Мудрый Юрист

Формирование органами внутренних дел общественного мнения о состоянии криминологической безопасности *

<*> Lapin A.A. Formation by the agencies of internal affairs of public opinion on the state of criminological security.

Лапин Алексей Алексеевич, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются проблемные вопросы формирования общественного мнения, влияния средств массовой информации на рост преступности и особенности воздействия органов внутренних дел на оценку обществом угроз криминологической безопасности.

Ключевые слова: криминологическая безопасность, средства массовой коммуникации, общественное мнение, латентная преступность.

The article considers the controversial issues of formation of public opinion, influence of mass media on the increase of criminality and peculiarities of impact of agencies of internal affairs on the evaluation by the society of dangers of criminological security.

Key words: criminological security, mass media, public opinion, latent criminality.

Решение проблемы обеспечения криминологической безопасности является одним из перспективных научных направлений в современной криминологии. В то же время если рассматривать ее (проблему) в широком смысле, то, безусловно, развития одного криминологического подхода к обеспечению защиты личности, общества и государства от преступности недостаточно. В этом принимают участие все без исключения науки так называемого криминального цикла. Без сомнения, есть в предпосылках достижения цели криминологической безопасности еще одно важное обстоятельство, без которого даже самое обоснованное научное решение какой-либо правоохранительной задачи не может увенчаться успехом. Имя ему - общественное мнение. Именно учет общественного мнения в деятельности полиции любого государства выступает и ориентиром, и одновременно критерием оценки обеспечения общественного правопорядка и общественной безопасности, создающего, в свою очередь, гарантии обеспечения криминологической безопасности в целом.

Понимая этот сущностный аспект общественного мнения, полицейские структуры многих государств включают данные изучения общественного мнения о состоянии преступности и деятельности полиции в систему показателей эффективности своей правоохранительной работы. Но как показывает мировая правоохранительная практика, одного формального изучения общественного мнения для получения объективных оценок о деятельности полиции мало. Главное здесь заключается в необходимости организации целенаправленной работы по его постоянному формированию в интересах обеспечения безопасности от преступных посягательств. Ведь неподготовленное общественное мнение вполне способно оценивать ситуацию, мягко говоря, необъективно. Более того, все, что касается эффективности решения правоохранительных проблем, часто рассматривается общественным мнением в основном исходя из собственных, нередко непрофессиональных взглядов людей на то, как полиция должна их защищать. Отсюда подобное неквалифицированное общественное мнение способно само превратиться в один из криминогенных факторов, существенно затрудняющих решение органами внутренних дел своих правоохранительных задач. Свидетельств такому развитию криминологических "сюжетов" в российской действительности превеликое множество. Достаточно указать на массовую истерию, которой сопровождается в настоящее время реформа в МВД. Любой факт нарушения дисциплины или, того хуже, совершения преступления сотрудником милиции становится сегодня главной темой, выбрасываемой средствами массовой информации в весьма "рыхлое" общественное сознание россиян, и без того напуганное массой социально-политических и экономических катаклизмов, уже более двадцати лет сотрясающих мозги и сердца соотечественников. Вот почему мы в очередной раз ставим одной из первостепенных задач оптимизации взаимодействия органов внутренних дел с населением в деле обеспечения криминологической безопасности - необходимость формирования соответствующего общественного мнения.

Следует подчеркнуть, что цели достижения криминологической безопасности, обеспечиваемые и профессиональной правоохранительной деятельностью, и квалифицированным общественным мнением о ней, едины. И для той и для другого важно формирование массового чувства защищенности. Поэтому основным положением теории криминологической безопасности является необходимость перенесения акцентов правоохранительной деятельности с самой преступности и противодействия ей на действительное обеспечение безопасности граждан, общества и государства от криминала.

Думается, что для достижения этой цели прежде всего необходимо изменить критерии оценки результатов деятельности отечественной правоохранительной системы. Применяемые в настоящее время критерии базируются в основном на официальной статистике о зарегистрированных преступлениях, их раскрываемости, количестве лиц, привлеченных к уголовной ответственности. В соответствии с действующей сегодня системой учета и регистрации сотрудники правоохранительных органов сами предоставляют статистику, по которой оценивается их деятельность. Такое положение вещей открывает широкие возможности для манипуляций показателями преступности. В результате вся деятельность многих подразделений органов внутренних дел направлена на выстраивание "красивой" статистики, а не на защиту граждан.

Между тем не секрет, что именно преступность и большей частью ее "кровавая" картина выступает основным объектом внимания средств массовой информации, остающихся, как известно, главным "устроителем" общественного мнения. В этом случае преступность является одной из социальных проблем, с постоянным успехом выигрывающих конкуренцию с другими проблемами в сфере массовой коммуникации. "На протяжении многих столетий, - писал немецкий криминолог Г. Шнайдер, - криминальные истории привлекают особое внимание людей. В Средние века бродячие актеры, переезжая с места на место, разыгрывали сцены или исполняли баллады, в которых большей частью речь шла об убийствах, ограблениях и т.д. Эти истории были похожи одна на другую, что, однако, не снижало их занимательности и интереса к ним зрителей. Воспринимая криминальные истории, они получали как бы лишнее доказательство тому, что сами лучше преступников, поскольку смогли избежать соблазна преступления" <1>.

<1> Шнайдер Г. Преступность и средства массовой информации // Советское государство и право. 1990. N 7. С. 118 - 119.

Очевидно, что важным вопросом для социологов, криминологов и в конечном счете для общественности в целом является вопрос о том, насколько точно средства массовой коммуникации представляют ситуацию с преступностью. Очевидно, что статистика преступности также не надежна, поскольку правоохранительные органы регистрируют, как правило, меньшую часть всех совершенных преступлений. Существует так называемая латентная, скрытая, преступность, не учитываемая официальной статистикой. Более того, латентность разных видов преступности и преступлений также различна. Наконец, образ преступности, представляемый средствами массовой информации, значительно отличается от образа, рисуемого статистикой МВД. Ведь не секрет, что в СМИ главным образом говорится о преступлениях, связанных с насилием (убийства, грабежи, разбойные нападения) или наркотиками, совершаемых людьми, часто имеющими ряд судимостей, в отношении случайных, незнакомых людей в вечернее и ночное время на улицах и в других общественных местах. Побочный, непреднамеренный эффект такого акцента заключается в том, что у населения формируется искаженное представление о преступности и вследствие этого возникает необоснованный страх стать жертвой преступления. Такой страх, помимо психологических последствий, может способствовать поддержке людьми попыток ужесточить законодательство, увеличить меру ответственности за правонарушения вплоть до возврата к смертной казни.

Криминологически обосновано, что подобные действия могут привести лишь к росту преступности, причем все той же насильственной ее части. О высокой вероятности возникновения таких попыток под влиянием средств массовой коммуникации свидетельствуют данные исследований американских, британских и ирландских криминологов и социологов. В их работах о представлении преступности средствами массовой коммуникации приводятся убедительные данные о существовании целого ряда существенных смещений и искажений. В некоторых исследованиях подтверждается положение о значительном влиянии средств массовой коммуникации на представление общественности и преступности, хотя признается, что это не единственный фактор.

Очень важной представляется мысль Нильса Кристи в его известной работе "Борьба с преступностью как индустрия". "Средства массовой информации, - пишет Н. Кристи, - играют крайне негативную роль в отношении восприятия людьми ситуации с преступностью" <2>. Когда телевидение и газеты начинают муссировать тему преступности, общественное мнение сдвигается в сторону поддержки жестких мер по борьбе с преступностью, все более настойчивыми становятся популистские призывы к наведению порядка, что ведет к ужесточению законодательства и соответственно росту числа заключенных, а также повышает вероятность ведения или расширения применения смертной казни.

<2> Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед, к ГУЛАГу западного образца. М., 2001.

Западная криминология уже достаточно давно выработала рекомендации, касающиеся представления преступности средствами массовой коммуникации. В частности, Г. Шнайдер отмечает следующее: "Как же должны СМИ отражать преступность? Во-первых, ее изображение должно соответствовать действительности; во-вторых, необходимо всесторонне учитывать особенности восприятия населением подобной информации. Материалы о преступности целесообразно дополнять информацией о личности преступников, об условиях их жизни до осуждения и о причинах преступности в широком смысле. В документальных передачах следует сообщать о результатах криминологических исследований в соответствующей должности, популярно объяснять выводы, следующие из них. Журналисты должны проявлять больший интерес к науке, регулярно знакомиться с работой криминологов, учиться анализировать проблемы преступности, поднимаясь над уровнем обыденного сознания. Им нужно обладать мужеством и терпением, изображать обыденность преступности, а не только те сенсационные события, которые можно выгодно "продать". Конечно, это непросто, так как реципиенты привыкли к определенным стандартам в подаче такой информации. Поэтому в СМИ следует обнародовать результаты криминологических исследований так, чтобы общественность могла их правильно воспринять и оценить, что может быть достигнуто только благодаря более тесному сотрудничеству криминологов и СМИ. Обе стороны должны внести свой вклад в это сотрудничество, а в итоге в дело мира, укрепление правды, честности для того, чтобы мы могли лучше решить проблему отклоняющегося поведения молодежи и преступности в целом" <3>.

<3> Шнайдер Г. Указ. соч. С. 122.

Однако утверждать, что хотя бы какие-то из этих рекомендаций учитываются в настоящее время большинством российских журналистов, занимающихся темой преступности, не представляется возможным. Средства массовой коммуникации являются для общества основным источником информации о состоянии преступности и деятельности правоохранительных органов по противодействию криминальным угрозам. Избирательность СМИ связана прежде всего с необходимостью привлечения внимания граждан и невысокой пропускной способностью масс-медиа. Это, в свою очередь, обусловливает подбор материала о преступлениях, вызывающих наиболее сильные эмоции и интерес граждан, т.е. тяжких преступлений, связанных с физическим насилием либо причинивших значительный материальный вред. В частности, было выявлено, что восприятие гражданами состояния уличной преступности, которое, как правило, слабо освещается в СМИ, является наиболее схожим с реальной обстановкой, по сравнению с другими видами преступности.

Такие выводы также подтверждаются результатами проведенного нами исследования <4>. Мы опросили более 2 тыс. респондентов - представителей различных социально-демографических групп населения: несовершеннолетних, учащихся вузов, рабочих, служащих, пенсионеров, а также около 1 тыс. сотрудников органов внутренних дел из различных служб и территориальных подразделений Ставропольского и Краснодарского краев, Волгоградской, Ростовской и Брянской областей Российской Федерации. Опрос показал, что преступность беспокоит сегодня от 80 до 90% граждан России. При этом у трети населения опасение стать жертвой какого-либо криминального посягательства занимает третье место в ряду всех страхов перед действительностью, после опасений за будущее своих семей и рисков болезней. На первый взгляд, в стране, где, выражаясь популистским языком, "преступность представляет угрозу национальной безопасности", это беспокойство вполне вероятно, если бы не то обстоятельство, что у половины опрошенных страх перед криминалом порожден постоянными сообщениями и обсуждениями преступлений в СМИ, а еще у трети - бездействием правоохранительных органов. Отсюда более 50% россиян готовы самостоятельно защищаться от преступлений, даже приобретать для этого оружие, а почти каждый десятый респондент признался в том, что уже его имеет.

<4> Автор проводил исследование в 2006 - 2008 гг. в составе научного коллектива кафедры криминологии Московского университета МВД России, возглавляемого профессором С.Я. Лебедевым. Результаты исследования нашли отражение в многочисленных научных публикациях, неоднократно докладывались на научных конференциях.

Сами эти факты нельзя оценить иначе как усиливающие и без того действительно сложную криминологическую ситуацию в нашем государстве. Ясно, что представители правоохранительных органов относятся к этим свидетельствам большей частью отрицательно. Такая поляризация "оборонительных" настроений населения и их оценок работниками милиции еще больше расширяет существующие в нашем обществе социально-правовые разногласия между гражданами и властью.

Кроме того, исследованием установлено, что интересы населения, претендующие на реальное и всеобъемлющее обеспечение правоохранительными органами защиты от преступных посягательств, вступают в явное противоречие с интересами правоохранительной системы. Если люди в своем большинстве (до 90%) ждут от милиции раскрытия преступлений, задержания и изобличения виновных в их совершении, возмещения материального вреда пострадавшим, то представители закона большей частью (52%) пытаются решить проблему общественной безопасности, традиционно ориентируясь на силовой (репрессивный) потенциал жестокого наказания преступников. В необходимости оказания реальной помощи населению, как фактор его криминологической безопасности, убеждены только 6% опрошенных милиционеров.

Рассогласованность общих криминологических оценок и разных антикриминогенных интересов свидетельствует о нарушении правоохранительного баланса, негативно отражающегося как на реальной защите населения от преступности, так и, что закономерно, на авторитете существующей правоохранительной системы. Такая рассогласованность правоохранительных интересов серьезно обостряет существующую в российском обществе проблему социальной напряженности и логически выступает гораздо более серьезным фактором угрозы национальной безопасности, чем сама преступность.

И все же нельзя не признать, что кредит доверия правоохранительным органам еще не утрачен россиянами. Его демонстрируют по крайней мере половина опрошенных граждан, а 55% респондентов готовы оказывать помощь милиции. Примечательно, что свыше 90% опрошенных милиционеров уверены в том, что люди могут рассчитывать на их защиту от преступников. Эти показатели свидетельствуют об имеющемся в российском обществе серьезном правоохранительном потенциале, который, безусловно, необходимо использовать в предупреждении преступлений. Укрепление такого потенциала и его антикриминогенной реализации должно способствовать формированию, прежде всего в государственном сознании, новой идеологии социально-правового влияния на преступность, связанной с ориентацией правоохранительной системы с традиционных поисков криминальных угроз на реальное обеспечение безопасности людей от преступных посягательств, с превращением милицейского ведомства из силового монстра в орган реальной социальной защиты от криминального произвола. Средствам же массовой информации, как и всем субъектам власти, ответственным за спокойствие нации, пора перестать усиливать страхи людей перед преступностью, а активно развивать те самые правоохранительные потенции, которые изначально заложены природой в каждом из нас.

Ясно, что органы внутренних дел являются первоочередным легальным источником информации о преступлениях для средств массовой коммуникации. Формируя подборку сообщений о преступлениях, правоохранительные органы тем самым косвенно влияют на восприятие обществом криминальных угроз и, как следствие, на уровень страха населения перед преступностью. Более того, органы внутренних дел оказываются в этом случае как бы между двух огней. С одной стороны, они заинтересованы в формировании адекватного криминологическим реалиям общественного мнения, что требует максимальной открытости перед ним, в том числе максимальной открытости информации о реальном состоянии преступности. С другой - подобная открытость не всегда на руку самим органам внутренних дел, поскольку может способствовать разрастанию критической массы и усилить антимилицейские настроения во все том же общественном мнении. Наконец, результаты такой критики усиливают и внутренние административные рычаги давления на милицейские подразделения, что в итоге не сказывается благоприятно на стабильности правоохранительной работы. Круг замыкается, создавая, как уже указывалось выше, самостоятельную криминогенную почву для эскалации преступности. И все же, другого пути создания социальных гарантий для обеспечения криминологической безопасности, нежели максимальная открытость для общественного сознания реалий преступности и деятельности органов внутренних дел по защите от нее общества и государства, не существует.

Поэтому, понимая, что на оценку обществом угроз криминологической безопасности влияет в первую очередь освещение информации о состоянии преступности и антикриминогенной работы средствами массовой коммуникации, органы внутренних дел должны сами инициировать постоянное наполнение СМИ такими данными с обязательным сопровождением их научно обоснованными или по крайней мере аналитически продуманными комментариями. Подобными комментариями целесообразно сопровождать, насколько это возможно, любые публикации, теле- и радиопередачи, так или иначе отражающие криминальные темы. Если государство проводит хорошо продуманную политику по повышению уровня безопасности граждан от криминальных угроз, оно должно заботиться о качестве информации о преступности, предоставляемой СМИ. Конечно, такая забота ни в коем случае не должна использовать цензуру и давление. Необходимо стремиться к максимальному соответствию освещения проблем, связанных с преступностью, реальному их состоянию, что согласуется с положениями криминологической безопасности в части ощущения гражданами защищенности от криминальных угроз.