Мудрый Юрист

Использование в товарных знаках произведений, охраняемых авторским правом

Гаврилов Э.П., профессор кафедры гражданского права ГУ-ВШЭ, доктор юридических наук.

Автор анализирует использование в товарных знаках объектов, охраняемых авторским правом <1>.

<1> Статья подготовлена при финансовой поддержке факультета права Государственного университета - Высшей школы экономики.

Ключевые слова: произведения, охраняемые авторским правом, владелец авторских прав, автор, столкновение авторских прав и прав на товарные знаки, нарушение авторских прав в товарных знаках.

Use of the copyrighted works in the trademarks

E.P. Gavrilov

Author analyzes the use of the copyrighted works in the trademarks.

Key words: copyrighted works, owner of copyrights, author, collision of copyright and the rights to trademarks, infringement of copyrights in trademarks.

Довольно часто возникают вопросы, касающиеся разграничения товарных знаков и произведений, охраняемых авторским правом, проблемы двойной правовой охраны, а также иные пограничные и приграничные вопросы. Обычно обозначение, регистрируемое в качестве товарного знака, не является произведением, охраняемым авторским правом, поскольку оно не оригинально, не уникально. Такое обозначение ("Самовар" - для услуг кредитного учреждения, "Прасковья Молочкова" - для продукции молочного комбината) может быть легко придумано другими лицами, перед которыми будет поставлена аналогичная задача. Это как раз и означает, что такие объекты не охраняются авторским правом. Они могут охраняться как товарные знаки, но при условии их регистрации с закреплением приоритета (первенства) по дате поступления соответствующей заявки: принцип регистрационной системы охраны товарных знаков состоит в том, что право признается за лицом, первым подавшим заявку на регистрацию.

Но среди обозначений, регистрируемых как товарные знаки, встречаются произведения, которые охраняются авторским правом. Прежде всего, это изобразительные, художественные элементы, часто включаемые в товарные знаки (рисунки, этикетки). Кроме того, охраняются авторским правом и оригинальные, уникальные словосочетания. В этих случаях возникают сложные правовые вопросы двойной правовой охраны и столкновения прав. При их решении следует учитывать несколько общих принципов авторско-правовой охраны произведений.

Во-первых, авторское право охраняет только оригинальные, творческие произведения. В силу своей оригинальности они не могут быть повторно созданы другим лицом в результате параллельного творчества. Авторское право охраняет только уникальные, единственные в своем роде произведения.

Во-вторых, авторское право охраняет не только произведение целиком, охрану получает любая часть произведения (отрывок, фрагмент), если эта часть также является оригинальной, уникальной. При этом такая часть произведения охраняется авторским правом не как часть целого произведения, а как самостоятельное, отдельное произведение.

В-третьих, авторские права распространяются лишь на форму произведения, но не касаются его содержания: авторское право не охраняет идеи, концепции, принципы, системы, решения задач, факты, составляющие содержание произведения, если эти идеи и т.п. выражены в иной форме.

В-четвертых, на произведение с момента его создания возникает исключительное право, составной частью которого является адресованный любым третьим лицам запрет использовать произведение любым способом и в любой форме. Для такого использования необходимо получить согласие автора (или иного владельца авторского права, если право будет уступлено автором или перейдет к другому лицу в силу закона). Указанное согласие выражается в виде договора, обычно заключаемого в письменной форме.

Согласия не требуется, если использование подпадает под какой-либо случай свободного использования (все случаи свободного использования произведений перечислены в ГК РФ и являются узкими и ограниченными). Кроме того, согласия владельца авторских прав на использование произведения не требуется, если произведение либо вообще не охраняется в России авторским правом (создано гражданином страны, не связанной с Россией международным договором по авторскому праву, и впервые опубликовано в этой стране (очень редкие случаи)), либо хотя и охранялось, но срок действия исключительного авторского права уже истек.

Опираясь на эти основополагающие принципы авторского права, рассмотрим ситуации, касающиеся использования в товарных знаках объектов авторского права. Прежде всего, следует рекомендовать заявителю (администрации юридического лица, гражданину-предпринимателю, их работникам и представителям, в частности патентным поверенным) при подготовке заявки на регистрацию товарного знака учитывать вероятность того, что обозначение, подаваемое на регистрацию в качестве товарного знака, может охраняться авторским правом. Такой анализ надо проводить всегда.

В большинстве случаев заявитель сразу же придет к выводу о том, что заявляемое обозначение авторским правом не охраняется и не может охраняться. В частности, авторским правом не охраняются отдельные слова, которые часто заявляются как товарные знаки. Это правило касается не только известных слов русского или иностранных языков, но и придуманных слов. Последние часто именуются фантазийными.

Не охраняются авторским правом и сочетания, состоящие из двух слов ("Петербургские тайны", "Дядя Федор"). Что касается сочетаний, состоящих из большего числа слов, то некоторые из них уже могут претендовать на оригинальность. К таким словосочетаниям можно отнести название известного романа и фильма "Другая сторона полуночи" ("The other side of the midnight"), а также рекламу фирмы "Нескафе", которой в канун нового 2010 г. были обклеены все вагоны московского метро: "С добрым годом, с новым утром!".

Аналогичные вопросы возникают и относительно изобразительных, объемных и комбинированных обозначений, заявляемых как товарные знаки. Конечно, три звездочки для коньяка - это не оригинально, а тринадцать?

Ответить на вопрос об охране авторским правом заявляемого на регистрацию в качестве товарного знака обозначения бывает очень трудно еще и потому, что неоригинальные (тривиальные) и оригинальные (уникальные) объекты не отделены друг от друга "китайской стеной". Часто границы между этими категориями объектов неясны, размыты. В этой связи полезно спросить у разработчика товарного знака, придумал ли он предлагаемое обозначение сам, не позаимствовал ли идею этого обозначения из общедоступных источников, например из Интернета?

Все это может оказаться полезным и рассеять сомнения лица, оформляющего заявку на регистрацию товарного знака. Следует, однако, помнить о том, что и сам разработчик товарного знака, даже если он торжественно поклялся, что создал этот товарный знак сам, не заимствуя ничего от других, или что он считает этот товарный знак неоригинальным и не охраняемым авторским правом, может ошибаться и заблуждаться.

Что же в этом случае должен делать заявитель товарного знака? Неужели ему следует отказаться от подачи такой заявки или самому изучать эти сложные теоретические вопросы? Не нужно делать ни того ни другого. Следует лишь заключить с разработчиком товарного знака письменное соглашение об урегулировании вопросов, касающихся авторских прав. Это соглашение может начинаться с указания о том, что разработчик товарного знака передает (отчуждает) заявителю любые принадлежащие ему исключительные права на объект договора в полном объеме. В соглашение может быть включено общее мнение сторон, что объект договора не охраняется авторским правом. После этого следует указать, что если все же объект договора охраняется авторским правом, то разработчик отчуждает своему партнеру исключительные авторские права в полном объеме.

В данном соглашении обязательно должно быть указано, что исключительные авторские права отчуждаются безвозмездно либо они отчуждаются за вознаграждение, размер которого должен быть прямо и точно указан в соглашении. Полезно в соглашении указать либо то, что вознаграждение уже получено разработчиком знака, либо то, что платеж будет оформлен документально в определенный срок. В последнем случае платежный документ составляет часть договора.

Особого внимания требует оформление таких соглашений, если разработчиком товарного знака является не физическое, а юридическое лицо (например, дизайнерская фирма). В этих случаях составляется договор между заказчиком и исполнителем - юридическим лицом (обычно это специализированная дизайнерская фирма). Фактически исполнителем этого договора являются физические лица - работники дизайнерской фирмы, создающие товарные знаки в рамках своих служебных (трудовых) обязанностей либо выполняющие эти работы по гражданско-правовым договорам с дизайнерской фирмой.

Если созданный товарный знак не содержит объекты авторского права, то заказчик может более ни о чем не волноваться. Но если созданный товарный знак является или может считаться объектом авторского права, то заказчик должен либо сам получить (приобрести) авторские права у авторов - физических лиц, либо убедиться в том, что их приобрела дизайнерская фирма, и затем приобрести эти права у дизайнерской фирмы.

При этом с физическим лицом - разработчиком товарного знака надо заключить особое соглашение, даже в том случае, если создание (разработка) товарного знака входило в его трудовую функцию. В последнем случае, конечно, все исключительные авторские права по закону переходят к работодателю. Однако особое соглашение с таким работником все же необходимо заключать для урегулирования вопросов, касающихся личных неимущественных прав. Дело в том, что создание любого произведения влечет возникновение у его автора не только исключительного имущественного права, но и личных неимущественных прав: права авторства, права на указание имени, права на первое обнародование произведения и права на неприкосновенность.

Действующее законодательство провозглашает все эти личные неимущественные права неотчуждаемыми и непередаваемыми, а отказ от них ничтожным. В этой связи, даже если по договору разработчик оригинального товарного знака передал ("отчудил") все исключительные авторские права лицу, регистрирующему товарный знак на свое имя (или, что одно и то же, если все исключительные права на это служебное произведение считаются перешедшими по закону к работодателю), то и в этом случае при отсутствии особого соглашения, касающегося личных неимущественных авторских прав, автор может потребовать, чтобы при любом использовании товарного знака указывалось его имя и чтобы в товарный знак не вносились любые изменения, даже незначительные.

Но поскольку эти требования для владельца товарного знака, очевидно, окажутся обременительными и неприемлемыми, автор может пойти ему навстречу и разрешить использование измененного товарного знака или без указания имени автора за символическую плату, например, в один российский рубль за каждый случай использования знака (даже если такие отчисления будут составлять одну копейку за каждый экземпляр маркированного изделия, их размер будет астрономическим).

Для того чтобы таких конфликтов в будущем не возникало, представляется целесообразным, чтобы в особом соглашении, касающемся разработки (создания) товарного знака, указывалось, что если созданный товарный знак будет являться объектом авторского права, то разработчик заранее дает согласие на его обнародование, а также на использование его с необходимыми изменениями (в переработанном виде) и без каких-либо упоминаний имени автора.

Рассматривая вопросы, касающиеся столкновения прав на товарный знак и авторских прав, нельзя не коснуться специальной нормы, содержащейся в ст. 1483 ГК РФ. Она (подпункт 1 п. 9 указанной статьи) гласит:

"Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные: 1) названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (статья 1492) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака".

Ранее аналогичную норму содержала ст. 7 Закона о товарных знаках от 23 сентября 1992 г. N 3520-1. С изменениями, внесенными Федеральным законом от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ, эта норма гласила:

"Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные... названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту без согласия обладателя авторского права или его правопреемника, если права на эти произведения возникли ранее даты приоритета регистрируемого знака".

Именно в такой редакции эта норма применялась с 27 декабря 2002 г. по 31 декабря 2007 г.

В предшествующий период - с 17 октября 1992 г. по 26 декабря 2002 г. - применялась иная норма, содержавшаяся в первоначальной редакции указанного Закона 1992 г.:

"Не регистрируются в качестве товарных знаков обозначения, воспроизводящие... названия известных в Российской Федерации произведений науки, литературы и искусства, персонажи из них или цитаты, произведения искусства или их фрагменты без согласия обладателя авторского права или его правопреемников".

Хотя это может показаться странным и невероятным, тем не менее приходится признать, что в 2002 г. смысл этой нормы был выражен хуже, чем ранее, а при принятии части четвертой ГК РФ в эту норму были внесены, хотя и незначительные, но негативные изменения, еще более затуманившие ее смысл.

Анализ действующей нормы приводит нас к следующим выводам <2>. Эта норма устанавливает недопустимость регистрации в качестве товарных знаков определенных обозначений. Запрет касается как государственной регистрации, осуществляемой Роспатентом, так и международной регистрации, которая осуществляется в соответствии с международными договорами России по товарным знакам - Мадридским соглашением о международной регистрации знаков 1891 г. и Протоколом к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков 1989 г.

<2> См. также: Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 839.

Указанный запрет касается как той ситуации, когда производится регистрация товарного знака, так и той, когда регистрация товарного знака уже произведена. В первом случае регистрация не должна производиться, а во втором произведенная регистрация должна быть аннулирована как произведенная не в соответствии с законом.

Запрет относится к случаям, когда товарный знак (регистрируемый или уже зарегистрированный) сталкивается с каким-то другим объектом. Виды таких объектов перечислены в ГК. Это название произведения науки, литературы или искусства, персонаж такого произведения, цитата из такого произведения, произведение искусства, фрагмент произведения искусства.

На первый взгляд может показаться, что речь идет о совершенно разнородных объектах. На самом деле это не так. У всех перечисленных объектов есть общая черта: они могут быть использованы для индивидуализации товаров и услуг, иными словами, выполнять функции товарных знаков.

Действительно, научное и литературное произведения целиком вряд ли могут быть использованы для индивидуализации товаров или услуг, а потому они в этом перечне не указаны. Напротив, название произведения, запоминающаяся цитата, не очень сложная картина или ее фрагмент очень подходят для выполнения функции товарного знака, а потому включены в этот перечень. Вышеприведенный вывод позволяет прийти еще к одному умозаключению: рассматриваемый перечень объектов является примерным, поскольку индивидуализировать товары и услуги могут и другие подобные объекты, другие части (элементы) произведений.

В содержащейся в ГК РФ норме указывается, что запрет регистрации в качестве товарных знаков относится лишь к перечисленным объектам, которые "известны в Российской Федерации". Это, безусловно, означает, что если объект не получил известности в России, то он под рассматриваемую норму не подпадает.

Конечно, из данной нормы не следует делать вывод о том, что если какой-либо из перечисленных объектов неизвестен на территории России, то он может быть зарегистрирован как товарный знак. Возможно, имеется иное основание, препятствующее его регистрации. Но данная норма, содержащаяся в п. 9 ст. 1483 ГК РФ, уже не будет препятствием для его регистрации.

Вообще выражение "известность в Российской Федерации" может пониматься по разному: считается ли объект известным, если о нем знают 10-20 граждан, находящихся на территории России, или имеется в виду широкая известность? Предполагаю, что в данном контексте речь идет о широкой известности.

Есть и еще один неясный аспект, касающийся понятия "известность". Дело в том, что названия научных и литературных произведений и цитаты из них могут иметь разные формы выражения: они могут быть выражены либо на языке оригинала, либо в переводе. В этой связи возникает вопрос: название произведения или цитата из произведения на языке оригинала и в переводе - это один и тот же или разные объекты?

Предположим, в России широко известно название переводного романа "Секс в большом городе". На языке оригинала название этого романа звучит как "Sex and the City". Очевидно, последнее название в России не является широко известным. Если считать, что английское и русское название - это один и тот же объект, то английское название следует признать широко известным в России, и наоборот.

Полагаю, что это все же два разных объекта. При этом следует учитывать, что названия иностранных произведений обычно переводятся на русский язык не буквально, а образно. Это видно даже в вышеприведенном примере: ведь его буквальный перевод - "Секс и большой город". Другие примеры еще более выразительны. Так, идущий по третьему каналу телевидения английский телесериал "Midsomer Murders" известен в России под названием "Чисто английское убийство". Это название вообще не является переводом (точный перевод: "Убийства в Мидсомер", последнее слово - типичное название поселка в Англии), хотя оно полно и точно передает суть и содержание телесериала.

Итак, анализируемая норма указывает на известность определенного объекта в Российской Федерации. Следует учитывать, что известность привязана ко времени: то, что неизвестно сегодня, завтра может стать широко известным. И наоборот: широко известное 10 - 20 лет назад может быть совершенно неизвестным новому поколению. Поэтому важно указать, на какой именно момент должна устанавливаться известность.

Казалось бы, анализируемая норма дает прямой ответ на этот вопрос, поскольку в ней говорится о названиях произведений и о других перечисленных объектах, известных на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака. При этом дается ссылка на ст. 1492 ГК РФ. В п. 8 этой статьи указывается, что датой подачи заявки на товарный знак считается день поступления в Роспатент всех документов заявки, а если документы заявки поступили не одновременно, - день поступления последнего из этих документов.

Итак, день подачи заявки - день поступления в Роспатент документов заявки. Именно на этот день проверяется известность противоставляемого заявленному обозначению объекта. Но оказывается, что во многих случаях день подачи заявки правовой роли не играет: он заменяется днем приоритета (первенства) заявки (ст. ст. 1494 - 1495 ГК РФ). Именно на дату приоритета заявки (а не на дату подачи заявки!) определяются: новизна товарного знака (п. 6 ст. 1483 ГК), а также вопросы "столкновения" товарного знака с фирменным наименованием, коммерческим обозначением, наименованием селекционного достижения (п. 8 ст. 1483 ГК) и промышленным образцом (подпункт 3 п. 9 ст. 1483 ГК). Логика подсказывает, что в данном случае в ГК имеется в виду не дата подачи, а дата приоритета заявки <3>. Кроме того, именно с датой приоритета (а не с датой подачи заявки) в анализируемой норме, содержащейся в подпункте 1 п. 9 ст. 1483 ГК, связан признак, которым должен обладать объект, препятствующий регистрации товарного знака: на этот объект должны существовать права, которые возникли "ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака".

<3> "Возникновение авторских прав на соответствующие произведения должно при этом возникнуть ранее даты приоритета регистрируемого в качестве товарного знака обозначения" // См.: Пирогова В.В., Энтин В.Л. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2009. С. 600.

На этом положении, содержащемся в конце анализируемой нормы, следует остановиться особо. После перечисления объектов, которые могут препятствовать регистрации товарного знака, указывается: "...если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака". Слово "соответствующее", очевидно, означает: "То произведение, которое противопоставляется регистрируемому товарному знаку".

Сложнее понять термин "произведение". Из анализируемой нормы следует, что регистрируемому товарному знаку могут противопоставляться пять различных объектов. Один из этих объектов прямо назван произведением искусства. Другие объекты этого ряда (название произведения, персонаж произведения, цитата из произведения, фрагмент произведения) произведениями не именуются. Что касается самого произведения искусства, то оно, как это прямо вытекает из данной нормы, должно охраняться авторским правом. Имеется в виду именно авторское право, поскольку именно по нему произведение получает охрану. На произведение могут возникать и права публикатора (§ 6 главы 71 ГК), но эти права возникают редко и здесь не рассматриваются. Что касается других частей (элементов) произведений, перечисленных в этой норме, то они могут не охраняться авторским правом, даже если произведение, к которому относится данная часть (элемент), охраняется авторским правом.

В этой связи необходимо ответить на вопрос о том, могут ли регистрируемому товарному знаку на основе рассматриваемой нормы противопоставляться такие названия, персонажи, цитаты и фрагменты, которые сами по себе авторским правом не охраняются? Грамматическое толкование рассматриваемой нормы позволяет считать, что она применима и в тех случаях, когда название, персонаж, цитата или фрагмент сами по себе авторским правом не охраняются. Достаточно, если авторским правом охраняется произведение в целом.

Поскольку число не охраняемых авторским правом объектов очень велико, такое толкование значительно расширяет сферу применения данной нормы. Достаточно вспомнить огромное число песен с тривиальными, неоригинальными названиями - "Надежда", "Натали", "Моя мечта", "Зайка моя". Если мы возьмем охраняемую авторским правом цитату из какого-либо произведения (например, "Не нужен нам берег турецкий / И Африка нам не нужна"), то при таком широком толковании регистрации товарного знака может быть противопоставлена и часть этой цитаты, не являющейся оригинальной и потому не охраняемой авторским правом (например, "Африка нам не нужна").

Широкое толкование данной нормы является нелогичным, поскольку неясно:

как может владелец авторских прав давать согласие на использование той части своего произведения, которая сама по себе авторским правом не охраняется;

почему один объект, который может противопоставляться товарному знаку (произведение искусства), должен охраняться авторским правом, а остальные четыре перечисленных в данном перечне объекта - нет.

Вообще широкое толкование этой нормы переводит ее в сферу борьбы с недобросовестной конкуренцией. Но борьба с недобросовестной конкуренцией возможна только при столкновении товаров на одном хозяйственном рынке, в то время как данная норма упоминает лишь "известность в Российской Федерации", без ссылок на хозяйственный рынок.

В связи с вышеизложенным широкое толкование данной нормы должно быть отвергнуто. Поэтому следует полагать, что данная норма предусматривает возможность противопоставления регистрируемому товарному знаку только таких объектов, которые сами по себе охраняются авторским правом, то есть охраняемых (названий произведений науки, литературы и искусства, персонажей, цитат из таких произведений, произведений искусства, фрагментов из них).

Поскольку эти объекты охраняются авторским правом, существуют обладатели авторских прав на эти объекты. Если эти обладатели дали согласие на регистрацию соответствующего объекта в качестве товарного знака, то положения анализируемой нами нормы не применяются. В связи с тем что согласие правообладателя представляет собой договор о распоряжении исключительным авторским правом, этот договор не подлежит государственной регистрации: к нему не применяются нормы ст. ст. 1232, 1488 - 1490 ГК РФ. Форма этого договора обязательно должна быть письменной.

Что касается содержания этого договора, то это может быть как договор об отчуждении исключительного авторского права (ст. 1234 ГК), так и лицензионный договор о предоставлении права использования соответствующего объекта (ст. 1235 ГК). Если лицензиаром по указанному лицензионному договору выступает не автор произведения, а его правопреемник, то указанный договор будет сублицензионным (ст. 1238 ГК РФ). При этом сфера применения договоров об отчуждении исключительного авторского права, очевидно, будет ограничиваться только такими объектами, как произведения искусства (рисунки, эмблемы, этикетки и т.п.).

В тех случаях, когда владелец авторских прав и лицо, желающее зарегистрировать товарный знак, заключают между собой договор об отчуждении исключительного авторского права на такой объект, как название произведения, персонаж или цитата из произведения, фрагмент произведения искусства, то, хотя такой договор возможен и допустим, следует учитывать, что в результате владелец авторских прав на целое произведение лишится права использовать название, персонаж, цитату из своего произведения или соответственно фрагмент своего произведения искусства. Поэтому владелец авторских прав на целое произведение, очевидно, приобретет встречную лицензию на использование в своем произведении соответствующей части (элемента).

Теперь обратимся к рассмотрению тех случаев, когда охраняемое авторским правом произведение:

регистрируется в качестве товарного знака;

уже зарегистрировано в качестве товарного знака;

используется в качестве зарегистрированного товарного знака.

Причем все эти действия осуществляются без согласия владельца авторского права.

Какие действия в этих случаях может предпринять владелец авторского права? Отвечая на этот вопрос, прежде всего необходимо констатировать, что во всех трех случаях имеет место неправомерное вторжение в сферу авторских прав, принадлежащих владельцу авторского права, то есть нарушение авторских прав, как личных неимущественных (право на имя и др.), так и исключительных.

При этом следует считать, что подача заявки на регистрацию, а также регистрация такого товарного знака представляют собой нарушение исключительного авторского права, указанного в п. 1 ст. 1270 ГК РФ. Что касается использования такого товарного знака, то оно подпадает под нормы п. 2 ст. 1270 ГК.

Следовательно, во всех трех случаях владелец авторского права может предпринять действия по защите своих нарушенных авторских прав. Особо подчеркнем, что сфера нарушения авторских прав, а также возможного предъявления претензий по поводу нарушения авторских прав не ограничивается сферой, в которой действует норма подпункта 1 п. 9 ст. 1483 ГК. Это означает, что нарушение авторских прав может иметь место и в отношении неизвестных в Российской Федерации на дату приоритета заявки на государственную регистрацию товарного знака любых объектов, охраняемых авторским правом.

Таким образом, при решении вопроса о том, имеет ли место нарушение авторских прав, подпункт 1 п. 9 ст. 1483 ГК не имеет значения. Однако при выборе формы и способов защиты нарушенного авторского права норма, содержащаяся в подпункте 1 п. 9 ст. 1483 ГК, напротив, имеет важное значение.

Если действия нарушителя авторских прав подпадают под положения подпункта 1 п. 9 ст. 1483 ГК, то владелец авторского права может:

оспорить регистрацию этого товарного знака (подпункт 1 п. 2 ст. 1512 ГК) путем подачи возражения в Палату по патентным спорам (п. 2 ст. 1513 ГК),

защищать свои нарушенные авторские права в суде на основе ст. 1270 ГК (исключительные права) и ст. ст. 1255, 1265 - 1269 ГК (личные неимущественные права).

Если же действия нарушителя авторских прав не подпадают под положения подпункта 1 п. 9 ст. 1483 ГК, владелец авторского права может лишь обращаться в суд по поводу нарушения его авторских прав. Предъявляя иск, владелец авторских прав может требовать, в частности, пресечения действий, составляющих нарушение его авторских прав, возмещения убытков (или выплаты компенсации), возмещения морального вреда (ст. ст. 1250 - 1254 ГК РФ).

Если владелец авторских прав является гражданином (не предпринимателем), то иск предъявляется в суд общей юрисдикции, а если владелец авторских прав юридическое лицо либо предприниматель, то в арбитражный суд. Возражение в Палату по патентным спорам в этих случаях (если нет нарушений положений подпункта 1 п. 9 ст. 1483 ГК) не может быть подано.

Однако, если будет удовлетворен иск о нарушении использованием такого товарного знака авторских прав истца, то, хотя такой товарный знак не будет аннулирован, он уже не может быть использован: право на товарный знак оказывается "парализованным". Владелец товарного знака в этом случае либо добровольно прекратит его действие, либо изменит товарный знак, исключив из него охраняемые авторским правом элементы, либо получит разрешение на его использование от владельца авторских прав путем заключения с ним договора об уступке авторских прав или лицензионного договора об использовании авторских прав. Такие договоры не проходят государственную регистрацию в Роспатенте.

Список литературы

  1. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009.
  2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2009.