Мудрый Юрист

Ответственность за причинение вреда жизни или здоровью гражданина

Камынин Игорь Дмитриевич, заместитель начальника управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Генеральной прокуратуры РФ.

В статье дан подробный комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина". Автор указал на зависимость видов ответственности от степени вины причинителя вреда и тяжести последствий допущенного им нарушения.

Ключевые слова: вред; жизнь; здоровье; потерпевший; причинитель вреда; юридическое лицо; несовершеннолетний; малолетний; вина; умысел; грубая неосторожность.

Liability for infliction of harm to the life and health of a citizen

I.D. Kamynin

The article gives a detailed commentary to Ruling No. 1 of January 26, 2010 of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation On Application of Legislation Regulating Relations under Obligations in Consequence of Infliction of Harm to the Life and Health of a Citizen by courts. The author pointed out to dependence of types of liability on degree of culpability of a harm-doer and gravity of consequences of a violence he/she committed.

Key words: harm; life; health; victim; harm-doer; a legal entity; a juvenile; a minor; guilt; criminal intent; gross negligence.

Проведя основательную работу по изучению соответствующей судебной практики, Пленум Верховного Суда РФ 26 января 2010 г. на своем очередном заседании принял Постановление N 1 "О применении судами законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина".

Принятие этого Постановления обусловлено возникшими в ходе применения гражданского законодательства вопросами, которые требовали разъяснений со стороны высшей судебной инстанции. Кроме того, как отметил Пленум, в последнее время произошли заметные изменения законодательства в сфере регулирования отношений по возмещению вреда жизни и здоровью граждан, тогда как судебная практика не в полной мере учитывает сложившиеся реалии.

В п. п. 1 и 2 Постановления детально рассмотрены вопросы, связанные с подведомственностью и подсудностью дел о возмещении гражданам вреда, причиненного их жизни или здоровью. Со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК Пленум указал, что дела этой категории подведомственны судам общей юрисдикции и должны рассматриваться районными судами. Право выбора суда, компетентного рассматривать такие споры, принадлежит истцу. Он может обратиться в суд с иском, используя общее правило территориальной подсудности, т.е. по месту жительства ответчика (по месту нахождения организации). Либо обратиться в суд по месту своего жительства или месту причинения вреда. Дискреционные полномочия истца, влияющие на выбор территориальной подсудности, основаны на положениях ст. ст. 28 и 29 ГПК.

Об участии прокурора по делам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, говорится в п. 3 Постановления. Правовым основанием для такого участия служит ч. 3 ст. 45 ГПК, в соответствии с которой прокурор вправе вступать в процесс и давать заключение по делам названной и иных категорий с целью реализации возложенных на него полномочий. Предполагается также участие прокурора по делам о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья или смертью кормильца. Эти требования по своей природе производные от основных требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, однако в силу особой ценности защищаемых благ участие прокурора по таким делам необходимо.

Размер возмещения вреда, определенный судом к взысканию, подвержен определенным колебаниям, например, в связи с инфляционными процессами. Для разрешения указанных ситуаций разработчики Постановления предусмотрели специальную процедуру в ст. 203 ГПК. В соответствии с указанной нормой лица, участвующие в деле, вправе повторно обратиться в суд с заявлением об изменении порядка исполнения судебного решения и применении нового механизма индексации ежемесячных сумм возмещения вреда. Такие заявления рассматриваются в судебном заседании с извещением судом лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания. Полагаю, что, поскольку прокурор ранее принимал участие в рассмотрении гражданского дела по основному спору, он должен быть также извещен судом о новом судебном заседании.

Пленум Верховного Суда подтвердил свою позицию относительно действия во времени ст. ст. 1085 - 1094 ГК. Указанные нормы распространяются на случаи причинения вреда жизни или здоровью гражданина, которые были до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г. (п. 6 Постановления).

Выплаты потерпевшему денежных средств за прошлое время должны включать в себя задолженность, образовавшуюся за определенный период. Этот период составляет не более трех лет, предшествовавших предъявлению иска, что полностью согласуется с требованиями ст. 208 ГК. Однако Пленум предусмотрел в Постановлении дополнительные основания, когда требования потерпевшего могут удовлетворяться за период, превышающий три года, что, в свою очередь, влияет на объем возмещения вреда. В этом случае можно говорить о повышенной ответственности ответчика за причинение вреда при условии его вины в образовавшихся недоплатах и несвоевременных выплатах гражданину. Указанные обстоятельства должен устанавливать суд в ходе рассмотрения и разрешения основного требования. Между тем в Постановлении без ответа остается вопрос о бремени доказывания вины ответчика в образовавшихся недоплатах и несвоевременных выплатах гражданину, иными словами - на кого следует возложить обязанность по доказыванию вины ответчика. Официального разъяснения нет, и можно предположить, что суды обязаны будут руководствоваться общими правилами, установленными ст. 56 ГПК: каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

По общему правилу, установленному п. 1 ст. 1068 ГК, юридическое лицо или гражданин должны нести ответственность за вред, причиненный их работником при исполнении им своих трудовых (служебных) обязанностей. Эти отношения между работником и работодателем возникают на основании заключенного трудового договора (служебного контракта). Незаключение такого договора (контракта) исключает ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником.

По-иному регулируется ответственность, когда работник выполняет свои обязанности на основании гражданско-правового договора. В этом случае юридическое лицо или гражданин обязаны нести ответственность за вред, причиненный их работником, только при условии, что указанные лица действовали или должны были действовать по их заданию и под контролем за безопасным ведением работ.

Возникшие обязательственные отношения между юридическими лицами и их участниками (членами) не могут служить основанием для возложения ответственности на юридическое лицо при причинении вреда их участниками (членами). Это связано с тем, что участники (члены) юридического лица выполняют свои обязанности не на основании какого-либо трудового либо гражданско-правового договора, а в силу положений учредительных договоров либо устава. Исключение в этом вопросе сделано для хозяйственных товариществ и производственных кооперативов. На основании п. 2 ст. 1068 ГК они обязаны возместить вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

Свои особенности есть и у споров о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, где субъектом ответственности выступают государственные или муниципальные унитарные предприятия (п. 10 Постановления). Ответственность лиц, имеющих отношение к деятельности унитарных предприятий, регулируется ст. 56 ГК, согласно которой собственник имущества предприятия не должен нести ответственность по его обязательствам. Однако при определенных обстоятельствах наравне с самими государственными или муниципальными унитарными предприятиями ответственность могут нести собственники имущества таких предприятий. Для этого судам предписано устанавливать, на каком праве имущество закреплено за унитарными предприятиями. Если имущество закреплено за унитарными предприятиями на праве оперативного управления, то собственники имущества согласно п. 5 ст. 115 ГК должны нести субсидиарную ответственность по обязательствам самого предприятия при недостаточности у того имущества для полного возмещения вреда.

В отличие от унитарных предприятий учреждения отвечают по своим обязательствам находящимися в их распоряжении денежными средствами (абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК). При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения несет собственник его имущества.

Самостоятельную группу субъектов ответственности составляют автономные учреждения (абз. 5 п. 2 ст. 120 ГК), которые также отвечают по своим обязательствам всем закрепленным за ними имуществом, но с определенными исключениями. В структуре такого имущества выделяются недвижимые и особо ценные движимые вещи, не признаваемые в качестве источника для покрытия причиненного вреда жизни или здоровью третьих лиц. Собственники имущества автономных учреждений ни при каких обстоятельствах не отвечают по обязательствам этих учреждений.

Очень важными представляются разъяснения Пленума по вопросам определения степени вины причинителя вреда, поскольку согласно ст. 1064 ГК вина - одно из условий наступления ответственности и влияет на размер возмещения вреда. Сформулированное в ст. 1064 правило по сути возлагает на лицо, причинившее вред, обязанность доказать, что вред был причинен не по его вине. Иными словами, законодатель установил принцип презумпции вины причинителя вреда. Применение указанного принципа на практике предполагает необходимость распределения бремени доказывания между лицом, причинившим вред, и потерпевшим. Согласно установленному правилу на потерпевшего возлагается обязанность представить доказательства, подтверждающие факт причинения ему увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также то обстоятельство, что причинителем вреда был непосредственно ответчик либо лицо, в силу закона обязанное возместить вред (п. 11 Постановления). Ответчик (лицо, причинившее вред), в свою очередь, обязан представить суду доказательства, свидетельствующие об отсутствии его вины в причинении вреда потерпевшему.

Исходя из принципа диспозитивности, суд вправе, приняв во внимание важные для дела обстоятельства, рассмотреть вопрос об уменьшении подлежащей взысканию суммы возмещения вреда, возложении обязанности по возмещению вреда как на причинителя вреда, так и на третьих лиц (принцип долевой ответственности) либо частично или полностью освободить указанных лиц от обязанности по возмещению вреда. Подобные решения суда могут быть приняты в случае причинения лицом вреда в состоянии необходимой обороны (ст. 1066 ГК) либо в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК).

Самостоятельную группу деликтных правоотношений составляют обязательства вследствие причинения вреда несовершеннолетними (п. п. 14 - 16 Постановления). Законодатель выделяет несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетние), и несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. За вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет, ответственность в соответствии со ст. 1073 ГК должны нести его родители (усыновители), опекуны, а также организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которые они были помещены под надзор. Это не означает, что перечисленные в законе лица и органы во всех случаях обязаны нести ответственность за вред, причиненный малолетними. Напротив, такая ответственность возможна лишь за их виновные действия, однако обязанность по доказыванию отсутствия вины закон возлагает на этих субъектов.

Основания ответственности за нарушение обязательств в целом (п. 1 ст. 401 ГК) и основания ответственности за причинение вреда жизни или здоровью имеют много общего. В этом нет ничего странного, поскольку обязательства в силу п. 2 ст. 307 ГК могут возникать в том числе и вследствие причинения вреда. Таким образом, родители (усыновители), опекуны, а также организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, должны нести ответственность за причиненный вред, если они не исполняли либо исполняли ненадлежащим образом свои обязательства. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, согласно официальному разъяснению Пленума (п. 16), может выражаться в том, что указанные лица или организации безответственно относились к воспитанию несовершеннолетних и не осуществляли должный надзор за ними (попустительство или поощрение озорства, хулиганских и иных противоправных действий, невнимание к ним и т.д.). Они могут быть признаны невиновными в причинении вреда только в том случае, если докажут, что при той степени внимания, заботливости и осмотрительности к вопросам воспитания несовершеннолетних, какая от них требовалась, они приняли все необходимые меры.

Априори форма вины (законодатель использует более универсальное определение "степень вины") оказывает влияние на пределы ответственности. В рассматриваемом Постановлении Пленума не конкретизируется форма вины причинителя вреда. Отсутствие соответствующих разъяснений по указанному вопросу не дает оснований говорить о наличии в деликтных правоотношениях только определенной формы вины. Думается, что вред может быть причинен потерпевшему как вследствие умысла, так и грубой неосторожности причинителя вреда.

Что касается формы вины потерпевшего, то разработчики Постановления Пленума уделили этой проблеме повышенное внимание (п. 17). Судам рекомендовано при разрешении споров о возмещении вреда жизни или здоровью учитывать, что при умысле потерпевшего такой вред в силу п. 1 ст. 1083 ГК возмещению не подлежит. Когда же виновные действия потерпевшего проявляются в форме грубой неосторожности и есть причинная связь между такими действиями, между возникновением и увеличением вреда, то все это служит основанием для уменьшения размера возмещения вреда. Суд также обязан уменьшить размер возмещения вреда в случае, когда есть грубая неосторожность со стороны потерпевшего и нет вины причинителя вреда в случае, когда законодатель предусматривает наступление ответственности независимо от вины. О том, что допущенная лицом неосторожность грубая, могут свидетельствовать следующие обстоятельства: характер деятельности, обстановка причинения вреда, индивидуальные особенности потерпевшего, его состояние и др.

Закон не снимает ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними, с родителей, проживающих отдельно от детей, а также с родителей, лишенных родительских прав. Последние в соответствии со ст. 1075 ГК могут быть привлечены к обязанности по возмещению вреда в течение трех лет после лишения родительских прав при условии, что неправильное поведение ребенка стало следствием ненадлежащего осуществления ими родительских обязанностей.

Родители, проживающие отдельно от детей, могут быть освобождены от ответственности за действия несовершеннолетних, если приведут доказательства того, что они были лишены возможности принимать участие в воспитании ребенка по вине другого родителя либо в силу объективных причин не могли воспитывать ребенка.

Перечень организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, дан в ст. 155.1 Семейного кодекса РФ (далее - СК). Их правовой статус не ограничивается только осуществлением функций надзора в отношении несовершеннолетних в возрасте до четырнадцати лет. Они также в отношении указанных лиц осуществляют полномочия опекунов (попечителей), что следует из п. 2 ст. 155.2 СК и ч. 5 ст. 11 ФЗ от 24 апреля 2008 г. "Об опеке и попечительстве". Таким образом, организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, может признаваться субъектом ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте до четырнадцати лет, одновременно как специализированный орган, в который малолетний был помещен под надзор, и как опекун (попечитель) в отношении указанного лица.

Нормы законодательства, регулирующие ответственность виновных лиц за вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего, исходят из необходимости обеспечения полного и своевременного возмещения вреда. Именно по этой причине п. 4 ст. 1073 ГК устанавливает определенный механизм, позволяющий добиться реализации поставленной цели. Например, при возникновении сложной экономической ситуации, когда потерпевший лишен каких-либо средств к существованию в силу своего физического состояния либо болезни, а лицо, обязанное нести ответственность за действия малолетнего, неплатежеспособно, законодатель предусматривает альтернативный способ решения проблемы. В этом случае суды вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда. Однако для этого такое лицо должно быть признано полностью дееспособным и обладать средствами, достаточными для возмещения вреда (п. 14 Постановления).

Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет в силу п. 1 ст. 1074 ГК самостоятельно отвечают по своим обязательствам вследствие причинения вреда. Субсидиарную ответственность по таким обязательствам могут нести родители (усыновители) или попечители несовершеннолетнего, а также организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которых причинитель вреда находился под надзором, при условии, что у несовершеннолетнего нет заработка или имущества, достаточного для возмещения вреда.