практической реализации и определенного действия, подпитываемого несогласованностью тематическим содержанием (предметным критерием) понятия "корпоративные споры" и открытым нормативным наполнением перечня споров. И здесь последнее слово за высшими судебными органами, ВАС РФ и ВС РФ.

Их разъяснения для определенного применения закона не менее значимы и в отношении иной обозначенной в законе категории корпоративных споров. В силу п. 4 ст. 225.1 АПК к спорам корпоративного характера отнесены споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления (органов контроля) юридического лица. Представляется, что к этой группе в настоящее время могут быть отнесены, в частности, споры по искам единоличных исполнительных органов хозяйственных товариществ и обществ (директоров, генеральных директоров), членов коллегиальных исполнительных органов хозяйственных товариществ и обществ (правлений, дирекций), в том числе и об оспаривании решений коллегиальных органов управления хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий. Такие споры по искам о признании недействительными решений коллегиальных органов хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий традиционно рассматриваются судами общей юрисдикции <11> и именуются трудовыми спорами. При этом нельзя не заметить, что таковыми они квалифицируются в связи с предъявлением указанными лицами наряду с исками о признании таких решений органов управления юридического лица недействительными также и исков о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула. Имеющаяся специфика этих споров, обусловленная регулированием трудовых отношений с участием названных лиц, в основании возникновения и прекращения которых лежат соответствующие решения органов управления юридических лиц (гл. 43 ТК РФ), очевидна.

<11> См.: Постановления Пленума ВС РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" (п. п. 4 - 5) и от 20 ноября 2003 г. N 17 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ".

С учетом же новых установлений представляется, что не исключается наряду с оспариванием соответствующих решений органов управления юридического лица допустимость предъявления такими лицами в арбитражные суды также требований, вытекающих из трудовых отношений (в частности, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула). При буквальном истолковании закона, когда действующий АПК не уточняет (не детализирует) и не ограничивает характер требований и содержание (характер) материальных правоотношений, из которых возникают споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, рассмотрение арбитражными судами требований, вытекающих из трудовых правоотношений, не может рассматриваться как нарушение их компетенции.

Недопустимость рассмотрения арбитражными судами требований, вытекающих из трудовых отношений, кроме того, означала бы создание процессуальных усложнений для таких лиц, когда после оспаривания соответствующих решений органов управления юридических лиц в арбитражных судах, судебное предрешение которых определяют "судьбу" последующих требований трудового характера, для восстановления их нарушенных прав работодателем - юридическим лицом впоследствии требуется обращение в суды общей юрисдикции.

Представляется, что при ином подходе складывается неоправданное "размежевание компетенции" между ветвями судебной власти: арбитражными в отношении исков об оспаривании решений органов управления и судами общей юрисдикции в отношении исков о восстановлении в занимаемой должности и иных тесно связанных с восстановлением требований, вытекающих из трудовых отношений с участием таких лиц, и создание дополнительных и необоснованных процессуально-правовых обременений для граждан, связанных с "хождением" по видам гражданской судебной юрисдикции. Этим вряд ли будет обеспечиваться оперативная и доступная судебная защита прав лиц, которые в ней действительно нуждаются.

Процессуальным кодексом наряду с отнесенными к корпоративным спорам поименованы споры, не признаваемые таковыми. Среди них, во-первых, споры, вытекающие из деятельности депозитариев, связанные с учетом прав на акции и иные ценные бумаги и с осуществлением предусмотренных федеральным законом иных прав и обязанностей. Они наряду с корпоративными спорами отнесены к специальной подведомственности арбитражных судов Федеральным законом N 205-ФЗ (п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК). Во-вторых, споры с участием граждан, которые возникают в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов. Такие споры подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции.

Заключая, признаем, что процессуальная категория "корпоративные споры" по-новому обозначила специальную подведомственность дел арбитражным судам для их рассмотрения в рамках специального порядка судебной защиты по корпоративным спорам. Применимость такого судебного порядка определяется квалификацией спора в качестве корпоративного, предопределяющей в том числе действие специальных процессуальных правил (норм), закрепленных, прежде всего, гл. 28.1 АПК.

Библиографический список

  1. Авилов Г.Е., Суханов Е.А. Юридические лица в современном российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 1.
  2. Решетникова И.В. Новации арбитражного процессуального законодательства // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 9.
  3. Уксусова Е.Е. Определение надлежащего судебного порядка по гражданским делам // Журнал российского права. 2009. N 6.