Мудрый Юрист

О недействительности учредительных документов и государственной регистрации

Барсукова Лина Ивановна, старший преподаватель кафедры государства и права филиала Дальневосточного государственного технического университета (ДВПИ им. В.В. Куйбышева) (г. Петропавловск-Камчатский).

В статье проводится анализ правовой природы учредительного договора и устава; рассматриваются требования о применении последствий недействительности учредительного договора и договора о создании при одновременном признании недействительным устава в соответствующей части и акта о государственной регистрации хозяйственного общества; исследуются правовые последствия недействительности учредительного договора; анализируется судебная практика по делам о признании недействительным учредительного договора (договора о создании).

Ключевые слова: юридическое лицо; учредительные документы; недействительность учредительных документов; государственная регистрация юридических лиц; недействительность государственной регистрации.

On constitutional documents and state registration nullity

Barsukova Lina Ivanovna, senior teacher of state and law department of the branch office of Far eastern state technological university (DVPI n.a. V.V. Kuybyshev) (Petropavlovsk-Kamchatsky).

In the present work the analysis of the legal nature of the constituent contract and the charter is carried out; requirements about application of consequences of invalidity of the constituent contract and the contract about creation are considered at a simultaneous recognition void the charter in a corresponding part and the certificate about the state registration of an economic society; legal consequences of invalidity of the constituent contract are investigated; judiciary practice on affairs about a recognition void the constituent contract is analyzed.

Key words: legal entity, constitutional documents; constitutional documents nullity; state registration of legal entities; state registration nullity.

Согласно ст. 52 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо действует на основании устава либо учредительного договора и устава либо только учредительного договора. В случаях, предусмотренных законом, юридическое лицо, не являющееся коммерческой организацией, может действовать на основании общего положения об организациях данного вида. Следовательно, перечисленные документы - это учредительные документы юридического лица, которые в соответствии с законодательством определяют правовой статус (правовое положение) юридического лица (ст. 49 ГК). Их содержание установлено п. 2 ст. 52 Гражданского кодекса РФ.

В поисках догматического обоснования следует обратиться к анализу правовой природы учредительного договора (устава) обществ и товариществ.

По мнению Ю.В. Бахаревой, правовая природа учредительного договора заключается в том, что учредительный договор представляет собой двух- или многостороннюю сделку организационного характера, направленную на создание правовых условий в целях осуществления совместной деятельности участниками сделки <1>. Такую правовую природу признает за учредительным договором судебная практика. Так, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1999 г. N 2669/99 указывается, что "учредительный договор товарищества является многосторонней сделкой гражданско-правового характера, а поэтому согласно ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть изменен только путем подписания учредителями (участниками сделки) соглашения об изменении договора".

<1> См.: Бахарева Ю.В. Признание недействительными учредительных документов и актов государственной регистрации юридических лиц // Юридический мир. 2002. N 3. С. 63.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 октября 1996 г. N 8620/95 говорится, что "учредительный договор является договором о совместной деятельности учредителей по созданию акционерного общества и носит гражданско-правовой характер".

Е. Дубовицкая рассматривает учредительный договор и устав как сделки особого рода, где правовое акцентирование должно быть направлено на создание не многостороннего обязательственного правоотношения, а организации. Необходимо учитывать, что устав и учредительный договор имеют двойственную природу. С одной стороны, принятие устава (заключение учредительного договора) как юридическое действие следует отнести к сделкам. С другой стороны, устав (учредительный договор) как организационная основа хозяйственных обществ и товариществ является длящимся правовым состоянием <2>.

<2> См.: Дубовицкая Е. Применение норм о недействительности сделок к хозяйственным обществам и товариществам // Вестник ВАС РФ. 2002. N 7. С. 139.

Н.В. Козлова характеризует учредительный договор как многостороннюю, консенсуальную, возмездную (иногда безвозмездную) сделку организационного, имущественного и фидуциарного характера. Отмечая сходство учредительного договора с договором о совместной деятельности, автор в то же время указывает, что он существенно отличается от договора о совместной деятельности, поскольку результатом учредительного договора является создание нового субъекта - юридического лица <3>.

<3> См.: Козлова Н.В. Правовая природа учредительных документов юридического лица // Хозяйство и право. 2004. N 1. С. 57.

И Н.В. Козлова, и В. Веремеенко придерживаются точки зрения, что в отличие от учредительного договора, который охватывает как предшествующий государственной регистрации юридического лица период, так и последующее время, договор о создании прекращает свое действие после государственной регистрации юридического лица <4>. Мы придерживаемся подобного же мнения как наиболее точного в определении правовой природы учредительного договора.

<4> См.: Козлова Н.В. Указ. соч. С. 56; Веремеенко В. Последствия недействительности учредительного договора // Финансовая газета. Региональный выпуск. 2008. N 25.

Данный подход наблюдается в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" <5>, где определено, что заключаемый учредителями АО договор о создании общества является договором о совместной деятельности по учреждению общества (п. 6).

<5> Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

Заслуживает внимания разъяснение из Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2002 г. N 10697/01, где не исключается возможность удовлетворения требования о применении последствий недействительности учредительного договора (договора о создании) при одновременном признании недействительным устава в соответствующей части и акта о государственной регистрации хозяйственного общества.

Так, Арбитражный суд Камчатского края 20 июня 2008 г. рассмотрел дело N А24-86/2008 о признании недействительным учредительного договора ООО "Кеткинское МТВ". Дума Елизовского муниципального района (истец) обратилась с иском к ООО "Кеткинское МТВ" (ответчик) о признании недействительным и не несущим правовых последствий учредительного договора о создании ООО "Кеткинское МТВ". Истец обосновал исковые требования ст. ст. 166 - 168 ГК РФ.

Рассмотрев материалы дела, оценив представленные доказательства, суд посчитал, что исковые требования удовлетворению не подлежат по следующим основаниям. Согласно выписке из ЕГРЮЛ свидетельство о государственной регистрации ООО "Кеткинское МТВ" зарегистрировано налоговым органом 25 апреля 2007 г. Протоколом общего собрания учредителей ООО "Кеткинское МТВ" от 12 апреля 2007 г. утвержден учредительный договор ООО "Кеткинское МТВ".

На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что, поскольку учредительный договор является одним из элементов учредительных документов, требование о признании недействительным учредительного договора не может рассматриваться отдельно от требований о признании недействительными устава общества и регистрации юридического лица.

Как следствие, руководствуясь данным выводом суда, в случае признания недействительным учредительного договора одновременно недействительным признается и факт государственной регистрации созданного на его основе юридического лица. Поэтому в качестве общего последствия признания недействительным учредительного договора и акта государственной регистрации юридического лица являются не реституция и иные последствия, предусмотренные п. 2 ст. 167 ГК РФ, а ликвидация юридического лица в порядке, установленном ст. ст. 61 - 64 ГК РФ. Это объясняется тем, что в таких случаях речь идет о необходимости, среди прочего, ликвидации имущественных и неимущественных последствий незаконного создания и функционирования субъекта гражданских правоотношений <6>.

<6> См.: Новоселова Л., Ерш А. О признании недействительным договора о создании акционерного общества // Хозяйство и право. 2005. N 1. С. 124.

Данной позиции придерживался и М.И. Брагинский, в частности, указывая, что признание учредительного договора недействительным должно рассматриваться как основание для ликвидации юридического лица <7>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<7> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 10.

Однако возникает дилемма: может ли быть предъявлено требование о признании недействительным учредительного договора без одновременно заявленного требования о признании недействительным акта его государственной регистрации? Как следует из вышеизложенного, судебная практика придерживается позиции возможности соединения в одном исковом заявлении нескольких требований, связанных между собой по основаниям возникновения и представленным доказательствам. Данная возможность регламентирована ст. 130 АПК РФ. Думается, этот подход представляется обоснованным, и такие требования арбитражными судами рассматриваются и удовлетворяются.

Арбитражный суд Камчатского края 13 октября 2008 г. рассмотрел дело N А24-1234/2008 о признании недействительными учредительных документов ООО "Хаилино", о признании недействительным решения о государственной регистрации юридического лица.

Истец по делу - исполняющий обязанности прокурора Камчатского края М.А. Симахин, ответчик - ООО "Хаилино", Комитет по управлению государственным имуществом Корякского автономного округа, МИФНС N 1 по Камчатскому краю. Материалами дела установлено, что 5 апреля 2007 г. Комитетом по управлению государственным имуществом Корякского автономного округа подписан договор о создании ООО "Хаилино". 13 апреля 2007 г. Губернатор КАО издал распоряжение N 167-р, согласно которому Комитетом по управлению государственным имуществом КАО поручено выступить от имени Администрации КАО участником ООО "Хаилино" с приобретением доли в размере 51%. Истец счел, что при создании ООО "Хаилино" нарушены требования действующего законодательства в части участия в хозяйственных обществах государственных органов и данные нарушения носят неустранимый характер.

Суд, исследовав материалы дела, счел необходимым заявленные требования истца удовлетворить по следующим основаниям. Поскольку согласно распоряжению Губернатора КАО и учредительным документам ООО "Хаилино" участником общества выступает Комитет по управлению государственным имуществом КАО, действующий от имени Администрации КАО (т.е. государственный орган) в нарушение п. 4 ст. 66 ГК РФ, ст. 7 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", то сделка по учреждению им ООО "Хаилино" является ничтожной как противоречащая требованиям закона <8>.

<8> Решение Арбитражного суда Камчатского края от 13 октября 2008 г. N А24-1234/2008.

За период 2008 г. Арбитражный суд Камчатского края рассмотрел 48 дел, связанных с государственной регистрацией, в том числе три - о признании недействительной государственной регистрации, из которых лишь по одному делу удовлетворены требования истца.

Мы согласимся с позицией М.И. Брагинского о том, что в отношениях между учредителями признание недействительным учредительного договора не должно исключать применения к отношениям указанных лиц обычных последствий недействительности сделки, установленных во всех пунктах ст. 167 ГК РФ, но только до государственной регистрации юридического лица <9>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<9> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 11.

Данная позиция подтверждается Постановлением от 15 июля 1997 г. N 3280/97 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ со ссылкой на Положение о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, который указал на то, что иск о признании учредительных документов недействительными может быть заявлен до регистрации соответствующего юридического лица. После ее осуществления иски должны предъявляться о признании недействительными актов о государственной регистрации юридического лица из-за допущенных при его создании нарушений закона или иных правовых актов, в связи с чем иск о признании недействительным учредительного договора как одного из элементов учредительных документов не подлежал удовлетворению.

Необходимо отметить, что ГК РФ прямо не предусматривает правовых последствий недействительности учредительного договора. Представляется, что признание учредительных документов недействительными означает, что недействительными будут регистрация юридического лица, а также заключенные им сделки <10>.

<10> См.: Муравьева О. Правовые последствия признания реорганизации юридического лица недействительной // Корпоративные споры. 2008. N 5. С. 28.

Такой же точки зрения придерживается и Ю.В. Бахарева, считая, что требования о признании недействительными учредительных договоров теснейшим образом переплетаются с требованиями о признании недействительными сделок по исполнению этих договоров. К таковым относятся сделки по передаче имущества в уставный капитал/фонд <11>.

<11> См.: Бахарева Ю.В. Указ. соч. С. 68.

В качестве примера целесообразно сослаться на решение Арбитражного суда Камчатского края от 30 сентября 2008 г. по делу N А24-3191/2007 о признании недействительным учредительного договора и Устава ООО "Помпея" в части внесения ООО "Алезар" взноса в уставный капитал ООО "Помпея" в виде недвижимого имущества - нежилых помещений.

По существу дела судом установлено следующее. В материалах дела представлен акт приема-передачи недвижимого имущества от 11 июня 2003 г., согласно которому ООО "Алезар" передает в уставный капитал ООО "Помпея", а ООО "Помпея" принимает вышеуказанные объекты недвижимого имущества. Согласно учредительному договору ООО "Помпея", утвержденному протоколом общего собрания учредителей от 11 июня 2003 г., утверждено ООО "Помпея". Пунктом 2.1 учредительного договора определено, что уставный капитал формируется путем внесения в него учредителями общества недвижимого имущества, в том числе ООО "Алезар" вносит в уставный капитал общества недвижимое имущество. Согласно п. 6.1 Устава ООО "Помпея" истец указан участником ООО "Помпея" с размером доли в уставном капитале - 25% от уставного капитала. Устав ООО "Помпея" не содержит указаний на состав доли и внесение учредителем ООО "Алезар" вклада в уставный капитал в виде недвижимого имущества. Согласно свидетельству о государственной регистрации права, выданному 6 мая 2003 г. учреждением юстиции в Камчатской области, в ЕГРЮЛ зарегистрировано право собственности ООО "Алезар" на указанные объекты.

В п. 5 ст. 12 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" установлено, что в случае несоответствия положений учредительного договора и положений устава общества преимущественную силу имеют положения устава общества.

Истец просил признать недействительными учредительный договор и Устав ООО "Помпея" в части внесения в уставный капитал общества истцом недвижимого имущества. Требования связаны между собой основаниями возникновения и представленными доказательствами.

Суд пришел к выводу, что производство по требованию о признании недействительным учредительного договора ООО "Помпея" в части подлежит прекращению, в удовлетворении иска отказано.

Суд отказывает и в удовлетворении требования о признании Устава ООО "Помпея" в части п. 6.1 в связи с истечением срока исковой давности (три года).

За 2008 г. из 11 рассмотренных Арбитражным судом Камчатского края дел о признании недействительными учредительных документов обществ (учредительного договора и устава) или внесенных в них изменений только по трем удовлетворены требования истца.

Необходимо отметить, что приведенная нами судебная практика относится к периоду 2007 - 2008 гг., и решения судов, соответственно, основывались на действующем на тот момент законодательстве.

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ внесены изменения и дополнения в Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью", которые вступили в действие с 1 июля 2009 г. После этой даты учредительный договор больше не входит в число учредительных документов ООО, остался один документ - устав. Несмотря на историческую и доктринальную обусловленность наличия двух учредительных документов в обществах с ограниченной ответственностью, следует констатировать, что в сложившихся экономических условиях практическая пригодность учредительного договора вызывала сомнения. Поэтому данные изменения, несмотря на их, возможно, теоретическую противоречивость, следует оценивать положительно, поскольку они отражают те фактические общественные отношения, которые возникли объективно и соответствуют данному этапу развития нашего общества.

Ю.В. Бахарева акцентирует внимание на том, что учредительные документы - это правовые основания, согласно которым осуществляется государственная регистрация юридических лиц <12>. В результате можно сделать вывод, что недействительность учредительных документов влечет недействительность и государственной регистрации.

<12> См.: Бахарева Ю.В. Указ. соч. С. 67.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" государственная регистрация юридических лиц определяется как акт уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемый посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, иных сведений о юридических лицах в соответствии с названным Федеральным законом.

С моментом внесения записи в ЕГРЮЛ Гражданский кодекс РФ связывает создание юридического лица и приобретение им правоспособности. По сути, государственная регистрация юридического лица является актом признания государством нового субъекта права, возникающего по воле учредителей.

Между тем для самого юридического лица признание учредительного договора недействительным не означает автоматического исключения из ЕГРЮЛ, а служит лишь предпосылкой к этому. Учредители не должны лишаться возможности исправить учредительный договор, составив и утвердив его новую редакцию (а также устава, если он предусмотрен для данной организационно-правовой формы юридического лица). Таким образом, у уполномоченного органа будут отсутствовать основания для обращения в суд на основании ст. 61 ГК РФ, поскольку в силу п. 2 данной статьи ликвидация как последствие грубых нарушений закона, допущенных при создании юридического лица, возможна лишь при их неустранимости.

Это в полной мере относится к ситуациям, когда один или часть учредителей нарушили требования закона при создании юридического лица.

Учредительный договор является фидуциарным, что проявляется в том числе в чрезвычайной значимости для сторон личности учредителей. Иначе говоря, участие (или неучастие) того или иного лица в качестве учредителя может в значительной мере повлиять на желание остальных участников продолжать поддерживать деятельность созданного ими юридического лица. Причины, по которым лица определяют для себя возможность общей деятельности, лежат за рамками права. Важно само наличие такого "фидуциарного обстоятельства". Поэтому учредительный договор не может быть признан недействительным в отношении лишь одного или части участников. В то же время учредители не должны быть лишены права на повторное заключение учредительного договора, реализуя таким образом принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 Гражданского кодекса РФ, и подтверждая свое желание продолжить деятельность в качестве учредителей юридического лица без "недействительных" участников <13>.

<13> См.: Смадьяров И. Недействительность учредительного договора // Хозяйство и право. 2008. N 8. С. 121.

Относительно недействительности конституирующего акта юридического лица в литературе отмечалось, что, признавая незаконным участие одного из учредителей в создании юридического лица (например, отсутствие полномочий на подписание учредительного договора, решения собственника имущества об участии в создании юридического лица и т.д.), арбитражный суд, по сути, признает незаконным (недействительным) соответствующее решение данного лица. При этом судебным решением учредительный договор признается недействительным полностью, а не только в отношении участия в нем одного из учредителей. В то же время законность (незаконность) участия в учредительном договоре другого (других) участника не оспаривается. Поэтому предполагается, что участие другого (других) учредителя законно. Следовательно, в случае установления судом факта незаконного участия одного из учредителей в заключении учредительного договора его следует признавать недействительным в части, а не в целом <14>.

<14> См.: Вербенко Т.Л. Природа учредительного договора. Проблемы двусторонней реституции в случае признания недействительным учредительного договора // http://archive.fasuo.ru/publication.asp?id=78.

Важно отметить, что сравнительно недавно в предпринимательскую практику в связи с появлением корпоративной формы хозяйствования вошли корпоративные конфликты.

Корпорации - компании, основанные на началах самоуправления и строгого фиксированного членства участников (учредителей) <15>. Корпоративные отношения - это категория, с помощью которой юридически оформляются имущественные отношения, складывающиеся при управлении хозяйственными обществами, товариществами, а также производственными кооперативами.

<15> Гражданское право. Изд. 3-е / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 40.

Согласимся с мнением Н.Ф. Виноградской и А.А. Якимова о том, что внутрикорпоративные отношения регулируются наряду с законодательством внутренними локальными актами - учредительным договором, уставом и т.д. <16>.

<16> См.: Виноградская Н.Ф., Якимов А.А. О подведомственности корпоративных споров // Арбитражная практика. 2003. N 8. С. 49 - 50.

Сторонами корпоративных конфликтов являются участники (члены, акционеры, учредители) и сама корпорация (хозяйственные общества, товарищества), поскольку через нее действуют лица, контролирующие и использующие ее в своих интересах. К подведомственности арбитражных судов относятся споры, объектами которых являются права и обязанности участника корпорации, касающиеся ее деятельности <17>. Например, споры, возникающие в связи с осуществлением прав, основанных на факте владения долей (акцией, паем). Обратимся к судебной практике.

<17> См.: Пашкова Е.Ю. Подведомственность арбитражным судам споров, возникающих из корпоративных правоотношений: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 19 - 20.

Так, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в Постановлении от 14 декабря 2009 г. N Ф03-7247/2009 рассмотрел жалобу ООО "Восток-5" на Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 30 октября 2009 г. по делу N А73-9009/2009 по иску Огурковой В.П. к ООО "Восток-5" об оспаривании решений внеочередного общего собрания участников ООО "Восток-5", а именно о выведении из состава общества определенных участников и введении в состав новых участников; об утверждении и регистрации изменений в учредительный договор и Устав ООО "Восток-5"; о признании недействительной государственной регистрации, изменений в учредительные документы общества, связанных с принятием оспариваемых решений. Решением суда в иске отказано. Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда решение отменено, иск удовлетворен.

Арбитражные суды установили, что 22 июня 2009 г. состоялось внеочередное общее собрание участников общества, на котором приняты решения: о выведении из состава общества определенных участников вследствие отчуждения принадлежащих им долей другим лицам и о введении последних в состав общества; о государственной регистрации соответствующих изменений в учредительные документы общества (учредительный договор и устав).

Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда об удовлетворении иска мотивировано тем, что решения внеочередного общего собрания от 22 июня 2009 г. приняты с существенными нарушениями требований ст. 36 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" к порядку созыва собрания, а также прав истца <18>.

<18> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 14 декабря 2009 г. N Ф03-7247/2009.

За 2008 г. Арбитражный суд Камчатского края рассмотрел 70 корпоративных споров, в том числе 17% составили требования об обжаловании решений общих собраний акционеров (участников), 15,7% - о признании недействительными учредительных документов, 20% - споры, связанные с правами на акции и доли участия, и 18,6% - споры, связанные с выходом участника из общества.

Таким образом, исходя из изложенного, на основании анализа судебной практики по делам о признании недействительным учредительного договора (договора о создании) можно сделать следующие выводы.

  1. Учредительный договор (договор о создании) является гражданско-правовой сделкой, в связи с чем на него распространяются нормы Гражданского кодекса РФ о сделках, в том числе о признании их недействительными.
  2. Требование о признании недействительным учредительного договора (договора о создании) по мотиву его ничтожности может быть предъявлено любым заинтересованным лицом, как являющимся участником оспариваемой сделки, так и не являющимся таковым, но права и законные интересы которого нарушены совершением оспариваемой сделки.
  3. Ответчиками по иску о признании недействительным учредительного договора (договора о создании) являются стороны оспариваемой сделки. Иск о признании сделки недействительной не может быть предъявлен к третьему лицу, также не может быть принят судебный акт о правах и обязанностях (в отношении) третьего лица, поскольку сторонами в арбитражном процессе являются истец и ответчик.
  4. Споры о признании недействительным учредительного договора (договора о создании) коммерческой организации подведомственны арбитражному суду на основании п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, поскольку вытекают из деятельности хозяйственных товариществ и обществ и связаны с осуществлением прав и выполнением обязанностей их участников.
  5. В соответствии с п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить все полученное по сделке, в случае невозможности возвратить полученное в натуре (возместить его стоимость в деньгах), если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Поскольку создаваемое юридическое лицо не является стороной учредительного договора (оспариваемой сделки), требование о применении последствий его недействительности в отношении этого юридического лица не подлежит удовлетворению.
  6. Согласно п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Поскольку устав хозяйственного общества основан на учредительном договоре, требования о признании его недействительным должны рассматриваться судом одновременно с требованием о признании недействительным указанного договора. В случае, если учредительный договор и устав будут признаны недействительными, акт о государственной регистрации общества также должен быть признан недействительным. Однако если истец не заявил требование о признании недействительными устава и акта о государственной регистрации одновременно с требованием о признании недействительным учредительного договора, в иске о признании недействительным договора по этому основанию отказано быть не может.