Мудрый Юрист

Исторический опыт принудительной колонизации сибири: роль каторги и ссылки в освоении территории западной и восточной сибири (конец XVI - начало XX в.) *

<*> Korablin K.K. Historical experience of compulsory colonization of siberia: role of penal servitude and exile in opening of the territory of western and easter siberia (end of the XVI - beginning of the XX centuries).

Кораблин Константин Климентьевич, заместитель начальника ФГОУ ДПО "Дальневосточный институт повышения квалификации Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков" по учебной и научной работе (г. Хабаровск), член-корреспондент РАЕН, член РАЮН, подполковник полиции, кандидат юридических наук, доцент.

В предлагаемой статье рассматривается исторический опыт принудительной колонизации Сибири каторжанами и ссыльнопоселенцами в конце XVI - начале XX в.: основное назначение наказания в виде ссылки в Сибирь, численный и социальный состав осужденных, значение сибирской ссылки для социально-экономического освоения восточных рубежей Российского государства.

Ключевые слова: наказание, наказание в виде лишения свободы, ссылка, принудительная колонизация, каторжане, ссыльнопоселенцы.

The article considers historical experience of compulsory colonization of Siberia by convicts and exiles at the end of XVI - beginning of the XX centuries: main assignment of punishment in the form of exile to Siberia, numerical and social composition of convicts, significance of Siberian exile for social-economy opening of eastern borders of the Russian state.

Key words: punishment, punishment in the form of deprivation of freedom, compulsory colonization, convicts, exiles.

Современная уголовно-исполнительная система (далее - УИС) является составной частью правоохранительных органов России, решающих первоочередные задачи, связанные с обеспечением законности и правопорядка, защиты прав и свобод человека и гражданина. Это позволяет отнести УИС к важнейшим социальным механизмам, с помощью которых государство решает задачи обеспечения жизнедеятельности общества.

В настоящее время назрела острая необходимость реформирования уголовно-исполнительной системы, которая требует от государства немалых материальных и кадровых ресурсов. Коренные изменения в системе УИС должны произойти в содержании всего процесса исполнения уголовного наказания, должна повыситься эффективность воспитательного воздействия на осужденных, в сторону гуманизации должны измениться формы и методы обращения с ними. Современные процессы демократизации российского общества самым непосредственным образом затронули места лишения свободы. Поэтому руководством страны ставится задача сформировать гуманную систему исполнения наказаний, способствующую возвращению лиц, осужденных к лишению свободы, в общество полноценными гражданами и в то же время в соответствии с современными требованиями надежно изолирующую социальную среду от опасных преступников.

К сожалению, на протяжении длительного времени "тюремная тематика" являлась закрытой для широкой общественности, что приводило к возникновению консервативных тенденций в УИС. Вытекающие из обновленной концепции уголовно-исполнительной политики России современные требования, предъявляемые к работе исправительных учреждений, обусловили необходимость поиска путей совершенствования организационно-правовых основ их деятельности. В связи с этим наибольшую актуальность приобретает обобщение и анализ исторического опыта, что в немалой степени способствует решению тех задач, которые стоят пред Федеральной службой исполнения наказаний.

Из всего многообразия историко-пенитенциарного опыта УИС, на наш взгляд, наиболее пристального внимания заслуживают проблемы, связанные с организационно-правовыми основами сибирской ссылки (основное назначение наказания в виде ссылки каторжан и ссыльнопоселенцев в Сибирь, численный и социальный состав осужденных, значение сибирской ссылки в целях социально-экономического освоения восточных рубежей Российской империи и др.) как вида уголовного наказания в дореволюционной России.

Как известно, наказание преступников в виде ссылки на Руси получает широкое распространение в XVI в. Так, например, учрежденный в 1586 г. в Тобольске Разбойный приказ занимался ссылкой в Сибирь беглых крестьян, участников народных выступлений, а также уголовных преступников. Впоследствии ссылка стала играть большую роль как колонизационное средство в период расширения и укрепления границ Русского государства в завоеванных территориях. Чтобы удержать ссыльных от побегов, их отправляли в места ссылки вместе с женами и детьми. Согласно первой переписи населения в Сибири (1662 г.), ссыльные составляли лишь 8 из 70 тыс. человек всего населения этого сурового края <1>.

<1> Ядринцев Н.М. Сибирь как колония в этнографическом, экономическом и политическом отношении. СПб., 1882. С. 127.

Применяя данный вид наказания, государство преследовало несколько целей:

Главной же целью ссылки было ее колонизационное назначение - заселение необжитых пустующих земель для расширения и укрепления границ Русского государства.

Как видим, ссылка в Сибирь стала одним из источников роста народонаселения на этой территории, однако не стоит переоценивать колонизационное значение ссылки, так как в целом она не играла решающей роли в заселении Сибирского края.

Ссылка преступников в Сибирь применялась двух видов - судебная и административная. В свою очередь, судебная ссылка делилась на следующие подвиды: ссылка на каторгу, на поселение, на водворение и на житье. Отличительной чертой русской ссылки в Сибирь являлось то, что она, как правило, была вечной для преступников (пожизненной). Ссыльнокаторжные преступники лишь в особых случаях заключались во время ссылки в тюрьму.

Первое официальное упоминание о ссылке мы находим в царском указе 1582 г. против ябедников, которых велено было ссылать в Курск и Вевск. Соборное уложение 1649 г. применяет ссылку как вид наказания за совершение преступлений, связанных в основном с кражей чужого имущества. Затем применение ссылки постепенно расширяется.

Так, например, Царским указом от 20 октября 1653 г. смертная казнь для "воров и разбойников" была заменена наказанием кнутом, отсечением перста у левой руки и ссылкой в сибирские, "понизовые" (Казань, Астрахань) и "украинные" (Архангельск, Оренбург, Тобольск) города. Другим Царским указом от 12 августа 1663 г. государь "пожаловал" фальшивомонетчиков: "казни им не чинить, а ссылать в Сибирь, на вечное житье, с женами и детьми". В Новоуказных статьях от 22 января 1669 г. "О татебных, разбойных и убийственных делах" мы также находим, что укрыватели воров, чужого имущества и сами воры, а также разбойники, клеветники, должники наказывались ссылкой "в Сибирь на пашню с женами и детьми" <2>.

<2> См.: Памятники русского права: В 7 вып. Вып. 7. Памятники права периода создания абсолютной монархии (вторая половина XVII в.) / Под ред. Л.В. Черепнина. М., 1963. С. 398 - 419.

Таким образом, в середине XVII в. ссылка (особенно в Сибирь) становится одним из самых распространенных видов уголовного наказания. Она также играла и весьма большое историческое и в то же время экономическое значение, так как с ее принятием у российского самодержавия появилась возможность как можно меньше применять смертную казнь и членовредительские наказания к преступникам, которые заменялись пожизненной эксплуатацией их труда.

С 1746 г. все преступники, подлежащие вечной ссылке в Сибирь, подвергались клеймению словом "ВОР" (на лбу у осужденного выжигалось клеймо

"ВО", на правой щеке - буква "Р", а на левой - "Ъ". В 1753 г. на основании сенатского постановления было принято следующее решение: "...не отсекать рук преступникам, коим смертная казнь заменяется вечною каторгою, женам и детям таковых преступников, по желанию, следовать за ними в ссылку или нет" <3>.

<3> Андриевич В.К. Исторический очерк Сибири (по данным, представленным Полным собранием законов Российской империи). Т. 3. Елизаветинский период (1742 - 1762 гг.). Томск, 1887. С. 16 - 17.

Царский указ от 1757 г. постановил женщин, осужденных к смертной казни, ссылать на Нерчинские каторжные заводы в Сибирь "чиня им при той ссылке одно жестокое кнутом наказание, а ноздрей не вырывать и знаков не ставить, ибо женского пола колодницы из таких отдаленных в Сибири мест побегов и воровства чинить не могут" <4>.

<4> Там же. С. 17.

Поскольку в Сибири постоянно ощущалась нехватка лиц женского пола, в 1759 г. по данному вопросу принимается следующее решение: "в видах восполнения недостатка женщин в Сибири поселить на сибирскую линию годных для замужества ссыльных женщин". По прибытии в Тобольск все женщины-преступницы осматривались воеводой, и годные по состоянию здоровья отправлялись далее в Омск, где передавались лицам мужского пола из числа ссыльных, выразивших желание жениться и подавших соответствующее письменное прошение. Так, например, из числа 77 женщин-преступниц, доставленных в 1759 г. в Омск, в Сибирь были сосланы: 24 - за мужеубийство, 10 - за детоубийство, 1 - за отцеубийство, 1 - за блуд с отцом, остальные за совершение других тяжких уголовных преступлений. Всем им было от 19 до 40 лет <5>.

<5> Там же. С. 60 - 61.

Территория Сибири к середине XVIII в. охватывала огромные пространства к востоку от центра страны. В период царствования императрицы Елизаветы Петровны в 1745 г. Российской академией наук был издан первый полный атлас, в котором было указано, из каких губерний, провинций и городов состояла Россия. Согласно атласу, в состав Сибирской губернии вошли:

<6> Там же. С. 38 - 39.

В XVI - XVIII вв. основным контингентом ссыльных, отправляемых в Сибирь, были участники различных протестов, бунтов и восстаний против феодального гнета, крепостные крестьяне, высланные помещиками, посадские и гулящие люди, стрельцы, "изменники и преступники", старообрядцы (раскольники), пленные поляки, шведы и т.п. В XVIII в. социальный состав ссыльных становится иным. В этот период в Сибирь попадали в основном участники политических заговоров, неудавшихся дворцовых переворотов и придворных интриг, жертвы временщиков-преемников Петра I, принадлежавшие к высшим слоям общества. Среди них были граф Миних, сосланный в Пелым; князь Головин, сосланный в "собачий острог", послуживший основанию Средне-Колымска; Левенвольд, сосланный в Соликамск; Тимирязев, сосланный в Сибирь без указания места поселения, а также Г.Г. Скорняков-Писарев, М.Г. Головкин, А.Д. Меньшиков, А.Г. Долгоруков, А.И. Остерман и многие другие.

В начале XVIII в. в Сибирь ссылались в основном оставшиеся в живых стрельцы, принимавшие активное участие в мятеже против Петра I, все они были сосланы в дальние сибирские города. Относительно их влияния на характер и тип сибиряков известный русский тюрьмовед С.В. Максимов писал: "Сибирь стрельцов не смирила; затевались попытки соединиться всем в полки и идти на Москву; по расселении же стрельцов небольшими группами по самым дальним острогам и зимовьям, как, например, Колымское, Анадырское, Удское, они сбивались в шайки и грабили караваны, обозы, торговых людей. Грабежи, разбои прекратились только с переселением стрельцов в более южные места, на пашни, где они в лучших условиях климата выродились в здоровое и даровитое племя коренных сибиряков..." <7>.

<7> Цит. по: Андриевич В.К. Исторический очерк Сибири. Т. 2 (от 1700 до 1741 г.). Иркутск, 1886. С. 114.

На рубеже XVIII - XIX вв. ссылка в Сибирь становится более массовой. Ссыльные направлялись в различные районы Сибири, но главными местами их сосредоточения становятся Нерчинские и Карийские рудники, железоделательные, винокуренные и другие заводы, преимущественно расположенные в Восточной Сибири. Колодники, препровождаемые в ссылку, за казенный счет снабжались кормовыми деньгами, вещевым имуществом, а по прибытии на место - необходимыми строительными материалами (Царский указ от 21 января 1696 г.). В 1789 г. Царский указ повелевал отпускать из Иркутской казенной палаты денежные средства на питание, лечение и содержание больных ссыльных. Так, например, в период с 1 января 1784 г. по 1 августа 1788 г. только в Иркутской губернии на эти цели было израсходовано 1249 руб. 24,5 коп. <8>.

<8> Андриевич В.К. Очерк Сибири, основанный на данных, представляемых Полным собранием законов Российской империи и сенатским архивом. Т. 4. Екатерининское время. СПб., 1887. С. 42.

В XVIII - XIX вв. российское правительство предпринимает попытки колонизовать за счет ссыльных не только Западную, но и Восточную Сибирь. Так, в 1733 г. состоялось правительственное распоряжение о заселении Охотска в целях развития хлебопашества. Однако хлеб в суровых климатических условиях постоянно погибал, а сами поселенцы находились в очень бедственном положении. В период с 1738 по 1744 г. ссыльные крестьяне были отправлены для заселения южной части Камчатки. Однако хлебопашество и здесь не утвердилось, ссыльнопоселенцы перешли на рыбный и зверовой промыслы.

В 1760 г. в Иртышские крепости и остроги были отправлены 80 ссыльнокаторжных женщин, местным крестьянам разрешалось на них жениться. Ссылка женщин-преступниц в эту местность продолжалась до 1800 г. В 1783 г. также предпринимались попытки заселить Сибирский тракт от Якутска до Охотска. Сосланные сюда каторжане и ссыльнопоселенцы в конечном итоге просто разбежались, организовавшись в разбойничьи шайки.

В 1799 г. Указом императора Павла I предполагалось отправить в Сибирь на поселение около 10 тыс. ссыльных из отставных солдат и крепостных крестьян. В месте ссылки планировалось им сделать запас хлеба на 1,5 года, построить за счет государственной казны дома, снабдить ссыльных семенами, сельскохозяйственным инвентарем. Однако этот процесс протекал вяло, необходимые средства не выделялись, и колония постепенно была оставлена без материальной помощи со стороны государства. Всего из предполагавшихся 10 тыс. ссыльных в места ссылки было отправлено 1454 ссыльнопоселенца.

Та же участь постигла проект по заселению Нижнеудинского округа (сюда было водворено 2769 ссыльных). Правительство пыталось также заселить районы между Енисейском и Туруханском, но ссыльнопоселенцы (сюда было отправлено 360 семейств ссыльных) либо разбежались, либо стали заниматься рыбной ловлей и звероловством. Побеги ссыльных стали настолько частыми, что российскому правительству пришлось принимать чрезвычайные меры. В 1829 г. был принят к реализации проект по водворению в Енисейскую и Иркутскую области 6 тыс. ссыльных и строительству для них специальных поселений (в Енисейской области - 22, в Иркутской - 5). К 1839 г. число ссыльнопоселенцев здесь составляло около 60 тыс. человек мужчин и 3835 женщин. Селения строились самими ссыльнопоселенцами. Дома возводились красивые, большие, просторные. Все ссыльнопоселенцы получили денежные ссуды от государства, были снабжены рабочим скотом, земледельческими орудиями труда. Однако к концу 40-х годов XIX в. все колонисты разбрелись (преимущественно на золотые прииски), построенные дома были заброшены, хозяйство окончательно развалено <9>.

<9> История и современное положение русских карательных учреждений. Записка N 2 / Под ред. М.А. Филиппова // Тюремные преобразования в России: Доклад комиссии, записки, сводная ведомость, исторические очерки. 1872 - 1874 гг. Ч. 1. Б. и. Б. г. Л. 112 об. - 113 об. (отдел редких книг и рукописей Нижегород. гос. обл. универс. науч. библ. им. В.И. Ленина).

По данным исследователя сибирской ссылки Е.Н. Анучина, общая численность ссыльных в Сибири в период с 1827 по 1846 г. составляла 159755 человек (см. табл. 1).

Таблица 1

Общая численность ссыльных в Сибири в период с 1827 по 1846 г. <10>

<10> Анучин Е.Н. Исследования о проценте сосланных в Сибирь в период 1827 - 1846 гг. Материалы для уголовной статистики России. СПб., 1873. С. 22.
 Год    
 Мужчин 
 Женщин 
 Всего  
 1827   
  10181 
  1224  
 11405  
 1828   
  9208  
  1258  
 10466  
 1829   
  6636  
  1282  
 7918   
 1830   
  6000  
  1212  
 7212   
 1831   
  6740  
  1286  
 8026   
 1832   
  5829  
  927   
 6756   
 1833   
  5789  
  1002  
 6791   
 1834   
  5878  
  1348  
 7226   
 1835   
  6385  
  1651  
 8036   
 1836   
  8252  
  1467  
 9719   
 1837   
  7445  
  1372  
 8818   
 1838   
  6100  
  1256  
 7356   
 1839   
  7059  
  1231  
 8290   
 1840   
  6991  
  1361  
 8352   
 1841   
  6253  
  1227  
 7480   
 1842   
  4942  
  1148  
 6090   
 1843   
  6858  
  1289  
 8147   
 1844   
  6582  
  1348  
 7930   
 1845   
  5989  
  1333  
 7322   
 1846   
  5198  
  1218  
 6416   
 Итого: 
 134315 
 25440  
 159755 

Еще один крупный специалист в области дореволюционной статистики С.С. Остроумов приводит следующие цифры о количестве лиц, сосланных в Сибирь в период с 1807 по 1898 г.:

Таким образом, по данным С.С. Остроумова, в период с 1807 по 1898 г. в Сибирь было сослано 864823 человека (сюда не вошли лица, сосланные на остров Сахалин). Не будет преувеличением считать, что общая численность ссыльных в Сибири в XIX в. составляла около 1 млн. человек <11>.

<11> Остроумов С.С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1980. С. 53.

Как видим, на протяжении многих лет российским правительством предпринимались неоднократные попытки колонизовать за счет ссыльных сибирские территории. Но все они в конечном итоге оказались безуспешными. Ссылка на поселение не подчинялась никакой организации и контролю. Из года в год она давала огромное число беглых, бродяг, разбойников и нищих. По некоторым данным, численность одних только бродяг в Сибири достигала 30 тыс. человек, которые "скитались как голодные волки, дойдя до крайне степени человеческого унижения". Все сибирские остроги были переполнены осужденными за бродяжничество. Так, например, в Нерчинском округе с 1847 по 1857 г. беглых ссыльных насчитывалось 2841 человек. В 50-х годах XIX в. ежегодно в бегах находилось около 5 тыс. солдат. На 1 января 1859 г. с Нерчинских заводов бежало 508 человек горных служащих и 3104 ссыльных и ссыльнокаторжных. В 1864 г. вокруг Иркутска зимовало до 4 тыс. беглых ссыльных. Только с одного Нерчинского горного завода с июня по январь 1864 г. бежало 1800 человек ссыльных рабочих. Пойманные беглые ссыльные водворялись обратно в Сибирь. Так, с 1833 по 1845 г. обратно в Сибирь на поселение было возвращено 12652 человека <12>.

<12> История и современное положение русских карательных учреждений. Л. 115 об.

Нравы ссыльного населения в Сибири ярко описывал известный русский правовед И.Я. Фойницкий. Приводя отдельные выдержки из отчетов сибирских губернаторов, он писал: "...с самого вступления в Сибирь поселенцы, еще полные сил, в редких случаях обращаются к постоянному труду, могущему доставить прочное обеспечение, а по большей части поддерживают свое существование работой случайной, или нанимаются на золотые прииски, зарабатывают там хорошие деньги, но употребляют их на пьянство и разгульную жизнь, снова нанимаются и остаются на промыслах до старости или полного упадка физических сил от изнурительной работы; с наступлением же этих периодов расходятся по селам и деревням для нищенства" <13>.

<13> Фойницкий И.Я. На досуге. Сборник юридических статей и исследований с 1870 г.: В 2 т. Т. 2. СПб., 1900. С. 421 - 422.

В числе первоочередных мер, предпринимаемых правительством по реформированию российской пенитенциарной системы, были мероприятия, направленные на упразднение ссылки. По результатам ревизий мест сибирской ссылки, правительственная комиссия пришла к выводу, что "ссылка не содействует оживлению и процветанию этого края, а даже вредит его правильному и культурному развитию... Поэтому едва ли может быть сомнение в том, что ссылка в значительной мере утратила свою прежнюю карательную силу... Недействительность ее как тяжкого уголовного наказания доказывается тем фактом, что масса ссыльных почти беспрепятственно бежит из Сибири и возвращается в Россию. Проживая здесь под именем не помнящих родства, люди эти совершают новые преступления, подвергаются преследованию за бродяжничество, удаляются опять в Сибирь и снова бегут оттуда... При таких условиях не может подлежать сомнению то, что в отношении ссылки... необходимо принять самые решительные меры" <14>.

<14> Исторический очерк и современное состояние ссылки и тюремного заключения / Под ред. И.Я. Фойницкого // Тюремные преобразования в России: Доклад комиссии, записки, сводная ведомость, исторические очерки. 1872 - 1874 гг. Часть 1. Б. и. Б. г. Л. 304 об.; Выписка из приложения к представлению в Государственный Совет о сокращении ссылки в Сибирь за N 793 и N 2412 от 17 декабря 1887 г. // Материалы к вопросу об отмене ссылки: записка Стрихарского, сравнительное изложение действующих узаконений, отчет юрисконсульта Д.А. Дриля и др. документы. 1887 - 1899 гг. Часть 1. Б. и. Б. г. Л. 2 об. (отдел редких книг и рукописей Нижегородской государственной областной универсальной научной библиотеки им. В.И. Ленина).

Таким образом, с учетом вышеизложенных обстоятельств Царским указом от 12 июня 1900 г. судебная уголовная ссылка на поселение в Сибирь, а также административная ссылка на жительство в Сибирь и другие отдаленные губернии Российской империи были отменены (однако закон пока еще не затронул ссылку на каторгу и политическую ссылку).