Мудрый Юрист

Актуальность исследований модернизации государства и права

Саломатин Алексей Юрьевич, руководитель Центра сравнительно-правовой политики, заведующий кафедрой "Политология и основы права" Пензенского государственного университета, доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор.

Сюжеты, связанные с модернизацией общества во всех его аспектах, с изучением предпосылок, закономерностей, национально-государственных и правовых его особенностей, представляют особый интерес ввиду их относительной новизны. Временной диапазон при этом достаточно широк - от конца XV в. до наших дней, когда современный социум вступает в стадию постмодернизационного развития.

Раздел "История государства и права дореволюционной России" открывает статья И.В. Минникес, в которой показано сокращение значения обычая как источника российского права с XVI в., т.е. с момента становления централизованного государства. При этом обычай подвергается государственному санкционированию, чего не было в Киевской Руси и при татаро-монгольском господстве. Исследовательский материал Н.В. Макеевой посвящен изменению отношения к смертной казни в эпоху модернизации (2-я половина XVIII - XIX в.). Автор обращает внимание на то, что уже императрица Елизавета приостановила смертную казнь, а Екатерина II озаботилась в духе Беккариа и французских просветителей смягчить уголовные наказания. В XIX в. применение смертной казни было обусловлено в значительной мере политическими причинами. В то же время в подходе к преступлениям в чисто бытовом плане наблюдалась тенденция к гуманизации.

Земская реформа, как показали дальнейшие события, стала важным фактором политизации российского социума. Пореформенной новацией стало учреждение суда присяжных. По мнению Е.А. Горбуновой, при создании этого института в России был в значительной мере учтен зарубежный опыт, в том числе и в вопросе критериев и процедуры отбора этой коллегии.

В Российской империи как полиэтничном, многоконфессиональном государстве большое значение имел религиозный вопрос. В течение XVIII - XIX вв., как замечает А.А. Сафонов, наблюдалось заметное расширение веротерпимости. Поэтому неудивительно, что Государственная Дума в 1907 - 1912 гг. как новый орган государственной власти решила продвигать отвечающую потребностям времени большую степень религиозной толерантности. Вина ли ее в том, что этот курс оказался заблокирован правыми? Трудности восприятия новых подходов в среде юридической общественности, идет ли речь о статусе Великого княжества Финляндского или о субъективных правах и их гарантиях, показывают Н.Г. Карнишина и А.С. Туманова.

В разделе "История государства и права Советской России" В.Н. Кузин демонстрирует, что после Гражданской войны в полный рост встала проблема продовольственной безопасности. Новая власть начала ее решать, модернизируя методы управления, развивая инфраструктуру хранения и создавая государственный хлебный фонд. Новацией в сфере уголовной политики уже значительно позже, начиная с 1960-х гг., подчеркивает Е.В. Марковичева, оказался более дифференцированный, более тщательный подход к правонарушениям несовершеннолетних. Это, по сути дела, заложило основы современной ювенальной юстиции.

Авторы раздела "История государства и права зарубежных стран" также убедительно раскрывают отдельные примеры обновления. А.Ю. Саломатин рассматривает дискуссии "отцов-основателей" США на конституционном конвенте в Филадельфии в 1787 г. и пропагандистские материалы сборника "Федералист", которые выработали модернизационный проект для США в виде федеративного государства с классической схемой разделения властей и системой "сдержек и противовесов". Германистскую тему применительно к ФРГ второй половины XX - начала XXI в. развивает К.В. Чилькина, которая обрисовывает правовые основы социального государства и его функции. Статья И.К. Лапшиной, которой открывается номер, дает свежий взгляд на проблему разделенного правления в условиях постмодернизационного развития.

В целом авторы каждый со своих мировоззренческих позиций и в рамках собственного исследовательского опыта стремятся сложить мозаику обновления во всей ее сложности и противоречивости. Насколько это получилось, судить читателям.