Мудрый Юрист

Понятие, сущность и виды коррупции современной России

Гончаренко Григорий Степанович - кандидат юридических наук, доцент, ведущий научный сотрудник регионального отделения Центра противодействия коррупции НИИ Российской правовой академии Министерства юстиции РФ.

В статье анализируются основные виды, формы и механизмы коррупционного поведения. В зависимости от классификации коррупционных преступлений предлагаются их обязательные признаки. Дается авторское определение понятия коррупции.

Ключевые слова: коррупция, взяточничество, коррупционные преступления, коррупционные дисциплинарные проступки, гражданско-правовые коррупционные деликты.

Definition, meaning and forms of corruption in modern Russia

G.S. Goncharenko

The article analyzes the main types, forms and mechanisms of a corruption behavior. Depending on classification of corruption crimes the author suggests their obligatory signs. The author also gave his own definition of corruption.

Key words: corruption, bribery, corruption crime, corruption disciplinary delicts, corruption delicts in the sphere of civil law.

Среди глобальных проблем современности, от решения которых зависит дальнейшее развитие мирового сообщества в новом столетии, одной из самых острых является проблема коррупции. Воспринимаемая правоведами еще в начале XX в. высокая вероятность распространения коррупционных проявлений обусловливала необходимость определения этого понятия.

Впервые в отечественной юридической литературе термин "коррупция" был введен в правовой понятийный аппарат А.Я. Эстриным в работе "Взяточничество", которая вышла в рамках работы кружка уголовного права при Санкт-Петербургском университете в 1913 г. Наиболее простое определение коррупции - подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, а также общественных и политических деятелей вообще <1>.

<1> См.: Эстрин А.Я. Должностные преступления. М., 1928. С. 28.

Существуют и другие определения этого понятия. Большинство европейских стран (в том числе и Россия) в соответствии с Конвенцией Совета Европы "Об уголовной ответственности за коррупцию" 1999 г. [2] договорились о достаточно широком понимании коррупции, отчасти возвращающем современные государства вглубь веков.

Однако было бы неверным считать, что коррупция везде и всегда проявляется одинаково, что одинаковы ее причины и последствия. Решающее значение здесь имеют национальные менталитет, правовые, религиозные и этнические традиции, которые никогда не являются зеркальным отражением друг друга и экономического благополучия государства.

Коррупция, как определено в Федеральном законе от 25 декабря 2008 г. "О противодействии коррупции", - это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение действий от имени или в интересах юридического лица.

Коррупция многообразна в своих проявлениях. Во всяком случае, нельзя не обратить внимания на то, что национальное и международное право достаточно "равнодушно" реагирует на многочисленные формы коррупционного поведения, тем не менее осуждаемые общественной моралью или религиями. Коррупция первоначально "распадается" на две неравные части: собственно этические отклонения и правонарушения. Однако этим "дуализм" коррупции не исчерпывается.

Она выражается, с одной стороны, в возможности использования служащим своего статуса для получения незаконных преимуществ, а с другой - в возможности предоставления этих преимуществ заинтересованным физическим или юридическим лицам в корыстных целях. Традиционно считается, что в противоречивом единстве этих сторон с точки зрения большей общественной опасности доминирует продажность. Достаточно часто коррупция представляет собой подобие односторонних сделок или хищения. Исторически различающимися в российском общественном мнении и праве формами коррупции были мздоимство - получение в нарушение установленного законом порядка лицом, состоявшим на государственной или общественной службе, каких-либо преимуществ за совершение законного действия (бездействие) по службе и лихоимство - получение тем же лицом каких-либо преимуществ за совершение по службе незаконного действия (бездействие). Мздоимство и лихоимство могут проявляться на всех уровнях системы власти, при этом объемы сумм и масштабы вредного воздействия на общество могут бесконечно варьироваться. Примером собственно этических нарушений может служить совершение государственным служащим действий, которые отрицательно влияют на общественное мнение о состоянии законности на государственной службе, хотя прямо они не запрещены законом или иным нормативным актом (присутствие на банкетах, устраиваемых организациями, контроль за деятельностью которых входит в компетенцию данного лица; публичное неделовое общение и контакты с людьми, имеющими судимость за корыстные преступления; приобретение движимого или недвижимого имущества, стоимость которого несопоставима с размером жалования).

Среди коррупционных правонарушений обычно выделяются четыре вида: гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки, административные проступки и преступления, хотя, разумеется, разделение собственно дисциплинарных (служебных) и административных проступков достаточно условное.

Весьма традиционным заблуждением является абсолютизация аморальности коррупции. К сожалению, часть коррупционных проявлений не воспринимается национальным общественным сознанием как неэтичное поведение, равно как многое из того, что подавляющая часть населения относит к коррупции, не является даже правонарушениями. Обычно это называется собственно этическими нарушениями. Представление о коррупции, сложившееся в общественном мнении, зачастую расходится с понятием коррупции, принятым в научной литературе, законодательных и международных актах, при этом в глазах большинства людей общественное мнение может значить больше, чем закон. Коррупционные этические отклонения "гнездятся" в мировоззрении служащих и обычно проявляются как нарушение принципа "вытянутой руки", заключающегося в том, что процесс принятия важных решений не должен зависеть от личных и семейных отношений тех, кто находится на службе - государственной или негосударственной.

Границы этического осуждения коррупции очень подвижны. Нравственные стандарты гражданского общества могут не совпадать с этикой государственной и негосударственной службы. Даже самые честные правительства и корпорации могут восприниматься общественным сознанием как коррумпированные. В этом проявляется одно из наиболее серьезных препятствий к созданию эффективных моделей противостояния коррупции. "Но когда мы что-то делаем, - отметил Президент РФ Д.А. Медведев на встрече с журналистами 1 марта 2009 г., - мы даем прямой сигнал обществу, что мы все равно этим занимаемся, мы все равно пытаемся сузить это пространство, мы все равно кого-то хватаем за руку, мы все равно показываем, что в ряде случаев наказание сработает - рано или поздно наступит ответственность. И это все-таки создает несколько иную атмосферу, хотя бы в том даже, что мы сейчас говорим о том, что идет вот эта борьба с коррупцией".

К гражданско-правовым коррупционным деликтам можно отнести и принятие в дар, и дарение подарков государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или с исполнением последними служебных обязанностей, при условии, что стоимость любого подарка во всех случаях не превышает трех тысяч рублей (ст. 575 Гражданского кодекса РФ). В этих случаях речь, конечно, идет о принятии подарков лишь за законные действия. Это обстоятельство нередко получает неправильное толкование в современных научно-практических комментариях к УК РФ. Получение должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или негосударственной организации, вознаграждения, которое в стоимостном выражении не превышает трех тысяч рублей, за совершение незаконного действия (бездействие) с одной стороны, не является гражданским правонарушением, а с другой - не является препятствием к уголовному преследованию.

Попытка разрешить эту правовую коллизию с вручением подарков государственному (муниципальному) служащему была предпринята в проекте Федерального закона "О противодействии коррупции" (ст. 21 "Ограничение принятия подарков"). Однако это предложение в дальнейшем не нашло поддержки у депутатов Государственной Думы РФ.

Дисциплинарные коррупционные проступки, обычно проявляющиеся в таком использовании служащим своего статуса для получения преимуществ, за которое предусмотрено дисциплинарное взыскание (например, осуществление сотрудником органа внутренних дел предпринимательской деятельности вопреки ч. 2 ст. 10 Положения о службе в органах внутренних дел), с трудом поддаются систематизации, поскольку в действительности достаточно произвольно определяются руководящими органами огромного числа государственных, муниципальных, коммерческих и иных организаций. Грань между коррупционным дисциплинарным проступком и преступлением подчас оказывается настолько слабо различимой, что даже специалисты затрудняются однозначно ответить на вопрос: где заканчивается дисциплинарный проступок и начинается незаконное участие в предпринимательской деятельности или злоупотребление полномочиями? Наиболее актуальна эта проблема в сфере публичной службы.

Обычно коррупционные преступления воспринимаются как наиболее опасные единичные проявления коррупции. До настоящего времени в России нет действующего нормативного акта, в котором бы прямо говорилось о том, какие именно преступления следует относить к коррупционным. Существовало также весьма распространенное заблуждение (даже среди специалистов) относительно того, что эта проблема будет разрешена в случае принятия Закона РФ "О противодействии коррупции". В действительности же ни в одном из ранее рассматриваемых проектов антикоррупционного закона, за исключением первого рабочего варианта 1992 г. и последнего, принятого Государственной Думой в первом чтении в ноябре 2008 г., в ст. 4 которого была сделана попытка видовой классификации коррупционных правонарушений, не предусматривался исчерпывающий перечень таких коррупционных преступлений. По-видимому, предполагается, что это должен делать тот, кто будет применять закон (после прочтения соответствующего общего определения). Исчерпывающий перечень коррупционных преступлений - это не только технологическая (эффективный учет и контроль над распространенностью коррупционных проявлений), но и этическая проблема. Любая неопределенность в решении открывает бесчисленные возможности для политических спекуляций. К сожалению, ученые не в состоянии полностью преодолеть эту неопределенность и подменить своим мнением то, что может сделать только законодатель.

Современное российское уголовное законодательство содержит весьма внушительный перечень норм об ответственности за собственно коррупционные и непосредственно связанные с ними преступления. Если допустить, что законодатель России достаточно точно "предугадал" коррупционную природу всех преступлений, совершение которых в принципе может быть связано с эксплуатацией служебного статуса в личных интересах, то число видов коррупционных преступлений достигнет нескольких десятков. А по заявлению первого заместителя Генерального прокурора РФ А. Буксмана около 52 составов преступлений, предусмотренных УК РФ (в первую очередь взятка, мошенничество), в той или иной степени могут быть связаны с понятием коррупции.

В то же время нельзя не заметить, что российский законодатель вряд ли целенаправленно стремится криминализировать все известные формы общественно опасного коррупционного поведения. Многие его решения в этой сфере выглядят бессистемно. Так, например, до настоящего времени отсутствует в УК РФ прямой состав за преступления, совершаемые в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. Нет антикоррупционной законодательной составляющей в кризисной ситуации, когда из информации в реальность превращаются сведения о "лопнувших банках", случаях вывоза активов за рубеж. При этом по данным исследования Международного центра Transparency International в 2008 г. в России был зафиксирован самый высокий уровень коррумпированности в государственном секторе за последние восемь лет. Такой вывод исследователи сделали, основываясь на ежегодном анализе индекса восприятия коррупции в 180 странах.

В зависимости от характера той или иной социальной задачи могут предлагаться различные классификации коррупционных преступлений. Однако все они должны обладать непременными признаками коррупционного преступления:

  1. использование служебного положения в личных целях;
  2. корыстный характер деяния;
  3. участие в преступлении иных заинтересованных физических или юридических лиц;
  4. наличие в действиях сторон подкупа;
  5. получение или передача предмета подкупа.

Анализируя основные виды и механизмы коррупции с точки зрения правовых институтов, необходимо хотя бы вкратце обозначить данное явление с макроэкономической точки зрения.

На сегодня выделяют два вида коррупции: широкомасштабную (основную) и мелкомасштабную (розничную). Первый вид коррупции процветает в международных экономических отношениях и обычно вовлекает в свой оборот помимо бюрократов еще и политиков.

Розничная коррупция имеет менее значимые экономические потоки, но обладает свойством всепроникновения, всеобъемлемости. Агентами коррупционных отношений в данном случае могут выступать как предприниматели (взятки за получение лицензий), так и частные лица.

Помимо вышеупомянутого вида коррупции, различают политическую и бюрократическую коррупцию. Зачастую их трудно разделить, поскольку эти два вида имеют тенденцию к сращиванию через сговор (collusion).

Коррупция в обществе может проявляться редко, а может носить массовый характер. В этом случае мы говорим о единичной или систематической коррупции. Если коррупция выражается в том или ином обществе лишь несколькими отдельными фактами, то ее легко выявить и пресечь. В таком обществе некоррупционное поведение является нормой, а государственные и частные институты стимулируют развитие честных и открытых отношений. Систематическая коррупция существует в том случае, когда взяточничество в любых масштабах является привычным делом и представляет собой вид трансакций для получения агентом экономических отношений определенных благ и возможности доступа к этим благам. Так, только за 2008 год за взяточничество было осуждено 8625 человек: 1600 сотрудников правоохранительных органов, 996 человек работников органов местного самоуправления, 62 депутата, 8 прокуроров, 66 следователей, 3 судьи, 23 работника судебной системы, 248 глав муниципальных образований. Систематическая коррупция порождает так называемые "коррупционные ловушки", которые функционируют как на микро-, так и на макроуровне.

В заключение следует отметить, что коррупция, по мнению автора, представляет собой негативное социальное явление, принимающее в современных условиях масштабы, угрожающие национальной безопасности государств, связанное с существованием в государственных, негосударственных и коммерческих структурах слоя лиц, наделенных определенными полномочиями, которые получают от заинтересованных лиц или организаций непредусмотренные законодательством материальные блага и преимущества за деяния, которые могут быть выполнены с использованием их официального статуса и соответствующих возможностей, а также подкуп таких лиц путем предоставления им физическими и юридическими лицами указанных благ и преимуществ.

Библиографический список

  1. Астанин В.В. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. "О противодействии коррупции". СПб., 2009.
  2. Астанин В.В. Антикоррупционная политика: криминологические аспекты: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009.
  3. Андреевский И.Е. Русское государственное право. СПб., 1866.
  4. Сперанский А.М. Еще нечто о свободе и рабстве: Введение к уложению государственных законов // Права человека и правовая мысль России (XVIII - начало XIX в.). Курск, 2001.
  5. Куракин А.В. Государственная служба и коррупция. М., 2009.
  6. Эстрин А.Я. Должностные преступления. М., 1928.