Мудрый Юрист

Вопросы юридической ответственности и лишение избирательных прав в советском законодательстве 1920-х годов

Брязгунов В.В., старший преподаватель филиала Тверского государственного университета в городе Ржеве, соискатель кафедры отечественной истории и историографии.

В последнее время исследователями все чаще затрагиваются вопросы, связанные с такой группой дискриминируемого населения первых лет Советского государства, как лишенные избирательных прав, или лишенцы <1>. Также эта тема не замалчивалась и в советский период <2>. Характерной особенностью этих трудов является то, что в них советская избирательная система преподносилась как более демократичная, нежели буржуазная, несмотря на наличие в ней такой ограничительной меры, как лишение части населения избирательных прав. Хотя сама правомерность применения подобных ограничений в трудах советских историков не рассматривалась. В 1990-х годах изучение вопроса лишения избирательных прав вышло на новый виток развития. Изменились подходы к изучению этого вопроса, больше внимания стало уделяться характеристикам самих лишенцев. Отличительной чертой этих работ является то, что исследования проводятся чаще на региональном материале. Кроме того, учеными используются массовые источники (личные дела лишенцев), а их обработка осуществляется с помощью компьютерных технологий.

<1> См.: Добкин А.И. Лишенцы, 1918 - 1936 гг. // Звенья: Исторический альманах. М.; СПб., 1992; История репрессий на Урале: идеология, политика, практика: Сб. статей участников научной конференции. Н. Тагил, 1997; Красильников С.А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 - конец 1930-х годов). Новосибирск, 1998; Саламатова М. Лишенные избирательных прав в Новосибирске в 1927 - 1936 гг. // URL: http:// www.memo.ru/ library/ books/ korni/ Chapter4.htm и др.
<2> См.: Бродович С.М. Советское избирательное право. Л., 1925; Государственное право СССР / Под ред. С.С. Кравчук. М., 1967; Гурвич Г.С. Основы советской Конституции: Учеб. пособие. 6-е изд., доп. и испр. М.; Л., 1929. С. 137 - 153; Игнатьев В.И. Кто может выбирать и быть избранным в Советы. Л., 1924; Лепешкин А.И. Советы - власть трудящихся. 1917 - 1936. М.: Юридическая литература, 1966.

Таким образом, историография исследования института лишенчества насчитывает не один десяток страниц и не один год изучения, подробно рассмотрено законодательство, касающееся этого вопроса, но вместе с тем представляется, что данный феномен требует дальнейшего научного исследования, поскольку ряд цензов, предусмотренных современным избирательным правом, также требует критического научного и юридического осмысления.

Так, например, в настоящее время ст. 32 Конституции РФ лишает (ограничивает) избирательные права граждан, находящихся в местах лишения свободы, в условиях отсутствия такого наказания в УК РФ. Некоторые исследователи указывают на явный уголовно-правовой характер лишения избирательных прав в 1920-е годы <3>. И в самом деле, используя обыденную логику современного человека, воспитанного на принципах демократизма западного образца, лишение каких бы то ни было прав должно являться юридической ответственностью, т.е. одной из форм наказания за определенное правонарушение. А являлось ли лишение избирательных прав в начале существования Советского государства таковой ответственностью?

<3> См., например: Дуксин П. Лишение избирательных прав граждан по советскому законодательству 20 - 30-х гг. XX века // URL: http://duxin.ucoz.ru/blog/2008-09-01-2.

Для ответа на этот вопрос нужно вспомнить, что есть юридическая ответственность в юридической науке и ее признаки.

В.В. Диаконов дает следующее определение: "Юридическая ответственность - это охранительное правоотношение между государством и нарушителем, где у государства в лице уполномоченных органов и должностных лиц возникает право налагать взыскания за совершенное правонарушение, а у нарушителя - обязанность понести определенные лишения в результате наложения этих взысканий" <4>.

<4> Диаконов В.В. Учебное пособие по теории государства и права // Allpravo.RU.2004. URL: http:// www.allpravo.ru/ library/ doc108p0/ instrum151/ print2800.html.

Там же находим признаки юридической ответственности, которые состоят в следующем:

  1. Юридическая ответственность носит исключительно правовой характер, т.е. во всех аспектах регулируется материальным правом: общие принципы, составы правонарушений, правовой статус участников, санкции и т.д., и процессуальным правом: порядок привлечения к ответственности <5>.
<5> См.: Там же.

Лишение избирательных прав было закреплено законодательно. Причем развитие этого законодательства можно проследить на протяжении с 1918 по 1936 г. Так, согласно ст. 65 Конституции РСФСР 1918 г. определялось семь категорий граждан, не имевших права избирать и быть избранными в Советы всех уровней:

<6> См.: Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятая V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 г. // СУ РСФСР. Отдел I. 1918. N 51. Ст. 582. С. 671 - 682.

А инструкции и постановления центральных органов власти, дублируемые впоследствии на местах, регулировали технические вопросы лишения того или иного человека избирательных прав. Так, в Постановлении Президиума ЦИК СССР от 16 января 1925 г. говорилось, что в обязанности избирательных комиссий входит составление списков лиц, лишенных избирательных прав, которые составлялись на основании данных, представленных волисполкомами, сельсоветами, административными органами и судебными учреждениями <7>. В Инструкции Всероссийского ЦИК от 4 ноября 1926 г. перечислялись документы, которые вышеуказанные органы должны были предоставлять избиркомам для составления списков лишенцев <8>. Эти списки и являлись заключением по вопросу лишения избирательных прав.

<7> См.: Постановление Президиума Центрального исполнительного комитета СССР об Инструкции о перевыборах в Советы от 16 января 1925 г. // СЗ СССР. Отдел I. 1925. N 6. Ст. 55. С. 103 - 109.
<8> См.: Инструкция о выборах городских и сельских Советов и о созыве съездов Советов от 4 ноября 1926 г. // СУ РСФСР. Отдел I. 1926. N 75. Ст. 577. С. 885 - 899.
  1. Юридическая ответственность применяется за нарушение норм как публично-правовых, так и частноправовых отраслей права <9>.
<9> См.: Диаконов В.В. Указ. соч.

Избирательных прав лишались осужденные лица, соответственно это являлось как бы частью основной ответственности. По УК 1922 г. (ст. 104) избирательных прав лишались лица, осужденные судом за преступлениям, предусмотренные Уголовным кодексом, если суд признает осужденного опороченным по суду <10>. Избирательных прав лишались лица, осужденные судом к лишению свободы на срок больше одного года (ст. 34) <11>. Но среди общего количества лишенцев пораженных в правах по суду было меньшинство. Так, например, в Оленинской волости Тверской губернии на 15 января 1927 г. таковых было только три человека <12> (общее количество лишенцев по уезду на тот же период - 3564 человека <13>).

<10> См.: УК РСФСР от 1 июня 1922 г. // СПС "КонсультантПлюс".
<11> См.: УК РСФСР, в редакции 1926 г. (с изм. и доп., внесенными Постановлениями ЦИК СССР от 19 февраля 1926 г. (СЗ. 1926. N 9. Ст. 71), от 5 марта 1926 г. (СЗ. 1926. N 15. Ст. 106)) // СПС "КонсультантПлюс".
<12> Государственный архив Тверской области. Ф. Р-1471. Оп. 1. Д. 3. Л. 2.
<13> Архивный отдел администрации города Ржева. Ф. 1. Оп. 1. Л. 1.

Однако зачастую лишение избирательных прав не было связано с нарушением закона. Прежде всего избирательных прав были лишены "лица, прибегавшие к наемному труду с целью извлечения прибыли" <14>. Применение наемного труда в годы нэпа не было жестко противоправным действием, законодательство лишь ограничивало этот вопрос, а если учесть, что в данную группу входили в большинстве своем различные "бывшие" - помещики и предприниматели, кулаки, кустари и ремесленники, пользовавшиеся наемным трудом, разного рода мелкие хозяева, которые за годы советской власти сумели влиться в новое общество, работая на государственных предприятиях и в советских госорганах <15>, то вряд ли можно говорить о нарушении ими законодательства.

<14> Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятая V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 г. // Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства. Отдел I. 1918. N 51. Ст. 582. С. 671 - 682.
<15> См.: Саламатова М. Лишенные избирательных прав в Новосибирске в 1927 - 1936 гг. // URL: http:// www.memo.ru/ library/ books/ korni/ Chapter4.htm.

То же можно сказать и о торговцах, особенно в связи с тем, что в 1924 г. к буржуазии причислили всех, кто когда-либо торговал, в том числе и до революции <16>.

<16> См.: Инструкция о перевыборах городских и сельских Советов и созыве волостных (районных), уездных (окружных) и губернских (областных) съездов Советов от 11 августа 1924 г. // СУ РСФСР. Отдел I. 1924. N 71. Ст. 695. С. 989 - 993.

Несмотря на отделение церкви от государства, большевики не ставили верующих вне закона. Это касалось всех конфессий. Но в то же время по п. "г" ст. 65 Конституции 1918 г. монахи, священнослужители и т.п. лишались избирательных прав <17>. В 1926 г. круг лишенцев данной категории даже расширился, в него стали входить вспомогательный и технический персонал (послушники, псаломщики, хористы, пономари и т.п., независимо от того, получали ли они за исполнение этих обязанностей вознаграждение) <18>.

<17> См.: Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятая V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 г. // СУ РСФСР. Отдел I. 1918. N 51. Ст. 582. С. 671 - 682.
<18> См.: Инструкция о выборах городских и сельских Советов и о созыве съездов Советов от 4 ноября 1926 г. // СУ РСФСР. Отдел I. 1926. N 75. Ст. 577. С. 885 - 899.

Еще более удачно нашу мысль подтверждает существование одной из наиболее многочисленных в конце 1920-х годов категорий лишенцев - это члены их семей. То есть избирательных прав лишались люди, противоправность действий которых состояла только в том, что они были детьми своих родителей, и, естественно, такой "проступок" уже не мог быть включен ни в один уголовный или какой-либо иной кодекс. Впервые на общероссийском уровне эта категория была введена в 1925 г. и первоначально охватывала только детей "бывших" <19>. А в следующем году мы можем увидеть эту группу уже и в общесоюзных законодательных документах и уже распространявшую ограничение в правах на членов семей лишенцев, входивших в большинство групп, перечисленных в Конституции, если они находятся в материальной зависимости от лиц, лишенных избирательных прав <20>.

<19> См.: Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета об утверждении Инструкции о выборах городских и сельских Советов и созыве съездов Советов от 13 октября 1925 г. // СУ РСФСР. Отдел I. 1925. N 79. Ст. 603. С. 955 - 965.
<20> См.: Инструкция о выборах городских и сельских Советов и о созыве съездов Советов от 4 ноября 1926 г. // СУ РСФСР. Отдел I. 1926. N 75. Ст. 577. С. 885 - 899.

Можно продолжить перечисление лишенцев, не нарушавших советских законов в полном смысле этого слова, но и без того видно, что для большинства лиц, лишенных избирательных прав, эта мера не являлась юридической ответственностью.

  1. Юридическая ответственность сопровождается публичным осуждением нарушителя и состоит в применении к нему взысканий, закрепленных в санкциях норм права <21>.
<21> См.: Диаконов В.В. Указ. соч.

Итак, лишение избирательных прав являлось составной частью юридической ответственности, применяемой к осужденным. Однако для большинства лишенцев эта формулировка неприменима. То есть лишение избирательных прав являлось обычной для всех мировых и исторических избирательных систем практикой избирательных цензов. Пусть и необычным по своей сути, "перевернутым" наоборот, по выражению С.А. Красильникова, так как "основанием для поражения в правах становилось не отсутствие (как раньше), а наличие имущественного ценза" <22>, но все же избирательным цензом.

<22> Красильников С.А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 - конец 1930-х годов). Новосибирск, 1998.

Отличие этого института от подобных институтов в других избирательных системах (дореволюционных, современных, зарубежных) состояло в том, что помимо того, что тот или иной человек не мог принимать участия в выборах кандидатов в Советы, на него распространялся ряд других дискриминационных мер: его увольняли с работы, исключали из профсоюза, могли выселить его семью, повышали налоги и т.д. <23>. УК 1926 г. также содержал статьи, предусматривающие ответственность за участие в выборах в Советы и их съезды лиц, не имеющих на то права (ст. 91) <24>.

<23> См.: Саламатова М. Лишенные избирательных прав в Новосибирске в 1927 - 1936 гг. // URL: http:// www.memo.ru/ library/ books/ korni/ Chapter4.htm.
<24> См.: УК РСФСР, в редакции 1926 г. (с изм. и доп., внесенными Постановлениями ЦИК СССР от 19 февраля 1926 г. (СЗ. 1926. N 9. Ст. 71), от 5 марта 1926 г. (СЗ. 1926. N 15. Ст. 106)) // СПС "КонсультантПлюс".

И наоборот, о привлечении к ответственности виновных в нарушении прав лишенцев, пусть даже и незаконно лишенных избирательных прав, законодатель более или менее отчетливо начинает говорить только к концу 1920-х годов <25>.

<25> См.: Постановление Президиума Центрального исполнительного комитета по докладу о предварительных итогах избирательной кампании в СССР от 1 марта 1929 г. // СЗ СССР. Отдел I. 1929. N 19. Ст. 163. С. 359; Циркуляр ВЦИК и СНК РСФСР о недопустимости повторного лишения избирательных прав лиц, восстановленных в этих правах Президиумом ВЦИК от 4 марта 1929 г. // Бюллетень Тверского губернского исполнительного комитета. 1929. N 1. С. 11 - 12; Циркуляр ВЦИК об исправлении недочетов, допущенных в избирательную кампанию 1928 - 1929 гг., от 13 марта 1929 г. // Там же.

Из всего этого видно, что лишение избирательных прав было важной частью социальной политики большевиков. А главным признаком института лишенчества было то, что он являлся основным способом дискриминации "классовых врагов пролетарского государства".