Мудрый Юрист

Раздел наследства в русском законодательстве (исторический обзор) *

<*> Bryuchko T.A. Distribution of inheritance in russian legislation (historical review).

Брючко Т.А., кафедра гражданского права и процесса Академии ФСИН России.

Автор раскрывает процесс развития правового регулирования раздела наследства, определяет исходный момент его возникновения, указывая на то, каково было его содержание на первых порах и как оно впоследствии изменилось. В статье анализируется отечественное законодательство, начиная с Русской Правды и заканчивая Гражданским кодексом РСФСР 1964 г.

Ключевые слова: наследственное право, наследование, обязательные наследники, раздел наследства.

The author reveals the process of development of legal regulation of distribution of inheritance, determines the initial moment of rise thereof, pointing out to the contents which were earlier and how they have changed. The article analyses Russian legislation starting from Russkaya Pravda and ending by the Civil Code of the RSFSR of 1964.

Key words: inheritance law, inheriting, forced heirs, distribution of inheritance.

Правовое регулирование раздела наследства в отечественном законодательстве начинает формироваться в Русской Правде. После смерти отца братья либо по-прежнему оставляли, не разделяя, отцовское имущество для совместного пользования, либо делили имущество и пользовались им раздельно. "Первый случай представляет чистый тип древнейшего наследования, когда права на имущество не претерпевают никакого видимого перехода. Второй способ - раздел имущества на равные части - совершается или вследствие ряда, данного отцом, или по взаимному соглашению" <1>. Раздел наследства был также возможен в судебном порядке. Статья 108 Русской Правды рассматривает вопросы подсудности раздела наследства, относя его к княжеской компетенции. В качестве судьи по такому делу выступал детский, который получал высокую пошлину в размере одной гривны кун. Однако, судя по Уставу князя Владимира, на участие в решении конфликта, когда дети "тяжутся о заднице", претендовала церковь. Одни ученые видят в этом конкуренцию судов, к которым могли обратиться стороны, другие считают, что наследственные дела подлежали только княжескому суду <2>. Согласно третьей позиции "суд по спорам о наследстве между родственниками могли вести и церковные, и светские власти, но, судя по условной форме в ст. 108 Пространной Правды, княжеская власть рассматривала эти дела в каких-то особых случаях" <3>.

<1> Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д: Феникс, 1995. С. 466.
<2> См.: Грибовский В.М. Древнее русское право: Краткий обзор чтений по истории русского права. Вып. 1: Древнейший земско-княжеский период. Пг., 1915. С. 119.
<3> Дювернуа Н.Л. Источники права и суд в Древней России: Опыты по истории русского гражданского права (по изд. 1896 г.). М., 2003. С. 36.

К составу подлежащего разделу наследства Русская Правда относила: дом, товар (движимое вообще), рабов, скот, двор. В источниках нет указаний на существование института частной поземельной собственности. Однако В.И. Сергеевич пишет, что "хотя Русская Правда не упоминает земель, но надо думать, что она также относилась к предметам наследования" <4>.

<4> Сергеевич В.И. Лекции по истории русского права. СПб., 1890. С. 657.

Русская Правда не определяла долей при разделе наследства, но, как представляется, они являлись равными. Из этого сделано одно исключение, что отеческий двор во всяком случае оставлялся в пользу младшего сына. В науке возник вопрос: то ли двор не включался в раздел, то ли заменял младшему сыну его законную часть, то ли входил в состав следующей младшему части. Полагаем, что именно последний вариант является верным.

При разделе наследства часть шла в пользу церкви "на помин души усопшего", размер которой зависел от усмотрения наследников. Братья, исключавшие сестер из наследства, обязывались содержать их до выхода замуж, а при выходе замуж должны были снабдить их приданым по своим средствам.

В Пространной редакции Русской Правды находит свое законодательное проявление положение о защите прав малолетних наследников при разделе наследства. Согласно ст. 99 все им причитающееся отдавалось под опеку, которая после смерти отца принадлежала матери, а если она умирала или выходила из семьи вследствие замужества, то передавалась ближайшим родственникам. Опекуном также мог стать отчим. Все имущество малолетних наследников при свидетелях передавалось в управление вплоть до достижения ими совершеннолетия опекуну, который мог пользоваться имуществом, отдавать капитал опекаемых в рост, торговлю, "зане он прокормил и печаловался ими". При наступлении зрелого возраста опекун обязывался возвратить в целости все имущество. К сожалению, нигде в литературе мы не встречаем ответа на вопрос о том, как применялась данная статья. Мы можем лишь предположить, что возможны следующие варианты: либо наследники не могли делиться и долей малолетнего управлял опекун, либо раздел был возможен и тогда управлению подлежала часть имущества, причитающаяся малолетнему в результате раздела.

В период феодальной раздробленности Руси продолжала действовать Русская Правда, только в феодальных республиках были созданы новые крупные законодательные акты - Новгородская и Псковская судные грамоты, отражавшие значительно более высокую ступень в развитии права.

Обычным порядком при наследовании по закону было нахождение братьев в общем хозяйстве, но при этом старший брат управлял имуществом, выплачивая из наследства долги при их наличии: "вятший брат да заплатит опчим животом, да остатком делится" (ст. 94). Поводом для раздела были подозрения о том, что младший или двоюродный брат, проживающие одним хозяйством со старшим братом, "искористуются" из корыстных соображений, т.е. попытались поживиться за счет общего имущества (ст. 95).

С политическим процессом объединения русских земель связано и объединение юридическое, был составлен общий сборник правовых норм для всего Московского государства - Судебник Ивана III 1497 г., а затем принят Судебник 1550 г., развивающий его положения. Основные начала наследственного права Русской Правды в этот период мало подверглись изменению, не было и каких-либо законодательных положений по регулированию раздела наследства.

Исторически следующим сводом законов было Соборное уложение 1649 г., в котором получили дальнейшее развитие начала русского права наследования, выраженные в Русской Правде и в Судебниках. Детальным образом был прописан порядок наследования вотчин и поместий.

При разделе во внимание принимались лишь те поместья, которые постоянно оставались за данным родом, за государеву службу, поместья же, обладание которыми было отягощено иными условиями, при разделе не учитывались. Старшие сыновья, которые отделились при жизни отца, состояли на государственной службе и сами получили поместья, могли претендовать на долю отцовского поместья только тогда, когда их собственные поместья были меньше той доли, которая им причиталась бы при равном разделе отцовских поместий между братьями.

Большие изменения в наследственное право внес Указ от 23 марта 1714 г. "О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах" (далее - Указ о единонаследии), который установил одинаковые принципы наследования вотчин и поместий - недвижимых имений.

Раздел наследства по Указу о единонаследии осуществлялся следующим образом: при наличии у наследодателя детей обоего пола или только сыновей все недвижимое имущество он мог завещать только одному сыну по выбору, а все движимое имущество разделить между остальными детьми; при отсутствии сыновей наследодатель определял одну из дочерей в качестве наследницы всей недвижимости с условием, что муж замужней наследницы принимал его фамилию, а движимость делил между остальными; при бездетности наследодателя недвижимое имущество могло быть завещано только ближайшим родственникам одной фамилии с наследодателем, а движимое - "кому захочет", как родным, так и посторонним лицам; при отсутствии завещания наследником всего недвижимого имущества становился старший сын, а движимое - поровну делилось между младшими детьми.

Указ о единонаследии устанавливал недопустимость производства раздела наследства при наличии несовершеннолетних наследников до достижения ими возраста совершеннолетия, который для сыновей устанавливался в 18 лет, для дочерей - в 17. До этого времени наследник по закону или по завещанию, которому досталось недвижимое имущество, обеспечивал сохранность причитающегося несовершеннолетним движимого имущества и обязывался содержать их. Следует учитывать, что от желания наследницы, достигшей 17 лет, зависело взять свою долю или остаться жить у старшего брата до своего замужества или вовсе, если замуж не пойдет.

Указ о единонаследии закреплял также ограничения в распоряжении наследственным имуществом до достижения наследниками недвижимых имуществ 20 лет, а движимых - 18 и 17. "Никаким их письмам или записям не верить, которые прежде тех лет явятся" <5>.

<5> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1999. Ч. 2. С. 628.

В 1731 г. Указ о единонаследии был отменен, установился прежний порядок наследования, но с некоторыми изменениями.

Основным источником русского дореволюционного наследственного права являлся том X Свода законов Российской империи (кн. 3, разд. 2, гл. V, ст. 1315 - 1345), изданный в 1832 - 1833 гг.

Ближайшее право на наследство принадлежало детям. Если они были одного пола, то наследство делили между собой поровну, поголовно, но когда оставались и сыновья, и дочери, каждая дочь получала из родительского имения только указную часть: 1/14 - из недвижимого и 1/8 - из движимого имущества. Если при сыновьях дочерей было столько, что после назначения им указанных частей сыновние части оказывались менее дочерних, то их части уравнивались. При отсутствии нисходящих наследство переходило в ближайшую боковую линию. Супруги наследовали друг после друга в размере указной части: 1/7 - из недвижимого и 1/14 - из движимого имущества.

От права наследования не устранялись нерожденные дети, зачатые при жизни наследодателя. По этому поводу Н.Л. Дювернуа пишет: "До рождения nasciturus не рассматривается как особо правоспособный субъект, как лицо; рождение же живого человека определяет окончательно его отдельную правоспособность, личность с отнесением условий приобретения им прав к моменту, предшествующему его рождению" <6>. В случае, когда раздел наследства был произведен до рождения наследника, он подлежал переделу, "прежний раздел будет уничтожен и все его условия будут объявлены недействительными" <7>. Это же последствие наступало и в иных случаях, когда "в самую минуту раздела существовало, хотя бы еще не оглашенное, право третьего лица, не включенного в раздел, участвовать в разделе того же наследства" <8>.

<6> Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. СПб., 1902. Общая часть. § 17.
<7> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 ч. СПб., 1871. Ч. 1. § 9.
<8> Там же.

Среди сонаследников могли оказаться лица, подлежавшие опеке, к которым дореволюционное законодательство относило несовершеннолетних, лишенных родительского попечения, безумных, сумасшедших, глухонемых и немых, расточителей. Раздел наследства производился опекунами под надзором надлежащего опекунского установления, исходя из сословной принадлежности, и соглашение о разделе представлялось на утверждение окружного суда или суда первой степени (ст. 1336 - 1337).

Одному лицу могло быть назначено несколько опекунов, которые совместно представляли юридическую личность опекаемого и управляли его делами. Поскольку опека была учреждением семейным и опекуном, как правило, становился близкий родственник несовершеннолетнего, нередко наряду с ним попадавший в число наследников, между их интересами могло возникнуть противоречие. Дореволюционное право впервые закрепило положения, позволяющие обеспечить защиту интересов несовершеннолетнего наследника в такой ситуации. Согласно ст. 1002 Свода законов с должностью опекуна было несовместимо вступление в договорные отношения с состоящим под опекой лицом, за исключением безвозмездных, направленных на увеличение имущества последнего, также устанавливалось, что если опекун вступал в тяжбу с опекаемым, то он уже не мог оставаться его представителем. В подобной ситуации опекунское установление либо предписывало соопекуну, при его наличии, представлять интересы опекаемого, либо назначало постоянно или временно дополнительного опекуна.

В Своде законов впервые было законодательно установлено, что наследственное преемство двух и более наследников является основанием возникновения общей собственности. Пользование и распоряжение общим наследственным имуществом осуществлялись по общему согласию. Несогласие одного из соучастников было обязательно для всех прочих, но в случае, если это приводило к убытку, остальные имели право привлечь виновника к ответственности. По соглашению сонаследников управление общим имуществом могло быть возложено на одного из них, вместе с обязанностью представления отчета. Со своей стороны каждый соучастник мог самостоятельно распорядиться своей долей, но остальные наследники обладали правом преимущественной покупки. Доходы, приращения, расходы и ответственности распределялись соразмерно долям наследников.

"Общая собственность чрезвычайно стеснительна для соучастников, и вполне естественно желание каждого из них выйти из такой зависимости. Наше законодательство различает право общей собственности в вещах нераздельных и в вещах, подлежащих разделу, и только относительно последних устанавливает положение, что никто не обязан оставаться соучастником в общем имении, если не изъявил на то согласия" <9>. Под нераздельностью вещей понимался критерий гражданского оборота, а не физические свойства вещи.

<9> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.): В 2 т. М., 1995. Т. 1. § 25.

Правила раздела между наследниками нераздробляемых имуществ заключались в следующем. Во-первых, наследник, получивший такое имущество, если оно превосходило по справедливой оценке следующий ему жребий, был обязан "удовлетворить своих сонаследников деньгами, по соразмерности частей, им следующих". Во-вторых, если таких имуществ в составе наследства было много, то каждый из наследников, по общему их согласию, мог взять на следующую ему долю одно целое имение или несколько. В-третьих, когда все наследство составляло лишь одно нераздробляемое имение, то преимущественное право на владение им принадлежало старшему наследнику. И наконец, в-четвертых, если он был не в состоянии выплатить другим наследникам их доли или не был намерен брать нераздробляемое имение, то позволялось другому младшему принять его, выплатив прочим наследникам за причитающиеся им части. С принятием Устава гражданского судопроизводства было внесено важное дополнение: в случае, если ни один из наследников не пожелал оставить нераздробляемое имущество за собой, имение сие продается с публичных торгов и вырученные деньги, за вычетом издержек продажи, распределяются между наследниками, соразмерно их наследственным долям. Правило сие распространяется и на нераздробляемое движимое имущество.

В нормативных актах того периода не содержалось ни постановлений о сроке, по истечении которого наследники могли произвести раздел наследства, ни положений о наличии законных оснований к недопущению раздела на определенный период. Что касается дореволюционной доктрины, то допускалось завещательное и договорное ограничение раздела на определенный срок <10>.

<10> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. § 25; Победоносцев К.П. Указ. соч. § 65.

Свод законов предусматривал, что раздел общей собственности наследников происходил или на основании добровольного соглашения, или, при его недостижении, в судебном порядке. Договор о разделе наследства, в состав которого входило недвижимое имущество, выражался в раздельном акте, который носил название раздельной записи и совершался крепостным порядком, т.е. старшим нотариусом. Договор о разделе наследства, состоящего только из движимого имущества, совершался в письменной форме, нотариальной или домашней, и даже в словесной.

Дореволюционное право предусматривало возможность отступления от размера причитающихся наследникам долей, а также возможность компенсации разницы в величине доставшихся по разделу имуществ. Гражданский кассационный департамент в решении N 33 1889 г. разъяснил, что сделки, заключаемые наследниками между собой при разделе общего наследственного имения, по коим один из них взамен выдела им частей из означенного имения получает денежную сумму от других, не противоречат содержанию и цели закона.

При разделе наследства в добровольном порядке могли возникнуть затруднения различного рода. В этом случае Свод законов предписывал следующую процедуру: каждый из сонаследников мог заявить в суд прошение о разделе, с этого времени начинал течь двухлетний срок, за который наследники должны были разделиться полюбовно. Если это не было исполнено, то по новой просьбе наследника суд производил раздел своей властью. До раздела имение бралось под опеку с наложением запрещения.

Сонаследники имели право выбрать лицо, которому поручалось произвести опись и оценку наследства, составить проект раздела наследства. Если наследники не достигали соглашения в выборе такого лица, оно назначалось судом. На основаниях, указанных этим выборным лицом, и учреждался судебный раздел. Условиями судебного раздела являлись несомненность прав наследования каждого из сонаследников и определенность доли каждого.

Как видим, русское дореволюционное законодательство заложило прочный фундамент для развития норм наследственного права в будущем. Однако после революции 1917 г. в этой сфере произошли серьезные изменения. Конечно, перестройка всей системы права не могла быть моментальной, и в 1917 - 1918 гг. наряду с законами Советского государства действовали нормы прежнего права, которые теряли свою силу по мере становления нового законодательства.

27 апреля 1918 г. был издан Декрет ВЦИК "Об отмене наследования", которому была предана обратная сила. Декретом устанавливалось, что после смерти гражданина его имущество, как движимое, так и недвижимое, становилось достоянием государства. Нетрудоспособные и признанные нуждающимися супруг и ближайшие родственники умершего получали содержание из имущества, оставшегося после его смерти, в размере прожиточного минимума, при недостаточности имущества умершего в первую очередь подлежали удовлетворению наиболее нуждающиеся из них.

П.Е. Орловский писал: "...наследование рассматривалось по этому Декрету не как форма преемства частно-имущественных прав, а как частноправовая форма социального обеспечения" <11>. Но с конца 30-х годов среди большинства советских цивилистов стала обосновываться позиция, согласно которой в Декрете речь шла именно о своеобразной форме наследования <12>.

<11> Орловский П.Е. Некоторые вопросы законодательства о наследовании // Советское государство. 1936. N 2. С. 63.
<12> См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М., 1955. С. 26 - 27.

Что касается интересующего нас вопроса, то следует обратить внимание на ст. IV Декрета 1918 г., косвенно устанавливающую порядок раздела между супругом и иными родственниками умершего "содержания из имущества", осуществлявшегося по соглашению, в котором наряду с ними участвовало учреждение, ведающее делами социального обеспечения, а в случае спора - в общеисковом порядке.

Отменив право наследования частной собственности, Декрет от 27 апреля 1918 г. установил новый порядок наследования так называемой трудовой собственности, состоящей из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или в деревне и не превышающей 10 тыс. рублей. Перечисленное имущество поступало в управление и распоряжение супруга и родственников умершего, независимо от признака их нетрудоспособности. При этом было закреплено, что порядок управления и распоряжения устанавливался по соглашению между супругом и родственниками умершего, а в случае спора - местным судом. Раздел унаследованной трудовой собственности не был предусмотрен, но исходя из закрепленного правила о том, что она поступала в управление и распоряжение указанных лиц, можем заключить, что в действительности под распоряжением подразумевалось не что иное, как ее раздел. Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве, принятый на сессии ВЦИК 16 сентября 1918 г. (далее - КЗобАГС 1918 г.), дублировал положения Декрета о порядке управления и распоряжения имуществом, оставшимся после умершего, в ст. 129 и 171 применительно к его супругу и детям. Кроме того, согласно ст. 105 КЗобАГС 1918 г., брак не создавал общности имущества супругов.

Положения опекунского права, представляющие интерес в свете нашего исследования, заключались в следующем: опека устанавливалась над несовершеннолетними, оставшимися без родительского попечения, душевнобольными, расточителями и некоторыми иными лицами и осуществлялась либо отделом социального обеспечения, либо специально назначенным для этой цели опекуном, которые являлись представителями подопечного на суде и вне суда; опекун не мог представлять опекаемого при заключении сделки или ведении тяжбы между своим супругом или одним из родственников по прямой восходящей и нисходящей линии, с одной стороны, и опекаемым, с другой стороны, выступать в качестве договаривающейся стороны в договоре относительно имущества опекаемого, приобретать требования на опекаемого, а также совершать дарение в качестве представителя опекаемого. Относительно управления и распоряжения имуществом, оставшимся после умершего лица, стоимость которого не превышает 10 тыс. рублей, ст. 231 КЗобАГС 1918 г. определяла, что опекун, являясь представителем подопечного, управлял этим имуществом на равных правах с другими лицами.

Переход к новой экономической политике, направленной на создание экономического фундамента дальнейшего развития страны, предусматривал допущение в оборот различных форм собственности. В этих условиях потребовали изменения и нормы о наследовании, главным образом в части снятия запретов наследования частной собственности. Первым шагом на этом пути стал Декрет III сессии ВЦИК от 22 мая 1922 г. "Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР", установившее право наследования по закону и по завещанию супруга и прямых нисходящих родственников наследодателя.

Первым кодифицированным актом Советского государства, регулирующим вопросы наследственного права, стал Гражданский кодекс РСФСР, принятый 11 ноября 1922 г. (далее - ГК РСФСР 1922 г.). Круг наследников ограничивался прямыми нисходящими (детьми, внуками и правнуками) и пережившим супругом умершего, а также нетрудоспособными и неимущими лицами, фактически находившимися на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти. Согласно примечанию к ст. 418 ГК РСФСР 1922 г. к наследникам относились дети, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся после его смерти. Из примечания к ст. 430 ГК РСФСР 1922 г. следует, что доля не родившегося к моменту открытия наследства наследника могла быть в течение трех месяцев по его рождении истребована его законным представителем.

Интересующие нас положения опекунского права в рассматриваемый период были закреплены в Кодексе законов о браке, семье и опеке, утвержденном Постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 г. (далее - КЗоБСО 1926 г.), разделявшем опеку и попечительство. Прежде всего опеке (попечительству) подлежали несовершеннолетние, слабоумные, душевнобольные, совершеннолетние, не могущие по своему физическому состоянию самостоятельно защищать свои права, а также согласно ст. 9 ГК РСФСР 1922 г. - расточители. Опекун совершал сделки от имени подопечного, попечитель же давал согласие на их совершение. Для производства некоторых действий требовалось согласие органов опеки и попечительства, но в их перечне нет раздела наследства. КЗоБСО 1926 г. подтвердил действие правил, установленных КЗобАГС 1918 г., о недопущении представительства интересов несовершеннолетнего подопечного при совершении сделок и ведении судебных дел между подопечным и опекуном (но не попечителем), его супругом или близким родственником. Однако, кто осуществлял представительство интересов подопечного лица в этом случае исходя из положений закона, неясно.

По ГК РСФСР 1922 г. передаваемая наследственная масса не должна была превышать 10 тыс. золотых рублей за вычетом всех долгов умершего (в 1926 г. это ограничение было отменено, но наследство облагалось высоким налогом). Когда общая стоимость наследства превышала 10 тыс. золотых рублей, между государством в лице Народного комиссариата финансов и его органов и частными лицами, призываемыми к наследованию, производился раздел или ликвидация наследственного имущества в части, превышающей предельную стоимость наследства, в пользу заинтересованных органов государства. Если по характеру составных частей раздел наследственного имущества представлялся хозяйственно невыгодным и неудобным, то между органами государства и частными лицами устанавливалось совместное владение. Государство участвовало в разделе наследства также в случае, когда часть наследственного имущества становилась выморочной вследствие непринятия наследства, отказа наследника или лишения наследства.

В ГК РСФСР 1922 г. не упоминалось о взаимных отношениях сонаследников до раздела. Однако в работах цивилистов того периода встречаются положения об общей собственности наследников <13>.

<13> См.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. Гл. VII, § 2.

Согласно ст. 62 ГК РСФСР 1922 г. владение, пользование и распоряжение общей собственностью производились по общему согласию всех участников, а при разногласиях - по решению большинства. Некоторые цивилисты полагали, что до истечения срока для явки наследников и заявления кредиторами своих претензий присутствующие в месте открытия наследства наследники не могли распоряжаться наследственным имуществом, но должны лишь сохранить его, ведя нормальное хозяйство <14>. Только в виде исключения, поскольку это предусмотрено специальной нормой, могли быть выплачены из наследственного имущества некоторые привилегированные долги: долги, связанные с организацией ухода во время болезни и похоронами наследодателя, а также с затратами на содержание лиц, находившихся на иждивении наследодателя, с расходами по охране наследственного имущества и по управлению им <15>. Каждый участник общей собственности был обязан, соразмерно своей доле, участвовать в уплате всякого рода платежей и сборов по общему имуществу, равно как в издержках на управление общим имуществом и сохранение его. Участники общей собственности имели право преимущественной покупки при отчуждении кем-либо из них своей доли постороннему лицу, кроме случая продажи доли с публичных торгов. Наследники, принявшие наследство, отвечали по долгам, обременяющим наследство, в пределах действительной стоимости наследственного имущества.

<14> См.: Перетерский И.С. Гражданский кодекс. Комментарий. Вып. VI. Наследственное право. М.; Пг., 1924. С. 22.
<15> См.: О введении в действие Положения о государственном нотариате РСФСР издания 1923 года: Декрет СНК РСФСР от 24 августа 1923 г. Ст. 37.

В части ГК РСФСР 1922 г., посвященной наследственному праву, прямо не предусматривался раздел наследства, за исключением случая возникновения совместного владения наследственным имуществом государства и наследников, порядок совершения которого мы рассмотрим ниже. Однако современными тому периоду учеными возможность производства раздела наследства между частными лицами, являющимися наследниками, не подвергалась сомнению и основывалась на Общей части ГК РСФСР 1922 г. Кроме того, в ст. 428 закреплялось, что споры между частными лицами по вопросам оценки, разделения и порядка расчетов по наследственному имуществу разрешаются судом.

ГК РСФСР 1922 г. содержал исключительные постановления относительно раздела предметов домашней обстановки и обихода наследодателя, за исключением предметов роскоши, который производился лишь между наследниками, проживавшими совместно с наследодателем, к тому же без зачисления в предельную сумму, и вкладов, внесенных в сберегательные кассы и кредитные учреждения, - между лицами, указанными вкладчиком в качестве получателей в случае его смерти.

Порядок участия государства в разделе наследства был установлен Декретом СНК РСФСР от 18 мая 1923 г., утвердившим Инструкцию о наследственных пошлинах и о наследственных имуществах, переходящих к государству. Инициатива раздела могла исходить как от государства, так и от наследников. Раздел производился одним из следующих способов: а) выкуп наследниками части наследства, приходящейся на долю государства; б) выкуп государством части наследства, приходящейся на долю наследников; в) раздел в натуре; г) продажа с торгов имущества, неудободелимого в натуре, и раздел в соответственных частях вырученной от продажи суммы между государством и наследниками. Избрание одного из четырех способов обусловливалось составом имущества и зависело от соглашения между наследниками и органом государства - губернским финансовым отделом, а при разногласии вопрос решался судом, который прежде всего руководствовался соображениями государственного интереса.

По отзыву А.А. Бугаевского, "ни одна часть ГК РСФСР 1922 г. не представляла такого полного разрыва с нашим прошлым, дореволюционным правом, как часть, посвященная наследственному праву. И нигде в то же время законодатель не был так скуп, как в вопросах наследования" <16>.

<16> Бугаевский А.А. Советское наследственное право. Одесса, 1926. С. 3.

Во время войны из-за массовой гибели людей возникла необходимость расширения круга наследников. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. "О наследниках по закону и по завещанию" ввел две новые категории наследников по закону: трудоспособных родителей, а также братьев и сестер. Раздел наследства происходил между наследниками соответствующей очереди на равные доли, кроме внуков и правнуков, которые делили между собой поровну долю, причитавшуюся их родителю.

Наследственное право с внесенными в него в 1945 г. изменениями действовало без каких-либо существенных дополнений или изъятий вплоть до принятия 8 декабря 1961 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (далее - ОГЗ 1961 г.). Дальнейшее развитие наследственное право получило в гражданских кодексах союзных республик. Гражданский кодекс РСФСР был принят 11 июня 1964 г. (далее - ГК РСФСР 1964 г.).

ОГЗ 1961 г. не предусматривали специальных правил о разделе наследства, и, как указано в одном из учебных изданий, "суд, разрешая такие споры между наследниками, руководствовался нормами о разделе и выделе общей долевой собственности, а также нормами о множественности лиц в обязательствах" <17>.

<17> Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый Гражданский кодекс РСФСР // Правоведение. 1964. N 3. С. 12.

ГК РСФСР 1964 г. устанавливал возможность раздела наследства по соглашению наследников, а при его недостижении - в судебном порядке. При наследовании по закону ребенок наследодателя, родившийся после его смерти, признавался наследником и участвовал в разделе, а при наследовании по завещанию - не только ребенок наследодателя, но и любое лицо, указанное в завещании. Раздел наследства, производимый до момента рождения наследника, осуществлялся только с выделом причитающейся ему наследственной доли, и к участию в разделе приглашался представитель органа опеки и попечительства. Причем доктрина и судебная практика исходили из того, что, в случае если ребенок родится мертвым, выделенная ему доля в наследстве подлежит перераспределению между остальными наследниками по правилам о приращении наследственных долей <18>.

<18> См.: Наследственное право / Отв. ред. К.Б. Ярошенко. М., 2005. С. 256.

При участии в разделе лиц, подлежащих опеке, а к таким Кодекс о браке и семье, принятый 30 июля 1969 г. (далее - КоБС 1969 г.), относил несовершеннолетних, недееспособных, ограниченно дееспособных лиц, представительство их интересов осуществляли их опекуны (попечители). Кроме того, на совершение раздела требовалось наличие разрешения органов опеки и попечительства. Орган опеки и попечительства принимает участие в разделе наследства и представляет проект раздела на утверждение исполкома районного (городского) Совета депутатов трудящихся <19>. Помимо устоявшегося запрета на совершение опекуном (попечителем) сделок с подопечным и на его представительство при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и своим супругом или близким родственником, КоБС 1969 г. впервые закрепил положение о распространении вышеизложенных правил и на сделки, заключаемые родителями (усыновителями) в качестве опекунов (попечителей) своих несовершеннолетних детей.

<19> См.: Правила управления имуществом несовершеннолетних подопечных, хранения и отчуждения этого имущества. Утв. Министерством просвещения РСФСР 30 октября 1969 г.

ГК РСФСР 1964 г. содержал правила, аналогичные установленным в предшествующем Кодексе о наследовании предметов домашней обстановки и обихода сверх наследственной доли; о невключении в состав наследственной массы вклада в государственных трудовых сберегательных кассах или Государственном банке СССР; об ответственности наследника по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследства.

Когда наследниками являлись граждане, раздел наследства зависел только от их усмотрения. Иначе решался вопрос, если при наследовании возникало право общей собственности государства и граждан, кооперативных или общественных организаций и граждан. Такое право общей собственности подлежало обязательному прекращению в течение одного года со дня открытия наследства согласно правилам ст. 123 ГК РСФСР 1964 г. способами, аналогичными рассмотренным нами выше по Декрету СНК от 18 мая 1923 г.

Таковы основные положения порядка раздела наследственного имущества, вытекающие из смысла норм ГК РСФСР 1964 г., раздел VII "Наследственное право" которого действовал до 1 марта 2002 г. Принятые Основы гражданского законодательства 1991 г. не внесли изменений в существующий порядок раздела наследства, и он продолжал действовать до вступления в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации.