Мудрый Юрист

Проблема смертной казни в контексте модернизации российской уголовной политики *

<*> Makeeva N.V. The problem of death penalty in connection with Russian criminal policy modernization.

Макеева Наталья Владимировна, доцент кафедры "Политология и основы права" юридического факультета Пензенского государственного университета, кандидат юридических наук.

Публикация представляет собой всесторонний исторический анализ одной из наиболее дискуссионных проблем правовой жизни - проблемы смертной казни. Для проведения исследования избран период второй половины XVIII - XIX в., который ознаменован процессом модернизации государства и права. Проблема смертной казни раскрывается с учетом особенностей российской национально-государственной модели.

Ключевые слова: модернизация государства, правовая модернизация, история уголовной политики, проблема смертной казни в России, российское уголовное законодательство XVIII - XIX вв.

The publication contains all-round historical analysis of one of the most controversial problem of law life that is the problem of death penalty. For analysis it is selected the period of the second half of the XVIII - XIX centuries which was marked with processes of law and state modernization. The author has revealed the death penalty problem taking into account the peculiarities of Russian national state model.

Key words: state modernization, law modernization, criminal policy history, death penalty problem in Russia, Russian criminal law of the XVIII - XIX centuries.

Противостояние общества и преступности насчитывает не одно тысячелетие. В разные времена и у разных народов пределы допустимого и недопустимого в поведении индивидов и социальных групп значительно варьировались. Отклоняющееся поведение - неизбежный и важный элемент общественной жизни <1>. Девиантное поведение должно подлежать законному и обоснованному наказанию. Обоснованность наказания зависит от многих факторов, центральным среди которых является уровень развития общества, оказывающий значительное влияние на уголовную политику государства в целом и на систему наказаний в частности.

<1> Саломатин А.Ю. Очерки истории девиантного поведения в США и России. Пенза, 2003. С. 99.

Наказание как правовое ограничение связано с государственным принуждением и основано на противодействии противоправному поведению. Правовые ограничения призваны оберегать общественные отношения, которые оказываются или могут оказаться под воздействием противозаконных стимулов. Правоограничительные факторы выполняют функцию охраны и защиты, стабилизируют социальные процессы.

Смертная казнь как уголовное наказание выступает в качестве правового ограничения, юридического средства, сдерживающего преступников. Это вытекает из ее природы и является объективным свойством, несмотря ни на какие субъективные оценки и общественное мнение. Смертную казнь можно расценивать как средство защиты общества от наиболее тяжких преступлений. С.В. Познышев считал, что наказание имеет только одну цель - предупреждение преступлений, которое возможно в форме физического удержания (для преступников) или психического противодействия преступлению (для других членов общества) <2>.

<2> Познышев С.В. Основные вопросы учения о наказании. М., 1904. С. 85.

Тем не менее с началом модернизации государства и права (конец XVIII - XIX в.) начинает обсуждаться проблема гуманизации наказаний, в том числе и ограничения применения смертной казни. Философы, юристы, политики все настойчивее выступали против членовредительских наказаний, мучительных видов смертной казни и высказывались за некоторое ограничение применения смертной казни или даже ее отмену.

Проблема смертной казни является сложной и многогранной. Поэтому ее следует рассматривать во взаимосвязи и взаимообусловленности различных факторов, среди которых центральное место занимают политико-правовые, социально-экономические и нравственные аспекты. Еще А.Ф. Кистяковский во второй половине XIX в. отмечал необходимость устойчивой связи между социальной обстановкой и применением смертной казни. Он писал, что подлинная отмена смертной казни происходит не столько от убеждений нескольких мыслителей, не столько по воле законодателя, сколько вследствие тех полустихийных перемен, которые свершаются в более или менее значительной массе народа <3>.

<3> Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. Киев, 1867. С. 149.

История человечества напоминает о том, что вопрос о смертной казни не частный и не второстепенный. С тех пор как человечество вышло из первобытного состояния и создало первоначальные формы государственности, смертная казнь как вид уголовного наказания - непременный спутник человеческой цивилизации <4>. Истоком смертной казни на Руси была кровная месть. Законодательно смертная казнь была закреплена в Двинской уставной грамоте 1398 г., однако устанавливалась она не за преступления против жизни, а за кражу в третий раз. Вообще, для правовых документов того времени (Псковская судная грамота, Судебники 1497 и 1550 гг.) было характерно назначение смертной казни за преступления против собственности, а не против жизни.

<4> Малько А.В., Жильцов С.В. Смертная казнь в России: История. Политика. Право. М., 2003. С. 224.

Детально регламентировалась смертная казнь в Соборном уложении 1649 г. Широкий перечень составов преступлений, караемых ею, объяснялся необходимостью устрашения для обеспечения безопасности.

Эпоха Петра I еще более расширила сферу применения смертной казни. Царствование императрицы Анны Иоанновны также характеризовалось жестокостью уголовных репрессий, когда не пренебрегали и квалифицированными казнями.

Смягчение наказаний наступило при Елизавете Петровне, которая в день дворцового переворота дала обет, что в случае успеха отменит смертную казнь. И она сдержала слово. Переворот не сопровождался казнями, как это бывало прежде. Свергнутых правителей даже не пытали, а только отправляли в ссылку <5>.

<5> Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начала XX в.). СПб., 2000. Т. 2. С. 27.

Императрица Елизавета приостановила смертную казнь Сенатским указом 1744 г., который утверждение смертных приговоров ставил в зависимость от усмотрения Сената. Фактически смертная казнь не приводилась в исполнение, что привело к переполнению тюрем осужденными. Для решения этого вопроса в 1754 г. был издан указ, предписывающий ссылать таких осужденных, предварительно вырвав им ноздри, заклеймив и подвергнув жестокому наказанию кнутом. В 1753 - 1754 гг. специальными указами натуральная смертная казнь была заменена политической казнью - лишением всех прав состояния, телесным наказанием и ссылкой на каторжные работы. Попытки Елизаветы отменить смертную казнь привели лишь к формальному ее приостановлению. Непоследовательность и неготовность Елизаветы к полной отмене смертной казни была очевидна.

Отношение Сената к смертной казни отразилось в проекте Уголовного уложения 1755 г., который по содержанию представлял собой свод действующего уголовного права и включал нормы Соборного уложения 1649 г., Воинских Артикулов и указов в области уголовного права разных лет. Имея подобную основу, проект воспринял действующую систему наказаний, во главе которой стояла смертная казнь. Однако удивителен не этот факт, а то, что составители проекта проявили изобретательность в выборе и назначении квалифицированных видов смертной казни. Помимо повешения и отсечения головы, проект предусматривал сожжение, колесование, залитие горла расплавленным металлом. Но суровость проекта не ограничивалась только этим. Помимо смертной казни за государственные и другие особо опасные преступления, проект предусматривал ее за кражу свыше 40 руб., за вторую кражу свыше 30 руб., за любую третью кражу, за оскорбление действием родителей, ввоз медных денег из-за границы, вывоз серебра и золота за границу, лжесвидетельство и др. <6>.

<6> Проект Уголовного уложения 1754 - 1766 гг. / Под ред. А. Востокова. СПб., 1882. С. 11.

Разумеется, подобный проект не мог быть принят Елизаветой, поскольку в корне противоречил ее взглядам. Однако составители проекта рассчитывали на сильную поддержку со стороны правящих кругов, именно они являлись носителями господствующего в обществе взгляда на смертную казнь <7>.

<7> Шелкопляс Н.А. Смертная казнь в России: история становления и развития (IX - середина XIX в.). Минск, 2000. С. 65.

Дальнейшие попытки создания Уголовного уложения и политика смягчения наказаний были предприняты в правление Екатерины II. По ее инициативе в 1767 г. была создана законодательная комиссия для разработки проекта Уголовного уложения. В своей деятельности комиссия должна была руководствоваться лично подготовленным императрицей Наказом, в котором излагались основные понятия и принципы нового Уложения <8>.

<8> Миненок М.Г. Наказание в русском уголовном праве: Историко-правовой очерк. Калининград, 1985. С. 10.

В Наказе императрица повторяла взгляды на преступление и наказание, выдвинутые Беккариа, Вольтером, Дидро, Монтескье и др. Наказ представлял собой выписки, часто дословные, из сочинения Монтескье "О духе законов", трактата Беккариа "О преступлениях и наказаниях", рассуждений Гельвеция "О разуме", "О человеке". По утверждению Н.П. Загоскина, из 526 статей Наказа около половины заимствованы из сочинения Монтескье и до 100 статей - из трактата Беккариа <9>. В Наказе приводились доводы, направленные против жестоких наказаний, однако принципиальных изменений в системе наказаний не последовало. Императрица также затрагивает вопрос о смертной казни, поскольку неопределенность его в законе требовала решения, а учение Беккариа, отвергавшее смертную казнь, оказало некоторое влияние и на Екатерину. Однако она так и не решилась принципиально высказаться за отмену смертной казни.

<9> Загоскин Н.П. Очерк истории смертной казни в России. Казань, 1892. С. 82.

Указывая на две основные цели наказания - частную и общую превенцию, императрица подчеркивает, что смертная казнь не обеспечивает реализацию этих целей: "...в тех странах, где кроткие наказания, сердце оных столько не поражается, как в других местах жестокими; частое употребление казней никогда людей не сделало лучшими; смерть злодея слабее может воздержать от беззакония, нежели долговременный и непрерывно пребывающий пример человека, лишенного своей свободы для того, чтобы наградить работою своей через всю его жизнь продолжающуюся вред им сделанный обществу" <10>. Таким образом, Екатерина была противницей применения смертной казни и придерживалась мнения о более полезной для общества изоляции преступника, который своим трудом мог принести обществу пользу. Исходя из таких посылок, императрица делает вывод о том, что в обыкновенном состоянии общества смертная казнь ни полезна, ни нужна, но тут же оговаривает условия, при которых смертная казнь может допускаться (по ее мнению, смертная казнь может применяться за государственные преступления). Таким образом, с одной стороны, Екатерина стоит на позициях полного отрицания смертной казни, с другой стороны, допускает ее за государственные преступления. Как отмечает С.Н. Викторский, "автор таких идей о смертной казни в своей практической деятельности окажется далеко не на высоте гуманности и высшей целесообразности, его дела, при первом же удобном случае, разойдутся со словом против смертной казни" <11>. Справедливость этих слов подтверждают случаи применения смертной казни: в 1771 г. были казнены главные виновники бунта во время чумы в Москве и убийства архиепископа московского Амвросия в Донском монастыре, в 1775 г. казнили Е. Пугачева и его сподвижников.

<10> Наказ ее Императорского Величества Екатерины II. СПб., 1820. С. 144 - 147.
<11> Викторский С.Н. История смертной казни в России и современное ее состояние. М., 1912. С. 247.

Наказ так и не стал юридически утвержденным законом, тем не менее приведение смертных приговоров в исполнение стояло в прямой зависимости не от продолжения действия елизаветинского указа, а от усмотрения Екатерины, от ее взгляда на современное преступление <12>.

<12> Гернет М.Н. История царской тюрьмы. М., 1960. Т. 1. С. 243.

Несмотря на неустойчивость позиции Екатерины II по поводу смертной казни, неприятие новых взглядов на уголовное наказание со стороны государственной бюрократии, низкий уровень правосознания дворянства и ряд других неблагоприятных факторов, смертная казнь не приводилась в исполнение. Главная заслуга в обеспечении такого положения принадлежит главе государства. Именно авторитет императрицы и ее принципы, помимо объективных причин - спокойной внутренней обстановки, устойчивости государственной власти, привели к неприменению смертной казни за общеуголовные преступления.

Павел I не предпринимал попыток отменить правовые нормы предыдущего царствования. Н.П. Загоскин, говоря о царствовании Павла, ставит последнему в заслугу то обстоятельство, что он своим Указом от 20 апреля 1799 г. запретил применять смертную казнь во вновь присоединившихся к России областях <13>. Однако, как отмечает С.Н. Викторский, в данном случае Н.П. Загоскин ошибается в том смысле, что здесь, вопреки его утверждению, не было распространения указанного запрещения (оно предполагает законодательную инициативу в известном направлении), а было лишь подтверждение ранее дарованного распространения <14>. Указ от 20 апреля 1799 г. дублировал Указ Екатерины II от 30 октября 1794 г. "О разделении Великого Княжества Литовского, данный генерал-губернатору Лифляндскому, Эстляндскому и Литовскому Князю Репнину".

<13> Загоскин Н.П. Указ. соч. С. 88.
<14> Викторский С.Н. Указ. соч. С. 252.

В XIX в. Россия вступила не только с новым императором Александром I, но и со старыми проблемами, которые требовали решения. Но Александр I не стал торопиться с решением вопроса о смертной казни. По мере того как к России присоединялись новые области, на них распространялось неприменение смертной казни. Этому посвящен Указ от 12 сентября 1801 г., гласивший о запрещении смертной казни в Грузии; Указ от 4 июля 1804 г. об отмене смертной казни в Менгрелии; Указ от 19 апреля 1811 г. об отмене смертной казни в Имеретинской области; Указ от 8 апреля 1811 г. о неприменении смертной казни в Гурии <15>.

<15> Шелкопляс Н.А. Указ. соч. С. 77.

Из законодательных актов, принятых при Александре I и предусматривающих смертную казнь в качестве меры наказания, необходимо отметить Карантинный устав, утвержденный Указом от 21 августа 1818 г., в котором смертная казнь предусматривалась за сообщение ложных сведений о здоровье прибывших людей на судне или сухим путем. Нет сведений о том, применялись ли на практике данные нормы, но вероятнее всего, не применялись, поскольку законодатель и ранее прибегал к подобным указам с целью демонстрации опасности преступного посягательства, а не с целью осуществления угрозы в действительности.

При Александре I была предпринята попытка создания Уголовного уложения. В 1804 г. была создана законодательная комиссия, которой к 1812 г. был разработан один из вариантов проекта Уложения. В нем предлагалось ввести смертную казнь в четырех видах: повешение, расстрел, отсечение головы и колесование. Но этот проект не стал законом. В 1813 г. был разработан новый проект, который был очень щедр на казни. Законопроект был представлен в 1824 г. на утверждение Государственного совета и был провален. Основным оппонентом Уголовного уложения выступил член Государственного совета граф Н.С. Мордвинов. Он, опираясь на тексты елизаветинских Указов 1744 и 1754 гг., Манифест Павла I 1799 г., указывал членам Государственного совета, что смертная казнь в России отменена окончательно и восстановление ее этим проектом неправомерно. Он говорил о нецелесообразности и неэффективности смертной казни как вида наказания. Проект Уголовного уложения 1813 г. был прогрессивнее всех существующих до него подобных актов, но он не соответствовал ни современным ему уголовно-правовым течениям, ни правоохранительной практике, ни требованиям времени. Все это предопределило его судьбу. В проекте отразились консервативные тенденции, все еще господствовавшие в обществе, но он позволил состояться открытой дискуссии государственных деятелей по вопросу о смертной казни.

Начало царствования Николая I ознаменовалось новыми казнями. Этот период оценивается историками как период наивысшего могущества самодержавной власти.

В 1832 г. был издан Свод законов, в котором смертная казнь устанавливалась за тяжкие виды государственных преступлений, воинские и карантинные преступления. Однако на практике нередко влекли смертную казнь и общеуголовные преступления. Применявшиеся за эти преступления два вида телесных наказаний - кнутом и шпицрутенами - фактически представляли собой особый вид смертной казни. Ведь для лишения человека жизни было достаточно нескольких ударов кнутом. Другой вид телесного наказания - шпицрутенами (палками) - был не менее жестоким и не менее смертоносным. В ходе этого наказания человека прогоняли сквозь строй солдат, и число полученных ударов обычно доходило до 6000, а иногда и до 12000 <16>.

<16> Анашкин Г.З. Смертная казнь в капиталистических государствах. М., 1971. С. 48.

Вскоре после издания Свода законов был выявлен ряд недостатков и неудобств в использовании его как источника уголовного права из-за его казуальности, неопределенности составов преступлений и т.д. По личному указанию Николая I предполагалось начать пересмотр уголовного права, что было вызвано необходимостью в первую очередь смягчить наказания <17>. Снова был поднят вопрос о необходимости Уголовного уложения, для разработки которого была создана комиссия. К 1844 г. ею был подготовлен проект <18>.

<17> Ружицкая И.В. Судебное законодательство Николая I (работа над Уголовным и Гражданским уложениями) // Отечественная история. 2001. N 4. С. 44.
<18> Проект Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, внесенный в 1844 г. в Государственный совет. СПб., 1871.

В 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, в соответствии с положениями которого смертная казнь предусматривалась: 1) за государственные преступления: а) посягательство на жизнь, здоровье, честь, свободу и верховную власть императора; б) посягательство на жизнь, здоровье, свободу, честь и права членов Императорского дома; в) бунт против власти верховной; г) государственную измену; д) образование тайных обществ, имеющих вредную для спокойствия и целостности государства или противную установленным законами образу и порядку правления цель; 2) за карантинные преступления. Уложением 1845 г. была отменена смертная казнь за воинские преступления. Но, с другой стороны, закон позволял передавать дела о некоторых преступлениях - жестокие убийства, поджоги, повлекшие огромные жертвы и ущерб, - на рассмотрение военного суда, который, применяя законы военного времени, мог приговорить к смертной казни <19>.

<19> Миронов Б.Н. Указ. соч. С. 29.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. не определяло виды смертной казни, предоставляя это право судам. Установив ограниченное число случаев применения смертной казни, Уложение внесло негативную окраску в уголовную систему - смертная казнь входила в систему уголовных наказаний и могла быть назначена по приговору общих судов.

В царствование Александра II и Александра III отмечается увеличение числа совершаемых государственных преступлений и, соответственно, расширение области применения смертной казни. Ужесточение уголовно-правовой политики было связано с деятельностью народнических организаций. Царским юристам в 70 - 80-е годы XIX в. не составляло труда, согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., подвести обвиняемого государственного преступника под смертную казнь. Смертная казнь по Уложению предусматривалась не только за преступное действие против власти верховной, но и за простой умысел на совершение данного преступления. Кроме того, необходимо учесть, что в случае раскрытия злоумышления против государя и государства подвергались смертной казни как главные в том виновные, так и сообщники их, подговорщики, подстрекатели, пособники, попустители и укрыватели, а также те, которые, знав о таком злоумышлении и приготовлении к приведению оного в действо и имев возможность донести о том до сведения правительства, не исполнили сей обязанности <20>.

<20> Малько А.В., Жильцов С.В. Указ. соч. С. 86.

В 80-е годы XIX в. в связи с ростом революционно-демократического движения репрессивность карательных мер усиливается. Законами 1878 - 1881 гг. передача дел на рассмотрение военного суда для применения законов военного времени получила дальнейшее развитие. Так, Положение об усиленной охране 1881 г. давало право генерал-губернаторам, а в местностях, им не подчиненных, - министру внутренних дел, передавать дела по общеуголовным преступлениям в военные суды для разрешения по законам военного времени <21>.

<21> Миненок М.Г. Указ. соч. С. 11.

С 1866 до 1895 г. на 226 политических процессах в России суду были преданы 1324 человека. Суд вынес им 137 смертных приговоров, из которых были приведены в исполнение 44, а 93 заменены вечной или срочной каторгой. По данным военных судов, было казнено за государственные преступления, включая измену, шпионство в военное время, в 1876 г. - 2, в 1879 г. - 2, в 1880 г. - 5, в 1882 г. - 3 человека. Кроме того, за общие преступления было казнено по приговорам военных судов с 1876 по 1890 г.: всего - 208, в том числе за убийство - 100, разбой - 59, сопротивление начальству и властям - 49 человек <22>.

<22> Таганцев Н.С. Русское уголовное право. СПб., 1902. Т. 2. С. 180 - 181.

С 1891 по 1900 г. не было ни одного осужденного, приговоренного к смертной казни гражданскими судами, что дало основание Н.С. Таганцеву предположить, что сравнительно недалеко то время, когда смертная казнь так же исчезнет из кодексов, как исчезли ее неразрывные спутники - пытка, членовредительские наказания, клеймение, кнут и плети <23>.

<23> Там же. С. 181.

Смертная казнь в отношении политических преступников обычно совершалась публично через повешение. Посредством публичных казней власть преследовала цель устрашения. В то же время власть опасалась возможного сочувствия со стороны присутствующих зрителей.

Тюремная реформа 1879 г. способствовала изменению практики применения смертной казни. Наиболее значимым мероприятием стала отмена публичности казни. Мнением Государственного совета от 26 мая 1881 г. устанавливалось, что приговоры необходимо было приводить в исполнение в пределах тюремной ограды, а при невозможности - в ином указанном начальством месте <24>. Процедура исполнения смертной казни не допускалась в арестных домах и тюрьмах, предназначенных исключительно для содержания подследственных и подсудимых арестантов. Место для эшафота выбиралось не только по принципу непубличности, но и по вместительности: приговор должен был исполняться в присутствии представителя прокурорского надзора, начальника местной полиции, секретаря суда, врача, защитника, а также начальника места заключения <25>. Провозглашенному принципу непубличности казни противоречило дозволение Государственного совета присутствовать на ее исполнении местным обывателям, в числе не более 10 человек, по приглашению городского общественного управления.

<24> Собрание узаконений и распоряжений правительства: 1881, первое полугодие. СПб., 1881. С. 925.
<25> Бортникова О.Н. Смертная казнь в западносибирских тюрьмах // Основы государства и права. 1999. N 5. С. 59.

Тюремная реформа предусматривала более гуманный подход к осужденным на смертную казнь. В 1881 г. Государственный совет рекомендовал, что весьма желательно, чтобы преступники были выводимы на казнь поодиночке, так как, когда смертной казни подлежат одновременно два или более осужденных, нахождение всех их при совершении ее и ожидание своей очереди на эшафоте, несомненно, усугубляло бы тяжесть их положения.

Активная подготовка тюрем к исполнению смертной казни означала наличие планов по ее расширенному применению. До начала тюремной реформы смертная казнь была ограничена как уголовным законодательством, так и опасением народных волнений во время ее совершения. Отмена публичности отчасти сняла последнюю проблему. Расширение общественного и политического движения, ужесточение наказаний за государственные преступления способствовали широкому применению смертной казни в России.

История Российского государства и права свидетельствует о том, что проблема смертной казни рассматривалась, прежде всего, с политических позиций. Смертная казнь как мера государственного принуждения выступала средством установления или сохранения политического режима в стране.