Мудрый Юрист

Ответственность заемщика по договору займа, заключаемому кредитным потребительским кооперативом граждан со своими членами: некоторые вопросы регламентации

Степанюк А.В., доцент кафедры гражданского права и процесса Белгородского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Одним из видов финансовых организаций, достаточно активно развивающихся в последние годы, являются кредитные потребительские кооперативы граждан, возродившиеся после десятилетий забвения в начале 90-х годов XX в. При этом, как отмечают специалисты, в России в условиях финансово-экономического кризиса кредитная кооперация продемонстрировала устойчивость к его негативным проявлениям, в отличие, например, от многих банков и иных кредитных организаций банковского сектора. Это объясняется спецификой финансовой политики кредитных кооперативов, их услуг и клиентской базы.

В соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона от 18 июля 2009 г. N 190-ФЗ "О кредитной кооперации" (далее - Закон о кредитной кооперации) кредитный потребительский кооператив - добровольное объединение физических и (или) юридических лиц на основе членства и по территориальному, профессиональному и (или) иному принципу в целях удовлетворения финансовых потребностей членов кредитного кооператива (пайщиков). При этом кредитными потребительскими кооперативами граждан, которые являются наиболее распространенными, признаются только те кооперативы, членами которых могут быть исключительно физические лица.

Как следует из определения кредитного кооператива, основной целью его существования является удовлетворение финансовых потребностей членов кооператива. В соответствии с п. 2 ст. 4 Закона о кредитной кооперации финансовые потребности членов кооператива удовлетворяются путем предоставления им займов на основании договоров займа, заключаемых между кредитным кооперативом и заемщиком - членом кредитного кооператива (пайщиком). Отдельные вопросы заемной политики кредитных кооперативов регулируются Законом о кредитной кооперации. Однако регламентация договора займа осуществляется положениями главы 42 ГК РФ. В связи с этим представляется важным рассмотреть вопрос об ответственности заемщика - члена кредитного кооператива, где в настоящее время существует широкий круг проблем теоретического и практического характера.

Изучение законоположений ГК РФ и судебной практики позволяет говорить о следующих случаях ответственности заемщика за неисполнение и ненадлежащее исполнение своих обязанностей:

Правовые последствия нарушения заемщиком обязанности по возврату суммы займа установлены в положениях ст. 811 ГК РФ. Согласно этим положениям, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ. Хотя в тексте ст. 811 ГК РФ есть ссылка на общую норму, посвященную ответственности за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ), в данном случае закон устанавливает специальную меру гражданско-правовой ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства.

К ст. 395 ГК РФ следует обращаться лишь с целью определения размера процентов, который соответствует учетной ставке банковского процента, существующей в месте жительства кредитора либо в месте нахождения кредитора, являющегося юридическим лицом, на день исполнения обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения судебного решения. В настоящее время размер процентов определяется на основе ставки рефинансирования Центрального банка РФ, сущность которой отмечена нами выше.

Согласно ст. 395 ГК РФ положение о размере процентов является диспозитивным и может быть изменено соглашением сторон в сторону их увеличения или уменьшения. В отличие от этой гражданско-правовой нормы ст. 811 ГК РФ является императивной и каких-либо корректировок размера ответственности не допускает. Вместе с тем стороны могут договориться о полном освобождении заемщика от ответственности.

Период, в течение которого на сумму долга начисляются проценты, начинается со дня, когда заемные средства должны были быть возвращены, и заканчивается днем фактического возврата. Если взыскание указанных процентов производится по решению суда, то они должны быть начислены и за время со дня вынесения судом соответствующего решения по день его фактического исполнения. Таким образом, в решении суда и исполнительных документах, выдаваемых взыскателям, должны указываться сумма, на которую начисляются проценты, размер этих процентов и дата, с которой необходимо производить их начисление. Конкретная же сумма, которую составят взимаемые проценты, должна определяться соответствующим банком на день, когда фактически производится исполнение решения суда (например, со счета должника списывается и перечисляется кредитору сумма, взыскиваемая в соответствии с судебным решением) <1>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 549.

Проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов <2>.

<2> Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами" (абз. 4 п. 15) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 11.

Несвоевременный возврат суммы займа зачастую приводит к значительным имущественным потерям со стороны заимодавца, которые не могут быть покрыты процентами, взысканными на основании ст. 811 ГК РФ. Эти потери могут выражаться в реальном ущербе, и здесь наиболее распространенными являются расходы, связанные с истребованием суммы долга. Однако встречаются и более специфические ситуации, когда например, заимодавец, своевременно не получивший заемную сумму, сам вынужден заключить договор займа под высокие и обременительные проценты, чтобы удовлетворить срочную потребность в денежных средствах. Представляется, что уплаченные в данной ситуации проценты должны рассматриваться как убытки, вызванные несвоевременным возвратом долга. Кроме этого, потери могут выражаться и в упущенной выгоде, при определении которой учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Во всех указанных случаях заимодавец вправе требовать от заемщика возмещения убытков в части, превышающей сумму процентов, начисленных согласно положениям ст. 811 ГК РФ.

Одной из актуальных практических проблем является соотношение процентов, предусмотренных ст. 811 ГК РФ, и неустойки, установленной законом или договором за нарушение срока возврата суммы займа. Несмотря на различные подходы к определению правовой природы процентов, о которых говорится в ст. 811 ГК РФ, большинство правоведов сходятся в том, что одновременное взыскание неустойки и процентов в случае просрочки исполнения договора займа недопустимо. Предъявление требования об уплате договорной или законной неустойки исключает возможность взыскания процентов, предусмотренных ст. 811 ГК РФ. В свою очередь, выплата процентов лишает кредитора права на получение суммы неустойки (штрафа или пени).

Важный аспект рассматриваемого нами вопроса - определение роли вины должника в неисполнении заемного обязательства и ее значение при возложении на этого должника ответственности по ст. 811 ГК РФ.

Лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (в форме умысла или неосторожности). Невиновным участник обязательственного отношения признается, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (ст. 401 ГК РФ). Из сказанного видно, что виновность или невиновность лица закон связывает с характером обязательства. И если говорить о займе, то, безусловно, надо подразумевать его денежный характер, который обусловлен особыми свойствами предмета договора - деньгами, их заменимостью, постоянным наличием в обороте, сохранением свойств при использовании.

Применительно к договору займа действия должника с точки зрения добросовестности, заботливости и осмотрительности необходимо оценивать не только за период существования денежного обязательства, но и за время, предшествующее возникновению долга. Добросовестность и разумность участника гражданского оборота проявляются в том, что он ни при каких обстоятельствах не берет на себя обязательства, выполнимость которых сомнительна. Поэтому при обычных условиях оборота добросовестное лицо не может оказаться в ситуации, когда разумно и добровольно принятые на себя обязательства по уплате денег не могут быть исполнены из-за отсутствия требуемых денежных средств. Если же с момента заключения договора, которым устанавливалась обязанность уплатить деньги, произошли существенные изменения обстоятельств, то такой договор может быть расторгнут на основании ст. 451 ГК РФ. Наконец, поскольку денежные средства заменимы, всегда наличествуют в обороте, должник имеет возможность принять меры, чтобы найти необходимую сумму денег для уплаты долга. Для этого он может, например, прибегнуть к продаже принадлежащего ему имущества. Единственной оговоркой здесь может служить то, что от добросовестного должника - физического лица нельзя требовать продажи того имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительному производству. Кроме продажи своего имущества, добросовестное лицо для погашения долга может прибегнуть и к займу необходимой суммы у третьих лиц на разумных условиях.

Таким образом, в случае добровольно принятого на себя денежного обязательства отсутствие денег не может служить основанием для признания должника невиновным в нарушении обязательства. Вина должника заключается хотя бы в том, что он вопреки требованиям разумности и добросовестности принял на себя обязательство, исполнить которое не в состоянии, хотя невозможность этого исполнения он мог и должен был предвидеть. Отсюда вытекает, что положение об освобождении заемщика от ответственности вследствие его невиновности (абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ) при применении п. 1 ст. 811 ГК РФ приниматься во внимание не должно.

Заемное обязательство предполагается возмездным, и заемщик должен уплачивать проценты на сумму займа в размере, установленном договором или законом. При отсутствии иного соглашения должник обязан выплачивать проценты за пользование заемными средствами ежемесячно (п. 2 ст. 809 ГК РФ). Если эти проценты не вносятся заемщиком, то какой-либо ответственности за невыполнение данного обязательства законом не предусматривается. Однако санкция за подобное нарушение договора в гражданском праве известна достаточно давно, и именуется она анатоцизмом (анатоцизм - от греч. anatokismos, взимание процентов на проценты, исчисление процентов не только с первоначальной суммы, но и с наросших за истекшее время процентов).

В русском дореволюционном гражданском праве начисление процентов на проценты как мера гражданско-правовой ответственности допускалось при наличии двух условий: проценты не были уплачены в срок не менее одного месяца; начисления процентов требовал кредитор (ч. 1 ст. 2051 т. X Свода законов Российской империи). Размер такой ответственности составлял 6% от суммы займа <3>.

<3> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 436.

В настоящее время о возможности применения анатоцизма существует важное разъяснение, содержащееся в абз. 5 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами". На сумму несвоевременно уплаченных процентов за пользование заемными средствами, когда они подлежат уплате до срока возврата основной суммы займа, проценты на основании п. 1 ст. 811 ГК РФ не начисляются, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Если договором займа было предусмотрено предоставление обеспечения возврата суммы займа, то при невыполнении данной обязанности заемщиком заимодавец вправе требовать досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов (ст. 813 ГК РФ). Эти же последствия наступают в случаях, когда произошла утрата обеспечения (например, поручитель обанкротился, ликвидируется банк, являвшийся гарантом) или ухудшились условия обеспечения, за которые заимодавец не отвечает (например, обесценился предмет залога).

Исключение из правила, установленного ст. 813 ГК РФ, предусмотрено в отношении заемного обязательства, исполнение которого обеспечено залогом. Если предмет залога погиб или поврежден либо право собственности на него прекращено по основаниям, указанным в законе, залогодатель имеет право восстановить предмет залога или заменить его другим равноценным имуществом (п. 2 ст. 345 ГК РФ). Иначе говоря, договор займа может быть досрочно расторгнут лишь тогда, когда залогодатель отказался заменить или восстановить предмет залога. Однако подобного правомочия заемщик может быть лишен в соответствии с условиями договора.

Причитающиеся проценты, т.е. проценты за пользование суммой займа в размере, установленном соглашением сторон (ст. 809 ГК РФ), могут быть взысканы по требованию заимодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна была быть возвращена (абз. 6 п. 15 названного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14).

Привлечение должника к ответственности, аналогичной той, которая установлена ст. 813 ГК РФ, предусматривается также в случаях:

Необходимо заметить, что в ст. 813 и п. 2 ст. 814 ГК РФ правило о досрочном возврате суммы займа и взыскании причитающихся процентов является диспозитивным, и соответственно соглашением сторон заемщик может быть освобожден от подобной ответственности либо ее объем существенно снижен (например, исключено условие о взыскании причитающихся процентов). В отличие от этого правило, закрепленное в п. 2 ст. 811 ГК РФ, является императивным и соответственно не может быть отменено или изменено договором.

В заключение необходимо отметить, что проблематика ответственности по договору займа нуждается в дальнейшем изучении, а соответствующие законоположения в совершенствовании. При этом следует подчеркнуть, что вопрос о совершенствовании регулирования отдельных вопросов ответственности заемщика по договору займа уже затронут Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации, подготовленной на основании Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации".